13 C
Астана
15 июня, 2021
Image default

Китайский дракон улыбнулся Германии

В Бер­лине в нача­ле минув­шей неде­ли про­изо­шло бес­пре­це­дент­ное собы­тие – пер­вые немец­ко-китай­ские пра­ви­тель­ствен­ные пере­го­во­ры. На сего­дняш­ний день Гер­ма­ния явля­ет­ся круп­ней­шим эко­но­ми­че­ским парт­не­ром КНР, и Пекин наде­ет­ся, что ФРГ послу­жит Китаю сво­е­го рода клю­чом к Европе. 

Автор: Борис НЕМИРОВСКИЙ

В немец­ком поли­ти­че­ском сло­ва­ре поня­тие «меж­пра­ви­тель­ствен­ные кон­суль­та­ции», пожа­луй, с пол­ным пра­вом сле­ду­ет писать с заглав­ной бук­вы — не пото­му, что немец­кая грам­ма­ти­ка это преду­смат­ри­ва­ет, а пото­му, что важ­ность этих меро­при­я­тий труд­но пере­оце­нить. Посто­ян­ные меж­пра­ви­тель­ствен­ные кон­суль­та­ции с той или иной стра­ной озна­ча­ют, что ФРГ достиг­ла в отно­ше­ни­ях с ней наи­выс­шей сте­пе­ни сотруд­ни­че­ства. Доста­точ­но ска­зать, что до сих пор подоб­ные сове­ща­ния на посто­ян­ной осно­ве про­во­ди­лись с пра­ви­тель­ства­ми все­го лишь двух стран — Фран­ции и Изра­и­ля. Теперь к крат­ко­му спис­ку бли­жай­ших парт­не­ров Гер­ма­нии при­ба­вил­ся еще и Китай: в минув­ший втор­ник в Бер­лин при­был пре­мьер-министр китай­ско­го пра­ви­тель­ства Вэнь Цзя­бао вме­сте с мини­стра­ми сво­е­го каби­не­та (все­го 13 человек).

Боль­ше китай­цев, хоро­ших и разных?

Интен­сив­ные, еще интен­сив­нее, самые интен­сив­ные — имен­но таки­ми пре­вос­ход­ны­ми сте­пе­ня­ми мож­но опи­сать эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния ФРГ и КНР в послед­ние годы. Тес­ное сотруд­ни­че­ство нача­лось еще в то вре­мя, когда Гер­ма­ни­ей пра­ви­ло соци­ал-демо­кра­ти­че­ское пра­ви­тель­ство Гер­хар­да Шредера.

Имен­но в те годы немец­кие това­ры и тех­но­ло­гии ста­ли появ­лять­ся в Китае, а спе­ци­а­ли­сты во всех мыс­ли­мых обла­стях нау­ки и тех­ни­ки отпра­ви­лись из ФРГ в Под­не­бес­ную. Здесь им были от души рады, пла­ти­ли хоро­шие день­ги и созда­ва­ли мак­си­маль­но бла­го­при­ят­ные усло­вия для жиз­ни и труда.

В ответ из Китая в Гер­ма­нию хлы­нул поток инве­сти­ций, мас­са про­из­вод­ствен­ных зака­зов и целая тол­па сту­ден­тов, жела­ю­щих обу­чать­ся в немец­ких вузах — есте­ствен­но, не за спа­си­бо, за их обу­че­ние китай­ское пра­ви­тель­ство пла­ти­ло щед­рой рукой.

Мно­го воды утек­ло с тех пор, поли­ти­че­ские отно­ше­ния Гер­ма­нии и Китая меня­лись порой корен­ным обра­зом. Доста­точ­но вспом­нить скан­даль­ную исто­рию с демон­стра­тив­ным при­е­мом в Бер­лине тибет­ско­го далай-ламы, после кото­ро­го из ФРГ была ото­зва­на «для кон­суль­та­ций» чуть ли не поло­ви­на китай­ских дипло­ма­тов, или посто­ян­ные экс­цес­сы, воз­ни­ка­ю­щие в резуль­та­те поим­ки в Гер­ма­нии оче­ред­но­го китай­ско­го шпи­о­на или ата­ки китай­ских хаке­ров на сер­ве­ры немец­ких госу­дар­ствен­ных учре­жде­ний и част­ных компаний.

Но поли­ти­ка — поли­ти­кой, а эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния у нем­цев с китай­ца­ми, как уже отме­ча­лось, явля­ют­ся про­сто образ­цо­вы­ми. Как в свое вре­мя шути­ла коман­да КВН Мин­ска о таких же отно­ше­ни­ях Бела­ру­си и Рос­сии: «Они настоль­ко тес­ные, что по ночам даже ста­но­вит­ся как-то неудобно».

И вот за пару меся­цев до 40-лет­не­го юби­лея этих отно­ше­ний (офи­ци­аль­но они были нача­ты в 1981 году, когда был под­пи­сан немец­ко-китай­ский дого­вор о друж­бе и сотруд­ни­че­стве) пре­мьер-министр КНР Вэнь Цзя­бао и канц­лер ФРГ Анге­ла Мер­кель откры­ли в них новую гла­ву. Впро­чем, в дан­ном слу­чае име­ет место клас­си­че­ский «брак по рас­че­ту»: ника­кой осо­бой друж­бы меж­ду Кита­ем и Гер­ма­ни­ей нет, но, они, похо­же, научи­лись дове­рять друг дру­гу в дело­вых вопросах.

Об этом пря­мо заявил Вэнь Дзя­бао, при­ве­дя в сво­ей речи китай­скую пого­вор­ку: «В сорок лет исче­за­ют сомне­ния». Быв­ший экс­порт­ный чем­пи­он мира и новый миро­вой лидер в этой эко­но­ми­че­ской дис­ци­плине реши­ли объ­еди­нить усилия.

«Не про­да­ди­те — украдем!»

Как извест­но, китай­цы раз­де­ля­ют свою поли­ти­че­скую жизнь на так назы­ва­е­мые «эры живот­ных». К при­ме­ру, дол­гое вре­мя Пекин заяв­лял, что живет в «эру спя­ще­го дра­ко­на», то есть накап­ли­ва­ет силы, но не осо­бен­но их демон­стри­ру­ет. Насчет поли­ти­ки ска­зать пока труд­но, но вот в эко­но­ми­ке уже несколь­ко лет под­ряд про­сле­жи­ва­ет­ся новая тен­ден­ция. Китай­ский дра­кон проснул­ся и теперь рас­прав­ля­ет свои кры­лья. Китай­ская экс­пан­сия рас­про­стра­ня­ет­ся по все­му миру, но в каж­дом слу­чае у китай­цев про­сле­жи­ва­ют­ся весь­ма раз­лич­ные приоритеты.

К при­ме­ру, от Казах­ста­на и Рос­сии Китай пыта­ет­ся полу­чить мак­си­мум полез­ных иско­па­е­мых, в первую оче­редь — энер­го­но­си­те­лей, устро­ив заод­но удоб­ные пере­ва­лоч­ные базы для тран­зи­та сво­их деше­вых това­ров. От Рос­сии и Укра­и­ны Китаю тре­бу­ют­ся пере­до­вые воен­ные тех­но­ло­гии — при этом за все это КНР ста­ра­ет­ся пла­тить, боль­шей частью исклю­чи­тель­но день­га­ми — хоть деше­ве­ю­щи­ми дол­ла­ра­ми, а хоть сво­и­ми совер­шен­но не кон­вер­ти­ру­е­мы­ми юаня­ми. По сути, подоб­ная модель пове­де­ния напо­ми­на­ет дей­ствия каких-нибудь сред­не­ве­ко­вых евро­пей­ских коло­ни­стов в Афри­ке, ста­ра­ю­щих­ся вытор­го­вать у мест­ных пле­мен как мож­но боль­ше золо­та и сло­но­вой кости за стек­лян­ные бусы и зеркала.

В отно­ше­нии Евро­пы стра­те­гия китай­ской эко­но­ми­че­ской экс­пан­сии совер­шен­но иная: от евро­пей­цев, в первую оче­редь, тре­бу­ют­ся их высо­ко­тех­но­ло­гич­ные това­ры и граж­дан­ские тех­но­ло­гии как тако­вые. И тут уже в ход идут дру­гие схе­мы, гораз­до более гиб­кие и про­ду­ман­ные, неже­ли про­стая покуп­ка неф­ти, газа и ура­на за зеле­ные бумаж­ки. Китай­ские фир­мы в мас­со­вом поряд­ке «ску­па­ют моз­ги» евро­пей­цев, при­гла­шая инже­не­ров и уче­ных пора­бо­тать в Под­не­бес­ной. Инве­сти­ции китай­ских кон­цер­нов в евро­пей­ское высо­ко­тех­но­ло­гич­ное про­из­вод­ство за три кри­зис­ных года вырас­та­ли в три раза каж­дый год.

Сле­ду­ет заме­тить, что евро­пей­ско­му про­из­вод­ству это не слиш­ком-то пошло на поль­зу. Китай­цы ску­па­ют сто­я­щие на гра­ни разо­ре­ния пред­при­я­тия, обе­щая сохра­нить рабо­чие места и объ­е­мы выпус­ка, после чего в тече­ние бук­валь­но несколь­ких меся­цев выво­зят к себе в стра­ну тех­но­ло­ги­че­ские цепоч­ки, чер­те­жи и даже зача­стую стан­ки и обо­ру­до­ва­ние — после чего теря­ют инте­рес к куп­лен­ной фир­ме и дают ей окон­ча­тель­но разориться.

Не спа­са­ют даже гром­кие тор­го­вые мар­ки. У всех на слу­ху печаль­ная исто­рия швед­ско­го авто­кон­цер­на «Воль­во», куп­лен­но­го китай­ца­ми чуть мень­ше года назад и разо­ря­ю­ще­го­ся бук­валь­но на гла­зах. По эко­ло­ги­че­ским тех­но­ло­ги­ям этой ком­па­нии отныне будут выпус­кать­ся китай­ские авто­мо­би­ли в горо­де Чэн­ду, про­вин­ция Сычу­ань. При­чем на рынок «китай­ские “Воль­во”», ско­рее все­го, пой­дут уже под новой мар­кой Geely. Впро­чем, как сооб­ща­ет прес­са, это еще не реше­но: воз­мож­но, зна­ме­ни­тая мар­ка будет сохра­не­на, но вот швед­ские рабо­чие в любом слу­чае поте­ря­ют рабо­ту, пото­му что швед­ские пред­при­я­тия будут закрыты.

Есте­ствен­но, что нем­цев подоб­ные мето­ды «инве­сти­ро­ва­ния» не слиш­ком при­вле­ка­ют. Более того, они и сами име­ют нега­тив­ный опыт тако­го «сотруд­ни­че­ства», отно­ся­щий­ся еще ко вре­ме­нам прав­ле­ния Гер­хар­да Шре­де­ра. Тогда ком­па­ния Siemens под­ря­ди­лась постро­ить в Шан­хае 300-кило­мет­ро­вую ско­рост­ную маг­нит­ную желез­ную доро­гу — абсо­лют­ное немец­кое ноу-хау, вос­тре­бо­ван­ное во всем мире. Китай­ское пра­ви­тель­ство заклю­чи­ло с ком­па­ни­ей кон­тракт на построй­ку, при этом запла­тив день­га­ми, взя­ты­ми в кре­дит у Гер­ма­нии же, общая цена кон­трак­та соста­ви­ла 2 млрд евро.

Доро­га зара­бо­та­ла в 2007 году, и Siemens, окры­лен­ный успе­хом, пред­ло­жил при­сту­пить к стро­и­тель­ству еще двух новых веток, но полу­чил отказ. Китай­цы заяви­ли, что нашли первую вет­ку неэф­фек­тив­ной, что «систе­ма нуж­да­ет­ся в дора­бот­ках» и, вооб­ще, нам боль­ше не надо. А в фев­ра­ле 2011 года Китай офи­ци­аль­но объ­явил о сво­ем жела­нии вый­ти на миро­вой рынок с соб­ствен­ны­ми ско­рост­ны­ми маг­нит­ны­ми поез­да­ми — по сути, это тех­но­ло­гии, пол­но­стью ско­пи­ро­ван­ные у Siemens, толь­ко име­ю­щие теперь китай­ское назва­ние и, что нема­ло­важ­но, пред­ла­га­е­мые по цене, состав­ля­ю­щей едва ли поло­ви­ну немецкой.

Есте­ствен­но, пол­ную тех­но­ло­ги­че­скую доку­мен­та­цию немец­кая ком­па­ния сво­им китай­ским парт­не­рам не предо­став­ля­ла, ника­ких нов­шеств, при­вне­сен­ных китай­ца­ми, спе­ци­а­ли­сты у систе­мы не обна­ру­жи­ли. Тем не менее китай­ская сто­ро­на утвер­жда­ет, что у них — пол­но­стью ори­ги­наль­ная раз­ра­бот­ка и ника­кой кра­жи тех­но­ло­гий нет. Как гова­ри­вал у бра­тьев Стру­гац­ких в «Труд­но быть богом» отец Каба­ни: «Я вот это вот самое и при­ду­мал. А кто не верит — тот дурак!»

В прин­ци­пе, подоб­ных при­ме­ров «тех­но­ло­ги­че­ско­го транс­фе­ра» мож­но вспом­нить еще несколь­ко: «китай­ски­ми раз­ра­бот­ка­ми» в минув­шие годы ока­за­лись и новые виды хими­че­ских кра­си­те­лей из Гер­ма­нии, и послед­ние моде­ли авто­мо­би­лей ком­па­ний BMW и Daimler Benz, и мно­гие дру­гие хоро­шие и полез­ные вещи. При этом сле­ду­ет отме­тить, что для сво­е­го внут­рен­не­го рын­ка китай­цы по-преж­не­му пред­по­чи­та­ют поку­пать това­ры, сде­лан­ные в ФРГ: немец­кое каче­ство поль­зу­ет­ся у китай­ских поку­па­те­лей едва ли не куль­то­вым статусом.

«У сво­их не воруем»?

До сих пор попыт­ки немец­ких офи­ци­аль­ных лиц уре­зо­нить китай­ских парт­не­ров завер­ша­лись ничем. В Гер­ма­нии по-преж­не­му десят­ка­ми вылав­ли­ва­ют так назы­ва­е­мых «шпи­о­нов на пол­став­ки» — китай­ских сту­ден­тов, сов­ме­ща­ю­щих уче­бу в немец­ких уни­вер­си­те­тах с тоталь­ным копи­ро­ва­ни­ем все­го, что толь­ко попа­да­ет­ся им под руку — от чер­те­жей и даже схем рас­по­ло­же­ния стан­ков и при­бо­ров в экс­пе­ри­мен­таль­ных лабо­ра­то­ри­ях до ска­чи­ва­ния и отправ­ки домой дис­сер­та­ций, диплом­ных и кур­со­вых работ из уни­вер­си­тет­ских вир­ту­аль­ных сетей.

В послед­нее вре­мя уча­сти­лись так­же попыт­ки взло­ма ком­пью­тер­ных сетей немец­ких круп­ных ком­па­ний и даже гос­учре­жде­ний — спе­ци­а­ли­сты по ком­пью­тер­ной защи­те, рабо­та­ю­щие по кон­трак­ту с немец­ким пра­ви­тель­ством, утвер­жда­ют, что более 70% этих попы­ток совер­ша­ют­ся с китай­ских сер­ве­ров, при­над­ле­жа­щих госу­дар­ствен­ным орга­нам. Когда же в адрес КНР при­хо­дит оче­ред­ной офи­ци­аль­ный про­тест, в ответ китай­ские офи­ци­аль­ные лица воз­му­ща­ют­ся. Тот же Вэнь Цзя­бао, отве­чая на вопрос немец­ко­го жур­на­ли­ста о китай­ских «госу­дар­ствен­ных хаке­рах», заявил, что тако­вых в при­ро­де не суще­ству­ет и что Китай так­же явля­ет­ся потер­пев­шей сто­ро­ной: мол, ком­пью­тер­ное пират­ство неиз­вест­ных лиц бро­са­ет тень на неру­ши­мую друж­бу Китая и Германии.

Тем не менее, мно­гие ком­мен­та­то­ры схо­дят­ся во мне­нии, что отныне интен­сив­ность китай­ских «заим­ство­ва­ний», по край­ней мере, по отно­ше­нию к немец­ким тех­но­ло­ги­ям долж­на суще­ствен­но сни­зить­ся. Во-пер­вых, в послед­ние два года нем­цы, научен­ные горь­ким опы­том, ста­ли вкла­ды­вать в систе­мы ком­пью­тер­ной защи­ты все боль­ше средств и китай­ским хаке­рам ста­но­вит­ся все труд­нее бороть­ся с новы­ми охран­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми. Во-вто­рых, Пеки­ну в дан­ный момент как воз­дух нужен «евро­пей­ский друг». Огром­ные капи­та­лы, акку­му­ли­ро­ван­ные в китай­ских госу­дар­ствен­ных инве­сти­ци­он­ных фон­дах, ищут выхо­да на рынок, а евро­пей­ский рынок в этом отно­ше­нии явля­ет­ся, пожа­луй, наи­бо­лее пред­по­чти­тель­ным. Так что Гер­ма­ния нуж­на Китаю как «окно в Евро­пу», и мож­но пред­по­ло­жить, что руко­вод­ство КНР при­ня­ло реше­ние пере­стать пле­вать в это окно, чтоб оно не захлопнулось.

Visit link:
Китай­ский дра­кон улыб­нул­ся Германии

архивные статьи по теме

Миллиард тенге — сколько это денег?

«Жаль, что власть России приняла сторону диктатора». Большое интервью со Светланой Тихановской

Editor

Борцам с коррупцией – и факты в руки!