fbpx

Книга — лучший подарок (к 71-летию лидера нации)

Рахат Алиев

Книга — лучший подарок (к 71-летию лидера нации)

Я часто думаю, поче­му я не оста­нов­люсь. Пусть бесят­ся без меня. Пусть истоп­чут,  изгры­зут друг дру­га до костя­шек, до лок­тей. Но с дру­гой сто­ро­ны – зубы у них встав­ные. А под ними – гниль пара­дон­тоз­ная. Без виа­гры нику­да, но ста­ра­тель­но  заку­па­ют моло­дых девок. Как им, бедо­ла­гам, под­кла­ды­вать­ся. Хотя, дол­лар все пере­тер­пит – и воню­чие пасти,  и кри­во­ла­пый арт­рит с корот­ко­но­го­стью на одну ногу впри­да­чу..

Я видел часто, как они шур­шат перед Глав­ным. И он тоже видел. И ему про­тив­но. Но, видать, не рва­ло. Видать, все-таки любит ссу­че­ных. Через «не могу». Сощу­рив­шись. И с отрыж­кой. До самой изжо­ги. И в кото­рый раз я уво­дил гла­за и лицо, чтоб не выдать рвот­но­го рефлек­са сво­е­го к нему-роди­мо­му и к при­хле­ба­те­лям.

Я не знаю, какая тварь толк­ну­ла меня в дра­ку. Но я не швыр­ну в эту тварь камень. У меня даже воз­ник­ло с нею род­ство. Толь­ко в эпи­леп­ти­че­ских кон­вуль­си­ях пред­став­ляю, что до сих пор слу­жу Глав­но­му Фюре­ру нации.  И он, любез­ный, пус­ка­ет пузы­ри от ком­фор­та, когда въез­жа­ет на меня на кат­ке под хруст моих зубов, костей и пале­но­го тела. Нет! Толь­ко не попасть в их подаг­ри­че­ские лапы.Только бить в бубен на опе­ре­же­ние, чтоб не успе­вал увер­нуть­ся сопат­кой и косым оком. Если кто-то из верх­них не чув­ство­вал боли в пече­ни, то эту боль надо ввин­тить кула­ком. Да так, что­бы  попро­бо­вать заса­дить по месту, где Глав­ный холит, копит и боит­ся свою желчь.

В такой огром­ной  и откры­той небу сте­пи они живут в малых норах, при­пря­тан­ных от ока люд­ско­го, казах­ско­го. Там доста­точ­но места толь­ко им и их сун­ду­кам с кэшем. Все жилы их натя­ну­ты в кор­чах обхва­тить эти сун­ду­ки, при­го­лу­бить, при­крыть сво­им телом, уже бью­щем­ся в увя­да­нии и Пар­кин­соне.

Ак-Орда – самая цен­тро­вая из Аста­нин­ских тюрем. Прав­да, при­ва­ти­зи­ро­ван­ная Глав­ным Кон­во­и­ром и Вер­ту­ха­ем стра­ны. Он же по сов­ме­сти­тель­ству кана­ет под Паха­на. Точь-в-точь копия со ста­лин­ских лаге­рей Кар­ла­га и Алжи­ра. Туда возят на раз­бор­ки, там созы­ва­ют стрел­ки. Делят общак. Там же и кон­ча­ют с отступ­ни­ка­ми. Где-то заво­ра­чи­ва­ют остан­ки в боч­ки-паке­ты, а потом нахо­дят на зава­ли­щах и — подаль­ше в горы… В Ак-Орде рас­пи­сы­ва­ют, где кому лежать, а кому нахо­дить гни­ю­щих. Сове­ща­ния про­во­дят на тему «След­ствие ведут знатоки».Никакого хле­ба не надо, поболь­ше зре­лищ таких давай.

Я видел на заня­ти­ях в ней­ро­хи­рур­ги­че­ской кли­ни­ке, как хирур­ги  дела­ют тре­па­на­цию чере­па.  Не для сла­бо­нерв­ных, сра­зу ска­жу, но все рав­но во имя спа­се­ния паци­ен­та. Я видел и до сих пор вижу, как Назар­ба­ев и его соло­вьи   про­мы­ва­ют моз­ги наро­ду гряз­ным кипят­ком про­па­ган­ды. И все­гда — про Един­ствен­но­го, и все­гда — про само­го Люби­мо­го. Роди­те­ли бле­во­ти­ны. А он не про­сто тер­пит. Он дышит эти­ми испа­ре­ни­я­ми и испраж­не­ни­я­ми. И исхо­дит слю­ной. И впе­ре­ди не толь­ко госу­дар­ствен­ные СМИ, но теперь и псев­до­оп­по­зи­ци­он­ные сай­ты «на раз­де­ва­ние», сидя­щие на денеж­ной кор­руп­ци­он­ной игле Назар­ба­е­ва.

Я сижу дале­ко от них. Даже не в СНГ. В Запад­ной Евро­пе. Недо­ступ­ный и нети­хий. Кри­чу на всех углах, раз­даю интер­вью жур­на­ли­стам, пуб­ли­кую на бло­ге сек­рет­ные мате­ри­а­лы, и они по ту сто­ро­ну снг­эш­ной сте­ны все заки­па­ют, как крас­ные раки. Чего им боять­ся? Прав­ды? Это смеш­но.  Люди, кото­рые верят в ложь, не долж­ны боять­ся прав­ду. И не надо КНБ и Гене­раль­но­му про­ку­ро­ру про­во­дить экс­пер­ти­зу  мое­го сай­та «Rakhat.org», всё рав­но  луч­ший пода­рок на день рож­де­нья это кни­га. И это моя кни­га «Крёст­ный тесть».

Я знаю, как их доста­вать, как насту­пать на их же шлан­ги, что­бы  посто­ян­но выкли­кать в них отдыш­ку стра­ха. Они, вклю­чая само­го Пожиз­нен­но­го Нур­сул­та­на, долж­ны чув­ство­вать, что я где-то совсем рядом, все­гда под боком. Все­гда не толь­ко готов бить по язы­кам ядо­ви­тым, по руч­кам шалов­ли­вым, но и бью. Заря­жаю удар и сно­ва бью. Дра­жай­ших и дро­жа­щих. Ни сна им, ни пере­дыш­ки. Быть им каж­дую мину­ту в поту и в цейт­но­те. Пусть чув­ству­ют «народ­ные» избран­нич­ки. Пусть пла­тят по пол­но­му сче­ту, вклю­чая само­го Цен­тро­во­го. С него осо­бый спрос. Как с Глав­но­го. Пусть гото­вит­ся. Не соско­чит. Еще на этом све­те доста­нут. И не раз.

До сих пор меня дони­ма­ет эта исто­ма оди­но­че­ства. Кому толь­ко не было выгод­но вешать на меня всех собак нере­за­ных. Роб­кой оппо­зи­ции хоте­лось уку­сить само­го Верх­не­го… и коло­лось. Мож­но было и в рыло схло­по­тать. В этот счет рва­ли в кус­ки меня за Него, люби­мо­го и опас­но­го. В Япо­нии было вре­мя, когда в боль­ших фир­мах выстав­ля­ли у вхо­да уве­ли­чен­ную кук­лу глав­но­го началь­нич­ка-мене­дже­ра, что­бы сотруд­ни­ки мог­ли отво­дить душу, вре­зав по физио­но­мии чуче­ла. Вот и  я  рабо­тал  назар­ба­ев­ским  чуче­лом. И Он, болез­нен­ный, не защи­щал, а ухо­дил в кусты. Дрей­фил, а заод­но и ску­лил от минут сча­стья. А потом, когда поте­рял меня, спо­хва­тил­ся. Не на кого валить. Нет Али­е­ва, из кото­ро­го лепи­ли кол­лек­тив­но­го дья­во­ла, про­пу­стив, что истин­ный дья­вол всем и все­ми заправ­лял. Знаю, вели­ка поте­ря. Некем боль­ше сра­му при­крыть­ся. Гол-сокол! Поза­ди Ак-Орда.

Дума­ли, что при­пол­зу на чет­ве­рень­ках. Не заме­ти­ли, что сами пол­за­ют!

У наших дву­но­гих, кото­рые копо­шат­ся у аста­нин­ско­го коры­та, глаз­ки бега­ют, от пря­мо­го взгля­да жму­рят­ся, не то, что от све­та. От све­та слеп­нут, как от стра­ха. Не то, что бер­кут – один из немно­гих созда­ний, спо­соб­ных пря­мо смот­реть на солн­це. А  Нуре­ке – тот вооб­ще  любит не видеть. Зачем ему его глаз­ки. Все рав­но при­хо­дит­ся пря­тать. Чтоб не ули­чи­ли.

«Бауы­рым» (букв.Моя печень) так каза­хи назы­ва­ют род­но­го чело­ве­ка. Каза­хи счи­та­ют, что за род­ствен­ные чув­ства «отве­ча­ет» в орга­низ­ме чело­ве­ка имен­но печень. Имен­но оно яко­бы «пере­жи­ва­ет» и болит за род­ствен­ни­ков.

Общий осно­во­по­ла­га­ю­щий прин­цип вза­и­мо­от­но­ше­ний как внут­ри казах­ской семьи, так в целом во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду людь­ми – это прин­цип «Улкен‑Кiшi» (стар­ший — млад­ший). Мож­но ска­зать, это осно­ва вос­пи­та­ния у каза­хов.
Вкрат­це, стар­ший дол­жен осо­зна­вать свой ста­тус и быть при­ме­ром во всем для млад­ше­го, а млад­ший дол­жен ува­жать стар­ше­го и брать с него при­мер. Разу­ме­ет­ся, надо пони­мать, что при­мер для под­ра­жа­ния дол­жен быть достой­ным того. Прин­цип «Улкен-Кiшi» — уни­вер­са­лен.

Но толь­ко не для Назар­ба­е­ва. Не одно­го стар­ше­го извел. Начал с Куна­е­ва. И не может оста­но­вить­ся. Гад­ства в нем боль­ше сове­сти.

 

3 Июль, 2011


Источ­ник: rakhat.org,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

View article:
Кни­га — луч­ший пода­рок (к 71-летию лиде­ра нации)