fbpx

Как проходит транзит власти в Узбекистане

Тран­зит  вла­сти в Узбе­ки­стане, с уче­том того, что про­шел ров­но год с кон­чи­ны Исла­ма Кари­мо­ва, чей уход завер­шил целую эпо­ху, заслу­жен­но при­вле­ка­ет вни­ма­ние экс­перт­ных и поли­ти­че­ских кру­гов дале­ко за её пре­де­ла­ми. При этом взгля­ды  и оцен­ки наблю­да­те­лей зна­чи­тель­но отли­ча­ют­ся друг от дру­га в зави­си­мо­сти, как  от угла зре­ния, так и гео­гра­фи­че­ских точек, из кото­рых они смот­рят на актив­но иду­щие там про­цес­сы.

Напом­ним, что кам­па­ния по под­го­тов­ке к выбо­рам ново­го пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на стар­то­ва­ла 9‑го сен­тяб­ря про­шло­го года, спу­стя неде­лю после офи­ци­аль­но­го объ­яв­ле­ния о ско­ро­по­стиж­ной смер­ти Исла­ма Кари­мо­ва.. Посколь­ку в Узбе­ки­стане до сих пор клю­че­вую роль игра­ют семей­ные и кла­но­вые груп­пи­ров­ки,  их лиде­ры были заин­те­ре­со­ва­ны в сохра­не­нии суще­ство­вав­шей систе­мы, гаран­том ста­биль­но­сти кото­рой являл­ся Ислам Кари­мов, и  после его кон­чи­ны  пред­по­чли соблю­сти кон­сен­сус, по край­ней мере, на пере­ход­ный пери­од.

Свой выбор они оста­но­ви­ли  на Шав­ка­те Мир­зи­ёе­ве, кото­рый с 2003 года был пре­мьер-мини­стром и, по сути,  глав­ным по долж­но­сти про­вод­ни­ком поли­ти­ки Исла­ма Кари­мо­ва.

1

Нель­зя ска­зать, что ито­го­вый кон­сен­сус был достиг­нут лег­ко и явля­ет­ся на сего­дня устой­чи­вым. К тому же до кон­чи­ны Исла­ма Кари­мо­ва в Узбе­ки­стане сло­жил­ся сво­е­го рода три­ум­ви­рат наи­бо­лее веро­ят­ных пре­тен­ден­тов, спо­соб­ных по сво­им лич­ным каче­ствам, име­ю­щим­ся в их рас­по­ря­же­нии финан­со­вым ресур­сам, поли­ти­че­ско­му весу и нефор­маль­ным воз­мож­но­стям стать вто­рым пре­зи­ден­том Узбе­ки­ста­на. Это – дей­ство­вав­шие пре­мьер-министр Шав­кат Мир­зи­ёев, вице-пре­мьер Рус­лан Ази­мов и пред­се­да­тель Служ­бы наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Рустам Ино­я­тов.

Опро­шен­ные экс­пер­ты ука­за­ли на то, что яко­бы меж­ду­на­род­ные финан­со­вые фон­ды  были гото­вы предо­ста­вить Узбе­ки­ста­ну необ­хо­ди­мые ему кре­ди­ты при усло­вии, что имен­но Рус­лан Ази­мов (он услов­но счи­та­ет­ся про­за­пад­ным поли­ти­ком) будет напря­мую при­ча­стен к кон­тро­лю над эффек­тив­но­стью их рас­хо­до­ва­ния.  Надо ска­зать, что такая нефор­маль­ная прак­ти­ка дей­стви­тель­но суще­ству­ет. В част­но­сти, в сосед­нем Кыр­гыз­стане немец­кое агент­ство раз­ви­тия (GTZ) в одно вре­мя выда­ва­ло отно­си­тель­но неболь­шие кре­ди­ты  на раз­ви­тие малой гид­ро­энер­ге­ти­ки «под Фелик­са Куло­ва», кото­рый к тому вре­ме­ни уже не был высо­ко­по­став­лен­ным долж­ност­ным лицом и не имел шан­са вер­нуть­ся в боль­шую поли­ти­ку.

При этом в слу­чае пред­по­ла­га­е­мо­го кон­флик­та меж­ду кла­на­ми Мир­зи­ёе­ва и Ино­я­то­ва, веро­ят­ность кото­ро­го была и оста­ет­ся сего­дня  высо­кой, шан­сы Ази­мо­ва мог­ли зна­чи­тель­но воз­рас­ти.

Одна­ко по фак­ту, наря­ду с пре­мьер-мини­стром Шав­ка­том Мир­зи­ёе­вым, став­шим кан­ди­да­том от Либе­раль­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии Узбе­ки­ста­на, в каче­стве аль­тер­на­тив­ных кан­ди­да­тов в пре­зи­ден­ты были заре­ги­стри­ро­ва­ны Хотам­жон Кет­мо­лов (от Народ­но-демо­кра­ти­че­ской пар­тии), Нари­ман Ума­ров (от Соци­ал-демо­кра­ти­че­ской пар­тии) и Сар­вар Ота­му­ра­тов (от Демо­кра­ти­че­ской пар­тии). Оче­вид­но, что все они  высту­пи­ли в каче­стве тех­ни­че­ских кан­ди­да­тов.

В ходе под­го­тов­ки к выбо­рам цен­траль­ные и мест­ные орга­ны вла­сти пред­при­ня­ли меры по обес­пе­че­нию без­опас­но­сти и ещё боль­ше­му уси­ле­нию кон­тро­ля над внут­рен­ней ситу­а­ци­ей в стране, плюс про­дол­жи­ли жест­кую поли­ти­ку в рели­ги­оз­ной сфе­ре. В то же вре­мя внут­ри Узбе­ки­ста­на не суще­ство­ва­ло ни одной обще­ствен­но-поли­ти­че­ской орга­ни­за­ции, будь то  пар­тия или обще­ствен­ное дви­же­ние, кото­рая пред­став­ля­ла бы  реаль­ную угро­зу утвер­жден­но­му сце­на­рию. Основ­ные оппо­зи­ци­он­ные силы задол­го до кон­чи­ны пер­во­го пре­зи­ден­та нахо­ди­лись за пре­де­ла­ми Узбе­ки­ста­на.

Не пред­став­лял какой-либо угро­зы и лидер запре­щен­но­го  в Узбе­ки­стане народ­но­го дви­же­ния «Бир­лик» (поз­же пере­име­но­ван­но­го в пар­тию «Эрк»), Мохам­мад Салих.

Тео­ре­ти­че­ски он мог быть исполь­зо­ван запад­ны­ми спец­служ­ба­ми (назы­ва­ют Вели­ко­бри­та­нию и Тур­цию) для рас­ша­ты­ва­ния внут­ри­по­ли­ти­че­ской ситу­а­ции в Узбе­ки­стане нака­нуне выбо­ров, одна­ко это­го не про­изо­шло. Воз­мож­но, по той при­чине, что все без исклю­че­ния внеш­ние акто­ры пони­ма­ли, что любая деста­би­ли­за­ция Узбе­ки­ста­на будет иметь ката­стро­фи­че­ские послед­ствия не толь­ко для цен­траль­но-ази­ат­ско­го реги­о­на, но и дале­ко за его пре­де­ла­ми.

В ито­ге Шав­кат Мир­зи­ёев 4 декаб­ря 2016 года одер­жал убе­ди­тель­ную побе­ду, 14 декаб­ря при­нял при­ся­гу, а уже 15 декаб­ря 2016 года про­вел пер­вые кад­ро­вые назна­че­ния. В том чис­ле назна­чил Абдул­лу Ари­по­ва пре­мьер-мини­стром Узбе­ки­ста­на.

2

Спу­стя год фак­ти­че­ско­го прав­ле­ния Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва боль­шин­ство опро­шен­ных экс­пер­тов скло­ня­ют­ся во мне­нии, что пока он в недо­ста­точ­ной сте­пе­ни укре­пил свои пози­ции внут­ри стра­ны и до сих пор опи­ра­ет­ся на силы, достав­ши­е­ся ему в наслед­ство от Исла­ма Кари­мо­ва. Одна­ко если гово­рить о кад­ро­вой поли­ти­ке ново­го пре­зи­ден­та, то необ­хо­ди­мо обра­тить вни­ма­ние на то, что одни­ми из пер­вых были под­вер­же­ны чист­ке пер­вые заме­сти­те­ли мини­стров, хоки­мов, руко­во­ди­те­лей иных госу­дар­ствен­ных орга­нов, кото­рые при пер­вом пре­зи­ден­те выпол­ня­ли функ­цию «смот­ря­щих».

Одной из жертв этой кам­па­нии ока­зал­ся и пер­вый заме­сти­тель пред­се­да­те­ля СНБ гене­рал-лей­те­нант Гуля­мов Шохрат, один из высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных про­фес­си­о­на­лов узбек­ской спец­служ­бы, род­ной брат кото­ро­го, Бах­ти­яр Гуля­мов, явля­ет­ся послом Узбе­ки­ста­на в США.

Вполне логич­но и пред­ска­зу­е­мо, что Шав­кат Мир­зи­ёев пыта­ет­ся рас­ста­вить на клю­че­вые пози­ции пре­дан­ных лич­но ему  людей и изба­вить­ся от тех авто­ри­те­тов, кото­рые не в долж­ной мере про­яв­ля­ют по отно­ше­нию к нему лояль­ность. Пожа­луй, наи­бо­лее зна­чи­мой и гром­кой в этом ряду кад­ро­вых пере­ста­но­вок ста­ла отстав­ка пер­во­го вице-пре­мье­ра, мини­стра финан­сов Руста­ма Ази­мо­ва. Его нынеш­нее поло­же­ние ослож­ня­ет­ся тем, что  Мир­зи­ёев доби­ва­ет­ся от него воз­вра­ще­ния выве­ден­ных из стра­ны средств, кото­рые, по неко­то­рым оцен­кам, исчис­ля­ют­ся сот­ня­ми мил­ли­о­нов дол­ла­ров.

Ана­ло­гич­ные моти­вы лежат и в осно­ве  аре­ста стар­шей доче­ри Исла­ма Кари­мо­ва —  Гуль­на­ры.

По мне­нию Ген­про­ку­ра­ту­ры Узбе­ки­ста­на, общая сум­ма при­чи­нен­но­го Кари­мо­вой ущер­ба бюд­же­ту Узбе­ки­ста­на исчис­ля­ет­ся, как мини­мум, $2 млрд. Кро­ме того, пра­во­охра­ни­тель­ны­ми орга­на­ми выяв­ле­ны объ­ек­ты недви­жи­мо­сти, при­над­ле­жа­щей ей в 12 стра­нах, вклю­чая Рос­сию. Новые вла­сти пред­при­ни­ма­ют попыт­ки поста­вить их под свой кон­троль, для чего в эти 12 стран направ­ле­ны запро­сы о нало­же­нии аре­ста на при­над­ле­жа­щие Гуль­на­ре Кари­мо­вой и её бли­жай­ше­му окру­же­нию акти­вы.

Пожа­луй, это наи­бо­лее гром­кие дела, полу­чи­шие оглас­ку. В целом же кад­ро­вые пере­ста­нов­ки, пере­дел сфер вли­я­ния, пере­ток част­ных капи­та­лов из одних рук в дру­гие в Узбе­ки­стане про­хо­дят тра­ди­ци­он­но без лиш­не­го шума. При этом сле­ду­ет под­черк­нуть, что еще задол­го до кон­чи­ны (автор может уве­рен­но гово­рить о четы­рех годах, хотя этот  про­цесс, по всей види­мо­сти, начал­ся намно­го рань­ше) наблю­да­лись актив­ные скры­тая мигра­ция и вывоз капи­та­лов из Узбе­ки­ста­на.

Узбек­ские диас­по­ры, состо­я­щие из состо­я­тель­ных пред­ста­ви­те­лей узбек­ско­го этно­са, суще­ству­ют в США, Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции, Испа­нии, Швей­ца­рии, Гер­ма­нии, Чехии и дру­гих запад­ных стра­нах, а так­же в Рос­сии. Опро­шен­ные в ходе под­го­тов­ки этой ста­тьи пред­ста­ви­те­ли узбек­ских диас­пор дава­ли раз­ные оцен­ки, харак­те­ри­зу­ю­щие ново­го пре­зи­ден­та Узбе­ки­ста­на. Одна­ко, если обоб­щить, то  они сошлись на том, что Шав­кат Мир­зи­ёев:

— явля­ет­ся жёст­ким руко­во­ди­те­лем и хоро­шим адми­ни­стра­то­ром;

— нынеш­ний состав пра­ви­тель­ства, осо­бен­но после уволь­не­ния в июне Рус­ла­на Ази­мо­ва состо­ит из лояль­ных ему людей, либо тех, кто при при­ня­тии наи­бо­лее важ­ных реше­ний сохра­нит ней­тра­ли­тет, но ни в коем слу­чае не ста­нет оппо­зи­ци­о­не­ром.

— поль­зу­ет­ся авто­ри­те­том в армей­ской сре­де;

— несмот­ря на очень высо­кую веро­ят­ность (кото­рая сохра­ня­ет­ся) кон­флик­та с Руста­мом Ино­я­то­вым, ему уда­лось, по край­ней мере, на вре­мя, сгла­дить про­ти­во­ре­чия;

— услов­но (весь­ма услов­но) счи­та­ет­ся про­рос­сий­ским поли­ти­ком, неже­ли чело­ве­ком, при­дер­жи­ва­ю­щим­ся про­за­пад­ных взгля­дов (а в 2014 году пород­нил­ся с оли­гар­хом (так­же услов­но рос­сий­ским) Али­ше­ром Усма­но­вым);

— недо­ста­точ­но даль­но­ви­ден, не обла­да­ет уме­ни­ем отде­лять глав­ное от вто­ро­сте­пен­но­го, в свя­зи с чем не все­гда спо­со­бен при­ни­мать опти­маль­ные реше­ния;

— не обла­да­ет доста­точ­ным для гла­вы госу­дар­ства внеш­не­по­ли­ти­че­ским опы­том.

На дан­ный момент, по оцен­ке ряда экс­пер­тов, кра­е­уголь­ным вопро­сом внут­ри­по­ли­ти­че­ской ситу­а­ции в Узбе­ки­стане оста­ют­ся  отно­ше­ния меж­ду Шав­ка­том Мир­зи­ёе­вым и Руста­мом Ино­я­то­вым. Их нель­зя назвать ров­ны­ми. Извест­но, что еще нака­нуне выбо­ров  меж­ду ними про­изо­шел ряд кон­флик­тов.

Одним из пово­дов для них послу­жи­ло сокра­ще­ние чис­лен­но­сти лич­но­го соста­ва Служ­бы без­опас­но­сти пре­зи­ден­та и Управ­ле­ния СНБ по Таш­кен­ту и Таш­кент­ской обла­сти. Новый пре­зи­дент пред­по­чел заме­нить лиц, охра­няв­ших Исла­ма Кари­мо­ва, что видит­ся логич­ным. Для боль­шин­ства из «ста­рой гвар­дии» мест в обнов­лен­ной струк­ту­ре не доста­лось, и часть быв­ших сотруд­ни­ков пред­по­чла поки­нуть Узбе­ки­стан.  Одним из таких был недав­но погиб­ший в Москве при стран­ных обсто­я­тель­ствах Васи­лий Мат­ви­ен­ко, смерть кото­ро­го вызва­ла мно­го вопро­сов.

Дру­гим пово­дом для тре­ний послу­жи­ло стрем­ле­ние Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва сокра­тить коли­че­ство при­ко­ман­ди­ро­ван­ных сотруд­ни­ков СНБ в госу­дар­ствен­ных орга­нах, ведом­ствах, струк­ту­рах круп­но­го биз­не­са, то есть  сокра­тить вли­я­ние спец­служ­бы по кон­тро­лю над биз­не­сом.

Гра­дус кон­фликт­но­сти был доста­точ­но высок, одна­ко, на дан­ный момент накал про­ти­во­ре­чий несколь­ко спал. Сво­е­го рода зна­ком при­ми­ре­ния пра­во­мер­но счи­тать  под­пи­сан­ный 23 авгу­ста Указ гла­вы госу­дар­ства «О при­суж­де­нии Госу­дар­ствен­ных пре­мий Рес­пуб­ли­ки Узбе­ки­стан в обла­сти нау­ки и тех­ни­ки, лите­ра­ту­ры, искус­ства и архи­тек­ту­ры». В чис­ле иных заслу­жен­ных дея­те­лей пре­мию пер­вой сте­пе­ни за науч­но-прак­ти­че­скую раз­ра­бот­ку «Реа­би­ли­та­ция детей с тяже­лой туго­ухо­стью и глу­хо­той» полу­чи­ла супру­га бес­смен­но­го руко­во­ди­те­ля СНБ Узбе­ки­ста­на Ино­я­то­ва Фло­ра Илья­сов­на.

3

Как было ска­за­но выше, с момен­та фак­ти­че­ско­го при­хо­да во власть ново­го пре­зи­ден­та про­шел год – вре­мя абсо­лют­но недо­ста­точ­ное для того, что­бы делать одно­знач­ные выво­ды о транс­фор­ма­ции внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ки Узбе­ки­ста­на. Одна­ко доста­точ­ное для того, что­бы обра­тить вни­ма­ние на  ряд шагов, кото­рые  обо­зна­ча­ют век­то­ры даль­ней­ше­го раз­ви­тия стра­ны.

Преж­де все­го, необ­хо­ди­мо отме­тить, что рефор­мист­ские заяв­ле­ния, зву­чав­шие как в ходе под­го­тов­ки к выбо­рам, так и после побе­ды Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва, все­ли­ли в насе­ле­ние веру в воз­мож­ность реаль­но­го улуч­ше­ния соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской ситу­а­ции в Узбе­ки­стане  при новом пре­зи­ден­та и  посте­пен­ной плав­ной либе­ра­ли­за­ции обще­ствен­ной жиз­ни.

При этом все пони­ма­ют, что ни о каком «откры­тии в одно­ча­сье гра­ниц», ни о «ско­рой сво­бод­ной кон­вер­та­ции наци­о­наль­ной валю­ты» речи не идет. Более того, пер­вые шаги ново­го пре­зи­ден­та гово­рят о том, что если транс­фор­ма­ция создан­ной при Исла­ме Кари­мо­ве поли­ти­че­ской систе­мы и состо­ит­ся, то про­ис­хо­дить она будет весь­ма и весь­ма посте­пен­но, и ни о каком сни­же­нии госу­дар­ствен­но­го кон­тро­ля над этим про­цес­сом речи не идёт и идти не может.

В каче­стве под­твер­жде­ния это­му может рас­смат­ри­вать­ся став­ший извест­ным факт попыт­ки в октяб­ре 2016 года Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва ими­ти­ро­вать появ­ле­ние в стране внут­рен­ней поли­ти­че­ской оппо­зи­ции на базе неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной пар­тии «Ozod Dehqonlar» («Сво­бод­ные кре­стьяне»). Новой вла­сти в Узбе­ки­стане хоте­лось про­де­мон­стри­ро­вать миро­во­му сооб­ще­ству появ­ле­ние после кон­чи­ны Исла­ма Кари­мо­ва внут­рен­ней легаль­ной оппо­зи­ции. То, что она долж­на быть изна­чаль­но под­кон­троль­на вла­сти, — об этом миро­во­му сооб­ще­ству знать не обя­за­тель­но.

При­ём, кста­ти, не новый: на пост­со­вет­ском про­стран­стве нет ни одно­го госу­дар­ства, где бы вла­сти не попы­та­лись бы осу­ще­ствить подоб­ные «ком­би­на­ции», поз­во­ля­ю­щие выявить и поста­вить «под кол­пак» всех поли­ти­че­ски буй­ных. В этом плане новый пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на не ори­ги­на­лен.

В июле-меся­це Шав­кат Мир­зи­ёев под­верг кри­ти­ке поли­ти­че­ские пар­тии, депу­та­тов пар­ла­мен­та, област­ных, рай­он­ных, город­ских орга­нов зако­но­да­тель­ной вла­сти за безы­ни­ци­а­тив­ность и отсут­ствие чёт­ких про­грамм. Одна­ко ниче­го ново­го в этой кри­ти­ке не было. Всем оче­вид­но, что дея­тель­ность поли­ти­че­ских пар­тий в Узбе­ки­стане, под­го­тов­ка ими про­грамм и состав­ле­ние пла­нов дея­тель­но­сти  жест­ко кон­тро­ли­ру­ет­ся испол­ни­тель­ной вла­стью, и гово­рить о появ­ле­нии в Узбе­ки­стане неза­ви­си­мых поли­ти­че­ских пар­тий, кото­рые сего­дня пред­став­ля­ют из себя чисто бюро­кра­ти­че­ские орга­ни­за­ции,  в бли­жай­шие несколь­ко лет гово­рить не при­дёт­ся.

То же самое мож­но ска­зать о недав­но про­зву­чав­шей кри­ти­ке ново­го пре­зи­ден­та в адрес про­ку­рор­ских работ­ни­ков, кото­рые, по его сло­вам, явля­ют­ся пред­ста­ви­те­ля­ми «преж­ней воров­ской систе­мы». Систе­мы, кото­рая стро­и­лась, к сло­ву, при его непо­сред­ствен­ном уча­стии.

Куда важ­нее  видят­ся сло­ва ново­го гла­вы госу­дар­ства о жела­нии выве­сти на новый уро­вень рабо­ту прес­сы. Он даже заявил, что готов раз­ре­шить вер­нуть­ся в стра­ну жур­на­ли­стам, вынуж­ден­но ее поки­нув­шим. Одна­ко и здесь не сто­ит забы­вать, что само­го поня­тия «сво­бод­ная прес­са» ни в одном госу­дар­стве пост­со­вет­ско­го про­стран­ства в прин­ци­пе не суще­ству­ет уже дав­но. То есть в слу­чае Узбе­ки­ста­на мож­но гово­рить о неко­ей попыт­ке кон­тро­ли­ру­е­мой либе­ра­ли­за­ции инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства и созда­ния более каче­ствен­ных, но не менее цен­зу­ри­ру­е­мых  со сто­ро­ны госу­дар­ства средств мас­со­вой инфор­ма­ции.

По всей види­мо­сти, в этих целях Шав­кат Мир­зи­ёев при­звал пар­ла­мен­та­ри­ев и сена­то­ров заве­сти лич­ные стра­нич­ки в соци­аль­ных сетях и раз­ме­щать на них инфор­ма­цию о сво­ей рабо­те.  Надо ска­зать, в усло­ви­ях Узбе­ки­ста­на – шаг рево­лю­ци­он­ный, по край­ней мере, обла­да­тель стра­нич­ки смо­жет теперь про­смат­ри­вать пуб­ли­ка­ции  в соци­аль­ных сетях и  понять, каки­ми про­бле­ма­ми живут их изби­ра­те­ли. Одна­ко на дан­ный момент этот шаг пока неэф­фек­ти­вен и даже во мно­гом коми­чен – стра­нич­ки заве­ли, но напол­нять их осо­бо не чем.

Адми­ни­стра­тив­ным путем была запу­ще­на и рабо­та Меж­ду­на­род­но­го пресс-клу­ба, кото­рый воз­гла­вил быв­ший сотруд­ник адми­ни­стра­ции пер­во­го пре­зи­ден­та Шер­зод­хон Кудратход­жа­ев. Несмот­ря на то, что эта пло­щад­ка была созда­на рас­по­ря­же­ни­ем свер­ху,  впер­вые за послед­ние годы в исто­рии СМИ Узбе­ки­ста­на были апро­би­ро­ва­ны пря­мые эфи­ры, кото­рые за очень корот­кое вре­мя ста­ли попу­ляр­ны сре­ди насе­ле­ния. При этом новый пре­зи­дент дал ука­за­ние, что­бы на встре­чах в пресс-клу­бе участ­во­ва­ли исклю­чи­тель­но мини­стры, хоки­мы, руко­во­ди­те­ли иных ведомств, а не их заме­сти­те­ли.

Одна­ко недав­но  эта дея­тель­ность была  при­оста­нов­ле­на пре­мьер-мини­стром Абдул­лой Ари­по­вым. Нало­жен­ный им запрет на пря­мые эфи­ры  стал пово­дом для обсуж­де­ния в соци­аль­ных сетях «нали­чия мощ­ных контр­ре­во­лю­ци­он­ных тен­ден­ций в эли­те». Несмот­ря на то, что дея­тель­ность Меж­ду­на­род­но­го пресс-клу­ба была воз­об­нов­ле­на, сам факт «наез­да» со сто­ро­ны пре­мьер-мини­стра и после­до­вав­шие уволь­не­ния на теле­ка­на­ле «Узбе­ки­стан 24» нагляд­но иллю­стри­ру­ют, насколь­ко тяже­ло будет идти пере­строй­ка рабо­ты средств мас­со­вой инфор­ма­ции.

В том чис­ле то каса­ет­ся и теле­жур­на­ли­сти­ки. Осо­бен­но нагляд­но это замет­но   на при­ме­ре циф­ро­во­го теле­ка­на­ла «Узбе­ки­стан 24», где про­грам­мы, кото­рые пода­ют­ся как пря­мой эфир, транс­ли­ру­ют­ся в запи­си. Это вид­но нево­ору­жен­ным взгля­дом, и кро­ме как сочув­ствия к теле­зри­те­лям  ниче­го ино­го не вызы­ва­ют,  так как ни о каких дей­стви­тель­но инте­рес­ных и опе­ра­тив­ных ново­стях речи не идёт. Как не идёт речи и о появ­ле­нии в Узбе­ки­стане хотя бы одно­го част­но­го теле­ка­на­ла – то есть появ­ле­нии кон­ку­рен­ции с госу­дар­ствен­ны­ми. Меж­ду тем созда­ние про­фес­си­о­наль­ных и хотя бы отно­си­тель­но неза­ви­си­мых  средств мас­со­вой инфор­ма­ции в Узбе­ки­стане мог­ло бы весь­ма эффек­тив­но повы­сить уро­вень дове­рия насе­ле­ния к вла­сти, тогда как при их отсут­ствии воз­ни­ка­ет вопрос,  насколь­ко власть реаль­но заин­те­ре­со­ва­на в этом.

Одним из глав­ных собы­тий внут­рен­ней жиз­ни Узбе­ки­ста­на ста­ло реше­ние об отмене  с 1 янва­ря 2019 года полу­че­ния раз­ре­ши­тель­ной запи­си для выез­да за гра­ни­цу. Для выез­да доста­точ­но будет иметь био­мет­ри­че­ский пас­порт граж­да­ни­на Узбе­ки­ста­на. То есть с этой даты (если её не пере­не­сут) Узбе­ки­стан пере­ста­нет быть послед­ней стра­ной на пост­со­вет­ском про­стран­стве, граж­да­нам кото­рой нуж­но полу­чать отдель­ное раз­ре­ше­ние для выез­да за рубеж.

Счи­та­ет­ся, что из 32 мил­ли­о­нов насе­ле­ния Узбе­ки­ста­на 20 мил­ли­о­нов явля­ют­ся тру­до­спо­соб­ны­ми, и из них более 6 мил­ли­о­нов (при посто­ян­ной рота­ции)  нахо­дят­ся за рубе­жом на зара­бот­ках. По дан­ным ЦБ РФ, в 2016 году денеж­ные пере­во­ды граж­дан Узбе­ки­ста­на на роди­ну из Рос­сии соста­ви­ли более  2,7 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. И по объ­е­му денеж­ных пере­во­дов тру­до­вых мигран­тов из Рос­сии Узбе­ки­стан лиди­ру­ет сре­ди стран СНГ.

В то же вре­мя в Узбе­ки­стане не пре­кра­ща­ет­ся дефи­цит налич­ной валю­ты, необ­хо­ди­мой для выда­чи денеж­ных пере­во­дов род­ствен­ни­кам тру­до­вых мигран­тов. В неко­то­рых горо­дах  людям при­хо­дит­ся сто­ять в оче­ре­дях по 8–10 часов для полу­че­ния денеж­ных пере­во­дов из-за гра­ни­цы.

Доступ­ной и легаль­ной кон­вер­та­ции наци­о­наль­ной валю­ты в Узбе­ки­стане не было с 1996 года. В стране дей­ству­ет четы­ре обмен­ных кур­са, и в бли­жай­шее вре­мя вопрос их уни­фи­ка­ции и вво­да пол­ной кон­вер­та­ции не пред­ви­дит­ся, так как про­дол­жа­ет­ся паде­ние цен на основ­ную экс­порт­ную про­дук­цию, в свя­зи с чем поступ­ле­ние валю­ты от экс­пор­та посто­ян­но сокра­ща­ет­ся, и в таких усло­ви­ях вве­де­ние сво­бод­ной кон­вер­та­ции само­убий­ствен­но. Тем не менее, новая власть пыта­ет­ся облег­чить жизнь  биз­не­су, в част­но­сти сни­зи­ла с 50% до 25% обя­за­тель­ство о про­да­же госу­дар­ству валют­ной выруч­ки.

Сре­ди иных мер, направ­лен­ных на оздо­ров­ле­ние узбек­ской эко­но­ми­ки, ста­ло откры­тие спе­ци­аль­ных эко­но­ми­че­ских зон в Гижду­ване, Кокан­де, Ургу­те и дру­гих стра­те­ги­че­ских рай­о­нах. Но не сто­ит забы­вать, что Узбе­ки­стан не толь­ко сам лишен пря­мо­го выхо­да к морю, но и окру­жен госу­дар­ства­ми,  не име­ю­щи­ми тако­во­го. Поэто­му при­ни­ма­е­мые меры новой вла­стью, без­услов­но, важ­ны, но их недо­ста­точ­но для того, что­бы кар­ди­наль­но решить суще­ству­ю­щие  про­бле­мы.

4

Во внеш­ней поли­ти­ке  Шав­кат Мир­зи­ёев  про­воз­гла­сил отказ от даль­ней­шей кон­фрон­та­ции с бли­жай­ши­ми сосе­дя­ми и про­дол­жа­ет поли­ти­ку мно­го­век­тор­но­сти в отно­ше­ни­ях  с Кита­ем, США, Рос­си­ей и стра­на­ми Евро­пей­ско­го Сою­за.

6 сен­тяб­ря в ходе пер­во­го офи­ци­аль­но­го визи­та в Кыр­гыз­стан ожи­да­ет­ся под­пи­са­ние ряда важ­ных для дву­сто­рон­них отно­ше­ний доку­мен­тов, в том чис­ле, каса­ю­щих­ся дели­ми­та­ции зна­чи­тель­ной части госу­дар­ствен­ной гра­ни­цы. Из 1379 км на дан­ный момент согла­со­ва­но 1055. Одна­ко этап согла­со­ва­ния остав­ших­ся более 300 км, по всей види­мо­сти, зай­мет ещё не один год. Тем не менее, с при­хо­дом Шав­ка­та Мир­зи­ёе­ва кир­гиз­ско-узбек­ские отно­ше­ния полу­чи­ли явный поло­жи­тель­ный импульс.

С осто­рож­ным опти­миз­мом то же самое мож­но ска­зать и о таджик­ско-узбек­ских отно­ше­ни­ях. Несмот­ря на то, что Шав­кат Мир­зи­ёев не изме­нил отно­ше­ния к наи­бо­лее остро­му вопро­су о вод­но-энер­ге­ти­че­ских ресур­сах транс­гра­нич­ных рек, мож­но кон­ста­ти­ро­вать, что таджик­ско-узбек­ский диа­лог при­об­рел абсо­лют­но иную тональ­ность. Сего­дня ведут­ся пере­го­во­ры  по упро­ще­нию рабо­ты при­гра­нич­ных пунк­тов и вос­ста­нов­ле­нию эко­но­ми­че­ских свя­зей по таким направ­ле­ни­ям как воз­об­нов­ле­ние поста­вок газа и элек­тро­энер­гии, упро­ще­ние тран­зи­та гру­зов, сни­же­ние тари­фов на пере­воз­ку. Обсуж­да­ют­ся так­же вопро­сы вза­и­мо­дей­ствия в сфе­ре про­ти­во­дей­ствия угро­зам наци­о­наль­ной без­опас­но­сти.

В пери­од прав­ле­ния вто­ро­го пре­зи­ден­та были под­пи­са­ны доку­мен­ты, поз­во­ля­ю­щие в бли­жай­шие годы на тех или иных усло­ви­ях при­влечь в эко­но­ми­ку Узбе­ки­ста­на око­ло $40 млрд. Более поло­ви­ны из них –  китай­ские день­ги, на кото­рые пла­ни­ру­ет­ся воз­ве­сти неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щий ком­плекс в Каш­ка­да­рьин­ской обла­сти, раз­вить транс­порт­ную инфра­струк­ту­ру. Рос­сий­ские день­ги пока посту­па­ют в основ­ном за счёт покуп­ки Газ­про­мом при­род­но­го газа.

Тем не менее, несмот­ря на извест­ные труд­но­сти, в Узбе­ки­стане дей­ству­ет ряд круп­ных и отно­си­тель­но успеш­ных сов­мест­ных пред­при­я­тий  с уча­сти­ем корей­ских, аме­ри­кан­ских, ита­льян­ских, япон­ских, турец­ких и немец­ких ком­па­ний. В част­но­сти, «УзД­эо-авто», «УзЛ­эо-элек­тро­ник» (обе –  узбек­ско-южно­ко­рей­ские СП),  «GM-Uzb» (США), «УзИ­тал-мотор» (Ита­лия), «Ису­зу» (Япо­ния), пред­при­я­тия лег­кой про­мыш­лен­но­сти (Тур­ция, Гер­ма­ния). К место­рож­де­ни­ям ура­на, золо­та, газа зна­чи­тель­ный инте­рес про­яв­ля­ют ком­па­нии из США и Евро­пей­ско­го Сою­за. Узбе­ки­стан им потен­ци­аль­но инте­ре­сен. Напри­мер, из 41 место­рож­де­ния золо­та экс­плу­а­ти­ру­ет­ся толь­ко 10, а извле­ка­е­мые запа­сы при­род­но­го газа оце­ни­ва­ют­ся в 5 трлн. м3.

Одна­ко пока  рез­ко­го роста дело­вой актив­но­сти запад­ных ком­па­ний ожи­дать не при­хо­дит­ся, так как суще­ству­ю­щие в Узбе­ки­стане кор­руп­ция, осо­бен­но­сти финан­со­во-бан­ков­ской дея­тель­но­сти (преж­де все­го опять же слож­но­сти в кон­вер­та­ции и выво­зе за пре­де­лы стра­ны полу­чен­ной при­бы­ли), высо­кие тамо­жен­ные пошли­ны и мно­гое дру­гое не поз­во­ля­ют гово­рить о реаль­ной инве­сти­ци­он­ной при­вле­ка­тель­но­сти Узбе­ки­ста­на.

5

Таким обра­зом, анон­си­ро­ван­ные новым пре­зи­ден­том Узбе­ки­ста­на рефор­мы сего­дня в основ­ном каса­ют­ся весь­ма осто­рож­ных эко­но­ми­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний. Одно­вре­мен­но наблю­да­ет­ся попыт­ка несколь­ко смяг­чить, но не менять, по сути, поли­ти­че­скую систе­му, выстро­ен­ную Исла­мом Кари­мо­вым, неотъ­ем­ле­мой частью кото­рой вто­рой пре­зи­дент являл­ся, как мини­мум с 2003 года.

Тем не менее, в усло­ви­ях нынеш­не­го Узбе­ки­ста­на не сто­ит торо­пить­ся с оцен­ка­ми того, что про­ис­хо­дит в стране сего­дня – важ­но пони­мать, что и как было вче­ра, и какие реаль­ные цели ста­вят­ся на зав­тра. Народ­ная муд­рость гла­сит: «Непра­виль­но в нача­ле  при­го­тов­ле­ния пло­ва делать вывод о том, полу­чит­ся он или  не полу­чит­ся – мно­гое  зави­сит от плов­чи».

Андрей Медведев
Опубликовал: Андрей Медведев