-7 C
Астана
17 января, 2022
Image default

«КАК СТАТЬ БОССОМ». ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ КАЗАХСТАНСКИХ ПРОТЕСТОВ.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ВАКУУМ И МУТНАЯ ВОРОНКА.

Пер­вая важ­ная осо­бен­ность казах­стан­ских собы­тий – та, что наше пони­ма­ние про­ис­хо­дя­ще­го носит отры­воч­ный и неточ­ный харак­тер. И это не толь­ко пото­му, что мы сидим в Рос­сии. Жите­ли Казах­ста­на зна­ют и пони­ма­ют в про­ис­хо­дя­щем не толь­ко не боль­ше, а ино­гда и мень­ше, и так­же пита­ют­ся слу­ха­ми о думах, кла­нах, родственниках. 

Отсут­ствие поль­зу­ю­щих­ся дове­ри­ем источ­ни­ков инфор­ма­ции и лиде­ров, обще­ствен­ны фигур, чье мне­ние и чья пони­ма­ние ситу­а­ции вызы­ва­ли бы дове­рие людей, — важ­ный инсти­ту­ци­о­наль­ный эффект дли­тель­но­го авто­ри­тар­но­го прав­ле­ния. Это в кон­це кон­цов и созда­ет ту мут­ную ворон­ку, в кото­рой зава­ри­ва­ют­ся наси­лие и граж­дан­ская война.

В то же вре­мя мы можем ана­ли­зи­ро­вать какие-то систем­ные и инсти­ту­ци­о­наль­ные вещи, кото­рые вид­ны со сто­ро­ны не хуже, чем изнут­ри, опи­ра­ясь на срав­ни­тель­ные дан­ные. Собы­тия в Казах­стане лежат на пере­се­че­нии двух хоро­шо извест­ных фено­ме­нов – логи­ки мас­со­вых про­те­стов и логи­ки тран­зи­та вла­сти в неде­мо­кра­ти­че­ских странах. 

О логи­ках вто­ро­го фено­ме­на на мате­ри­а­ле пост­со­вет­ских стран я писал в рабо­те «Новый госу­дарь». Но тогда исход казах­стан­ско­го экс­пе­ри­мен­та не был изве­стен. Теперь мож­но оце­нить его про­ме­жу­точ­ные ито­ги. Я не спе­ци­а­лист по Цен­траль­ной Азии и Казах­ста­ну, поэто­му мне доступ­ны толь­ко внеш­ние и срав­ни­тель­ные наблю­де­ния, и я зара­нее при­но­шу изви­не­ния за неточности.

ЛОГИКА ПРОТЕСТОВ: ТРИ ФАЗЫ

Из того, что мы все-таким зна­ем, мож­но заклю­чить, что у мас­со­вых про­те­стов в Казах­стане было три фазы. Сна­ча­ла они носи­ли соци­аль­ный харак­тер – про­тив повы­ше­ния цен на газ. Мас­штаб их нам неиз­ве­стен, хотя мы зна­ем, что общая напря­жен­ность и склон­ность насе­ле­ния к про­те­стам в послед­ние годы в Казах­стане рос­ли. Несмот­ря на то, что вла­сти доста­точ­но быст­ро заяви­ли о готов­но­сти к уступ­кам, про­те­сты раз­рас­та­лись. Убе­ди­тель­ных сило­вых акций про­тив про­те­сту­ю­щих не было. 

К 4 янва­ря про­те­сты рас­про­стра­ни­лись по стране, пере­ки­ну­лись на Алма-Аты и при этом при­об­ре­ли отчет­ли­вый поли­ти­че­ский харак­тер. К это­му момен­ту в фоку­се про­те­сту­ю­щих ока­за­лась «систе­ма Назар­ба­е­ва» и его «семья» как сим­вол этой систе­мы. Это вто­рая фаза.Пятого янва­ря начи­на­ет­ся тре­тья фаза: сре­ди про­те­сту­ю­щих появ­ля­ют­ся агрес­сив­ные груп­пы, на ули­цы «выбра­сы­ва­ет­ся» ору­жие (кто-то при­во­зит его и про­сто остав­ля­ет на ули­цах в багаж­ни­ках деше­вых легковушек).

Важ­ным фак­то­ром пере­хо­да к новой фазе ста­но­вит­ся пол­ное отсут­ствие в Алма-Ате сило­ви­ков и поли­ции. Алма-Аты погру­жа­ет­ся в анар­хию и хаос, появ­ля­ют­ся погромщики.Очень важ­но осо­знать этот момент. Пра­ви­тель­ство может при­нять реше­ние о подав­ле­нии про­те­стов, тогда поли­ция насту­па­ет на про­те­сту­ю­щих. Оно может их не подав­лять, тогда поли­ция сто­ит по периметру. 

Все пони­ма­ют: вот это про­те­сту­ю­щие, вот это поли­ция по пери­мет­ру, а за его гра­ни­ца­ми – город со сво­ей обыч­ной жиз­нью. И совсем иная, тре­тья ситу­а­ция, если поли­ция ухо­дит с улиц. Тогда ситу­а­ция выхо­дит из-под кон­тро­ля. Вы не може­те ска­зать, где про­те­сту­ю­щие, где маро­дер­ству­ю­щие гастар­бай­те­ры, где «люди дико­го Арма­на», кто что дела­ет и зачем.Такая ситу­а­ция может вести к хао­су, но чаще все­го она дает аргу­мен­ты вла­стям интер­пре­ти­ро­вать про­те­сты как мятеж и погром и откры­ва­ет доро­гу к неогра­ни­чен­но­му при­ме­не­нию силы. Логи­ка собы­тий кру­то меняется.

ЛОГИКА ТРАНЗИТА: ПЕРЕВОРОТ ПЕРЕВОРОТА

5 янва­ря про­ис­хо­дят собы­тия, кото­рые при жела­нии мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как госу­дар­ствен­ный пере­во­рот. Пре­зи­дент Тока­ев в оче­ред­ном обра­ще­нии к нации с при­зы­вом сохра­нять спо­кой­ствие и пре­кра­тить эска­ла­цию наси­лия вскользь сооб­ща­ет, что ста­но­вит­ся с это­го дня гла­вой Сове­та безопасности.

По зако­ну о Сове­те без­опас­но­сти его пред­се­да­те­лем явля­ет­ся «Елба­сы», т.е. быв­ший пре­зи­дент Назар­ба­ев, долж­ность кото­ро­го (Елба­сы) про­пи­са­на в кон­сти­ту­ции. Заме­ча­тель­но, что Тока­ев даже не ссы­ла­ет­ся на какой-то юри­ди­че­ский акт, бла­го­да­ря кото­ро­му он стал гла­вой Сове­та без­опас­но­сти, а лишь упо­ми­на­ет вскользь об этом («Поэто­му как Гла­ва госу­дар­ства и с сего­дняш­не­го дня Пред­се­да­тель Сове­та без­опас­но­сти наме­рен дей­ство­вать мак­си­маль­но жестко. 

Это вопрос без­опас­но­сти наших граж­дан, кото­рые обра­ща­ют­ся с мно­го­чис­лен­ны­ми прось­ба­ми ко мне защи­тить их жизнь»). Он и не мог сослать­ся ни на какой юри­ди­че­ский акт, пото­му что с точ­ки зре­ния кон­сти­ту­ции и дей­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства отпра­вить живо­го Елба­сы в отстав­ку с этих постов невоз­мож­но. Но раз­гул наси­лия, воз­ни­ка­ю­щий в резуль­та­те ухо­да поли­ции, ста­но­вит­ся обос­но­ва­ни­ем это­го выхо­да за пре­де­лы того, что счи­та­лось легаль­ным порядком.

Орга­ни­зо­ван­ный Назар­ба­е­вым плав­ный тран­зит вла­сти в Казах­стане опи­рал­ся на ост­ро­ум­ную кон­струк­цию «рас­щеп­ле­ния» вла­сти. В то вре­мя как избран­ный пре­зи­дент Тока­ев обла­дал элек­то­раль­ной леги­тим­но­стью, сам Назар­ба­ев обла­дал экс­т­ра-элек­то­раль­ной (док­три­наль­ной) леги­тим­но­стью – как «лидер нации» он сто­ял как бы над пре­зи­ден­том в вопро­сах наци­о­наль­но­го суве­ре­ни­те­та и безопасности.Впрочем, элек­то­раль­ная леги­тим­ность Тока­е­ва явля­ет­ся в зна­чи­тель­ной мере фикцией. 

Это Назар­ба­ев «про­вел» его через выбо­ры, сде­лав избран­ным пре­зи­ден­том. Но фик­тив­ной явля­ет­ся и док­три­наль­ная, экс­т­ра-элек­то­раль­ная леги­тим­ность Назар­ба­е­ва – он сам ее для себя при­ду­мал, а про­те­сту­ю­щие убе­ди­тель­но отверг­ли ее свер­же­ни­ем его памятников.В этой ситу­а­ции, в сущ­но­сти, зна­че­ние име­ет, кто высту­пил с обра­ще­ни­ем к нации. Лег­ко пред­ста­вить, что 5 янва­ря к ней обра­тил­ся бы наобо­рот Назарбаев. 

Он заявил бы, что в сло­жив­шей­ся ситу­а­ции вынуж­ден «вер­нуть­ся» — при­нять на себя непо­сред­ствен­ное руко­вод­ство сило­вы­ми мини­стер­ства­ми, пра­ви­тель­ством и все­ми орга­на­ми испол­ни­тель­ной вла­сти. «Это вопрос без­опас­но­сти наших граж­дан, кото­рые обра­ща­ют­ся с мно­го­чис­лен­ны­ми прось­ба­ми ко мне защи­тить их жизнь», разу­ме­ет­ся, доба­вил бы он. 

Тока­ев ока­зал­ся бы лишен рыча­гов управ­ле­ния. А вес­ной мож­но было бы про­ве­сти выбо­ры ново­го пре­зи­ден­та, после обра­ще­ния Тока­е­ва с прось­бой об отставке.Таким обра­зом, глав­ным собы­ти­ем явля­ет­ся то, что Назар­ба­ев не обра­тил­ся к нации. Поче­му и как это про­изо­шло, мы узна­ем, ско­рее все­го, мно­го поз­же. Но это и было пово­рот­ным пунк­том. Ущерб­ная леги­тим­ность Тока­е­ва была объ­яв­ле­на истин­ной, а ущерб­ная леги­тим­ность Назар­ба­е­ва низложена.

Из это­го эпи­зо­да мы можем так­же видеть, какой незна­чи­мой ерун­дой явля­ют­ся, в сущ­но­сти, все эти кон­сти­ту­ци­он­ные ухищ­ре­ния авто­ри­та­риз­мов – все эти про­дле­ния, поправ­ки, исклю­че­ния, ого­вор­ки, долж­но­сти елба­сы и кол­ба­сы. Все зна­ют, что это бул­шит, не име­ю­щий отно­ше­ния к реаль­но­му кон­сти­ту­ци­о­на­лиз­му и закон­но­сти. И все это летит к чер­тям при пер­вом же слу­чае. Изи кам, изи гоу.

ЧЕРНЫЙ РЫЦАРЬ

Мы не зна­ем, поче­му 5 янва­ря сило­ви­ки и поли­ция, кото­рых, как гово­рят, в Алма-Аты было на тот момент доста­точ­но, вдруг поки­ну­ли город. Но, в прин­ци­пе, это укла­ды­ва­ет­ся в логи­ку народ­ных про­те­стов и режим­ных трансформаций.Когда про­тест доста­точ­но убе­ди­те­лен и в пред­став­ле­нии насе­ле­ния леги­ти­мен, сило­ви­ки испы­ты­ва­ют коле­ба­ния – сто­ит ли им вое­вать с соб­ствен­ны­ми граж­да­на­ми и так ли уже леги­тим­ны те, кто отда­ет им при­ка­зы? Это коле­ба­ние – клю­че­вой момент протестов. 

Он откры­ва­ет путь к тому, что­бы ста­рое пра­ви­тель­ство, вызвав­шее нена­висть про­те­сту­ю­щих, ушло, открыв доро­гу новым дого­во­рен­но­стям, новым пак­там и новым выбо­рам. Это нор­маль­ное, мир­ное раз­ви­тие событий.Но ситу­а­ция может кар­ди­наль­но изме­нит­ся в слу­чае появ­ле­ния «чер­но­го рыца­ря» — силы, спо­соб­ной защи­тить еще дей­ству­ю­щее пра­ви­тель­ство, несмот­ря на сомне­ния сило­ви­ков и убе­ди­тель­ность протестов. 

Это меня­ет каль­ку­ля­ции этих самых сило­ви­ков, кото­рые осо­зна­ют, что, даже при их без­дей­ствии, пра­ви­тель­ство может удер­жать­ся, и тогда они ока­жут­ся не людь­ми, «остав­ши­ми­ся на сто­роне наро­да», а не выпол­нив­ши­ми при­каз изменниками.В этом и был смысл обра­ще­ния Тока­е­ва к ОДКБ, кото­рое, разу­ме­ет­ся, явля­ет­ся лишь мас­кой, за кото­рой пря­чет­ся рос­сий­ский Кремль. Оно ста­ло сиг­на­лом мест­ным сило­ви­кам и эли­там, что Тока­ев удер­жит­ся и сто­ит ста­но­вит­ся под его зна­ме­на (так же было в Беларуси). 

Прак­ти­че­ски парал­лель­но с обра­ще­ни­ем к Москве о помо­щи, кото­рое было немед­лен­но акцеп­ти­ро­ва­но, Тока­ев объ­явил об отстав­ке руко­во­ди­те­лей Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти – его гла­вы Кари­ма Маси­мо­ва, и его пер­во­го заме­сти­те­ля Сама­та Аби­ша, пле­мян­ни­ка Назар­ба­е­ва, т.е. двух людей, кото­рые гаран­ти­ро­ва­ли кон­троль Назар­ба­е­ва над сило­вым блоком.Характерно и то, что с это­го момен­та Тока­ев заго­во­рил путин­ским язы­ком: про­те­сты спла­ни­ро­ва­ны из-за буг­ра, а про­те­сту­ю­щие тер­ро­ри­сты, с кото­ры­ми пере­го­во­ров не ведут.

ВЫВОДЫ: ПРОТЕСТНО-КЛАНОВЫЙ ТРАНЗИТ

Тран­зит вла­сти в Казах­стане вот уже в тече­ние семи­де­ся­ти с лиш­ним лет про­ис­хо­дит по очень похо­же­му сценарию.В 1959 г. в Темир­тау, на стро­и­тель­стве метал­лур­ги­че­ско­го ком­би­на­та вспых­ну­ли вол­не­ния, пере­рос­шие в бес­по­ряд­ки и маро­дер­ство. Они были подав­ле­ны совет­ской арми­ей. В сле­ду­ю­щем году пер­вый сек­ре­тарь ком­пар­тии Казах­ста­на Нико­лай Беля­ев был сме­щен, вме­сто него был назна­чен «наци­о­наль­ный кадр» Дин­му­ха­мед Кунаев. 

Он пра­вил рес­пуб­ли­кой 26 лет, почи­тал­ся как отец нации. Его сме­ще­ние в 1986 г. и назна­че­ние гла­вой ком­пар­тии рес­пуб­ли­ки рус­ско­го пар­тий­но­го бос­са Кол­би­на вызва­ло мас­со­вые про­те­сты в Алма-Ате. Окру­же­ние Назар­ба­е­ва (тогда пре­мьер-мини­стра рес­пуб­ли­ки и кан­ди­да­та на пост Куна­е­ва) вини­ло в их орга­ни­за­ции послед­не­го, окру­же­ние Куна­е­ва – напро­тив вини­ло Назар­ба­е­ва, кото­рый «рвет­ся к вла­сти». Гор­ба­чев не пошел на уступ­ки и Кол­бин оста­вал­ся в долж­но­сти до июня 1989 г. Но это вос­ста­ние убе­ди­ло Моск­ву в том, что Казах­стан – это рес­пуб­ли­ка каза­хов (хотя де-факто они не состав­ля­ли в ней большинства). 

И в 1989 г. рес­пуб­ли­ку уве­рен­но воз­гла­вил Назар­ба­ев. Кото­рый постро­ил фак­ти­че­ски моно­на­ци­о­наль­ную казах­скую госу­дар­ствен­ность, пра­вил более 30 лет и был окон­ча­тель­но сме­щен (во вся­ком слу­чае так это выгля­дит сей­час) в резуль­та­те вол­не­ний, вспых­нув­ших в нача­ле 2022 г.В целом, этот сце­на­рий выгля­дит сле­ду­ю­щим обра­зом. Сти­хий­но воз­ни­ка­ю­щие про­те­сты при­об­ре­та­ют раз­мах и бру­таль­ность в усло­ви­ях, когда пози­ции глав­но­го бос­са выгля­дят несколь­ко ослабленными.

У этих сти­хий­ных про­те­стов нет сво­е­го голо­са и повест­ки, инсти­ту­ции, кото­рая их пред­став­ля­ет и веща­ет от их име­ни. В резуль­та­те, на сле­ду­ю­щем вит­ке они ста­но­вят­ся раз­мен­ной моне­той в борь­бе вер­ху­шеч­ных кла­нов, кото­рая раз­ре­ша­ет­ся при под­держ­ке Москвы.

ВЫВОДЫ: ИГРА «КАК СТАТЬ БОССОМ»

Тран­зит вла­сти в Казах­стане (во вся­ком слу­чае на сего­дняш­ний день) выгля­дит отча­сти похо­жим на тран­зи­ты вла­сти в дру­гих Цен­траль­но-ази­ат­ских сатра­пи­ях или, более науч­но выра­жа­ясь, авто­ри­тар­ных геге­мо­ни­ях. Они под­чи­ня­ют­ся логи­ке игры «один босс в горо­де, или как стать боссом».Несмотря на то, что Назар­ба­ев стре­мил­ся уйти от тра­ди­ци­он­но­го казах­ско­го сце­на­рия, орга­ни­зо­вав плав­ный тран­зит вла­сти, он раз­ры­вал­ся меж­ду инте­ре­са­ми пре­ем­ствен­но­сти кур­са и инте­ре­са­ми «семьи».

«Семья» была его самым надеж­ным ресур­сом вла­сти и ахил­ле­со­вой пятой одно­вре­мен­но. Имен­но нена­висть к ней зна­чи­тель­ной части казах­стан­ской эли­ты и насе­ле­ния помог­ла Тока­е­ву побе­дить, вый­дя из-под опе­ки преж­не­го бос­са. Но сво­ей побе­дой Тока­ев, так­же как его пред­ше­ствен­ни­ки, обя­зан Москве. Впро­чем, Назар­ба­е­ву уда­лось в зна­чи­тель­ной мере вый­ти из-под этой опе­ки. И такой же ста­но­вит­ся глав­ная зада­ча пре­зи­дент­ства Токаева.

Тран­зит вла­сти в Казах­стане ока­зал­ся очень похож на ана­ло­гич­ные собы­тия в Турк­ме­нии и Узбе­ки­стане имен­но в сво­ем инсти­ту­ци­о­наль­ном аспек­те. Неде­мо­кра­ти­че­ский тран­зит вла­сти выяв­ля­ет те глав­ные инсти­ту­ты, кото­рые рабо­та­ют в авто­ри­тар­ной геге­мо­нии пост­со­вет­ско­го типа.

Это «Семья» и «Сило­ви­ки». Пара­докс, одна­ко, заклю­ча­ет­ся в том, что эти два инсти­ту­та явля­ют­ся глав­ным ресур­сом дей­ству­ю­ще­го «бос­са», и ста­но­вят­ся глав­ны­ми жерт­ва­ми реаль­но­го тран­зи­та вла­сти, когда он, нако­нец, слу­ча­ет­ся. Что­бы стать новым бос­сом, смен­щик дол­жен уни­что­жить самых глав­ных, вну­шав­ших тре­пет «сило­ви­ков» преж­не­го «бос­са» и лишить соб­ствен­но­сти его «Семью».

Что­бы назна­чить сво­их надеж­ных и вну­ша­ю­щих тре­пет «сило­ви­ков» и начать созда­вать свою «Семью». Ну, и немно­го потоп­тать по ходу китель преж­не­го бос­са. Ина­че какой же ты «насто­я­щий босс», если здесь висит чужой китель.

Кирилл Рогов

Источ­ник: https://www.facebook.com/kirill.rogov.39/posts/7180444258639799

архивные статьи по теме

«То шантажируют, то давят на жалость»

Вспоминая Болата Атабаева: «У меня вполне корыстные цели — я борюсь за счастливые дни моих внуков»

Editor

В Жезказгане экологическая катастрофа