14 C
Астана
22 июня, 2021
Image default

Как создаются мифы. Первая статья цикла: «Власть надо любить!..»

Лицом к лицу лица не уви­дать – гла­сит народ­ная муд­рость. Имен­но поэто­му мы начи­на­ем пуб­ли­ка­цию серии ста­тей быв­шей казах­стан­ки, кото­рая уеха­ла из нашей рес­пуб­ли­ки, но не пере­ста­ла любить свою Роди­ну. Ее взгляд на то, что про­ис­хо­дит в Казах­стане, тем более ценен, что это взгляд спе­ци­а­ли­ста, зна­ю­ще­го свой пред­мет и спо­соб­но­го не про­сто рефлек­си­ро­вать, но и ана­ли­зи­ро­вать. Дума­ем, что ее рас­клад ситу­а­ции вызо­вет инте­рес у наших чита­те­лей, пото­му что она пишет о том, чего рань­ше в прес­се не затрагивали.

Автор: Инна ВОЛОШИНА

«Ты про­сто отвык­ла. Тебя про­сто слиш­ком дав­но не было на Родине». Дей­стви­тель­но, не было… Дей­стви­тель­но, отвыкла…

Несколь­ко лет назад я уеха­ла из Казах­ста­на и быва­ла дома толь­ко нале­та­ми — всех пови­дать, рас­це­ло­вать, ода­рить. А тут при­е­ха­ла по сво­им делам и застря­ла на пять с поло­ви­ной меся­цев. И через пару недель ста­ла заме­чать, что стра­на изме­ни­лась. При­чем настоль­ко, что иной раз, посе­щая госор­га­ны, част­ные лавоч­ки какие-то, мага­зи­ны, я лови­ла себя на мыс­ли, что под­спуд­но боюсь ока­зать­ся перед непре­одо­ли­мым ком­му­ни­ка­ци­он­ным барье­ром. Нет, язык-то рус­ский, но вот ощу­ще­ние, что ты ниче­го не пони­ма­ешь и что тебя не понимают.

«Что про­ис­хо­дит? Да ниче­го не происходит…»

А вот и нет. Про­ис­хо­дит, и еще как. За те годы, что меня не было, стра­на погру­зи­лась в какой-то теп­лый и влаж­ный удуш­ли­вый мрак, оза­ря­е­мый лишь болот­ны­ми огонь­ка­ми с порт­ре­та­ми Назар­ба­е­ва. Я еще и при­е­ха­ла так «удач­но» — как раз нака­нуне его «оче­ред­ных вне­оче­ред­ных» выбо­ров. Куда ни глянь, вез­де одно и то же: «Силь­ный лидер — успеш­ная страна».

Сна­ча­ла поду­ма­ла, что это про­сто пиар­щи­ки без­гра­мот­ные: нель­зя, нико­гда нель­зя в демо­кра­ти­че­ском госу­дар­стве ста­вить знак равен­ства меж­ду лич­ны­ми каче­ства­ми одно­го смерт­но­го и судь­бой целой стра­ны. Пото­му что успе­хи и раз­ви­тие стра­ны нико­гда не долж­ны зави­сеть ни от еди­ной кон­крет­ной персоны.

А потом я уви­де­ла кое-что новень­кое и совер­шен­но уди­ви­тель­ное. На оста­нов­ках обще­ствен­но­го транс­пор­та Алма­ты реклам­ные пло­ща­ди (сто­и­мость кото­рых, думаю, пони­ма­е­те, что нема­лая) отда­ны под огром­ные посте­ры, уже синюш­ные от дли­тель­но­го пре­бы­ва­ния на солн­це. На этих пла­ка­тах были изоб­ра­же­ны бес­край­ние дали и оди­но­кое дре­во на гори­зон­те. Плюс дву­языч­ная над­пись: «Сча­стье — созер­цать!» Спра­ши­ваю киос­ке­ра: «Дав­но пове­си­ли?». Та пожи­ма­ет пле­ча­ми: «Дав­но… С про­шло­го года висит».

А про­шлым летом сосед­ний Кыр­гыз­стан едва не захлеб­нул­ся в кро­ви и отча­я­нии. Я лич­но связь меж­ду тем, что про­ис­хо­ди­ло у сосе­дей, и пла­ка­та­ми, раз­ве­шан­ны­ми по Алма­ты, уви­де­ла. Тех­но­ло­гия, одна­ко. Моде­ли­ро­ва­ние пове­де­ния. Точ­нее, внед­ре­ние в обще­ствен­ное созна­ние уста­но­вок на отказ от веде­ния актив­ных дей­ствий в любых ситу­а­ци­ях, вклю­чая экс­тра­ор­ди­нар­ные. И цель понят­на: недо­пу­ще­ние повто­ре­ния кыр­гыз­ских событий.

А потом, едва ли не в тот же день, умная, обра­зо­ван­ная, очень мне доро­гая подру­га, хозяй­ка соб­ствен­ной юри­ди­че­ской кон­то­ры, мать четы­рех­го­до­ва­ло­го вун­дер­кин­да, дочь интел­ли­гент­ных роди­те­лей и внуч­ка ком­со­мол­ки 20‑х годов в кожа­ном пиджа­ке с мау­зе­ром и «бело­мо­ром», на мое рез­кое заме­ча­ние в адрес руко­вод­ства Казах­ста­на вдруг под­жа­ла губы и заяви­ла: «Власть надо любить! Это божий закон!»

Я не мог­ла пове­рить. Я до сих пор не могу поверить…

Ведь мы искренне убеж­де­ны, что любить нынеш­нюю власть в Казах­стане может толь­ко чело­век неда­ле­кий или пре­сле­ду­ю­щий лич­ную корысть. Нам хочет­ся думать, что радуж­ные ком­мен­та­рии сооте­че­ствен­ни­ков о вели­чии и муд­ро­сти Назар­ба­е­ва пишут «спе­ци­аль­но обу­чен­ные люди», кото­рые полу­ча­ют за это мзду. Мы не можем пове­рить в то, что «нор­маль­ный» чело­век может одоб­рять узур­па­цию вла­сти и про­из­но­сить сакра­мен­таль­ное: «Аль­тер­на­ти­вы Назар­ба­е­ву нет». И тем не менее…

С этой фра­зы, про­зву­чав­шей без сви­де­те­лей и шан­сов полу­че­ния каких-то пре­фе­рен­ций, нача­лась моя эпо­пея по сбо­ру и осмыс­ле­нию фак­тов тоталь­но­го обол­ва­ни­ва­ния жите­лей Казах­ста­на. И, гово­ря об обол­ва­нен­ном наро­де, я не имею в виду толь­ко мало­гра­мот­ных оби­та­те­лей глу­бин­ки: по моим под­сче­там, око­ло 80% жите­лей круп­ных горо­дов боят­ся даже думать о том, что будет после ухо­да Назар­ба­е­ва. Пре­дел их фан­та­зии — назна­чен­ный самим Назар­ба­е­вым пре­ем­ник. И они даже не заду­мы­ва­ют­ся, что таким обра­зом под­дер­жи­ва­ют и одоб­ря­ют дей­ствия пре­зи­ден­та, его окру­же­ния и армию чинов­ни­ков и госслужащих.

И вот что самое инте­рес­ное. Я и вы — мы точ­но зна­ем цену нынеш­не­му режи­му. Но в ситу­а­ции, сло­жив­шей­ся в Казах­стане за два­дцать лет неза­ви­си­мо­сти, наше с вами зна­ние не име­ет ника­ко­го зна­че­ния, посколь­ку осталь­ные мил­ли­о­ны поли­ти­кой не инте­ре­су­ют­ся и оппо­зи­ци­он­ную прес­су не чита­ют, доволь­ству­ясь тем, что име­ют, и бла­го­да­ря за это лич­но Нур­сул­та­на Абишевича.

И чем бить­ся голо­вой об сте­ну непо­ни­ма­ния со сто­ро­ны насе­ле­ния и зара­ба­ты­вать себе ком­плекс Кас­сан­дры или упи­вать­ся сме­ло­стью соб­ствен­ных суж­де­ний, может, будет луч­ше оста­но­вить­ся и попы­тать­ся разо­брать­ся в том, что на сего­дняш­ний день состав­ля­ет идео­ло­ги­че­скую осно­ву Казах­ста­на. И поче­му Назар­ба­ев, такой непри­ят­ный нам с вами, вос­при­нят наши­ми же род­ны­ми и близкими.

И не смей­те мне пенять: мол, ты уже уеха­ла, какое тебе дело до того, что здесь про­ис­хо­дит? Есть мне дело! По боль­шо­му сче­ту, я все еще живу в СССР. Я чув­ствую себя как дома и в Москве, и в Биш­ке­ке, и в Кие­ве. И уж тем более — в Алма­ты, где толь­ко на ста­ром клад­би­ще лежат два десят­ка моих род­ных и близ­ких, к кото­рым ходят каж­дый год. А с Кен­са­ем и Бурун­да­ем — и сосчи­тать не смогу.

Так. Эмо­ции в сто­ро­ну. Теперь раци­о­наль­ная часть это­го длин­но­го вступ­ле­ния. И хочу сра­зу пре­ду­пре­дить, что будет еще и тре­тья часть. Но об этом — позже.

Вступ­ле­ние. Часть I — вве­де­ние в тему

Я вер­ну­лась в Петер­бург и уже здесь поня­ла, что долж­на запи­сать резуль­та­ты сво­е­го пре­бы­ва­ния в Казах­стане. Из этих запи­сей, а так­же на осно­ве мате­ри­а­лов, полу­чен­ных в ходе иссле­до­ва­ния обще­ствен­но-поли­ти­че­ской ситу­а­ции, кото­рым я зани­ма­лась почти пол­го­да, родил­ся цикл статей.

Но для того что­бы эти ста­тьи были вос­при­ня­ты, нам пона­до­бит­ся тер­пе­ние. Мне — что­бы изло­жить чело­ве­че­ским язы­ком свою пози­цию и дать вам пищу для раз­мыш­ле­ний, а может, и прак­ти­че­ские инстру­мен­ты для даль­ней­ше­го исполь­зо­ва­ния. Вам — что­бы дочи­тать до кон­ца «скуч­ные» бло­ки, содер­жа­щие в себе мас­су для кого-то оче­вид­ных, а для кого-то непо­нят­ных вещей.

Итак, нач­нем с очевидного.

Раз­ви­тие суве­рен­но­го Казах­ста­на — это, по сути, и не раз­ви­тие вовсе, а тоталь­ный регресс, про­ис­хо­дя­щий на фоне пер­ма­нент­но­го уси­ле­ния авто­ри­тар­но­го режи­ма дей­ству­ю­ще­го пре­зи­ден­та. Два­дцать лет назад пят­на­дцать союз­ных рес­пуб­лик объ­яви­ли о сво­ем суве­ре­ни­те­те и демо­кра­ти­че­ском выбо­ре. Нель­зя, конеч­но, гово­рить о том, что все они ока­за­лись в рав­ных усло­ви­ях: труд­но срав­ни­вать, к при­ме­ру, Лат­вию и Турк­ме­нию. Но Казах­стан-то все­гда по сво­е­му уров­ню при­бли­жал­ся к наи­бо­лее раз­ви­тым рес­пуб­ли­кам Сою­за. И, в прин­ци­пе, мож­но было от него ожи­дать устой­чи­во­го демо­кра­ти­че­ско­го развития.

Одна­ко это­го не про­изо­шло. Наобо­рот, при­ня­тие ряда норм и изме­не­ний в зако­но­да­тель­ные акты, пре­пят­ству­ю­щих реа­ли­за­ции прин­ци­па сме­ня­е­мо­сти вла­сти, латент­ный, но при этом весь­ма упор­ный отказ вла­сти при­знать пра­во изби­ра­те­лей на осо­знан­ный выбор и недо­пу­ще­ние рав­ной поли­ти­че­ской кон­ку­рен­ции, волюн­та­ризм в зако­но­да­тель­ной сфе­ре — все это повлек­ло за собой суще­ствен­ный откат в демо­кра­ти­че­ском раз­ви­тии Казахстана.

Стра­на погру­зи­лась в теп­лое застой­ное боло­то, обес­пе­чен­ное уси­лен­но куль­ти­ви­ру­е­мы­ми мифа­ми о бла­го­по­лу­чии, муд­ром лиде­ре и осо­бом пути раз­ви­тия. Офи­ци­аль­ные СМИ толь­ко и дела­ют, что вос­хва­ля­ют дей­ствия и поли­ти­ку гла­вы госу­дар­ства. Власть испод­воль внед­ря­ет в созна­ние граж­дан отказ от веде­ния каких бы то ни было дей­ствий, направ­лен­ных на кар­ди­наль­ное изме­не­ние каче­ства сво­ей жиз­ни. Резуль­тат: насе­ле­ние деле­ги­ру­ет вла­стям фак­ти­че­ски все свои пра­ва и отка­зы­ва­ет­ся от управ­ле­ния государством.

То, что власть актив­но при­ме­ня­ет мето­ды управ­ле­ния обще­ствен­ным созна­ни­ем, уже и не обсуж­да­ет­ся, но и не пуга­ет. Но ведь такие мето­ды часто заклю­ча­ют в себе деструк­тив­ные свой­ства. И самое опас­ное для демо­кра­ти­че­ско­го госу­дар­ства — это мани­пу­ля­ции с про­яв­ле­ни­ем сво­бод­ной воли граж­дан (выбо­ры, обсуж­де­ние и при­ня­тие зако­но­да­тель­ных актов и т.д.). Ведь, вытес­няя из обще­ствен­но­го созна­ния такие важ­ные его ком­по­нен­ты, как осо­знан­ный выбор и сво­бо­да воли, дей­ству­ю­щая власть под­ме­ня­ет поли­ти­че­ские реа­лии мифи­че­ски­ми дости­же­ни­я­ми и субъ­ек­тив­ны­ми харак­те­ри­сти­ка­ми участ­ни­ков поли­ти­че­ских процессов.

А резуль­тат подоб­ной поли­ти­ки мы можем наблю­дать в Казах­стане повсе­мест­но: в казах­стан­ском обще­стве дав­но воца­ри­лись апа­тия и отказ от актив­ных дей­ствий по дости­же­нию пере­мен. Уже уста­но­ви­лось проч­ное мне­ние, что власть окон­ча­тель­но дистан­ци­ро­ва­лась от наро­да и в первую оче­редь это вид­но на при­ме­ре выборов.

Обы­ва­тель пони­ма­ет, что ито­ги выбо­ров пред­ре­ше­ны, что выбо­ры боль­ше не явля­ют­ся инстру­мен­том управ­ле­ния госу­дар­ством, а высту­па­ют фор­маль­ным при­зна­ком демо­кра­тии, то есть необ­хо­ди­мы вла­сти для созда­ния бла­го­при­ят­но­го ими­джа перед миро­вым сооб­ще­ством. Удру­ча­ет даже не сам факт тако­го обо­зна­че­ния важ­ней­ше­го поли­ти­че­ско­го инсти­ту­та, а то, что насе­ле­ние одоб­ря­ет подоб­ную прак­ти­ку, уве­ро­вав в «муд­рость» сво­е­го пра­ви­те­ля, кото­рый луч­ше зна­ет, как жить про­сто­му чело­ве­ку в усло­ви­ях, дик­ту­е­мых совре­мен­ны­ми миро­вы­ми реалиями.

Одоб­ря­ет, при­вет­ству­ет, делеги­рует свои пра­ва. Ины­ми сло­ва­ми, при­зна­ет пра­во вла­сти. Вывод прост и ката­стро­фи­чен: народ выдал Назар­ба­е­ву «ман­дат дове­рия», и его власть тем самым про­шла легитимацию.

На мой взгляд, это кон­ста­та­ция фак­та. Но мно­гие со мной не согла­сят­ся, осо­бен­но в ауди­то­рии «Рес­пуб­ли­ки», где «мои» 80%, под­дер­жи­ва­ю­щих режим Назар­ба­е­ва, рас­це­ни­ва­ют­ся как глу­бо­чай­шее заблуж­де­ние, посколь­ку те же 80% Назар­ба­е­ва нена­ви­дят и толь­ко страх меша­ет им об этом заявить в открытую.

Вот и попро­бу­ем разо­брать­ся вме­сте. Мож­но, конеч­но, уйти в деба­ты и поте­рять еще несколь­ко лет. Но мне кажет­ся, что наша зада­ча сего­дня — выяс­нить, на чем же зиждет­ся леги­тим­ность вла­сти обла­да­те­ля ста­ту­са лиде­ра нации пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва и что нам нуж­но сде­лать, что­бы поко­ле­бать создав­ше­е­ся положение.

Все еще вступ­ле­ние. Часть II — теоретическая

Леги­тим­ность вла­сти — это один из мно­же­ства фак­то­ров, на кото­рых осно­ва­на ста­биль­ность госу­дар­ствен­ной систе­мы. Уди­ви­те­лен тот факт, что леги­тим­ность — это не вопрос законо­творчества или офи­ци­аль­ной поли­ти­ки. Леги­тим­ность — это вопрос веры, и поэто­му сама леги­тим­ность, про­цесс ее дости­же­ния (леги­ти­ма­ция) и сово­куп­ность мето­дов ее дости­же­ния (леги­ти­ми­за­ция) нахо­дят­ся в сфе­ре дей­ствия ско­рее пси­хо­ло­гии, неже­ли иных обще­ствен­но-поли­ти­че­ских наук.

Рас­смат­ри­вая леги­тим­ность вла­сти имен­но с точ­ки зре­ния пси­хо­ло­гии, мы можем дать ответ на вопрос, каким обра­зом супер­пре­зи­дент­ская фор­ма прав­ле­ния в Казах­стане полу­чи­ла свое при­зна­ние у насе­ле­ния и фак­ти­че­ски неогра­ни­чен­но укре­пи­ла свои позиции.

Счи­та­ет­ся, что пер­вым, кто обра­тил­ся к вопро­су леги­тим­но­сти, был Макс Вебер, кото­рый пред­ло­жил соб­ствен­ную клас­си­фи­ка­цию это­го поня­тия по типу господства.

На пер­вое место Вебер поста­вил гос­под­ство легаль­ное, отдав ему паль­му пер­вен­ства вви­ду его раци­о­наль­но­сти. Соглас­но Вебе­ру, в госу­дар­ствах тако­го типа под­чи­ня­ют­ся не лич­но­сти, а чет­ко уста­нов­лен­ным зако­нам, кото­рым под­чи­ня­ют­ся и управ­ля­е­мые, и управ­ля­ю­щие. Аппа­рат управ­ле­ния состо­ит из спе­ци­аль­но обра­зо­ван­ных чинов­ни­ков, кото­рым вме­ня­ет­ся в обя­зан­ность дей­ство­вать невзи­рая на лица, т.е. по стро­го фор­ма­ли­зо­ван­ным регла­мен­там и раци­о­наль­ным пра­ви­лам. Пра­во­вое нача­ло — прин­цип, лежа­щий в осно­ве легаль­но­го господства.

Вто­рой тип гос­под­ства Вебер обо­зна­ча­ет как тра­ди­ци­он­ный. Этот тип обу­слов­лен нра­ва­ми, при­выч­кой к опре­де­лен­но­му пове­де­нию. В этом отно­ше­нии тра­ди­ци­он­ное гос­под­ство осно­ва­но на вере не толь­ко в закон­ность, но даже в свя­щен­ность издрев­ле суще­ству­ю­щих поряд­ков и вла­стей. Чистей­шим типом тако­го гос­под­ства явля­ет­ся, по Вебе­ру, пат­ри­ар­халь­ное госу­дар­ство. Тип тра­ди­ци­он­но­го гос­подства по сво­ей струк­ту­ре схо­ден со струк­ту­рой семьи. Имен­но это обсто­я­тель­ство дела­ет осо­бен­но проч­ным и устой­чи­вым этот тип легитимности.

Аппа­рат управ­ле­ния здесь состо­ит из лич­но зави­си­мых от гос­по­ди­на домаш­них чинов­ни­ков, род­ствен­ни­ков, лич­ных дру­зей или вас­са­лов. В отли­чие от рас­смот­рен­но­го гос­под­ства легаль­но­го имен­но лич­ная вер­ность слу­жит здесь осно­ва­ни­ем для назна­че­ния на долж­ность, а так­же для про­дви­же­ния по иерар­хи­че­ской лест­ни­це. Для тра­ди­ци­он­но­го гос­под­ства харак­тер­но отсут­ствие фор­маль­но­го пра­ва и, соот­вет­ствен­но, отсут­ствие тре­бо­ва­ния дей­ство­вать «невзи­рая на лица»; харак­тер отно­ше­ний в любой сфе­ре сугу­бо личный.

Для тех, кто дочи­тал до этих строк и ска­зал себе «Ага!», спе­шу доба­вить, что Вебер счи­тал, что пра­ви­тель тра­ди­ци­он­но­го типа к управ­ле­нию вовсе не под­го­тов­лен и пола­га­ет­ся на свою кан­це­ля­рию. Он пре­да­ет­ся иным радо­стям жиз­ни: пишет сти­хи, музы­ку, вос­по­ми­на­ния, и поли­ти­че­ские обя­зан­но­сти тако­го пра­ви­те­ля вол­ну­ют мало. И в госу­дар­стве это­го типа обыч­но счи­та­ют, что на все воля божья. Так что этот слу­чай еще не совсем «наш», хотя с года­ми Казах­стан про­сто-таки «спол­за­ет» в этот тип.

А вот тре­тий тип гос­под­ства — гос­подство хариз­ма­ти­че­ское, мы рас­смот­рим подроб­нее. Вебер к хариз­ме отно­сит­ся с боль­шим вни­ма­ни­ем, посколь­ку видит в ней (хариз­ма с гре­че­ско­го пере­во­дит­ся как «боже­ствен­ный дар») те каче­ства, кото­рые выде­ля­ют инди­ви­да из тол­пы. Маги, про­ро­ки, осно­ва­те­ли миро­вых рели­гий, выда­ю­щи­е­ся пол­ко­вод­цы и пра­ви­те­ли — вот типы, наде­лен­ные, по Вебе­ру, от при­ро­ды каче­ства­ми, ста­вя­щи­ми их на осо­бое место сре­ди про­чих рав­ных. Заметь­те: речь не идет о насле­до­ва­нии вла­сти. Речь идет имен­но о лич­но­стях, явив­ших­ся «вдруг» в усло­ви­ях зам­ше­лых тра­ди­ци­он­ных и уже мало кем вос­при­ни­ма­е­мых ценностей.

Вот теперь, пожа­луй, можем ска­зать «Ага!» вме­сте, посколь­ку основ­ной базой хариз­ма­ти­че­ско­го гос­под­ства явля­ет­ся аффек­тив­ный тип соци­аль­но­го дей­ствия. Это рево­лю­ция, слом усто­ев, это гро­мо­вое «Доко­ле?!». Хариз­ма­тич­ный лидер берет­ся за пере­устрой­ство в самых запу­щен­ных ситу­а­ци­ях и выхо­дит из них побе­ди­те­лем, кото­ро­го народ про­сто обожает.

Прав­да, есть одно «но». Дело в том, что при всей про­ти­во­по­лож­но­сти хариз­ма­ти­че­ско­го типа гос­под­ства тра­ди­ци­он­но­му они по сути сво­ей весь­ма схо­жи: и то, и дру­гое проч­но завя­за­ны на лич­ных отно­ше­ни­ях. Толь­ко в слу­чае с государем-«харизматиком» источ­ни­ком лич­ной пре­дан­но­сти ста­но­вит­ся не тра­ди­ция, а эмо­ция. А имен­но — вера. Вера даже не в дея­ния, а вера в саму хариз­му. Вот поче­му, как отме­ча­ет Вебер, сохра­не­ние хариз­мы и дока­за­тель­ство ее при­сут­ствия ста­но­вят­ся посто­ян­ной забо­той тако­го пра­ви­те­ля (ой, как тут не вспом­нить Пути­на на байке?).

Рав­но как и при тра­ди­ци­он­ном типе гос­под­ства, управ­ле­ние при хариз­ма­тич­ном лиде­ре фор­ми­ру­ет­ся на осно­ве лич­ной пре­дан­но­сти. При этом игно­ри­ру­ют­ся такие важ­ные поня­тия, как «ком­пе­тент­ность» в раци­о­наль­ном легаль­ном обще­стве или «при­ви­ле­гии» в обще­стве традиционном.

Есть еще одно суще­ствен­ное отли­чие хариз­ма­тич­но­го пра­ви­те­ля: он при­ни­ма­ет реше­ния все­гда сам. Еди­но­лич­но и без­апел­ля­ци­он­но. Отсю­да выте­ка­ет непре­мен­ное след­ствие: хариз­ма­тич­ное гос­под­ство — это все­гда авторитаризм.

Если оттал­ки­вать­ся от изло­жен­но­го, то в Казах­стане сло­жи­лась сле­ду­ю­щая ситу­а­ция: де-юре стра­на про­воз­гла­ша­ет себя стра­ной раци­о­наль­но-легаль­но­го типа (вер­хо­вен­ство зако­на, демо­кра­ти­че­ская плат­фор­ма и т.п.). Де-факто име­ет­ся пра­ви­тель, начи­нав­ший как лидер хариз­ма­ти­че­ско­го тол­ка, рефор­ма­тор и раз­ру­ши­тель ста­рых усто­ев, а ныне зани­ма­ю­щий­ся толь­ко под­дер­жа­ни­ем сво­е­го ими­джа и устра­не­ни­ем кон­ку­рен­тов. Если так будет про­дол­жать­ся даль­ше, то казах­стан­цы в ско­ром вре­ме­ни обна­ру­жат, что управ­ле­ние стра­ной ведет­ся по тра­ди­ци­он­но­му типу, при­чем в худ­ших тра­ди­ци­ях сред­не­ве­ко­во­го Китая с его ман­да­ри­ном и рабо­леп­ству­ю­щим перед ним насе­ле­ни­ем с про­слой­кой серой кан­це­ля­рии меж­ду ними.

Ура! С одной важ­ной частью мы разо­бра­лись. Но для даль­ней­ше­го раз­го­во­ра это­го недо­ста­точ­но. Важ­но еще понять, что такое леги­тим­ность и какое ко все­му наше­му раз­го­во­ру име­ет отно­ше­ние совре­мен­ное мифо­твор­че­ство. А потом уже мож­но будет рас­смот­реть и кон­крет­ные слу­чаи того, как казах­стан­ская власть бук­валь­но дурит свой народ, навя­зы­вая ему нуж­ные моде­ли пове­де­ния и при­ви­вая раболепие.

Но, как гово­рят в таких слу­ча­ях все бабуш­ки по все­му све­ту, сна­ча­ла — борщ, потом — сладкое.

Санкт-Петер­бург,
10 октяб­ря 2011 года

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №38 (214) от 28 октяб­ря 2011 года

Continued here:
Как созда­ют­ся мифы. Пер­вая ста­тья цик­ла: «Власть надо любить!..»

архивные статьи по теме

Кто делает дивиденды на инвалидах?

Кого обеспокоила «социальная рознь»?

Депутаты погладили себя по голове