-11 C
Астана
9 марта, 2021
Image default

Каспийский регион: новая арена войны?

Ста­тус, энер­го­но­си­те­ли и воен­ные кораб­ли: есть ли взаимосвязь?

Интен­си­фи­ка­ция гео­по­ли­ти­че­ских про­цес­сов в свя­зи с Кас­пий­ским бас­сей­ном чув­ству­ет­ся все более явствен­но. На деле этот реги­он все­гда вхо­дил в круг инте­ре­сов вели­ких дер­жав. А сей­час вопрос при­об­рел новое гео­по­ли­ти­че­ское содер­жа­ние. Вни­ма­ние экс­пер­тов при­вле­ка­ет имен­но этот момент. Здесь сле­ду­ет учесть основ­ные гео­по­ли­ти­че­ские фак­то­ры, вли­я­ю­щие на ситу­а­цию в Кас­пии. Во-пер­вых, борь­ба за энер­го­ре­сур­сы реги­о­на фак­ти­че­ски всту­пи­ла в новый этап. Это нача­лось после того, как Азер­бай­джан отдал пред­по­чте­ние Тран­са­д­ри­а­ти­че­ско­му энергопроекту.

Экс­пер­ты счи­та­ют, что это реше­ние на деле меня­ет гео­по­ли­ти­че­скую дина­ми­ку Кас­пий­ско­го бас­сей­на. Неко­то­рые госу­дар­ства с рев­но­стью отно­сят­ся к ука­зан­но­му про­ек­ту, кото­рый отры­ва­ет широ­кие воз­мож­но­сти для транс­пор­ти­ров­ки энер­го­но­си­те­лей боль­шо­го про­стран­ства, вклю­чая и Цен­траль­ную Азию, на Запад. Они, по сути, обес­по­ко­е­ны тем, что лиши­лись меха­низ­мов дав­ле­ния на Азер­бай­джан, кото­рый про­во­дит неза­ви­си­мую внеш­нюю политику.

Напря­жен­ность, вызван­ная борь­бой за энер­го­ре­сур­сы реги­о­на, ощу­ща­лась еще 1—2 года тому назад по пове­де­нию неко­то­рых госу­дарств. Так, в сен­тяб­ре про­шло­го года немец­кое элек­трон­ное изда­ние Deutsche Welle писа­ло, что “Турк­ме­ния под­твер­ди­ла свое уча­стие в мили­та­ри­за­ции Кас­пия” (про­во­дя воен­ные уче­ния — Newtimes.az). Основ­ная же при­чи­на это­го — это “иран­ский кри­зис и нали­чие про­ти­во­ре­чий меж­ду при­ка­спий­ски­ми госу­дар­ства­ми” (более подр. см.: Вита­лий Вол­ков. Гон­ка воору­же­ний на Кас­пии // Deutsche Welle, 11 сен­тяб­ря 2012 г.).

Разу­ме­ет­ся, на ситу­а­цию в Кас­пий­ском бас­сейне ока­зы­ва­ют вли­я­ние гео­по­ли­ти­че­ские про­цес­сы вокруг Ира­на. Но непра­виль­но было бы свя­зы­вать все фак­то­ры толь­ко со ска­зан­ным. Обя­за­тель­но необ­хо­ди­мо учи­ты­вать борь­бу США, Евро­со­ю­за, Рос­сии и Китая за энер­го­ре­сур­сы и гео­по­ли­ти­че­ское вли­я­ние. В насто­я­щее вре­мя в гео­по­ли­ти­че­ских про­цес­сах, про­те­ка­ю­щих в Кас­пий­ском бас­сейне, веду­щую роль игра­ет имен­но этот момент.

Одним из дока­за­тельств ска­зан­но­го явля­ет­ся пуб­ли­ка­ция в запад­ной печа­ти мате­ри­а­лов о суще­ство­ва­нии пла­нов Рос­сии и Ира­на по про­ве­де­нию на Кас­пии воен­ных уче­ний. Редак­тор изда­ния World Politics Review и дирек­тор Цен­тра воен­но-поли­ти­че­ско­го ана­ли­за Инсти­ту­та Гуд­со­на, стар­ший науч­ный сотруд­ник Ричард Вейц отме­ча­ет, что “слож­ная ситу­а­ция в рай­оне Кас­пия меша­ет воз­ник­но­ве­нию рос­сий­ско-иран­ской воен­ной оси” (см.: Richard Weitz. Global Insights: Caspian Complexities Block Russia-Iran Naval Axis // World Politics Review, 2 июля 2013 г.). А поче­му сло­жи­лась такая слож­ная ситу­а­ция? Здесь глав­ную роль сыг­ра­ло то, что круп­ные дер­жа­вы не смог­ли дого­во­рить­ся в вопро­се без­опас­но­сти и исполь­зо­ва­ния энер­го­ре­сур­сов реги­о­на. На фоне ска­зан­но­го обра­ща­ет на себя вни­ма­ние рост напря­жен­но­сти на Кас­пии и выход на пер­вый план демон­стра­ции в бас­сейне воен­ной силы.

Рост кон­ку­рен­ции в реги­оне объ­яс­ня­ют в основ­ном нере­шен­но­стью ста­ту­са Кас­пия (см.: Göktürk Tüysüzoğlu. Hazar’da rekabet kızışıyor // www.blog.milliyet.com.tr, 4 авгу­ста 2013 г.). Разу­ме­ет­ся, здесь есть боль­шая доля исти­ны. Но глав­ный вопрос в том, поче­му до сих пор не решен ста­тус моря. У каж­до­го из госу­дарств реги­о­на свой под­ход к про­бле­ме. Эти под­хо­ды доста­точ­но про­ана­ли­зи­ро­ва­ны. Мож­но ска­зать, что с того момен­та, как вопрос о ста­ту­се Кас­пия был под­нят, и до сих пор меж­ду госу­дар­ства­ми не достиг­ну­та прин­ци­пи­аль­ная дого­во­рен­ность. Лишь Рос­сия, Азер­бай­джан и Казах­стан под­пи­са­ли доку­мент о раз­де­ле моря. Турк­ме­ния и Иран не при­зна­ют прин­цип это­го раз­де­ла. В целом же в вопро­се раз­де­ла бога­то­го нефтью мор­ско­го дна дого­во­рен­ность не достиг­ну­та. В этом вопро­се Рос­сия и Иран опа­са­ют­ся того, что в слу­чае опре­де­ле­ния ста­ту­са моря по прин­ци­пу “наци­о­наль­ных сек­то­ров” Азер­бай­джан про­ве­дет абсо­лют­но неза­ви­си­мый курс. А так как Турк­ме­ния пыта­ет­ся полу­чить боль­шую долю энер­го­ре­сур­сов моря, она холод­но отно­сит­ся к объ­ек­тив­но­му пред­ло­же­нию Баку.

Вли­я­ние на гео­по­ли­ти­че­скую кар­ти­ну двух факторов

Все это дает осно­ва­ние утвер­ждать, что рост напря­жен­но­сти в Кас­пий­ском бас­сейне вызван дву­мя при­чи­на­ми. Преж­де все­го, неко­то­рые госу­дар­ства реги­о­на опа­са­ют­ся того, что Азер­бай­джан еще более уси­лит свою неза­ви­си­мую поли­ти­ку. Поэто­му искус­ствен­но про­во­ци­ру­ет­ся турк­мен­ский вопрос. Во-вто­рых, круп­ные дер­жа­вы не смог­ли опре­де­лить­ся меж­ду собой, кто будет лиде­ром в регионе.

Подоб­ная ситу­а­ция созда­ет усло­вия для воз­ник­но­ве­ния ука­зан­ной выше опас­ной тен­ден­ции — посте­пен­но­го выхо­да на Кас­пии на пер­вый план демон­стра­ции силы. Не слу­чай­но рос­сий­ская “Неза­ви­си­мая газе­та” оза­гла­ви­ла ста­тью, посвя­щен­ную про­бле­ме, “Гео­по­ли­ти­че­ский шторм на Кас­пии” (см.: Вла­ди­мир Мухин. Гео­по­ли­ти­че­ский шторм на Кас­пии // “Неза­ви­си­мая газе­та”, 9 авгу­ста 2013г.).

Рос­сия и Казах­стан нача­ли воен­ные уче­ния на Кас­пии. Ракет­ный корабль “Даге­стан” и малый артил­ле­рий­ский корабль “Вол­го­донск” сопро­вож­да­ли пре­зи­ден­та Пути­на во вре­мя его визи­та в Азер­бай­джан. Отме­ча­ет­ся, что посе­тит воен­ные уче­ния и Нур­сул­тан Назар­ба­ев. Воен­ный экс­перт гене­рал Юрий Нет­ка­чев счи­та­ет, что есть три при­чи­ны, поче­му воен­ный флот сопро­вож­да­ет визит В.Путина. Во-пер­вых, на фоне акти­ви­за­ции Запа­да в реги­оне Рос­сия долж­на защи­щать свои гео­по­ли­ти­че­ские инте­ре­сы. Во-вто­рых, у Моск­вы есть и эко­но­ми­че­ские пла­ны в реги­оне. В‑третьих, еще более воз­рос­ла потреб­ность в сов­мест­ной борь­бе про­тив террора.

Сле­ду­ет при­знать, что в сло­вах рос­сий­ско­го экс­пер­та есть доля исти­ны. Так, мно­гие ана­ли­ти­ки отме­ча­ют акту­а­ли­за­цию в послед­нее вре­мя борь­бы на меж­ду­на­род­ном уровне с ради­каль­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми. Напри­мер, по мне­нию Фари­да Зака­рия, аль-Каи­да рас­па­лась на несколь­ко неуправ­ля­е­мых малень­ких груп­пи­ро­вок, кото­рые посте­пен­но пре­вра­ща­ют­ся в боль­шую угро­зу (см.: Fareed Zakaria. Little al-Qaedas Loom Large // “Time”, 9 авгу­ста 2013 года). При­ме­ча­тель­но, что пути выхо­да для США автор видит в “орга­ни­за­ции борь­бы мест­ных вла­стей с эти­ми группировками”.

Отсю­да мож­но сде­лать вывод о том, что ради­каль­ные рели­ги­оз­ные груп­пи­ров­ки видят вра­га не толь­ко в Аме­ри­ке: все боль­ше стран ока­зы­ва­ют­ся их мише­ня­ми. А это может при­ве­сти к тра­ги­че­ским послед­стви­ям. По этой при­чине вполне понят­ны уси­лия Рос­сии по при­ня­тию серьез­ных мер про­тив тер­ро­ра на южных гра­ни­цах. В то же вре­мя есть и дру­гая сто­ро­на вопроса.

Борь­бу с тер­ро­ром круп­ные дер­жа­вы рас­смат­ри­ва­ют в тес­ной свя­зи с гео­по­ли­ти­че­ским аспек­том. В этом смыс­ле труд­но опре­де­лить гра­ни­цы меж­ду ними. Кро­ме того, гово­ря “борь­ба про­тив тер­ро­ра”, они под­ра­зу­ме­ва­ют в основ­ном мусуль­ман­ские ради­каль­ные груп­пи­ров­ки. А это остав­ля­ет вне вни­ма­ния такое гроз­ное явле­ние, как, напри­мер, армян­ский тер­ро­ризм. Оче­вид­но, круп­ные дер­жа­вы пыта­ют­ся вовлечь в борь­бу с тер­ро­риз­мом такие госу­дар­ства, как Азер­бай­джан, в одно­сто­рон­нем поряд­ке и в уго­ду сво­им интересам.

Еще более застав­ля­ют заду­мать­ся ряд след­ствий, выте­ка­ю­щих из этих реа­лий. Дело в том, что тех, кто под фла­гом борь­бы с тер­ро­риз­мом пыта­ет­ся собрать под гео­по­ли­ти­че­ским зон­том госу­дар­ства, обрет­шие свою неза­ви­си­мость, нема­ло. Про­во­дить в этот момент в таком про­стран­стве, как Кас­пий­ский бас­сейн, воен­ные уче­ния, про­во­ци­ро­вать новые спо­ры отно­си­тель­но марш­ру­та транс­пор­ти­ров­ки энер­го­но­си­те­лей и т.п., крайне опасно.

Ска­зан­ное выше под­твер­жда­ет, что выход на фоне уси­ле­ния гео­по­ли­ти­че­ско­го сопер­ни­че­ства в Кас­пий­ском бас­сейне на пер­вый план демон­стра­ции силы — фак­тор, застав­ля­ю­щий заду­мать­ся. Рост гео­по­ли­ти­че­ско­го зна­че­ния реги­о­на не вызы­ва­ет сомне­ний. А то, что этот про­цесс про­те­ка­ет на фоне гео­по­ли­ти­че­ской борь­бы круп­ных дер­жав, гово­рит об опре­де­лен­ных угро­зах. Пуск в ход ору­жия может вызвать нега­тив­ные изме­не­ния в кав­каз­ско-цен­траль­но-ази­ат­ском про­стран­стве. Преж­де все­го это может при­ве­сти к замене пара­диг­мы раз­ви­тия реги­о­на вой­ной. К сожа­ле­нию, веро­ят­ность раз­ви­тия собы­тий в этом направ­ле­нии в послед­нее вре­мя воз­рос­ла. Но все пока­жет время.

Читать ори­ги­нал статьи: 

Кас­пий­ский реги­он: новая аре­на войны?

архивные статьи по теме

Ушел и не вернется?

Editor

Акежан Кажегельдин: “Искать Рахата Алиева — обязанность органов власти, а не…

Мигранты угрожают нацбезопасности РФ?