29 C
Астана
23 июля, 2024
Image default

Капкан власти: зачем Токаеву Nur Otan?

28 янва­ря 2022 года на вне­оче­ред­ном съез­де Nur Otan быв­ший пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев усту­пил пред­се­да­тель­ство в пра­вя­щей пар­тии Касым-Жомар­ту Тока­е­ву. О том, зачем это нынеш­не­му пре­зи­ден­ту, жур­на­лист Вадим Борей­ко пого­во­рил с пре­мьер-мини­стром Казах­ста­на в 1994–1997 годах Аке­жа­ном Каже­гель­ди­ным. Интер­вью вышло на YouTube-Кана­ле «Гипер­бо­рей» 7 фев­ра­ля 2022 года.

Больше никто не сможет сидеть в кабинете президента 30 лет

В.Б. Аке­жан Маг­жа­но­вич, для чего Тока­е­ву Nur Otan?

А.К. Если бы я нахо­дил­ся рядом с ним, я бы сде­лал все, что­бы он не пошел на этот съезд и дал пар­тии поти­хо­неч­ку уме­реть. Она ему абсо­лют­но не нуж­на и ком­про­ме­ти­ру­ет его как поли­ти­че­ско­го деятеля.

На сним­ке: Нур­сул­тан Назар­ба­ев и Касым-Жомарт Токаев.

Эта пар­тия насквозь кор­рум­пи­ро­ва­на, в ее полит­со­ве­те сидят люди без объ­яс­не­ния бога­тые, одной ногой – во вла­сти, а дру­гой — в биз­не­се. Даже в эти дни, когда мы с вами раз­го­ва­ри­ва­ем, Nur Otan не попы­та­лась пред­ло­жить обще­ству пар­ла­мент­ское рас­сле­до­ва­ние январ­ских собы­тий, во вре­мя кото­рых совер­шен­но себя ском­про­ме­ти­ро­ва­ла, сидя в сво­ем офи­се, вме­сто того что­бы идти встре­чать­ся с бастующими.

И глав­ное, в чем беда: чуть рань­ше это­го съез­да Тока­ев заявил, что с сего­дняш­не­го дня Казах­стан будет дру­гим — и вдруг воз­вра­ща­ет­ся в про­шлое, на пере­вер­ну­тую стра­ни­цу, и сам себя туда вписывает…

В.Б. Полу­ча­ет­ся, что он отло­жил не что роспуск, а свое дистан­ци­и­ро­ва­ние от всех пар­тий, как он ска­зал, до кон­ца года. Это огром­ный срок — что угод­но может про­изой­ти, при этом обще­ство тре­бу­ет от него сприн­тер­ской скорости.

А.К. По боль­шо­му сче­ту мы можем ска­зать: да пусть нахо­дит­ся в этой пар­тии, если он без нее не может. Но дело в том, что на изби­ра­тель­ной кам­па­нии народ ему это при­пом­нит. Чем поз­же он отой­дет от Назар­ба­е­ва, тем боль­ше будут голо­со­вать про­тив него как про­тив Назар­ба­е­ва — вот в чем проблема.

На про­шлых выбо­рах голо­со­ва­ли не толь­ко за Коса­но­ва — в основ­ном голо­со­ва­ли про­тив Назар­ба­е­ва. И это «про­тив», это настро­е­ние у наро­да сохра­ни­лось. Если к сле­ду­ю­щим выбо­рам най­ти хотя бы двух кан­ди­да­тов, кото­рые ночью, про­шу про­ще­ния, по-народ­но­му будет ска­за­но, не «забздят» и дождут­ся до утра под­сче­та голо­сов, то резуль­та­ты выбо­ров могут быть непред­ска­зу­е­мы­ми. И я уве­рен, что он это пони­ма­ет. Я думаю, мы уви­дим, как он будет менять­ся — или так, как нам бы всем хоте­лось, или, наобо­рот, попро­бу­ет ском­кать все и дей­стви­тель­но стать частью про­шло­го. Но тогда его сприн­тер­ский бег будет очень корот­ким. Боль­ше не будет 30 лет.

Я никак не могу забыть сло­ва одно­го моло­до­го чело­ве­ка, кото­рые он ска­зал Euronews 7 янва­ря в Алма­ты: «Очень важ­но, что народ проснул­ся и боль­ше никто не смо­жет сидеть в этом каби­не­те 30 лет».

Свыше триллиона тенге на обещания Nur Otan

В.Б. В рес­пуб­ли­кан­ском бюд­же­те на 2022–2024 годы выде­лен целе­вой транс­ферт в раз­ме­ре 1 трил­ли­он 350 мил­ли­о­нов тен­ге, или боль­ше 3 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров на меро­при­я­тия по выпол­не­нию пред­вы­бор­ных обе­ща­ний пар­тии Nur Otan. Объ­яс­ни­те, чем эти обе­ща­ния отли­ча­ют­ся от соци­аль­ных обя­за­тельств государства?

А.К. Это гово­рит о том, что эта пар­тия, как я и ска­зал, явля­ет­ся самой кор­рум­пи­ро­ван­ной поли­ти­че­ской орга­ни­за­ци­ей в Рес­пуб­ли­ке Казах­стан. Мало того что она сидит на бюд­же­те, на нало­гах сво­их граж­дан, ниче­го не делая, так она еще заби­ра­ет огром­ную сум­му денег на выпол­не­ние сво­их пред­вы­бор­ных обе­ща­ний. А что они на эту сум­му соби­ра­ют­ся делать?

Навер­ное, опять нач­нут стро­ить в отдель­ных горо­дах жилые ком­плек­сы, раз­вле­ка­тель­ные цен­тры, в то вре­мя как нуж­но воз­во­дить энер­го­бло­ки, элек­три­че­ские стан­ции, обнов­лять желез­ные доро­ги, меняя дизель­ную тягу на элек­три­че­скую и т.д. Я уве­рен, что в их про­грам­ме это­го нет, в Nur Otan нет людей, кото­рые мог­ли бы такое предложить.

Поэто­му пола­гаю, что этот бюд­жет дол­жен быть пере­смот­рен новой адми­ни­стра­ци­ей, и эта сум­ма, 3 мил­ли­ар­да дол­ла­ров, долж­на быть пере­ори­ен­ти­ро­ва­на. А в буду­щем ника­кие поли­ти­че­ские пар­тии не долж­ны иметь сво­их бюд­же­тов, и люди, сидя­щие в Мажи­ли­се, долж­ны понять, что нет госу­дар­ствен­ных денег — есть день­ги граж­дан, нало­го­пла­тель­щи­ков. Они отда­ны испол­ни­тель­ным орга­нам вла­сти во вре­мен­ное поль­зо­ва­ние в целях, соот­вет­ству­ю­щих настро­е­ни­ям и чая­ни­ям наро­да, то есть суве­ре­на. У нас забы­ва­ют, что суве­рен у нас народ. Все вре­мя поче­му-то огля­ды­ва­ют­ся на пре­зи­ден­та или на пред­се­да­те­ля парламента.

Назарбаев не создавал наше государство

В.Б. Высту­пая на съез­де, Тока­ев ска­зал, что оцен­ку пер­во­му пре­зи­ден­ту Казах­ста­на даст исто­рия — не рано­ва­то ли? Слиш­ком мало вре­ме­ни про­шло, еще све­жи раны, еще кро­во­то­чат поло­ман­ные судь­бы целых поко­ле­ний, что­бы Назар­ба­ев пре­вра­тил­ся в доб­ро­го дедуш­ку типа Куна­е­ва или Брежнева.

А.К. Это было похо­же на про­дол­же­ние его обе­ща­ния гаран­тии исто­ри­че­ской без­опас­но­сти, кото­рое он, навер­ное, все-таки дал как пре­ем­ник Назар­ба­е­ва. Но я пола­гаю, что когда пре­зи­дент или пре­мьер-министр дают тако­го рода оцен­ки, они долж­ны гово­рить: «я лич­но считаю».

Не думаю, что это оцен­ка, кото­рую мы «загру­зи­ли» в свои голо­вы и с ней согласились. 

Надо при­знать, что Нур­сул­тан Аби­ше­вич дей­стви­тель­но сде­лал мно­го, но он не созда­вал госу­дар­ство. Мы были союз­ной рес­пуб­ли­кой и ста­ли неза­ви­си­мой. Он не воз­глав­лял наци­о­наль­но-осво­бо­ди­тель­ную борь­бу, у нас не было рево­лю­ции и т. д. 

Так лег­ли кар­ты, сло­жи­лась наша судь­ба, и я вспо­ми­наю совет­ский фильм, где два героя — участ­ни­ка вой­ны вспо­ми­на­ли за рюм­кой про­шлое, и один гово­рил: «мы взя­ли то, фор­си­ро­ва­ли это, мы побе­ди­ли», а вто­рой, более скром­ный, все вре­мя его одер­ги­вал – «а когда ты все это делал, ты там был один или все-таки с тобой были другие?»

Когда мы гово­рим, сколь­ко сде­лал Назар­ба­ев, мы оскорб­ля­ем тер­пе­ли­вый казах­ский народ и целое поко­ле­ние людей, кото­рые при­ве­ли его к вла­сти, мы забы­ва­ем напрочь тру­ды пер­вых аки­мов, руко­во­ди­те­лей адми­ни­стра­ции обла­стей и др.

Но я согла­сен, он сде­лал очень мно­го, в том чис­ле по части уре­гу­ли­ро­ва­ния вопро­сов гра­ни­цы с Рос­си­ей — это один из клю­че­вых исто­ри­че­ских момен­тов. И мы пом­ним – да, это Назар­ба­ев. Но, кро­ме это­го, мы долж­ны пом­нить кро­во­про­ли­тие, убий­ства поли­ти­ков, бес­ко­неч­ную кор­руп­цию, обо­га­ще­ние семьи, поте­рю кон­тро­ля над мора­лью в обще­стве — это тоже Назар­ба­ев. Будет пра­виль­но, если на весах будет нахо­дить­ся и то, и дру­гое — люди сами решат.

С чего начался конфликт с Назарбаевым

В.Б. Вы с Назар­ба­е­вым дол­го рабо­та­ли вме­сте. Рас­ска­жи­те, пожа­луй­ста, в чем заклю­чал­ся ваш кон­фликт, после чего ваши пути разо­шлись и вы в кон­це 1990‑х ока­за­лись за границей?

А.К. Мы рабо­та­ли с ним очень хоро­шо, это был совер­шен­но дру­гой чело­век, кото­рый дове­рял мне. Ситу­а­ция нача­ла пор­тить­ся, когда он в кон­це 1996 года вдруг сде­лал пуб­лич­ное заяв­ле­ние: поче­му мои дети, так же, как дети дру­гих граж­дан Казах­ста­на, не могут быть предпринимателями?

Это был старт серьез­ной про­бле­мы во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях. У нас с ним был желез­ный дого­вор: что бы ни про­ис­хо­ди­ло, я ему гово­рю все как есть, потом мы дого­ва­ри­ва­ем­ся, что и как мы долж­ны делать. Но я уви­дел, что за моей спи­ной про­ис­хо­дят манев­ры, меня пыта­ют­ся обмануть.

В.Б. В чем это про­яв­ля­лось конкретно?

А.К. Самый боль­шой кон­фликт, кото­рый про­изо­шел меж­ду нами, касал­ся 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров дол­га «Ман­ги­ста­у­му­най­газ» — это ока­за­лось пря­мым хище­ни­ем. Сов­мест­ная про­вер­ка коми­те­та госи­му­ще­ства и про­ку­ра­ту­ры РК задох­ну­лась при вме­ша­тель­стве Назар­ба­е­ва. Более того: пошли на меж­ду­на­род­ный тен­дер по при­ва­ти­за­ции, и в нем побе­ди­ли не аме­ри­кан­ские, не фран­цуз­ские и даже не рос­сий­ские участ­ни­ки, а нико­му не извест­ная малень­кая ком­па­ния из Сингапура. 

И в этот же день на пресс-кон­фе­рен­ции, к мое­му удив­ле­нию, выхо­дит Сара Алпы­сов­на (жена Н.Назарбаева, — авт.) и начи­на­ет убеж­дать жур­на­ли­стов в том, какая это хоро­шая ком­па­ния, она уве­ре­на, что она будет успеш­ной, пото­му что ком­па­ния близ­ка к семье Сухар­то, тогдаш­не­го пре­зи­ден­та Индонезии.

На снимке: Сара Назарбаева, супруга Н. Назарбаева.
На сним­ке: Сара Назар­ба­е­ва, супру­га Н. Назарбаева.

В.Б. Сара Алпы­сов­на как пиар-мене­джер высту­па­ла, что ли?

А.К. Она про­сто пред­став­ля­ла мене­дже­ров ком­па­нии. А сре­ди них вдруг ока­зал­ся Рашит Сар­се­нов, тогдаш­ний дирек­тор ее фон­да «Бобек».

В.Б. А с 1998 года — пред­се­да­тель сове­та дирек­то­ров «Ман­ги­ста­у­му­най­га­за».

А.К. Ока­за­лось, что Нур­сул­тан Аби­ше­вич, вызвав гла­ву коми­те­та по при­ва­ти­за­ции, руко­во­ди­те­ля меж­ду­на­род­ной тен­дер­ной груп­пы, заста­вил пока­зать ему кон­верт с усло­ви­я­ми тен­де­ра. Это было нару­ше­ние всех правил.

Я не стал пре­да­вать это пуб­лич­но­сти, пото­му что был бы страш­ный скан­дал, кото­рый нам бы потом аукал­ся дол­гие годы. Я про­сто понял для себя, что даль­ше нуж­но будет с этим согла­шать­ся или надо как-то спа­сать рено­ме. И мы с ним расстались.

Он не хотел меня отпус­кать: заме­чу, что Нур­сул­тан Аби­ше­вич ста­ра­ет­ся людей тако­го мас­шта­ба дале­ко от себя не отпус­кать, все пре­мьер-мини­стры, кро­ме Дани­а­ла Ахме­то­ва, все­гда оста­ва­лись где-то рядом с ним. Мой слу­чай был дру­гой, пото­му что я наме­рен­но сде­лал вызов, и он это уже про­стить не мог. Вот такая исто­рия, очень про­стая — как три копейки.

В.Б. При­ве­ду свой при­мер: Алтын­бек Сар­сен­ба­ев (министр инфор­ма­ции РК в 1997–2001 и 2004 гг., сопред­се­да­тель Демо­кра­ти­че­ской пар­тии «Ак жол», орга­ни­за­тор неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной пар­тии «Насто­я­щий Ак жол», — авт.) рас­ска­зы­вал, что когда он гово­рил пре­зи­ден­ту о про­дел­ках его род­ни — или его брат Болат Назар­ба­ев раз­бра­сы­вал с вер­то­ле­та пач­ки купюр, или что-то еще – Нур­сул­тан Аби­ше­вич опус­кал голо­ву, баг­ро­вел и мол­чал. Это те сакраль­ные для каза­ха род­ствен­ные свя­зи, кото­рые невоз­мож­но пере­сту­пить, или что-то еще?

На снимке: Алтынбек Сарсенбаев.
На сним­ке: Алтын­бек Сарсенбаев.

А.К. Вы при­ве­ли инте­рес­ный при­мер. Покой­ный Алтын­бек Сар­сен­ба­ев был на осо­бом сче­ту, и у него было пра­во гово­рить Нур­сул­та­ну Аби­ше­ви­чу пря­мо очень мно­гие вещи. У меня с ним тоже были инте­рес­ные отно­ше­ния: он был одним из немно­гих казах­стан­ских чинов­ни­ков, кто не боял­ся оста­вать­ся в кон­так­те со мной, и я его за это ува­жал — он един­ствен­ный гово­рил мне: «Ага, рано вы, надо было еще подо­ждать». Он был одним из тех, кто думал, что систе­му мож­но изме­нить изнут­ри, а я уже пони­мал, что это невоз­мож­но. Пото­му что Нур­сул­тан Аби­ше­вич вож­жи-то упустил.

С чего нача­лись все беды? Хоро­шо это сей­час ска­зать, пока он вме­сте с нами по это­му миру ходит. Я был сви­де­те­лем тако­го раз­го­во­ра: в одно вре­мя в одном месте ока­за­лись Назар­ба­ев, очень близ­кий ему чело­век Садык Аби­шев (министр эко­но­ми­че­ских свя­зей РК в 1990–1994 гг., — авт.), Вла­ди­мир Ни (бли­жай­ший сорат­ник Н.Назарбаева с 1976 г., — авт.) и я. Зашел раз­го­вор о Раха­те Али­е­ве, кото­рый хотел полу­чить самую высо­кую долж­ность в нало­го­вой инспек­ции. И два чело­ве­ка были рез­ко про­тив это­го: в первую оче­редь Садык Жума­та­е­вич, и Вла­ди­мир Васи­лье­вич тоже вло­жил свои 5 копе­е­чек в раз­го­вор, ска­зал, что нель­зя это­го делать.

И вдруг пре­зи­дент обра­ща­ет­ся ко мне: «Аке­жан, ну ты ска­жи». Я ответил: 

«Если вы на это пой­де­те, он вам за год столь­ко вра­гов наде­ла­ет, сколь­ко вы за всю свою поли­ти­че­скую карье­ру не име­ли. Он про­сто не годит­ся для рабо­ты в орга­нах управ­ле­ния по сво­е­му харак­те­ру, по пси­хо­ти­пу. Он не может рабо­тать с людь­ми, он будет при­бе­гать к насилию». 

Ведь Рахат начал с чего? С аре­стов, когда в мас­ках забе­га­ли в офи­сы, кида­ли людей на пол лицом вниз — это же было насилие…

В.Б. Что и при­ве­ло к созда­нию дви­же­ния ДВК («Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на») в 2001 году.

А.К. Да. Мы ока­за­лись пра­вы, Нур­сул­тан Аби­ше­вич — не прав. Но это семья, как гово­рит рус­ская посло­ви­ца, «ноч­ная кукуш­ка днев­ную пере­ку­ку­ет». Сара Алпы­сов­на пере­ку­ко­ва­ла в тот момент, и так было, к сожа­ле­нию, все­гда. Он поте­рял кон­троль, и семья ему наде­ла­ла бед боль­ше всех.

«Я объявил, что буду участвовать в выборах, без подготовки»

В.Б. До меня дошел «хабар», что весь 1997 год вы каж­дый день жда­ли уве­дом­ле­ния об отставке.

А.К. Нет, это не так. Рас­ста­ва­лись мы, пого­во­рив откро­вен­но, и Нур­сул­тан Аби­ше­вич даже ска­зал: «Ты доле­чи­вай­ся, а мы тебя подо­ждем». Потом мы встре­ча­лись в янва­ре 1998 года в Даво­се, раз­го­ва­ри­ва­ли несколь­ко дней по несколь­ко часов, у неко­то­рых наблю­да­те­лей в Астане было предын­фаркт­ное состо­я­ние: жда­ли каких-то пере­ста­но­вок, мое­го воз­вра­ще­ния и т. д.

Еще мы с ним хоро­шо пого­во­ри­ли в октяб­ре того же года – он пред­ло­жил воз­гла­вить его изби­ра­тель­ную кам­па­нию. Я ска­зал, что, пожа­луй, согла­шусь, толь­ко у меня есть свои усло­вия: давай­те пере­не­сем выбо­ры на 1999‑й, ниче­го вам не меша­ет и не гро­зит — это пер­вое. Вто­рое: най­дем реаль­но­го оппо­нен­та и будем гото­вить­ся к деба­там, хва­тит с нас кри­ти­ки, что у нас нико­гда не было кон­ку­рент­ных выбо­ров, у вас серьез­ный поли­ти­че­ский запас, и вы може­те выиг­рать. Но в ито­ге выбо­ра­ми заня­лась груп­па, кото­рая рабо­та­ла с Бори­сом Бере­зов­ским (рос­сий­ский биз­нес­мен, — авт.). В прин­ци­пе, вот так мы и разошлись.

В.Б. Вы рас­смат­ри­ва­ли себя в каче­стве это­го реаль­но­го кандидата?

А.К. Нет, я пред­ла­гал Назар­ба­е­ву най­ти его.

В.Б. Но вы же тоже хоте­ли бал­ло­ти­ро­вать­ся, вас не допустили.

А.К. В тот момент, когда мы с ним раз­го­ва­ри­ва­ли — нет. Я объ­явил о том, что буду участ­во­вать, абсо­лют­но без под­го­тов­ки. Не было ника­кой пар­тии, не было даже шта­ба, была лишь неболь­шая дого­во­рен­ность с жур­на­ли­ста­ми и с демо­кра­ти­че­ской бра­ти­ей в горо­де Алматы.

10 чис­ла про­изо­шла стрель­ба под Пан­фи­ло­во (в октяб­ре 1998 г. на А.Кажегельдина было совер­ше­но поку­ше­ние: неиз­вест­ный два­жды стре­лял в него, но не попал, — авт.), и, по-мое­му, 13-го я объ­явил, что буду участ­во­вать. Это была очень корот­кая и очень шум­ная ком­па­ния. Исте­ри­ка с той сто­ро­ны была необос­но­ва­на, но у Назар­ба­е­ва страх перед кон­ку­рент­ной пуб­лич­ной поли­ти­кой в при­ро­де. И из-за того, что мой недо­пуск к изби­ра­тель­ной кам­па­нии был таким скан­даль­ным и шум­ным, никто не при­знал эти выбо­ры, и он зата­ил на меня смер­тель­ную обиду.

В.Б. Назар­ба­ев сам гово­рил, как он пере­жи­вал за те выбо­ры и как радо­вал­ся, что полу­чил 70%. Неуже­ли тогда ЦИК не рисо­вал цифры?

А.К. Могу ска­зать толь­ко одно: реаль­но кон­ку­рент­ные выбо­ры про­шли в нашей стране лишь два­жды: это выбо­ры Вер­хов­но­го Сове­та Казах­ской ССР 12-го созы­ва, еще по зако­ну, при­ня­то­му Совет­ским Сою­зом, Гор­ба­чё­вым, и, после само­ро­спус­ка, сле­ду­ю­щие выбо­ры, 13-го созы­ва. И вы помни­те, какой это был рабо­чий, силь­ный мажи­лис, я тогда был еще пер­вым вице-пре­мье­ром, мы почти три меся­ца защи­ща­ли бюд­жет года — это был супер­пар­ла­мент. После это­го уже было абсо­лют­но все не так. Вовсю нача­лись мани­пу­ля­ции и исполь­зо­ва­ние адми­ни­стра­тив­но­го ресурса.

В руководстве регионов могли бы появиться те, кто возглавлял митинги

В.К. Как вы дума­е­те, поче­му, сме­нив пра­ви­тель­ство, Тока­ев пока не меня­ет реги­о­наль­ных аки­мов? Пер­вой «жерт­вой» стал Бахыт­жан Сагин­та­ев (аким Алма­ты с 29 июня 2019 по 31 янва­ря 2022, — авт.). Дело в корот­кой ска­мей­ке или он боит­ся этот кар­точ­ный домик тронуть?

На снимке: Бакытжан Сагинтаев.
На сним­ке: Бакыт­жан Сагинтаев.

А.К. Дело в том что он толь­ко сей­час заме­нил руко­во­ди­те­ля адми­ни­стра­ции — это глав­ный инстру­мент под­бо­ра, согла­со­ва­ния и назна­че­ния на долж­но­сти в реги­о­нах. Вот теперь нач­нет­ся сор­ти­ров­ка, селек­ция, выбор, согла­со­ва­ние кан­ди­да­тур, и это будет не очень про­стой про­цесс. Я думаю, что он все еще не готов на заме­ну, с его точ­ки зре­ния, некем пока менять. Посмот­рим, каким обра­зом он ста­нет посту­пать: будет тасо­вать­ся все та же коло­да или все-таки появят­ся новые име­на, воз­мож­но, даже те, кто воз­глав­лял митин­ги на пло­ща­дях. Я бы сей­час на его месте пошел на такое.

В.Б. Даже так?

А.К. А поче­му нет? При­е­хал бы и ска­зал: вот ваш чело­век — он вам люб? Люб — я вам его назна­чаю. Рабо­тай­те с ним, через него рабо­тай­те со мной, давай­те нач­нем дове­рять друг другу.

Что хочет оставить Токаев, когда уйдет?

В.Б. Вам есть чем завер­шить эту пар­тий­ную тему, Аке­жан Магжанович?

А.К. Завер­шить ее мож­но сле­ду­ю­щим обра­зом. Сей­час, думая о пар­тий­ной систе­ме, Тока­ев дол­жен пони­мать, как он видит буду­щее стра­ны. Что хочет оста­вить, когда уйдет: пре­зи­дент­скую рес­пуб­ли­ку или парламентскую? 

Я за пар­ла­мент­скую по одной про­стой при­чине: нам всем, казах­стан­цам, в том чис­ле и каза­хам, будет все труд­нее дого­ва­ри­вать­ся по кан­ди­да­ту­ре пре­зи­ден­та, настоль­ко уко­ре­ни­лись раз­рыв, неспра­вед­ли­вость, обиды.

И дого­ва­ри­вать­ся при­дет­ся при­мер­но так: два жуза про­тив тре­тье­го, и на их сто­роне «чет­вер­тый жуз» — рус­ско­языч­ные. Поэто­му я думаю, что для более ста­биль­ной поли­ти­че­ской ситу­а­ции, для обес­пе­че­ния ста­биль­но­го раз­ви­тия и реше­ния мно­гих задач, вклю­чая пра­ва мень­шинств — это глав­ный пока­за­тель состо­я­ния рес­пуб­ли­ки и демо­кра­тии, а не пра­ва и воз­мож­но­сти боль­шин­ства — нам было бы пра­виль­но иметь пар­ла­мент­скую республику.

Источ­ник: YouTube-канал «Гипер­бо­рей»

архивные статьи по теме

Поджог базара в Шымкенте спровоцировал протесты

Рабочие Жанаозена вышли на забастовку, требуя освобождения своих товарищей и…

Работать по закону — преступление?