19 C
Астана
22 апреля, 2024
Image default

Когда здравый смысл отдыхает

 

Изу­че­ние пра­ва и с точ­ки зре­ния тео­рии и кон­цеп­ту­аль­но­го виде­ния, и прак­ти­че­ски на при­ме­ре мно­гих стран мира при­ве­ло меня к доста­точ­но про­сто­му и весь­ма баналь­но­му выво­ду: основ­ны­ми прин­ци­па­ми реа­ли­за­ции пра­ва госу­дар­ством явля­ют­ся закон­ность, разум­ность и справедливость.

 

Автор: Евге­ний ЖОВТИС

 

Закон­ность — в том смыс­ле, что при­ни­ма­е­мые реше­ния или осу­ществ­ля­е­мые дей­ствия хоть испол­ни­тель­ной, хоть пред­ста­ви­тель­ной, хоть судеб­ной вла­сти долж­ны быть закон­ны­ми, то есть ссы­лать­ся на кон­крет­ные нор­мы зако­на, не допус­кая их про­из­воль­ной интерпретации.

Разум­ность — в том смыс­ле, что сами по себе ссыл­ки на нор­мы зако­на не избав­ля­ют от необ­хо­ди­мо­сти обос­но­ва­ния разум­но­сти реше­ний и дей­ствий, то есть не может быть реше­ний и дей­ствий абсурд­ных, нело­гич­ных, про­ти­во­ре­ча­щих здра­во­му смыслу.

Спра­вед­ли­вость — в том смыс­ле, что при­ня­тое вла­стью реше­ние или осу­ществ­лен­ное ею дей­ствие долж­но вос­при­ни­мать­ся неза­ин­те­ре­со­ван­ным наблю­да­те­лем, обыч­ным граж­да­ни­ном или граж­дан­кой как спра­вед­ли­вое, исхо­дя из обще­при­ня­тых пред­став­ле­ний о том, что хоро­шо, а что пло­хо, о доб­ре и зле.

Посколь­ку наши вза­и­мо­от­но­ше­ния с госу­дар­ствен­ной вла­стью, за ред­ким исклю­че­ни­ем, состо­ят не из диа­ло­га и хоть какой-то обрат­ной свя­зи, а из при­ни­ма­е­мых ею и спус­ка­е­мых нам свер­ху реше­ний, то обще­ство, не участ­ву­ю­щее в под­го­тов­ке этих реше­ний и их обсуж­де­нии и, как след­ствие, не име­ю­щее на них вли­я­ния, может толь­ко обсуж­дать их с точ­ки зре­ния если уж не закон­но­сти (не все зна­ют зако­но­да­тель­ство дос­ко­наль­но), то во вся­ком слу­чае разум­но­сти и справедливости.

К сожа­ле­нию, мой бога­тый прак­ти­че­ский опыт пока­зы­ва­ет, что все боль­ше и боль­ше реше­ний и дей­ствий, кото­рые наша власть при­ни­ма­ет и осу­ществ­ля­ет, вызы­ва­ют недо­уме­ние и с точ­ки зре­ния закон­но­сти, и с точ­ки зре­ния разум­но­сти, и с точ­ки зре­ния справедливости.

При­чем при­ме­ров это­му несть чис­ла как в про­шлом, так и в настоящем.

При­ве­ду несколь­ко таких примеров.

Опас­ный прецедент

2000 год. В офис тогда суще­ство­вав­шей Рес­пуб­ли­кан­ской народ­ной пар­тии Казах­ста­на при­шли сотруд­ни­ки отде­ла обще­ствен­ной без­опас­но­сти ГУВД Алма­ты и потре­бо­ва­ли, что­бы им раз­ре­ши­ли при­сут­ство­вать на засе­да­нии поли­тис­пол­ко­ма этой пар­тии. Им веж­ли­во ска­за­ли, что это закры­тое засе­да­ние поли­тис­пол­ко­ма, про­во­ди­мое в офи­се пар­тии, и поэто­му при­сут­ствие посто­рон­них нежелательно.

Поли­цей­ские уда­ли­лись, через неко­то­рое вре­мя вер­ну­лись с груп­пой видео­фик­са­ции и соста­ви­ли про­то­кол о вос­пре­пят­ство­ва­нии поли­ции в ее закон­ной дея­тель­но­сти по под­дер­жа­нию обще­ствен­но­го поряд­ка на собра­ни­ях обще­ствен­ных организаций.

Руко­во­ди­тель поли­тис­пол­ко­ма был при­вле­чен к адми­ни­стра­тив­ной ответ­ствен­но­сти и оштра­фо­ван реше­ни­ем одно­го из рай­он­ных судов г. Алматы.

В реше­нии суд сослал­ся на ста­тью 5 зако­на о поряд­ке орга­ни­за­ции мир­ных собра­ний (митин­гов, шествий и демон­стра­ций), соглас­но кото­рой, дей­стви­тель­но, поли­ция име­ет пра­во при­сут­ство­вать на про­во­ди­мом собра­нии, а участ­ни­кам и орга­ни­за­то­рам митин­га или демон­стра­ции запре­ща­ет­ся пре­пят­ство­вать ей в ее дея­тель­но­сти по под­дер­жа­нию обще­ствен­но­го порядка.

Все бы ниче­го, но в кон­це это­го зако­на есть ста­тья 11, соглас­но кото­рой он, этот закон, не рас­про­стра­ня­ет­ся на собра­ния обще­ствен­ных орга­ни­за­ций, про­во­ди­мые в закры­тых поме­ще­ни­ях. Про­ще гово­ря, нет у поли­ции закон­но­го пра­ва при­хо­дить в офис поли­ти­че­ской пар­тии и тре­бо­вать при­сут­ствия на засе­да­нии ее руко­во­дя­ще­го органа.

Обра­ще­ния в Алма­тин­ский город­ской суд, Вер­хов­ный суд РК, все уров­ни орга­нов про­ку­ра­ту­ры, Мини­стер­ство юсти­ции РК ни к чему не при­ве­ли. Все эти госу­дар­ствен­ные орга­ны настой­чи­во ссы­ла­лись на ста­тью 5, пол­но­стью игно­ри­руя ста­тью 11.

Я даже опуб­ли­ко­вал откры­тое пись­мо к руко­во­ди­те­лям всех этих госу­дар­ствен­ных ведомств с вопро­сом: куда я дол­жен обра­тить­ся, что­бы попро­сить ува­жа­е­мый суд не оста­нав­ли­вать­ся при чте­нии зако­на о мир­ных собра­ни­ях на ста­тье 5, а дочи­тать его до ста­тьи 11, тем более что закон неболь­шой — все­го 12 ста­тей и две стра­нич­ки текста.

Отве­та я не полу­чил, зато оста­лось совер­шен­но неза­кон­ное, хотя и всту­пив­шее в закон­ную силу и не отме­нен­ное судеб­ное реше­ние. Реше­ние, в кото­ром, что может под­твер­дить любой юрист, при­ме­нен закон, не под­ле­жа­щий при­ме­не­нию. И реше­ние, кото­рое созда­ет весь­ма опас­ный пре­це­дент настоль­ко про­из­воль­но­го тол­ко­ва­ния зако­на, что по суще­ству при­во­дит к его отрицанию.

Синяя печать — ико­на правосудия?

2010 год. Коло­ния, где я отбы­вал свой срок.

Я помог одно­му из осуж­ден­ных соста­вить над­зор­ное хода­тай­ство в Вер­хов­ный суд РК о пере­смот­ре при­го­во­ра. И что быва­ет не так часто, Вер­хов­ный суд пере­смот­рел при­го­вор и осво­бо­дил это­го осуж­ден­но­го от наказания.

Соглас­но дей­ству­ю­ще­му зако­ну, если лицо при­сут­ству­ет в зале суда и при­ни­ма­ет­ся реше­ние о его осво­бож­де­нии из-под стра­жи, то это реше­ние испол­ня­ет­ся немед­лен­но. Если же лицо в зал суда не доста­ви­ли, то суд, вынес­ший реше­ние об осво­бож­де­нии из-под стра­жи, дол­жен немед­лен­но напра­вить либо пол­ный текст сво­е­го реше­ния, либо выпис­ку из его резо­лю­тив­ной части адми­ни­стра­ции учре­жде­ния (след­ствен­но­го изо­ля­то­ра или коло­нии) для осво­бож­де­ния дан­но­го лица. Прав­да, закон не ука­зы­ва­ет, в какой фор­ме эта выпис­ка долж­на направляться.

И вот в нашу коло­нию при­хо­дит теле­грам­ма, под­пи­сан­ная пред­се­да­те­лем над­зор­ной кол­ле­гии Вер­хов­но­го суда РК А. Каси­мо­вым, о том, что таким-то поста­нов­ле­ни­ем Вер­хов­но­го суда при­го­вор по делу дан­но­го осуж­ден­но­го пере­смот­рен и он немед­лен­но осво­бож­да­ет­ся из-под стра­жи. Адми­ни­стра­ция коло­нии гово­рит, что она не может выпу­стить осуж­ден­но­го из-под стра­жи, пока не полу­чит пол­но­стью текст поста­нов­ле­ния Вер­хов­но­го суда с синей печатью.

«Но в теле­грам­ме же напи­са­но: осво­бо­дить немед­лен­но», — гово­рим мы с этим осуж­ден­ным. «Ну и что, — отве­ча­ет адми­ни­стра­ция, — мы про­кон­суль­ти­ро­ва­лись с про­ку­ра­ту­рой и выше­сто­я­щи­ми инстан­ци­я­ми, и нам ска­за­ли: жди­те постановления».

«Но ведь если бы это­го чело­ве­ка при­вез­ли в Вер­хов­ный суд на слу­ша­ния в над­зор­ной инстан­ции, его бы сра­зу осво­бо­ди­ли из-под стра­жи, — наста­и­ва­ем мы, — реше­ние же при­ня­то Вер­хов­ным судом, обжа­ло­ва­нию не под­ле­жит, долж­но испол­нять­ся немед­лен­но». «А мы не можем», — отве­ча­ет адми­ни­стра­ция колонии.

В резуль­та­те осуж­ден­ный, осво­бож­ден­ный от нака­за­ния и, соот­вет­ствен­но, из-под стра­жи реше­ни­ем Вер­хов­но­го суда РК, ждет еще око­ло неде­ли, пока «Каз­поч­та» при­ве­зет в коло­нию текст поста­нов­ле­ния. При­ме­ча­тель­но, что в тек­сте поста­нов­ле­ния тоже ска­за­но: осво­бо­дить из-под стра­жи немедленно.

Пред­ставь­те, поста­нов­ле­ние, в кото­ром в резо­лю­тив­ной части ука­за­но: немед­лен­но осво­бо­дить из-под стра­жи, при­ня­то, напри­мер, 10-го чис­ла. Теле­грам­ма со сло­ва­ми «немед­лен­но осво­бо­дить из-под стра­жи» направ­ле­на Вер­хов­ным судом РК и полу­че­на адми­ни­стра­ци­ей коло­нии тоже 10-го чис­ла. А само поста­нов­ле­ние при­шло в коло­нию 17-го, и в этот день осуж­ден­ный был освобожден.

Мож­но узнать, что тогда озна­ча­ет сло­во «немед­лен­но»? Немед­лен­но — это через 7 дней? И поче­му «немед­лен­но» зави­сит от поч­то­во­го сооб­ще­ния? Спа­си­бо тех­но­ло­ги­че­ской рево­лю­ции: у нас есть и факс, и телекс, и элек­трон­ная поч­та, что поз­во­ля­ет дове­сти судеб­ное реше­ние до испол­ни­тель­но­го орга­на не то что в тот же день, но и в тот же час.

В резуль­та­те есть хоро­шее, выне­сен­ное в поль­зу чело­ве­ка судеб­ное реше­ние, но дей­ствия по его испол­не­нию вызы­ва­ют сомне­ния в закон­но­сти и явно нера­зум­ны и несправедливы.

Разум не в счет!

2012 год. Извест­ный казах­стан­ский жур­на­лист и изда­тель Рама­зан Есер­ге­пов отбыл пол­но­стью свой срок нака­за­ния в виде 3 лет лише­ния сво­бо­ды и дол­жен был быть осво­бож­ден из коло­нии обще­го режи­ма в Жам­был­ской обла­сти. Задер­жан он был 6 янва­ря 2009 года, при­го­во­рен к 3 годам лише­ния свободы.

Про­стой вопрос: когда его долж­ны выпустить?

Чита­ем закон. Уго­лов­но-испол­ни­тель­ный кодекс РК, ста­тья 173, пункт 2. «Осуж­ден­ные к лише­нию сво­бо­ды осво­бож­да­ют­ся в пер­вой поло­вине послед­не­го дня сро­ка нака­за­ния. Если срок нака­за­ния окан­чи­ва­ет­ся в выход­ной или празд­нич­ный день, осуж­ден­ный осво­бож­да­ет­ся от отбы­ва­ния нака­за­ния в пред­вы­ход­ной или пред­празд­нич­ный день. При исчис­ле­нии сро­ка нака­за­ния в меся­цах он исте­ка­ет в соот­вет­ству­ю­щее чис­ло послед­не­го меся­ца, а если дан­ный месяц не име­ет соот­вет­ству­ю­ще­го чис­ла — в послед­ний день это­го месяца».

Теперь надо толь­ко опре­де­лить­ся с послед­ним днем сро­ка наказания.

Во всех выно­си­мых в Казах­стане при­го­во­рах ука­зы­ва­ют: срок нака­за­ния к лише­нию сво­бо­ды исчис­лять с тако­го-то чис­ла. Это чис­ло обыч­но — либо день фак­ти­че­ско­го задер­жа­ния, либо день избра­ния меры пре­се­че­ния в виде аре­ста, если лицо до это­го нахо­ди­лось под под­пис­кой о невы­ез­де, либо день взя­тия под стра­жу в зале суда.

Давай­те пред­по­ло­жим, что в при­го­во­ре опре­де­лен день, с кото­ро­го исчис­ля­ет­ся срок, — 1 янва­ря, а сам срок — 3 года. Когда закан­чи­ва­ет­ся срок?

Любой разум­ный чело­век ска­жет: через три года — 31 декаб­ря. Пото­му что год у нас начи­на­ет­ся 1 янва­ря и закан­чи­ва­ет­ся 31 декаб­ря, а в году — 365 дней или 366, если год — висо­кос­ный. Посколь­ку срок исчис­ля­ет­ся не в днях (по 365 или 366 дней в год) или часах (коли­че­ство дней, умно­жен­ное на 24), а в годах, то мы осо­бо не обра­ща­ем вни­ма­ния, сколь­ко там было висо­кос­ных лет в тече­ние сро­ка нака­за­ния. При боль­шом сро­ке осуж­ден­но­му может, конеч­но, не повез­ти и в зави­си­мо­сти от года и меся­ца нача­ла сро­ка в пери­од отбы­ва­ния нака­за­ния может вой­ти несколь­ко висо­кос­ных лет. Соот­вет­ствен­но, в днях срок будет не намно­го, но боль­ше. А вот в годах он будет тем же.

Срок не исчис­ля­ет­ся в часах или сут­ках, и поэто­му для исчис­ле­ния сро­ка неваж­но, когда был задер­жан подо­зре­ва­е­мый (обви­ня­е­мый) — в 10 утра или в 10 вече­ра. День задер­жа­ния (аре­ста или взя­тия под стра­жу) засчи­ты­ва­ет­ся осуж­ден­но­му пол­но­стью, пото­му что имен­но с это­го дня начи­на­ет­ся тече­ние сро­ка нака­за­ния к лише­нию свободы.

Для под­твер­жде­ния резуль­та­тов сво­их рас­суж­де­ний беру един­ствен­ный суще­ству­ю­щий на дан­ное вре­мя «Ком­мен­та­рий к Уго­лов­но-испол­ни­тель­но­му кодек­су РК», выпу­щен­ный в 2004 году. Он был под­го­тов­лен с уча­сти­ем веду­щих спе­ци­а­ли­стов в обла­сти уго­лов­но-испол­ни­тель­но­го пра­ва и прак­ти­ков, вклю­чая руко­вод­ство Мини­стер­ства внут­рен­них дел РК и уго­лов­но-испол­ни­тель­ной системы.

Цити­рую ком­мен­та­рий к ста­тье 173 это­го само­го кодек­са. «Для пра­виль­но­го опре­де­ле­ния даты осво­бож­де­ния сле­ду­ет иметь в виду, что если срок опре­де­лен в годах, он окан­чи­ва­ет­ся в послед­ний день исте­че­ния года. Напри­мер: если по при­го­во­ру срок в один год исчис­ля­ет­ся с 15 мая 1997 г., то окан­чи­ва­ет­ся 14 мая 1998 г. При этом не име­ет зна­че­ния чис­ло дней в году (то есть явля­ет­ся ли год висо­кос­ным). Если срок опре­де­лен в меся­цах, то он окан­чи­ва­ет­ся в послед­ний день исте­че­ния меся­ца. Напри­мер, если нака­за­ние опре­де­ле­но в 6 меся­цев и его срок начи­на­ет­ся с 25 янва­ря 1998 г., то окан­чи­ва­ет­ся он 24 июля это­го года. При этом не име­ет зна­че­ния коли­че­ство дней в каж­дом месяце».

Ну, конеч­но, гово­рю я себе, совер­шен­но пра­виль­но, и при­ме­ры хоро­шие и ясные приведены.

А вот еще пись­мо заме­сти­те­ля гене­раль­но­го про­ку­ро­ра РК А. Секи­ше­ва, направ­лен­ное им в мар­те 2012 г. в Мини­стер­ство внут­рен­них дел. Заме­сти­тель гене­раль­но­го про­ку­ро­ра ука­зы­ва­ет, что, ока­зы­ва­ет­ся, в одних реги­о­нах Казах­ста­на осуж­ден­ные осво­бож­да­ют­ся день в день, то есть задер­жа­ли, напри­мер, 6 янва­ря и выпу­сти­ли 6 янва­ря через опре­де­лен­ный в при­го­во­ре срок. А в дру­гих реги­о­нах: задер­жа­ли 6 янва­ря, а выпу­сти­ли 5‑го.

Поэто­му этот высо­ко­по­став­лен­ный сотруд­ник Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры резон­но пред­ла­га­ет Мини­стер­ству внут­рен­них дел обес­пе­чить еди­но­об­раз­ный под­ход к осво­бож­де­нию осуж­ден­ных по окон­ча­нии сро­ка нака­за­ния. При этом он совер­шен­но спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет, что «соглас­но кален­дар­но­му исчис­ле­нию сро­ков месяц и год окан­чи­ва­ют­ся в послед­ний день перед пер­вым чис­лом сле­ду­ю­ще­го меся­ца или года».

Ну, конеч­но, опять гово­рю я сам себе, это же акси­о­ма­тич­но и не тре­бу­ет ника­ких доказательств.

А вот Есер­ге­по­ва осво­бо­ди­ли день в день. То есть задер­жа­ли 6 янва­ря и выпу­сти­ли 6 янва­ря. И он обра­тил­ся в суд. И вот два реше­ния судов — Меде­уско­го рай­он­но­го г. Алма­ты (судья Б. Тажи­ха­нов) и Алма­тин­ско­го город­ско­го — по апел­ля­ци­он­ной жало­бе Есер­ге­по­ва. И в обо­их реше­ни­ях суды утвер­жда­ют, что послед­ний день сро­ка нака­за­ния Есер­ге­по­ва — 6 января.

То есть кален­дар­ный год закан­чи­ва­ет­ся не 31 декаб­ря, а 1 янва­ря сле­ду­ю­ще­го года, утвер­жда­ют суды. При­чем на этой пози­ции сто­ят и пред­ста­ви­те­ли уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы, и даже про­ку­ра­ту­ры, ни в грош не ста­вя­щие офи­ци­аль­ное пись­мо сво­е­го пря­мо­го началь­ни­ка. При­чем пись­мо аргу­мен­ти­ро­ван­ное и разумное.

Здра­вый смысл про­сто отдыхает!

Пред­ста­ви­те­ли Есер­ге­по­ва гово­рят: вот «Ком­мен­та­рий к Уго­лов­но-испол­ни­тель­но­му кодек­су РК», вот пись­мо заме­сти­те­ля гене­раль­но­го про­ку­ро­ра РК. А им отве­ча­ют: ком­мен­та­рий не явля­ет­ся офи­ци­аль­ным тол­ко­ва­ни­ем Уго­лов­но-испол­ни­тель­но­го кодек­са, а пись­мо заме­сти­те­ля гене­раль­но­го про­ку­ро­ра — это его соб­ствен­ные рассуждения.

Согла­сен, если стро­го сле­до­вать бук­ве зако­на, насчет юри­ди­че­ской силы ком­мен­та­рия и пись­ма. Но пред­ста­ви­те­ли Есер­ге­по­ва хоть на что-то сосла­лись в под­твер­жде­ние сво­ей аргу­мен­ти­ро­ван­ной пози­ции. А пред­ста­ви­те­ли уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы, про­ку­ра­ту­ры и суда вооб­ще ни на что не ссылаются!

Нель­зя же серьез­но рас­смат­ри­вать в каче­стве аргу­мен­та выска­зан­ную пред­ста­ви­те­лем Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры РК Е. Мыр­за­ке­ро­вым в кулу­а­рах судеб­но­го про­цес­са в Меде­ус­ком суде г. Алма­ты мысль, что чело­век, родив­ший­ся 6 янва­ря, празд­ну­ет свой день рож­де­ния имен­но 6‑го, а не 5‑го. Я и не знал, что мы не про­сто живем, а отбы­ва­ем срок, каж­дый год кото­ро­го закан­чи­ва­ет­ся перед днем рождения.

Спе­ци­аль­но для это­го гос­по­ди­на сооб­щаю, я празд­ную свой день рож­де­ния 17-го авгу­ста, а не 16-го, пото­му что 16 авгу­ста пер­во­го года моей жиз­ни меня еще не было, а пото­му я празд­ную наступ­ле­ние каж­до­го ново­го года мое­го пре­бы­ва­ния на этом све­те так же, как празд­ную Новый год.

16 авгу­ста это­го года мне будет еще 56 лет и нече­го празд­но­вать, а вот 17-го будет уже 57, за что мож­но будет и под­нять бокал шам­пан­ско­го. И с это­го дня пой­дет новый год или про­дол­же­ние отбы­ва­ния сро­ка моей жизни.

Но гово­ря все же серьез­но, ника­ких более или менее внят­ных аргу­мен­тов у пред­ста­ви­те­лей госор­га­нов про­сто нет. Они толь­ко упор­но утвер­жда­ют, что раз Есер­ге­по­ва аре­сто­ва­ли 6 янва­ря в 15.00, то его пра­виль­но осво­бо­ди­ли 6‑го же в пер­вой поло­вине дня.

При­чем здесь ука­за­ние часа задер­жа­ния или аре­ста? Про это нет ниче­го ни в законе, ни в при­го­во­ре. В при­го­во­ре вооб­ще не ука­зы­ва­ет­ся вре­мя задер­жа­ния или аре­ста. В при­го­во­ре ука­зы­ва­ет­ся день, с кото­ро­го исчис­ля­ет­ся срок нака­за­ния в виде лише­ния свободы.

А посколь­ку срок лише­ния сво­бо­ды исчис­ля­ет­ся в годах или в годах и меся­цах, то послед­ний день это­го сро­ка — ПРЕДЫДУЩИЙ КАЛЕНДАРНЫЙ ДЕНЬ по отно­ше­нию к дате нача­ла сро­ка плюс коли­че­ство лет или меся­цев назна­чен­но­го сро­ка. При­чем по любо­му кален­да­рю: гри­го­ри­ан­ско­му, китай­ско­му, япон­ско­му и даже кален­да­рю пле­ме­ни индей­цев майя. Пото­му что 6 янва­ря 2012 г. для Есер­ге­по­ва начал­ся чет­вер­тый год лише­ния сво­бо­ды, к кото­ро­му его не приговаривали!

То есть мы име­ем одно дей­ствие уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы и два судеб­ных реше­ния, кото­рые так про­из­воль­но интер­пре­ти­ру­ют поло­же­ния зако­на, что пол­но­стью лик­ви­ди­ру­ют здра­вый смысл.

Закон­но — не зна­чит справедливо

Я при­вел при­ме­ры доста­точ­но про­стые, где нет необ­хо­ди­мо­сти демон­стри­ро­вать глу­бо­кие позна­ния в обла­сти юрис­пру­ден­ции. Где даже нет необ­хо­ди­мо­сти иметь выс­шее обра­зо­ва­ние. Доста­точ­но уметь читать, обла­дать здра­вым смыс­лом, спо­соб­но­стью ана­ли­зи­ро­вать и чув­ством справедливости.

Нель­зя при при­ня­тии реше­ний вла­стью и при­ме­не­нии зако­на фор­маль­но при­кры­вать­ся его нор­ма­ми, да еще про­из­воль­но их интер­пре­ти­ро­вать и наде­ять­ся, что обще­ство «про­гло­тит» эти реше­ния, хотя видит отсут­ствие в них спра­вед­ли­во­сти и разумности.

Нель­зя пола­гать, что мож­но лег­ко высе­лять людей с детьми, пере­ехав­ших бли­же к про­мыш­лен­ным цен­трам из-за отсут­ствия рабо­ты и нор­маль­ных усло­вий жиз­ни в сво­их аулах или селах, из их пусть даже неуза­ко­нен­но­го жилья, как в Бакае, Думане, Шаны­ра­ке. Высе­лять в нику­да, ссы­ла­ясь на отсут­ствие у них пра­ва на жилье в этом месте. Такие реше­ния, может быть, и закон­ны, но явно неспра­вед­ли­вы. Надо решать про­бле­мы, а не исполь­зо­вать пра­во как кистень.

Нель­зя «раз­бра­сы­вать­ся» 15-суточ­ны­ми адми­ни­стра­тив­ны­ми аре­ста­ми людей толь­ко за то, что они мир­но собра­лись и выра­жа­ют свое мне­ние, пусть даже и без раз­ре­ше­ния вла­стей, кото­рое послед­ние, кста­ти, не дают, посто­ян­но про­во­ци­руя людей на нару­ше­ния весь­ма нера­зум­но­го зако­на. Тем более в стране, где за послед­ние два­дцать лет прак­ти­че­ски нико­гда митин­гу­ю­щие не всту­па­ли в стыч­ки с поли­ци­ей и не зани­ма­лись погро­ма­ми или мас­со­вы­ми бес­по­ряд­ка­ми. Это нера­зум­но и неспра­вед­ли­во и ни к чему не при­во­дит, кро­ме ради­ка­ли­за­ции обще­ствен­ных настроений.

Нель­зя при­го­ва­ри­вать басту­ю­щих неф­тя­ни­ков Жана­о­зе­на к дли­тель­ным сро­кам лише­ния сво­бо­ды толь­ко за то, что в резуль­та­те про­во­ка­ции их 8‑месячная мир­ная акция про­те­ста пре­вра­ти­лась в мас­со­вые бес­по­ряд­ки с погро­ма­ми и под­жо­га­ми. В усло­ви­ях, когда их пер­со­наль­ная вина в уча­стии в этих бес­по­ряд­ках не была дока­за­на, да еще они же были рас­стре­ля­ны него­то­вы­ми к собы­ти­ям и непро­фес­си­о­наль­но дей­ство­вав­ши­ми поли­цей­ски­ми. На какие бы ста­тьи зако­на ни ссы­лал­ся судья, его при­го­вор не будет вос­при­нят обще­ством как спра­вед­ли­вый, да еще в све­те резуль­та­тов про­цес­са над сотруд­ни­ка­ми пра­во­охра­ни­тель­ных органов.

Нель­зя это­го делать ни по  круп­но­му, ни по отдель­ным част­ным делам, спо­рам, кон­флик­там, где от вла­стей ждут реше­ний и действий.

Все это нель­зя делать еще и пото­му, что отсут­ствие разум­но­сти и спра­вед­ли­во­сти дели­ги­ти­ми­зи­ру­ет пра­во­вые инсти­ту­ты госу­дар­ства и под­ры­ва­ет осно­вы пра­во­су­дия. И ссыл­ка на закон здесь ниче­го и нико­го не оправ­ды­ва­ет, пото­му что пло­хой закон надо менять, а хоро­ший при­ме­нять разум­но и спра­вед­ли­во. Если, конеч­но, власть забо­тит состо­я­ние обще­ства и насто­я­щая, а не нари­со­ван­ная ста­биль­ность раз­ви­тия страны.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №22 (244) от 15 июня 2012 года

Visit site:
Когда здра­вый смысл отдыхает

архивные статьи по теме

Решается судьба основателя WikiLeaks

«КРАСНАЯ ЗОНА» для адвокатов

Editor

Виртуальные границы: одни чертят, одни нет