-21 C
Астана
19 января, 2021
Image default

КЛАНированная страна

Борьба с коррупцией в Казахстане — фейк

Деста­би­ли­за­ция в Кыр­гыз­стане, счи­та­ет теле­грам-канал Uzyn Qulaq, рис­ку­ет пере­ки­нуть­ся на Казах­стан по цело­му ряду при­чин, начи­ная от пла­чев­но­го финан­со­во­го состо­я­ния домо­хо­зяйств, кото­рое ста­ло осо­бен­но тяже­лым в пери­од «коро­на­ви­рус­но­го кри­зи­са» (толь­ко по оцен­кам Все­мир­но­го бан­ка по Цен­траль­ной Азии, до 12,7% казах­стан­цев ока­жет­ся до кон­ца года за чер­той бед­но­сти), закан­чи­вая в целом аморф­ной поли­ти­че­ской систе­мой и ситу­а­ци­ей обще­ствен­но-поли­ти­че­ско­го застоя. 

«Не сек­рет, что выстро­ен­ная елба­сы поли­ти­че­ская систе­ма, в кото­рой ресур­сы и финан­со­вые пото­ки поде­ле­ны меж­ду кла­на­ми и замкну­ты в первую оче­редь на пред­ста­ви­те­лей «шапра­ш­тин­ско­го кла­на», по уров­ню сво­ей кор­руп­ци­он­но­ем­ко­сти при­бли­жа­ет­ся к афри­кан­ским стра­нам и харак­те­ри­зу­ет­ся, как оли­го­по­лия — в Казах­стане один из самых высо­ких на пост­со­вет­ском про­стран­стве раз­ры­вов меж­ду самы­ми бога­ты­ми и самы­ми бед­ны­ми. 
Кро­ме того, чле­ны семьи елба­сы, по све­де­ни­ям Uzyn Qulaq, кон­тро­ли­ру­ют огром­ные финан­со­вые пото­ки на таможне, что неиз­беж­но уве­ли­чи­ва­ет рис­ки того, что деста­би­ли­за­ция в Кыр­гыз­стане может пере­ки­нуть­ся на Казах­стан. В «тамо­жен­ной дея­тель­но­сти» задей­ство­ва­ны и род­ствен­ни­ки елба­сы, рабо­та­ю­щие через упол­но­мо­чен­ные эко­но­ми­че­ские опе­ра­то­ры (УЭО) и казах­стан­скую Ассо­ци­а­цию тамо­жен­ных брокеров.

«А шаги по борь­бе с кор­руп­ци­ей часто с недо­ве­ри­ем вос­при­ни­ма­ют­ся рядо­вы­ми граж­да­на­ми Казах­ста­на, — пишет в сво­ей ста­тье «Фак­тор кла­нов: осо­бен­но­сти борь­бы с кор­руп­ци­ей в Казах­стане» для DW Ана­то­лий Вай­скопф. — Сооб­ще­ния о задер­жа­ни­ях чинов­ни­ков, подо­зре­ва­е­мых в кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ни­ях, и ини­ци­а­ти­вах госу­дар­ствен­ных струк­тур по борь­бе с кор­руп­ци­ей в Казах­стане появ­ля­ют­ся доста­точ­но часто. Толь­ко за минув­шие 2 неде­ли служ­бы ново­стей рас­ска­за­ли о трех слу­ча­ях задер­жа­ния подо­зре­ва­е­мых в полу­че­нии взя­ток чинов­ни­ков, начав­шем­ся судеб­ном про­цес­се по ста­тье “хище­ние средств в осо­бо круп­ном раз­ме­ре”, пред­став­лен­ном отче­те о рабо­те анти­кор­руп­ци­он­но­го агент­ства стра­ны за 9 меся­цев, а так­же под­пи­сан­ном пре­зи­ден­том Казах­ста­на Тока­е­вым законе, запре­ща­ю­щем гос­слу­жа­щим полу­чать подарки».

Одна­ко, по мне­нию, Ана­то­лия Вай­скоп­фа осо­бо­го резо­нан­са в казах­стан­ском обще­стве все эти сооб­ще­ния не полу­чи­ли. «Борь­ба с кор­руп­ци­ей в Казах­стане — это фейк», — уве­ря­ет гла­ва казах­стан­ско­го пра­во­за­щит­но­го фон­да Liberty Галым Аге­ле­улов. По его сло­вам, в усло­ви­ях, когда с пер­вых же лет неза­ви­си­мо­сти стра­ны пра­вя­щая номен­кла­ту­ра ста­ла созда­вать­ся по кла­но­во­му прин­ци­пу — родо­вые свя­зи, зем­ля­че­ство, род­ствен­ные отно­ше­ния, об успе­хе в борь­бе с кор­руп­ци­ей не может быть и речи.

«В Казах­стане выстро­е­на чет­кая вер­ти­каль вла­сти. На самом ее вер­ху нахо­дит­ся “шапра­шты”- род пер­во­го пре­зи­ден­та. После него идет так назы­ва­е­мый “южный клан”, кото­рый состо­ит из выход­цев Тур­ке­стан­ской и Джам­буль­ской обла­стей, а уж затем сле­ду­ют реги­о­наль­ные и област­ные груп­пы. То есть созда­на пира­ми­да вла­сти сме­шан­но­го фео­даль­но­го и коче­во­го родо­пле­мен­но­го типа. В ее рам­ках важ­ное зна­че­ние при­да­ет­ся арха­ич­но­му брач­но­му прин­ци­пу. Он тре­бу­ет кров­но­го род­ства с патро­ном, поз­во­ля­ю­щий вме­сте с кре­ди­том дове­рия полу­чить свою часть эко­но­ми­ки стра­ны и воз­мож­ность оста­вать­ся без­на­ка­зан­ным», — поде­лил­ся с DW сво­и­ми зна­ни­я­ми осо­бен­но­стей казах­стан­ско­го бытия Галым Агелеулов.

Напри­мер, быв­ший министр здра­во­охра­не­ния РК Елжан Бир­та­нов, про­ва­лив­ший рабо­ту все­го мини­стер­ства во вре­мя «коро­на­ви­рус­но­го кри­зи­са», пере­шел на рабо­ту в част­ный сек­тор. Его при­нял один из казах­стан­ских меди­цин­ских хол­дин­гов, нахо­дя­щий­ся под кон­тро­лем одно­го из казах­стан­ских оли­гар­хов. – сооб­ща­ет Uzyn Qulaq.
По его све­де­ни­ям в свое вре­мя, Елжан Бир­та­нов — выхо­дец из Жам­был­ской обла­сти — был назна­чен на пост мини­стра здра­во­охра­не­ния РК по реко­мен­да­ции и насто­я­нию быв­ше­го пре­мьер мини­стра Бахыт­жа­на Сагин­та­е­ва, тоже выход­ца из Жам­был­ской обла­сти, и поль­зо­вал­ся его рас­по­ло­же­ни­ем. Еще один член каб­ми­на, уво­лен­ный на фоне «коро­на­ви­рус­но­го кри­зи­са» за про­вал про­грам­мы «Циф­ро­вой Казах­стан» — быв­ший министр циф­ро­во­го раз­ви­тия, инно­ва­ций и аэро­кос­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти РК Аскар Жума­га­ли­ев, так­же, как и Бир­та­нов, смог избе­жать преследования(он полу­чил назна­че­ние послом Казах­ста­на в Нидер­лан­дах) со сто­ро­ны Агент­ства по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Али­ка Шпек­ба­е­ва лишь бла­го­да­ря покро­ви­тель­ству сво­е­го тестя — вли­я­тель­но­го чле­на «шапра­ш­тин­ско­го кла­на» и пред­се­да­те­ля Кон­сти­ту­ци­он­но­го Сове­та РК Кай­ра­та Мами.

О доми­ни­ро­ва­нии во власт­ных струк­ту­рах родо­вых отно­ше­ний, когда чинов­ни­ки даже в офи­ци­аль­ных био­гра­фи­ях ука­зы­ва­ют свою при­част­ность к тому или ино­му роду, рас­ска­зал DW и заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Объ­еди­нен­ной соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Казах­ста­на Айдар Али­ба­ев: «Если вни­ма­тель­но посмот­реть спис­ки началь­ни­ков депар­та­мен­тов мини­стерств и ведомств, то там сплошь зна­ко­мые фами­лии! Это дети дей­ству­ю­щих депу­та­тов пар­ла­мен­та, нахо­дя­щих­ся во вла­сти и ушед­ших на пен­сию аки­мов, мини­стров и руко­во­ди­те­лей наци­о­наль­ных ком­па­ний. Чужие там не ходят!».

Неза­ви­си­мо друг от дру­га и оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Айдар Али­ба­ев, и пра­во­за­щит­ник Галым Аге­ле­улов заяви­ли DW, что наблю­да­е­мая в Казах­стане борь­ба с кор­руп­ци­ей, на самом деле — про­яв­ле­ние борь­бы раз­лич­ных поли­ти­че­ских кла­нов за наи­бо­лее выгод­ные места на власт­ном Олим­пе. «Яркий при­мер такой борь­бы — нака­за­ние быв­ше­го пре­мьер-мини­стра Сери­ка Ахме­то­ва и судь­ба в про­шлом руко­во­ди­те­ля адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та Асла­на Муси­на. Они совсем не оди­ноч­ки, за каж­дым сто­я­ли вли­я­тель­ные кла­ны! Тот же Мусин 10 лет назад взле­тел очень высо­ко. Он же вли­ял на все сфе­ры жиз­ни наших чинов­ни­ков. Гово­ри­ли, что он даже нахо­дит­ся в одном шаге от само­го глав­но­го крес­ла в стране. Но борь­бу кла­нов у нас никто не отме­нял», — заме­тил Айдар Алибаев.

Не отри­ца­ют вли­я­тель­ность поли­ти­че­ских кла­нов в стране и люди, отры­то под­дер­жи­ва­ю­щие пра­вя­щую эли­ту Казах­ста­на, пишет Ана­то­лий Вай­скопф. «Гово­рить, что тако­го нет, было бы глу­по. Это вид­но, напри­мер, по команд­ным пере­ме­ще­ни­ям. Несмот­ря на запрет, прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что он носит фор­маль­ный харак­тер, что не все при­дер­жи­ва­ют­ся прин­ци­па мери­то­кра­тии. Но мы долж­ны к ней стре­мить­ся, пока­зы­вая и пори­цая такое явле­ние как кла­но­вый прин­цип.», — поде­лил­ся с DW сво­им мне­ни­ем член спе­ци­аль­ной мони­то­рин­го­вой груп­пы агент­ства по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Ерлан Куа­ныш. По его сло­вам, пока не вид­но гото­вых рецеп­тов по пол­но­му иско­ре­не­нию наблю­да­е­мо­го в стране при назна­че­нии чинов­ни­ков прин­ци­па «гео­гра­фия – био­гра­фия». Отве­чая на вопрос DW о рас­про­стра­нен­ном в Казах­стане явле­нии, когда у каж­до­го чле­на одной семьи может быть своя фами­лия, что спо­соб­ству­ет скры­тию род­ствен­ных отно­ше­ний, Ерлан Куа­ныш заме­тил: «Есть тра­ди­ции, от кото­рых про­сто так не отмах­нуть­ся. Напри­мер, при­став­ка к фами­лии “теги” дает­ся с упо­ми­на­ни­ем име­ни деда. Боять­ся это­го явле­ния не сто­ит — не зря же у нас есть шут­ка, что мы все зна­ем друг дру­га в лицо. К тому же для ком­пе­тент­ных орга­нов все эти раз­ные фами­лии в одной семье — сек­рет Полишинеля».

Из бесед со слух­мей­ке­ра­ми, близ­ки­ми к окру­же­нию руко­вод­ства «биб­лио­те­ки» Uzyn Qulaq дела­ет вывод, что в первую оче­редь «двое­вла­стие» про­яв­ля­ет­ся в кад­ро­вых вопро­сах, где суще­ству­ют серьез­ные раз­но­гла­сия, при этим елба­сы лич­но кон­тро­ли­ру­ет про­цесс назна­че­ний и доволь­но рев­ни­во отно­сит­ся к фак­там лич­ной лояль­но­сти чинов­ни­ков к сво­е­му преемнику.

И внут­рен­нее напря­же­ние в дуум­ви­ра­те казах­стан­ской вла­сти, кото­рое не толь­ко сохра­ня­ет­ся, но и нарас­та­ет, что, по све­де­ни­ям Uzyn Qulaq, очень тре­во­жит Кремль на фоне нарас­та­ю­щей неста­биль­но­сти — «дуги напря­жен­но­сти» вокруг гео­по­ли­ти­че­ских инте­ре­сов Рос­сии (собы­тия в Бело­рус­сии, Нагор­ном Кара­ба­хе и Кир­ги­зии). И Крем­лю важ­но, и он готов при­ла­гать для это­го опре­де­лен­ные уси­лия, что­бы внут­ри­по­ли­ти­че­ская обста­нов­ка в Казах­стане оста­ва­лась стабильной.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

«Мы, наверное, живем в демократической стране». Как Кыргызстан готовится к выборам президента

Editor

Снова бастуют рабочие и снова в Мангистау

Оппозиционеры Центральной Азии по-разному оценивают события в Турции