-24 C
Астана
24 февраля, 2024
Image default

Как Утемуратов “покупал” у Аблязова БТА

В сво­ем заяв­ле­нии для инве­сто­ров и меж­ду­на­род­ных бирж извест­ный казах­стан­ский биз­нес­мен и поли­тик Мух­тар Абля­зов под­твер­дил, что имен­но те струк­ту­ры, кото­рые кон­тро­ли­ру­ют сего­дня Каз­цинк, ранее пред­по­ла­га­лось исполь­зо­вать для оформ­ле­ния акций АО «БТА Банк». Пока­за­ния об этом биз­нес­мен дал под при­ся­гой Высо­ко­му суду Вели­ко­бри­та­нии.
Подроб­но­сти читай­те на http://clck.ru/DZUz
 

Автор: Редак­ция

Фраг­мент пока­за­ний, на кото­рый ссы­ла­ет­ся в сво­ем заяв­ле­нии Мух­тар Абля­зов, при­во­дим ниже.

Тре­бо­ва­ния Утемуратова

«Тре­бо­ва­ния Назар­ба­е­ва регу­ляр­но зву­ча­ли из уст Була­та Уте­му­ра­то­ва, кото­рый до кон­ца 2008 года воз­глав­лял аппа­рат Пре­зи­ден­та и был одним из его бли­жай­ших дове­рен­ных лиц. Он зача­стую ста­рал­ся пред­ста­вить себя как вто­ро­го чело­ве­ка режи­ма после Назар­ба­е­ва и вел себя соот­вет­ству­ю­щим образом.

Во вре­мя встре­чи, про­шед­шей в фев­ра­ле 2005 г., Назар­ба­ев назна­чил Уте­му­ра­то­ва моим «над­зи­ра­те­лем», объ­явив ему мне), что на него воз­ло­же­на ответ­ствен­ность за полу­че­ние кон­тро­ля над БТА от име­ни Пре­зи­ден­та. Это долж­но было осу­ще­ствить­ся через при­об­ре­те­ние кон­троль­но­го паке­та акций Бан­ка ком­па­ни­я­ми, под­кон­троль­ны­ми Утемуратову.

С этой целью на про­тя­же­нии все­го пери­о­да вплоть до при­ну­ди­тель­ной наци­о­на­ли­за­ции БТА Уте­му­ра­тов отда­вал при­ка­зы руко­во­ди­те­лям АФН, Арма­ну Дуна­е­ву и Елене Бахму­то­вой, хотя он не имел офи­ци­аль­ных прав это делать. В финан­со­вых и поли­ти­че­ских кру­гах Казах­ста­на было извест­но, что Уте­му­ра­тов дол­жен был при­об­ре­сти кон­троль­ный пакет акций БТА от име­ни Назар­ба­е­ва. В про­ме­жу­точ­ный пери­од, кото­рый при­вел к при­ну­ди­тель­ной наци­о­на­ли­за­ции в фев­ра­ле 2009 года, ко мне обра­ща­лись и дру­гие лица, о кото­рых я ска­жу ниже, что­бы в конеч­ном ито­ге вырвать у меня мою долю в БТА и выслу­жить­ся перед Пре­зи­ден­том. Тем не менее, Уте­му­ра­тов сохра­нял поло­же­ние мое­го «над­зи­ра­те­ля» до тех пор, как я изло­жил более подроб­но ниже, пока он не утра­тил вли­я­ние через Пре­зи­ден­та на Маси­мо­ва и Кули­ба­е­ва в кон­це 2008 года.

Собы­тия, начи­ная с апре­ля 2008 года

…При­мер­но на вто­рой неде­ле апре­ля 2008 года я, Гель­мут Зейтц (Helmut Seitz) (австрий­ский юрист, на чьей роли я оста­нов­люсь ниже), Уте­му­ра­тов и его бли­жай­ший финан­со­вый кон­суль­тант и совет­ник Тимур Иса­та­ев про­ве­ли теле­фон­ную кон­фе­рен­цию. Иса­та­ев явля­ет­ся быв­шим Пред­се­да­те­лем Прав­ле­ния «АТФ Бан­ка». Пока его пакет акций не был про­дан Юни­кре­дит в нояб­ре 2007 г., Уте­му­ра­тов был, как я опи­сы­вал выше, основ­ным акци­о­не­ром АТФ Банка.

Раз­го­вор вёл­ся на англий­ском и рус­ском язы­ках, Иса­та­ев пере­во­дил. Уте­му­ра­тов   попы­тал­ся   убе­дить   Зейт­ца   про­явить   гиб­кость и согла­сить­ся на «уступ­ку»; посколь­ку его .е. Уте­му­ра­то­ва) уча­стие озна­ча­ло бы, что вто­рое лицо стра­ны ста­нет стра­те­ги­че­ским парт­нё­ром Бан­ка, и после при­об­ре­те­ния им паке­та акций БТА, у Бан­ка боль­ше не будет ника­ких проблем.

…Посколь­ку я знал, что за Уте­му­ра­то­вым сто­ял Пре­зи­дент, у меня не было ино­го выбо­ра, кро­ме как вести с ним пере­го­во­ры. Тем не менее, я и дру­гие сотруд­ни­ки БТА по-преж­не­му пыта­лись предот­вра­тить пере­да­чу акций БТА Уте­му­ра­то­ву. Так, напри­мер, работ­ни­ки, кото­рые полу­чи­ли зада­чу предо­ста­вить инфор­ма­цию JP Morgan о про­ве­де­нии ком­плекс­ной оцен­ки дея­тель­но­сти Бан­ка, предо­став­ля­ли эту инфор­ма­цию бес­си­стем­но и бес­по­ря­доч­но. Это был про­цесс, в кото­ром был вынуж­ден участ­во­вать я и дру­гие сотруд­ни­ки БТА, и мы ста­ра­лись делать лишь то, что было необ­хо­ди­мо, что­бы создать види­мость сотруд­ни­че­ства. В отли­чие от это­го, как пока­зы­ва­ет элек­трон­ная пере­пис­ка, на Иса­та­е­ва ока­зы­ва­лось дав­ле­ние, что­бы он заклю­чил сдел­ку как мож­но быст­рее. Назар­ба­е­ву не нра­ви­лось то, что БТА не торопился.

…В элек­трон­ном пись­ме Иса­та­е­ва Зейт­цу от 26 мая 2008 года был опи­сан дли­тель­ный про­цесс, кото­рый пла­ни­ро­вал Уте­му­ра­тов для при­об­ре­те­ния паке­та акций в БТА. Они про­во­ди­ли лич­ные встре­чи и вели пере­го­во­ры как по теле­фо­ну, так и по элек­трон­ной почте. Изна­чаль­но был раз­ра­бо­тан пере­чень усло­вий, опи­сы­ва­ю­щих схе­му, на осно­ве кото­рой состо­ит­ся при­об­ре­те­ние акций. Пере­чень усло­вий был оформ­лен 18 июня 2008 года Зейт­цем ито­ге, от мое­го име­ни, хотя об этом не гово­ри­лось) и Иса­та­е­вым ито­ге, от име­ни Уте­му­ра­то­ва)… Вкрат­це, пере­чень преду­смат­ри­вал при­об­ре­те­ние ООО «Verny Investments Holding» ‑ком­па­ни­ей, кон­тро­ли­ру­е­мой Уте­му­ра­то­вым — 20% голо­су­ю­щих акций БТА по дого­вор­ной цене и в соот­вет­ствии с Дого­во­ром куп­ли-про­да­жи акций, кото­рый дол­жен был быть заклю­чен меж­ду сторонами.

…В ходе сеан­са кон­фе­ренц-свя­зи меж­ду мной, Зейт­цем, Иса­та­е­вым и Уте­му­ра­то­вым, кото­рый был про­ве­ден вече­ром 26 октяб­ря 2008 года, Зейтц согла­сил­ся от мое­го име­ни предо­ста­вить Уте­му­ра­то­ву опци­он на при­об­ре­те­ние 20% акций в БТА — это были акции, кото­рые фак­ти­че­ски кон­тро­ли­ро­вал я. Поз­же тем же вече­ром Уте­му­ра­тов позво­нил мне сно­ва и ска­зал, что гово­рил с Назар­ба­е­вым, кото­рый согла­сил­ся на мое пред­ло­же­ние отно­си­тель­но того, что в каж­дом из четы­рех бан­ков долж­на быть при­об­ре­те­на рав­ная доля акций — 25%.

Опци­он­ное согла­ше­ние с Утемуратовым

Парал­лель­но этим собы­ти­ям в обще­ствен­ной сфе­ре Назар­ба­ев про­дол­жал вести скры­тую кам­па­нию по захва­ту вла­сти. Мемо­ран­дум, отоб­ра­жа­ю­щий опци­он, кото­рый я дого­во­рил­ся предо­ста­вить Уте­му­ра­то­ву 26 октяб­ря, был под­пи­сан в кон­це октяб­ря, а само опци­он­ное согла­ше­ние было заклю­че­но несколь­ки­ми дня­ми поз­же. Согла­ше­ние было под­пи­са­но Зейт­цем и Иса­та­е­вым от име­ни Уте­му­ра­то­ва. Зейтц отпра­вил под­пи­сан­ную им копию Иса­та­е­ву 4 нояб­ря 2008 года. Хоть я и видел опци­он­ное согла­ше­ние с под­пи­сью Иса­та­е­ва, мне не была предо­став­ле­на его копия.

Соглас­но опци­он­но­му согла­ше­нию, Уте­му­ра­тов имел пра­во купить долю в БТА в раз­ме­ре 20% по цене, отоб­ра­жа­ю­щей балан­со­вую сто­и­мость акций плюс 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США. При такой цене акции оце­ни­ва­лись по соот­но­ше­нию цены к балан­со­вой сто­и­мо­сти, состав­ля­ю­ще­му менее 1,5:1, и, соот­вет­ствен­но, не отра­жа­ли спра­вед­ли­вую сто­и­мость акций, кото­рую я оце­ни­вал на уровне соот­но­ше­ния цены к балан­со­вой сто­и­мо­сти 2,5:1 (на осно­ва­нии дру­гих сде­лок на рын­ке в то вре­мя, как опи­са­но мною в п. 254 выше). Иса­та­ев пер­во­на­чаль­но пред­ло­жил коэф­фи­ци­ент 1:1, что для меня было абсо­лют­но непри­ем­ле­мо. Одна­ко, учи­ты­вая дав­ле­ние, ока­зы­ва­е­мое на меня Назар­ба­е­вым, не в послед­нюю оче­редь, раз­лич­ные уль­ти­ма­ту­мы, кото­рые он мне ста­вил, у меня не было дру­го­го выхо­да, кро­ме как предо­ста­вить опци­он по льгот­ной цене.

Срок опци­о­на состав­лял один год. Я наде­ял­ся, что этот пери­од отсро­чит пол­но­мас­штаб­ное погло­ще­ние бан­ка Назар­ба­е­вым, хотя бы на тот момент. Одна­ко сра­зу же после под­пи­са­ния согла­ше­ния Уте­му­ра­тов начал вести себя так, слов­но он уже кон­тро­ли­ро­вал БТА.

Пер­вым ука­за­ни­ем на это ста­ла встре­ча меж­ду Зейт­цем и Иса­та­е­вым в Лон­доне в нача­ле нояб­ря, на кото­рой они обсуж­да­ли воз­мож­ность вве­де­ния новых чле­нов в Совет дирек­то­ров. Зейтц, вполне разум­но, пред­ло­жил, что, если будут назна­чать­ся новые чле­ны, ими долж­ны быть ней­траль­ные лица. Одна­ко Иса­та­ев наста­и­вал, что ими долж­ны быть назна­че­ны люди, близ­кие к нему и Утемуратову.

Уте­му­ра­тов так­же ока­зы­вал дав­ле­ние непо­сред­ствен­но на меня; он про­сил меня о встре­чах по несколь­ко раз в неде­лю, ссы­ла­ясь на то, что мы теперь «парт­не­ры». В ходе бесе­ды в его офи­се в Астане при­мер­но 3 или 4 нояб­ря он заявил, что явля­ет­ся теперь основ­ным акци­о­не­ром БТА, и что он хочет назна­чить быв­ше­го Пред­се­да­те­ля АТФ Бан­ка Тал­га­та Куа­ны­ше­ва Пред­се­да­те­лем БТА вме­сто Солод­чен­ко. Я отка­зал­ся, отме­тив, что он даже не запла­тил за акции. На сле­ду­ю­щий день я при­сут­ство­вал на встре­че с Уте­му­ра­то­вым, Иса­та­е­вым, Куа­ны­ше­вым, Еле­ной Мол­ча­но­вой и еще одним сотруд­ни­ком АТФ Бан­ка (Мол­ча­но­ва была в то вре­мя чле­ном прав­ле­ния АТФ Бан­ка. Через неко­то­рое вре­мя после погло­ще­ния БТА она ста­ла сотруд­ни­ком Бан­ка и с тех пор дава­ла обшир­ные пока­за­ния в под­держ­ку Ист­ца в этих раз­би­ра­тель­ствах). На той встре­че Уте­му­ра­тов потре­бо­вал, что­бы я назна­чил этих четы­рех людей в прав­ле­ние БТА, с Куа­ны­ше­вым в каче­стве Пред­се­да­те­ля. Я сно­ва отка­зал­ся, так как сдел­ка еще не была завершена.

Тре­бо­ва­ние Уте­му­ра­то­ва о допол­ни­тель­ной доле уча­стия в раз­ме­ре 5%

…Вско­ре после под­пи­са­ния опци­он­но­го согла­ше­ния в нояб­ре 2008 года, Уте­му­ра­тов вновь уст­но потре­бо­вал пере­дать ему без­воз­мезд­но допол­ни­тель­ные 5% акций БТА. Это было про­зрач­ное тре­бо­ва­ние: вме­сте с преду­смат­ри­ва­е­мы­ми опци­он­ным согла­ше­ни­ем 20%, долей в 25%, кото­рую пуб­лич­но пред­ла­га­ло при­об­ре­сти Пра­ви­тель­ство, и паке­том акций, кото­рый Тати­шев был вынуж­ден пере­дать Назар­ба­е­ву (эту ситу­а­цию я опи­сал в пунк­те 86 выше), бес­плат­ной пере­да­чи этих допол­ни­тель­ных 5% мог­ло бы быть доста­точ­но для того, что­бы дать Назар­ба­е­ву долю в Бан­ке немно­гим более 50%, то есть, мажо­ри­тар­ный контроль.

Я нико­гда не согла­шал­ся на пере­да­чу этих 5% акций, посколь­ку мне все­гда уда­ва­лось затор­мо­зить пере­го­во­ры по дан­но­му аспек­ту пред­ла­га­е­мой пере­да­чи Назар­ба­е­ву до тех пор, пока не будут опре­де­ле­ны дру­гие эле­мен­ты пере­да­чи. И хотя Уте­му­ра­тов пытал­ся добить­ся без­воз­мезд­ной пере­да­чи, я наста­и­вал на полу­че­нии опла­ты за акции по их балан­со­вой сто­и­мо­сти. Я не мог сра­зу же отка­зать­ся от выпол­не­ния тре­бо­ва­ния Уте­му­ра­то­ва, зная о том, что за ним сто­я­ла власть Назар­ба­е­ва. Одна­ко я наста­и­вал на том, что­бы он сна­ча­ла исполь­зо­вал свой опци­он на долю уча­стия в раз­ме­ре 20%, после чего ситу­а­цию мож­но будет пересмотреть.

В кон­це кон­цов, это тре­бо­ва­ние отпа­ло после того, как Уте­му­ра­тов сам попал в неми­лость к Назар­ба­е­ву в кон­це 2008 года…

More:
Как Уте­му­ра­тов “поку­пал” у Абля­зо­ва БТА

архивные статьи по теме

Деньги нефтяников поищет финпол

Спикер парламента подал в отставку

Спецоружие для спецоперации?