fbpx

Коммунистический Китай и будущее свободного мира

КОММУНИСТИЧЕСКИЙ КИТАЙ И БУДУЩЕЕ СВОБОДНОГО МИРА

Пол­ный пере­вод сен­са­ци­он­ной речи гос­сек­ре­та­ря Май­ка Пом­пео, в кото­рой он объ­явил Китай­скую Народ­ную Рес­пуб­ли­ку пря­мым и явным вра­гом США и все­го «сво­бод­но­го мира».

То, о чём дав­но гово­ри­ли экс­пер­ты-ана­ли­ти­ки, свер­ши­лось. Выступ­ле­ние гос­сек­ре­та­ря США Май­ка Пом­пео в кали­фор­ний­ской биб­лио­те­ке име­ни Ник­со­на может занять в исто­рии XXI века место, сопо­ста­ви­мое с Фул­тон­ской речью Уин­сто­на Чер­чил­ля. Мно­гие ком­мен­та­то­ры уже назва­ли её объ­яв­ле­ни­ем Китаю холод­ной вой­ны со сто­ро­ны США.

Заго­ло­вок «Ком­му­ни­сти­че­ский Китай и буду­щее Сво­бод­но­го мира» скры­ва­ет ред­кую по пафо­су и жёст­ко­сти рито­ри­ку, застав­ля­ю­щую вспом­нить самые суро­вые вре­ме­на холод­ной вой­ны. Думаю, на том све­те Макар­тур и Мак­кар­ти сма­хи­ва­ют ску­пую сле­зу уми­ле­ния. Удаст­ся ли США и их союз­ни­кам выиг­рать Вто­рую холод­ную вой­ну с новой «ком­му­ни­сти­че­ской импе­ри­ей» — или теперь исход может ока­зать­ся иным?

МАЙК ПОМПЕО:

Спа­си­бо! Спа­си­бо вам всем. Спа­си­бо, губер­на­тор, за очень, очень вели­ко­душ­ную при­вет­ствен­ную речь. И впрямь: когда вхо­дишь в этот тре­на­жер­ный зал и про­из­но­сишь фами­лию «Пом­пео», мож­но услы­шать шёпот. Мой брат Марк был хоро­шим, реаль­но хоро­шим бас­кет­бо­ли­стом. И как насчёт пор­ции апло­дис­мен­тов почёт­но­му кара­у­лу «Синих Орлов» ВВС США и стар­шей рядо­вой авиа­ции Кай­ле Хай­смит, заме­ча­тель­но испол­нив­шей госу­дар­ствен­ный гимн США? (Апло­дис­мен­ты)

Спа­си­бо и вам, пас­тор Лори, за эту вол­ну­ю­щую молит­ву. Так­же хочу побла­го­да­рить Хью Хью­ит­та и Фонд Ник­со­на за при­гла­ше­ние высту­пить в этом важ­ном аме­ри­кан­ском учре­жде­нии. Слав­но, когда тебе поёт чело­век из ВВС, тебя при­гла­ша­ет мор­пех, и пар­ню из армии раз­ре­ша­ют высту­пить перед домом пар­ня из фло­та! (Смех)

Для меня боль­шая честь быть здесь, в Йор­ба Лин­да, где отец Ник­со­на постро­ил дом, в кото­ром он родил­ся и вырос. Всем чле­нам прав­ле­ния и сотруд­ни­кам Цен­тра Ник­со­на, кото­рые орга­ни­зо­ва­ли всё это — в наше вре­мя это непро­сто! — спа­си­бо, что сде­ла­ли про­ис­хо­дя­щее сего­дня воз­мож­ным для меня и моей коман­ды. Мы счаст­ли­вы видеть в этой ауди­то­рии неко­то­рых совер­шен­но осо­бен­ных людей, вклю­чая Кри­са Ник­со­на, с кото­рым мы уже позна­ко­ми­лись. Я так­же хочу побла­го­да­рить Три­сию Ник­сон и Джу­ли Ник­сон Эйзен­хау­эр за их помощь в под­держ­ке это­го визи­та. Я хочу выра­зить при­зна­тель­ность несколь­ким отваж­ным китай­ским дис­си­ден­там, кото­рые при­со­еди­ни­лись к нам сего­дня после дол­го­го путе­ше­ствия.

Пом­пео и китай­ские дис­си­ден­ты, кото­рых он упо­ми­на­ет в сво­ей речи (фото: U.S. Department of State) И всем осталь­ным почтен­ным гостям — (Апло­дис­мен­ты) — всем почтен­ным гостям боль­шое спа­си­бо, что вы сего­дня здесь с нами. Да, те, кто под наве­сом, долж­ны были допла­тить! И тем, кто нас смот­рит в пря­мом эфи­ре — спа­си­бо, что вы на нашей волне! Нако­нец, как упо­мя­нул губер­на­тор, я родил­ся в Сан­та Ане, неда­ле­ко отсю­да. Здесь в ауди­то­рии — моя сест­ра и её муж. Спа­си­бо, что при­шли! Могу побить­ся об заклад, ты вряд ли когда-то дума­ла, что я буду сто­ять тут. Мои сего­дняш­ние заме­ча­ния — уже чет­вёр­тый набор тези­сов о Китае, с кото­ры­ми ранее по моей прось­бе высту­пи­ли совет­ник пре­зи­ден­та по наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Роберт О’Брайен, дирек­тор ФБР Крис Рэй и гене­раль­ный про­ку­рор США Барр.

У нас была очёнь чёт­кая зада­ча, насто­я­щая мис­сия. Она заклю­ча­лась в том, что­бы разъ­яс­нить раз­лич­ные аспек­ты отно­ше­ний Аме­ри­ки с Кита­ем; огром­ные дис­ба­лан­сы, сло­жив­ши­е­ся в этих отно­ше­ни­ях, кото­рые скла­ды­ва­лись деся­ти­ле­ти­я­ми; и геге­мо­нист­ские пла­ны китай­ской ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Нашей целью было про­де­мон­стри­ро­вать нагляд­но, что угро­зы аме­ри­кан­цам, про­тив кото­рых наце­ле­на поли­ти­ка пре­зи­ден­та Трам­па, оче­вид­ны, и наша стра­те­гия защи­ты этих сво­бод опре­де­ле­на. Посол О’Брайен уже ска­зал об идео­ло­гии. Дирек­тор ФБР Рэй рас­ска­зал о шпи­о­на­же. Ген­про­ку­рор Барр — об эко­но­ми­ке. Теперь моя зада­ча — све­сти это всё воеди­но для аме­ри­кан­ско­го наро­да и подроб­но объ­яс­нить: что китай­ская угро­за озна­ча­ет для нашей эко­но­ми­ки, для нашей сво­бо­ды и — разу­ме­ет­ся — для буду­ще­го демо­кра­тии по все­му миру. В сле­ду­ю­щем году испол­ня­ет­ся пол­ве­ка тай­ной мис­сии док­то­ра Кис­син­дже­ра в Китай. В 2022 году — 50-лет­няя годов­щи­на исто­ри­че­ско­го визи­та в КНР пре­зи­ден­та Ник­со­на. Тогда мир был совсем дру­гим.

Мы пола­га­ли, что сбли­же­ние с Кита­ем откро­ет доро­гу к буду­ще­му с ясны­ми пер­спек­ти­ва­ми вза­и­мо­ува­же­ния и сотруд­ни­че­ства. Но сего­дня — сего­дня мы всё ещё носим мас­ки и наблю­да­ем за ростом чис­ла жертв пан­де­мии, пото­му что китай­ская ком­пар­тия не выпол­ни­ла свои обе­ща­ния окру­жа­ю­ще­му миру. Каж­дое утро мы чита­ем новые заго­лов­ки о репрес­си­ях в Гон­кон­ге и Синьц­зяне. Мы видим оше­лом­ля­ю­щие ста­ти­сти­че­ские дан­ные о китай­ских тор­го­вых зло­упо­треб­ле­ни­ях, кото­рые уни­что­жа­ют аме­ри­кан­ские рабо­чие места и нано­сят тяжё­лей­шие уда­ры по эко­но­ми­кам всех шта­тов — вклю­чая этот край, Южную Кали­фор­нию.

Мы смот­рим, как китай­ская воен­ная маши­на ста­но­вит­ся всё силь­нее и силь­нее — и, сле­до­ва­тель­но, более угро­жа­ю­щей. Я озву­чу вопро­сы, кото­рые зве­нят в умах и серд­цах аме­ри­кан­цев отсю­да, из Кали­фор­нии, до мое­го род­но­го Кан­за­са — и далее вез­де: Что дол­жен про­де­мон­стри­ро­вать аме­ри­кан­ский народ сей­час, спу­стя 50 лет спу­стя нача­ла сбли­же­ния к Кита­ем? Пра­вы ли ока­за­лись тео­рии наших лиде­ров, пред­по­ла­гав­ших эво­лю­цию Китая в сто­ро­ну сво­бо­ды и демо­кра­тии? Это и есть китай­ское пони­ма­ние ситу­а­ции вза­им­но­го выиг­ры­ша? И, в кон­це кон­цов, мож­но ли ска­зать с пози­ции госу­дар­ствен­но­го сек­ре­та­ря, что Аме­ри­ка нахо­дит­ся в боль­шей без­опас­но­сти? Можем ли мы рас­счи­ты­вать на высо­кую веро­ят­ность мира для нас самих и тех поко­ле­ний, кото­рые при­дут за нами?

Послу­шай­те, мы долж­ны при­знать тяжё­лую прав­ду. Мы долж­ны при­знать тяжё­лую прав­ду, кото­рая долж­на вести нас через гря­ду­щие годы и деся­ти­ле­тия: если мы хотим видеть XXI век сто­ле­ти­ем сво­бо­ды, а не китай­ским сто­ле­ти­ем, о кото­ром меч­та­ет Си Цзинь­пин, то ста­рая пара­диг­ма сле­по­го сбли­же­ния с Кита­ем попро­сту не поз­во­лит это­го достичь. Мы долж­ны оста­вить её и не воз­вра­щать­ся к ней. Пом­пео и Си Цзинь­пин на встре­че в Пекине в 2018 году (фото: U.S. Department of State) Как ясно дал понять пре­зи­дент Трамп, нам нуж­на стра­те­гия, кото­рая защи­тит аме­ри­кан­скую эко­но­ми­ку и, есте­ствен­но, наш образ жиз­ни.

Сво­бод­ный мир обя­зан пре­воз­об­ла­дать над этой новой тира­ни­ей.

Теперь, преж­де чем пока­жет­ся, что я слиш­ком рез­ко хочу порвать с насле­ди­ем пре­зи­ден­та Ник­со­на, хоте­лось бы пояс­нить: он делал то, что счи­тал луч­шим для аме­ри­кан­ско­го наро­да в то вре­мя, вполне воз­мож­но, он был прав. Он был бле­стя­щим спе­ци­а­ли­стом по Китаю, ярост­ным сол­да­том Холод­ной вой­ны, и с вос­хи­ще­ни­ем отно­сил­ся к китай­ско­му наро­ду — как, я думаю, и все мы. Он заслу­жи­ва­ет огром­ной при­зна­тель­но­сти за то, что осо­знал: Китай слиш­ком важен, что­бы его игно­ри­ро­вать, даже если эта стра­на была ослаб­ле­на соб­ствен­ной ком­му­ни­сти­че­ской бру­таль­но­стью. В сво­ей зна­ме­ни­той ста­тье 1967 года в Foreign Affairs Ник­сон объ­яс­нил свою буду­щую стра­те­гию.

Вот, что он напи­сал: «В дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве мы попро­сту не можем поз­во­лить себе навсе­гда вычерк­нуть Китай из семьи наций. Мир не может быть в без­опас­но­сти, пока Китай не изме­нит­ся. Сле­до­ва­тель­но, наша зада­ча — насколь­ко воз­мож­но, вли­ять на ход собы­тий. Наша цель — побуж­дать к пере­ме­нам». Я думаю, что это клю­че­вая фра­за всей ста­тьи: «побуж­дать к пере­ме­нам». И вот, начи­ная со сво­е­го исто­ри­че­ско­го визи­та в Пекин, пре­зи­дент Ник­сон запу­стил нашу стра­те­гию сбли­же­ния. Он бла­го­род­но стре­мил­ся к более сво­бод­но­му и без­опас­но­му миру, и наде­ял­ся, что ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия Китая отве­тит тем же. С тече­ни­ем вре­ме­ни лица, опре­де­ляв­шие поли­ти­ку США, всё боль­ше исхо­ди­ли из пред­по­ло­же­ния: чем более про­цве­та­ю­щим будет ста­но­вить­ся Китай, тем боль­ше он будет откры­вать­ся миру, тем боль­ше сво­бод будет появ­лять­ся внут­ри него, тем мень­ше он будет угро­жать окру­жа­ю­ще­му миру и ста­нет более дру­же­люб­ным. Всё это выгля­де­ло, уве­рен, совер­шен­но неиз­беж­ным. Но вре­ме­на неиз­беж­но­сти окон­че­ны. Сбли­же­ние, кото­рые мы осу­ществ­ля­ли, не при­ве­ли к тем пере­ме­нам внут­ри Китая, к кото­рым наде­ял­ся побу­дить его пре­зи­дент Ник­сон.

Прав­да в том, что наша поли­ти­ка — и поли­ти­ка дру­гих сво­бод­ных стран — воз­ро­ди­ла неэф­фек­тив­ную эко­но­ми­ку Китая толь­ко для того, что­бы Пекин кусал кор­мив­шие его руки меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства. Мы рас­кры­ли объ­я­тия граж­да­нам Китая толь­ко что­бы уви­деть, как китай­ская ком­пар­тия экс­плу­а­ти­ру­ет наше сво­бод­ное и откры­тое обще­ство. Китай посы­лал про­па­ган­ди­стов на наши пресс-кон­фе­рен­ции, в наши иссле­до­ва­тель­ские цен­тры, в наши уни­вер­си­те­ты и кол­ле­джи, и даже на роди­тель­ские собра­ния. Мы отстра­ни­лись от наших дру­зей на Тай­ване, кото­рый успел пре­вра­тить­ся в про­цве­та­ю­щую демо­кра­тию. Мы дали китай­ской ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии и её пра­вя­ще­му режи­му осо­бые эко­но­ми­че­ские пре­фе­рен­ции — лишь для того, что­бы КПК тре­бо­ва­ла мол­чать о сво­их нару­ше­ни­ях прав чело­ве­ка в обмен на доступ запад­ных ком­па­ний к китай­ско­му рын­ку. Посол О’Брайен рас­ска­зал о том, как Marriott, American Airlines, Delta, United уда­ли­ли любые упо­ми­на­ния Тай­ва­ня со сво­их кор­по­ра­тив­ных сай­тов, что­бы не злить Пекин. Неда­ле­ко отсю­да, в Гол­ли­ву­де, эпи­цен­тре аме­ри­кан­ской твор­че­ской сво­бо­ды с само­про­воз­гла­шён­ны­ми арбит­ра­ми соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти — само­цен­зу­ри­ру­ют всё, что хотя бы вскользь может счи­тать­ся упо­ми­на­ни­ем Китая в недоб­ро­же­ла­тель­ном духе. Такое кор­по­ра­тив­ное согла­ша­тель­ство с КПК про­ис­хо­дит по все­му миру. И как, сра­бо­та­ла эта «лояль­ность»? Воз­на­гра­ди­лась лесть? Я напом­ню цита­ту из выступ­ле­ния гене­ра­ла Бар­ра, он же гене­раль­ный про­ку­рор Барр.

На про­шлой неде­ле он ска­зал: «конеч­ная цель пра­ви­те­лей Китая — не тор­гов­ля с Соеди­нён­ны­ми Шта­та­ми, а рейд на Соеди­нён­ные Шта­ты». Китай раз­гра­бил нашу дра­го­цен­ную интел­лек­ту­аль­ную соб­ствен­ность и ком­мер­че­ские тай­ны, ценой чего ста­ли мил­ли­о­ны рабо­чих мест по всей Аме­ри­ке. Он увёл цепоч­ки поста­вок от аме­ри­кан­ских бере­гов и вос­поль­зо­вал­ся пре­иму­ще­ства­ми раб­ско­го тру­да. Он сде­лал важ­ней­шие мор­ские транс­порт­ные пути пла­не­ты менее без­опас­ны­ми для меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли. Пре­зи­дент Ник­сон одна­жды при­знал­ся: он боял­ся, что создал «чудо­ви­ще Фран­кен­штей­на», открыв мир для китай­ской ком­пар­тии. Имен­но это мы сей­час и наблю­да­ем. Теперь люди доб­рой воли могут сколь­ко угод­но обсуж­дать, как сво­бод­ные стра­ны поз­во­ля­ли про­ис­хо­дить все­му это­му все эти годы. Воз­мож­но, мы были слиш­ком наив­ны в оцен­ках живу­че­сти ком­му­ни­сти­че­ско­го «виру­са» в Китае, слиш­ком обра­до­ва­лись сво­ей побе­де в Холод­ной войне. Слиш­ком мало­душ­но пре­сле­до­ва­ли капи­та­ли­сти­че­ские при­бы­ли и слиш­ком силь­но раз­ве­ши­ва­ли уши под раз­го­во­ры Пеки­на о «мир­ном раз­ви­тии».

Какой бы ни была при­чи­на, сего­дняш­ний Китай всё более авто­ри­та­рен в сво­их гра­ни­цах и всё более агрес­си­вен в сво­ей враж­деб­но­сти к сво­бо­де во всём осталь­ном мире. И пре­зи­дент Трамп ска­зал: хва­тит. Я не думаю, что мно­гие по обе сто­ро­ны будут ста­вить под сомне­ние фак­ты, кото­рые я при­вёл сего­дня. Но даже сей­час неко­то­рые наста­и­ва­ют на необ­хо­ди­мо­сти сохра­не­ния ста­рой моде­ли диа­ло­га ради само­го диа­ло­га.

Да, мы будем про­дол­жать раз­го­ва­ри­вать. Но раз­го­во­ры отныне ста­нут дру­ги­ми.

Несколь­ко недель назад я посе­тил Гоно­лу­лу, что­бы встре­тить­ся с мини­стром ино­стран­ных дел КНР Яном Цзе­чи. Там было всё то же самое — мно­же­ство слов, но ника­ких пред­ло­же­ний об изме­не­нии пове­де­ния по суще­ству. Обе­ща­ния Яна, как и мно­же­ство дру­гих со сто­ро­ны КПК до него, были пусты­ми. Думаю, он ожи­дал, что я уступ­лю их тре­бо­ва­ни­ям, ведь имен­но так посту­па­ли мно­гие преж­ние адми­ни­стра­ции. Я это­го не сде­лал, и это­го не сде­ла­ет пре­зи­дент Трамп.

Как отлич­но разъ­яс­нил посол О’Брайен, мы долж­ны пом­нить: власть КПК явля­ет­ся марк­сист­ско-ленин­ским режи­мом. Гене­раль­ный сек­ре­тарь Си Цзинь­пин — убеж­дён­ный сто­рон­ник несо­сто­я­тель­ной тота­ли­тар­ной идео­ло­гии. Имен­но она, имен­но эта идео­ло­гия дол­гие деся­ти­ле­тия опре­де­ля­ет стрем­ле­ние китай­ско­го ком­му­низ­ма к гло­баль­ной геге­мо­нии. Аме­ри­ка боль­ше не впра­ве игно­ри­ро­вать фун­да­мен­таль­ные поли­ти­че­ские и идео­ло­ги­че­ские раз­ли­чия меж­ду наши­ми стра­на­ми — так же, как их нико­гда не игно­ри­ро­ва­ла сама китай­ская ком­пар­тия. Мой опыт рабо­ты в коми­те­те по раз­вед­ке пала­ты пред­ста­ви­те­лей кон­грес­са, затем — рабо­ты дирек­то­ром Цен­траль­но­го раз­ве­ды­ва­тель­но­го управ­ле­ния, и теперь два с лиш­ним года — гос­сек­ре­та­рём США, при­ве­ли меня к фун­да­мен­таль­но­му пони­ма­нию.

Един­ствен­ный спо­соб по-насто­я­ще­му изме­нить ком­му­ни­сти­че­ский Китай — дей­ство­вать на осно­ва­нии того, что дела­ют китай­ские лиде­ры, а не того, что они гово­рят.

Как вы види­те, поли­ти­ка Аме­ри­ки меня­ет­ся в соот­вет­ствии с этим выво­дом. Пре­зи­дент Рей­ган гово­рил, что вза­и­мо­дей­ство­вал с Совет­ским Сою­зом по прин­ци­пу «дове­ряй, но про­ве­ряй». Когда речь идёт о китай­ской ком­пар­тии, я гово­рю: «НЕ дове­ряй И проверяй».(Аплодисменты) Мы, сво­бо­до­лю­би­вые нации мира, долж­ны побу­дить Китай изме­нить­ся — как и хотел пре­зи­дент Ник­сон. Мы долж­ны побу­дить Китай к пере­ме­нам более твор­че­ским и настой­чи­вым обра­зом, посколь­ку дей­ствия Пеки­на угро­жа­ют наше­му наро­ду и наше­му бла­го­со­сто­я­нию. Мы долж­ны начать с изме­не­ния того, как наш народ и наши парт­нё­ры вос­при­ни­ма­ют китай­скую ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию. Мы долж­ны гово­рить прав­ду. Мы не можем отно­сить­ся к этой инкар­на­ции Китая как к нор­маль­ной стране, такой же, как дру­гие. Мы зна­ем, что тор­гов­ля с Кита­ем не похо­жа на тор­гов­лю с нор­маль­ной стра­ной, соблю­да­ю­щей зако­ны.

Пекин угро­жа­ет меж­ду­на­род­ным согла­ше­ни­ям — и под­хо­дит к меж­ду­на­род­ным согла­ше­ни­ям как к инстру­мен­ту заво­е­ва­ния гло­баль­но­го гос­под­ства.

Одна­ко, наста­и­вая на спра­вед­ли­вых усло­ви­ях, как посту­пил наш пред­ста­ви­тель на пере­го­во­рах о пер­вой фазе тор­го­вой сдел­ки, мы можем заста­вить Китай счи­тать­ся с послед­стви­я­ми его воров­ства интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти и поли­ти­ки, вре­дя­щей аме­ри­кан­ским рабо­чим. Так­же мы зна­ем, что вести биз­нес с ком­па­ни­ей, за кото­рой сто­ит китай­ская ком­пар­тия, при­хо­дит­ся совсем не так, как, ска­жем, с канад­ской. Они не под­от­чёт­ны неза­ви­си­мым сове­там, мно­гие из них спон­си­ру­ют­ся госу­дар­ством и пото­му могут рабо­тать в убы­ток. Хоро­шим при­ме­ром явля­ет­ся Huawei. Мы пре­кра­ти­ли делать вид, что это невин­ная теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ная ком­па­ния, кото­рая про­сто помо­га­ет вам общать­ся с дру­зья­ми.

Мы назва­ли её тем, чем она и явля­ет­ся: насто­я­щей угро­зой наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, и пред­при­ня­ли соот­вет­ству­ю­щие дей­ствия. Ещё мы зна­ем, что если наши ком­па­нии инве­сти­ру­ют в Китай, они воль­но или неволь­но под­дер­жи­ва­ют гру­бые нару­ше­ния прав чело­ве­ка китай­ской ком­пар­ти­ей. В силу это­го мини­стер­ство финан­сов и мини­стер­ство тор­гов­ли США нало­жи­ли санк­ции и внес­ли в чёр­ные спис­ки китай­ских лиде­ров и орга­ни­за­ции, кото­рые нару­ша­ют базо­вые пра­ва чело­ве­ка во всём мире.

Опре­де­лён­ные агент­ства про­ве­ли рабо­ту в сфе­ре биз­нес-кон­сал­тин­га, что­бы удо­сто­ве­рить­ся: гене­раль­ные дирек­то­ра наших ком­па­ний теперь в кур­се, как ведут себя их китай­ские постав­щи­ки. Так­же мы зна­ем, что не все китай­ские сту­ден­ты и наём­ные работ­ни­ки явля­ют­ся обыч­ны­ми уча­щи­ми­ся и рабо­чи­ми, кото­рые при­хо­дят в нашу стра­ну за зара­бот­ка­ми и зна­ни­я­ми.

Слиш­ком мно­гие из них яви­лись сюда, что­бы украсть нашу интел­лек­ту­аль­ную соб­ствен­ность и увез­ти её в свою стра­ну. Майк Пом­пео на интер­вью после речи в биб­лио­те­ке горо­да Йор­ба Лин­да (фото: U.S. Department of State) Мини­стер­ство юсти­ции и дру­гие ком­пе­тент­ные орга­ны реши­тель­но кара­ют за подоб­ные пре­ступ­ле­ния. Ещё мы зна­ем, что Народ­но-осво­бо­ди­тель­ная армия Китая — тоже не обыч­ные воору­жён­ные силы. Её зада­ча — не защи­та китай­ско­го наро­да, а под­держ­ка абсо­лют­ной вла­сти КПК и рас­ши­ре­ние китай­ской импе­рии.

В силу это­го мини­стер­ство обо­ро­ны США акти­ви­зи­ро­ва­ло уси­лия по обес­пе­че­нию сво­бо­ды судо­ход­ства в Восточ­но-Китай­ском и Южно-Китай­ском морях, а так­же в Тай­вань­ском про­ли­ве. Ещё мы созда­ли Кос­ми­че­ские силы, что­бы удер­жать Китай от агрес­сии на этом послед­нем рубе­же. Вдо­ба­вок к это­му мы в Госде­пар­та­мен­те раз­ра­бо­та­ли новый набор поли­ти­че­ских мер по вза­и­мо­дей­ствию с Кита­ем, реа­ли­зуя зада­чи пре­зи­ден­та Трам­па по обес­пе­че­нию спра­вед­ли­во­сти и вза­им­но­сти, и лик­ви­да­ции нако­пив­ших­ся за про­шлые деся­ти­ле­тия дис­ба­лан­сов. Как раз на этой неде­ле мы объ­яви­ли о закры­тии китай­ско­го кон­суль­ства в Хью­стоне — пото­му что оно было гнез­дом шпи­о­на­жа и воров­ства интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти. (Апло­дис­мен­ты)

Две неде­ли назад мы обра­ти­ли вспять восемь лет под­став­ле­ния щёк в вопро­се о меж­ду­на­род­ном пра­ве в Южно-Китай­ском море. Мы при­зва­ли Китай при­ве­сти свой ядер­ный потен­ци­ал к стра­те­ги­че­ским реа­ли­ям наше­го вре­ме­ни. Госде­пар­та­мент на всех уров­нях по все­му миру обра­ща­ет­ся к нашим китай­ским кол­ле­гам — про­сто что­бы потре­бо­вать у них чест­но­сти и вза­им­но­сти. Одна­ко наш под­ход не может сво­дить­ся к про­сто­му уже­сто­че­нию. Это вряд ли при­ве­дёт к резуль­та­там, кото­рых мы доби­ва­ем­ся.

Мы так­же долж­ны обра­щать­ся к китай­ско­му наро­ду, рас­ши­рять его воз­мож­но­сти — дина­мич­но­го, любя­ще­го сво­бо­ду наро­да, кото­рый совер­шен­но отли­чен от китай­ской ком­пар­тии. Пом­пео на экс­кур­сии по биб­лио­те­ке (фото: U.S. Department of State) Это начи­на­ет­ся с меж­лич­ност­ной дипло­ма­тии (Апло­дис­мен­ты). Вез­де, где бы я ни ока­зы­вал­ся, я встре­чал китай­ских муж­чин и жен­щин вели­ких талан­тов и тру­до­лю­бия.

Я встре­чал­ся с уйгу­ра­ми и каза­ха­ми, спас­ших­ся из синьц­зян­ских кон­цен­тра­ци­он­ных лаге­рей.

Я гово­рил с лиде­ра­ми демо­кра­ти­че­ско­го дви­же­ния Гон­кон­га, от кар­ди­на­ла Ченя до Джим­ми Лая. Два дня назад в Лон­доне я бесе­до­вал с бор­цом за сво­бо­ду Гон­кон­га Ната­ном Лоу. За послед­ний месяц в сво­ём каби­не­те я слу­шал исто­рии выжив­ших на пло­ща­ди Тянь­а­ньм­э­нь.

Один из них сего­дня здесь. Ван Дань нико­гда не пере­ста­вал бороть­ся за сво­бо­ду для китай­ско­го наро­да. Мистер Ван, не мог­ли бы вы встать, что­бы мы мог­ли вас увидеть?(Аплодисменты) Так­же с нами сего­дня отец китай­ско­го демо­кра­ти­че­ско­го дви­же­ния Вэй Цзин­шен. Он про­вел деся­ти­ле­тия в китай­ских тру­до­вых лаге­рях за свою пра­во­за­щит­ную дея­тель­но­стью. Мистер Вэй, пожа­луй­ста, встань­те! (Апло­дис­мен­ты) Я вырос и отслу­жил в армии во вре­мя холод­ной вой­ны.
Если и есть что-то, чему я тогда научил­ся — ком­му­ни­сты почти все­гда лгут.

Самая боль­шая их ложь состо­ит в том, буд­то они дей­стви­тель­но гово­рят от име­ни 1,4 мил­ли­ар­да людей — кото­рые под­вер­га­ют­ся слеж­ке, угне­те­нию и боят­ся сво­бод­но выска­зы­вать­ся. Всё совсем наобо­рот. КПК боит­ся чест­но­го выра­же­ния мне­ния китай­ским наро­дом боль­ше, чем любо­го вра­га. И в осно­ве это­го стра­ха нет ниче­го, кро­ме неже­ла­ния поте­рять власть. Поду­май­те, насколь­ко луч­ше было бы для все­го мира — не гово­ря уж о людях в Китае, если бы мы мог­ли слы­шать вра­чей из Уха­ня, и им было бы поз­во­ле­но сра­зу под­нять тре­во­гу о появ­ле­нии ново­го виру­са. Слиш­ком мно­го деся­ти­ле­тий наши лиде­ры игно­ри­ро­ва­ли, отма­хи­ва­лись от слов отваж­ных китай­ских дис­си­ден­тов — кото­рые пре­ду­пре­жда­ли о при­ро­де режи­ма, с кото­рым мы име­ем дело. Боль­ше игно­ри­ро­вать это­го нель­зя.

Они, как и все про­чие, зна­ют, что воз­вра­та к ста­ту­су кво не будет. Одна­ко изме­не­ние пове­де­ния КПК не может быть зада­чей одно­го китай­ско­го наро­да. Сво­бод­ные нации долж­ны рабо­тать, что­бы защи­тить сво­бо­ду. Это крайне нелёг­кая зада­ча. И всё же я верю, что мы можем это сде­лать.

Я верю, пото­му что мы уже это дела­ли. Мы зна­ем, как это про­ис­хо­дит.

Я верю, пото­му что КПК повто­ря­ет мно­гие из оши­бок, кото­рые сде­лал Совет­ский Союз — оттал­ки­ва­ние потен­ци­аль­ных союз­ни­ков, под­рыв дове­рия внут­ри и вне стра­ны, нару­ше­ние прав соб­ствен­но­сти и пред­ска­зу­е­мо­сти вла­сти зако­на.

Я верю. Я верю, пото­му что вижу про­буж­де­ние дру­гих стран, кото­рые зна­ют: мы не можем вер­нуть­ся в про­шлое так же, как и в Аме­ри­ке. Я слы­шу это от Брюс­се­ля до Сид­нея и Ханоя. Выступ­ле­ние Пом­пео (фото: U.S. Department of State) И боль­ше все­го я верю, что мы смо­жем защи­тить сво­бо­ду — из-за сла­до­сти сво­бо­ды самой по себе. Посмот­ри­те, как жаж­дут эми­гра­ции гон­кон­г­цы, когда КПК затя­ги­ва­ет удав­ку на их гор­дом горо­де. Они раз­ма­хи­ва­ют аме­ри­кан­ски­ми фла­га­ми.

Да, есть и раз­ли­чия. В отли­чие от СССР, Китай глу­бо­ко инте­гри­ро­ван в гло­баль­ную эко­но­ми­ку. Одна­ко Китай боль­ше зави­сит от нас, чем мы от него (Апло­дис­мен­ты).

Я отвер­гаю мысль о том, что мы живём в эпо­ху неиз­беж­но­сти, что неко­то­рые ловуш­ки пред­опре­де­ле­ны, что пре­вос­ход­ство КПК — наше буду­щее. Наш под­ход не обре­чён на про­вал, ибо Аме­ри­ка при­хо­дит в упа­док. Как я ска­зал в Мюн­хене в нача­ле года, сво­бод­ный мир всё ещё побеж­да­ет. Нам лишь нуж­но верить в это, знать это и гор­дить­ся этим. Люди все­го мира всё ещё хотят прий­ти к откры­тым обще­ствам. Они идут сюда, что­бы учить­ся, они едут сюда, что­бы рабо­тать, они при­хо­дят сюда, что­бы стро­ить жизнь для сво­их семей. А вот селить­ся в Китае они отнюдь не жаж­дут. Вре­мя при­шло. Пре­крас­но быть здесь и сей­час.

Вре­мя выбра­но иде­аль­но. Это вре­мя для сво­бод­ных наро­дов дей­ство­вать.

Не все стра­ны будут обра­щать­ся к Кита­ем оди­на­ко­во — это­го и не нуж­но. Каж­дая стра­на долж­на прид­ти к соб­ствен­но­му пони­ма­нию, как защи­тить свой суве­ре­ни­тет, своё эко­но­ми­че­ское про­цве­та­ние, свои иде­а­лы от щупа­лец китай­ской ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Одна­ко я при­зы­ваю каж­до­го лиде­ра каж­дой стра­ны начать делать то, что сде­ла­ла Аме­ри­ка: про­сто наста­и­вать на вза­им­но­сти, про­зрач­но­сти и под­от­чёт­но­сти со сто­ро­ны КПК.

Их руко­вод­ство дале­ко не одно­род­но. Эти про­стые и одно­вре­мен­но мощ­ные стан­дар­ты достиг­нут мно­го­го. Мы слиш­ком дол­го поз­во­ля­ли КПК ста­вить усло­вия сотруд­ни­че­ства, боль­ше это­го не будет. Тон долж­ны зада­вать сво­бод­ные нации. Мы долж­ны дей­ство­вать на осно­ве одних и тех же прин­ци­пов. Мы долж­ны про­ве­сти на пес­ке общие линии, кото­рые не смо­гут быть стёр­ты дем­пин­гом или уго­во­ра­ми КПК. Имен­но это недав­но сде­ла­ли США, когда раз и навсе­гда отверг­ли неза­кон­ные при­тя­за­ния Китая на Южно-Китай­ское море, и когда при­зва­ли стра­ны стать «чисты­ми» — защи­тив при­ват­ную инфор­ма­цию их граж­дан от попа­да­ния в руки китай­ских ком­му­ни­стов. Мы дела­ем это, уста­нав­ли­вая стан­дар­ты. Да, прав­да, это слож­но. Это слож­но для малень­ких стран. Они боят­ся быть сбро­шен­ны­ми с дос­ки. По этой при­чине неко­то­рые из них попро­сту не име­ют ни сме­ло­сти, ни воз­мож­но­сти встать с нами пря­мо сей­час. Майк Пом­пео на интер­вью после речи в биб­лио­те­ке горо­да Йор­ба Лин­да (фото: U.S. Department of State) Разу­ме­ет­ся, у нас есть союз­ник в НАТО, кото­рый не встал на долж­ный путь по вопро­су о Гон­кон­ге из стра­ха попасть под огра­ни­че­ние досту­па на китай­ский рынок.

Такая фор­ма робо­сти ведёт к исто­ри­че­ским про­ва­лам, кото­рые мы не впра­ве повто­рять. Мы не можем повто­рять оши­бок про­шлых лет. Китай­ский вызов тре­бу­ет уси­лий, энер­гии демо­кра­тий — евро­пей­ских, афри­кан­ских, южно­аме­ри­кан­ских и осо­бен­но нахо­дя­щих­ся в индо-тихо­оке­ан­ском реги­оне. Если мы не будем дей­ство­вать сей­час, в кон­це кон­цов КПК подо­рвёт наши сво­бо­ды и обру­шит осно­ван­ный на пра­ви­лах поря­док, кото­рые наши обще­ства стро­и­ли с таки­ми тяжё­лы­ми уси­ли­я­ми. Если мы сей­час скло­ним коле­на, дети наших детей могут стать зави­си­мы от мило­сти китай­ской ком­пар­тии, чьи дей­ствия явля­ют­ся глав­ным совре­мен­ным вызо­вом сво­бод­но­му миру. Гене­раль­но­му сек­ре­та­рю Си не быть веч­ным тира­ном внут­ри и вне Китая — если мы это­го не поз­во­лим.

Речь не идёт о сдер­жи­ва­нии. Не поку­пай­тесь на это. Речь идёт о слож­ном новом вызо­ве, с кото­рым мы рань­ше не име­ли дела. СССР был отре­зан от сво­бод­но­го мира. Ком­му­ни­сти­че­ский Китая уже нахо­дит­ся в пре­де­лах наших гра­ниц. Мы не можем решить эту про­бле­му одни. ООН, НАТО, «Боль­шая семёр­ка», «Боль­шая два­дцат­ка», наши объ­еди­нён­ные эко­но­ми­че­ские, дипло­ма­ти­че­ские и воен­ные силы без­услов­но доста­точ­ны, что­бы встре­тить этот вызов, если мы напра­вим их точ­но и с боль­шим муже­ством. Быть может, при­шло вре­мя для ново­го объ­еди­не­ния стран-еди­но­мыш­лен­ни­ков, ново­го сою­за демо­кра­тий. У нас есть инстру­мен­ты. Я знаю, мы можем это сде­лать. То, что нам нуж­но — это воля.

Цити­руя Писа­ние, я спра­ши­ваю: «Дух бодр, плоть сла­ба?». Если сво­бод­ный мир не изме­нит­ся — ком­му­ни­сти­че­ский Китай уж точ­но изме­нит нас. Не может быть воз­вра­та к про­шлым прак­ти­кам про­сто пото­му, что они удоб­ны или ком­форт­ны. Защи­та наших сво­бод от китай­ской ком­пар­тии — вот мис­сия наше­го вре­ме­ни, и Аме­ри­ка пре­вос­ход­но в состо­я­нии воз­гла­вить ее, ибо наши осно­во­по­ла­га­ю­щие прин­ци­пы дают нам такую воз­мож­ность.

Как я объ­яс­нил в Фила­дель­фии на про­шлой неде­ле, гля­дя на Инде­пен­денс-холл, наша стра­на была осно­ва­на на пред­по­сыл­ке, что все люди обла­да­ют опре­де­лен­ны­ми неотъ­ем­ле­мы­ми пра­ва­ми. И зада­ча наше­го пра­ви­тель­ства — обес­пе­чить эти пра­ва. Это про­стая и силь­ная исти­на. Это сде­ла­ло нас мая­ком сво­бо­ды для людей во всем мире, вклю­чая жите­лей Китая. Конеч­но, Ричард Ник­сон был прав, напи­сав в 1967 году: «мир не может быть в без­опас­но­сти, пока Китай не изме­нит­ся». Теперь нам пора услы­шать эти сло­ва.

Сего­дня опас­ность ясна. И сего­дня про­ис­хо­дит про­буж­де­ние. Сего­дня сво­бод­ный мир дол­жен отве­тить. Мы не смо­жем вер­нуть­ся в про­шлое. Да бла­го­сло­вит Бог каж­до­го из вас. Да бла­го­сло­вит Бог китай­ский народ. И да бла­го­сло­вит Бог народ Соеди­нен­ных Шта­тов Аме­ри­ки. Спа­си­бо вам всем.

Подроб­но­сти на https://warhead.su/2020/07/24/gossekretar-ssha-pompeo-dal-start-novoy-holodnoy-voyne