14 C
Астана
22 июня, 2021
Image default

Как Назарбаев уговаривал Аблязова вернуться в страну

Газе­та “Взгляд” про­дол­жа­ет пуб­ли­ко­вать отрыв­ки из пока­за­ний Мух­та­ра Абля­зо­ва в Высо­ком суде Англии. В фраг­мен­те, пуб­ли­ку­ем в этом номе­ре, рас­ска­зы­ва­ет­ся об уча­стии в пере­го­во­рах с Абля­зо­вым Джа­ки­ше­ва и Лучан­ско­го. Ока­зы­ва­ет­ся, в фев­ра­ле 2009 года, сра­зу после при­ну­ди­тель­ной наци­о­на­ли­за­ции, Назар­ба­ев отпра­вил Джа­ки­ше­ва в Лон­дон, что­бы пере­дать Мух­та­ру Абля­зо­ву его посла­ние о том, что ему сле­ду­ет вер­нуть­ся в Казах­стан. Читай­те ниже сам текст показаний. 

Автор: Из пер­вых рук

«С момен­та при­ну­ди­тель­ной наци­о­на­ли­за­ции БТА в фев­ра­ле 2009 года и на про­тя­же­нии само­го све­же­го поли­ти­че­ско­го спо­ра, про­дол­жа­ю­ще­го­ся меж­ду Назар­ба­е­вым и мною, Назар­ба­ев через сво­их посред­ни­ков искал ко мне под­хо­ды, что­бы попы­тать­ся под­чи­нить меня себе, добить­ся мое­го воз­вра­ще­ния в Казах­стан, где меня мож­но было бы «нака­зать» за поли­ти­че­скую оппо­зи­цию ему и его режи­му или же по мень­шей мере сно­ва поста­вить под его контроль.

Посред­ни­че­ство Джакишева

В фев­ра­ле 2009 г. Назар­ба­ев отпра­вил Джа­ки­ше­ва в Лон­дон, что­бы пере­дать мне его посла­ние о том, что мне сле­ду­ет вер­нуть­ся в Казах­стан. Джа­ки­шев играл клю­че­вую роль в обес­пе­че­нии мое­го осво­бож­де­ния в 2003 году, убе­див Назар­ба­е­ва, что я буду соблю­дать его тре­бо­ва­ния, а так­же ста­ну дер­жать­ся подаль­ше от поли­ти­ки. Хотя я не упо­мя­нул ни о каких поли­ти­че­ских моти­вах или о Назар­ба­е­ве в сво­ем заяв­ле­нии от 2 фев­ра­ля 2009 г., Назар­ба­ев, похо­же, вос­при­нял это заяв­ле­ние как напа­де­ние на него лич­но и как даль­ней­шее нару­ше­ние наше­го «согла­ше­ния» от 2003 г. Так как гаран­том это­го согла­ше­ния был Джа­ки­шев, Назар­ба­ев попро­сил его начать со мной пере­го­во­ры по пово­ду воз­вра­ще­ния в Казах­стан. Любое несо­гла­сие с моей сто­ро­ны, даже в каче­стве отве­та на неза­кон­ную экс­про­при­а­цию, вос­при­ни­ма­лось Назар­ба­е­вым как лич­ное оскорб­ле­ние, за кото­рым долж­но немед­лен­но после­до­вать пуб­лич­ное наказание.

После пер­во­на­чаль­но­го визи­та Джа­ки­ше­ва в фев­ра­ле у нас дво­их было несколь­ко раз­го­во­ров по теле­фо­ну и через Интер­нет. У нас был интен­сив­ный пери­од дис­кус­сий в фев­ра­ле и мар­те, и Джа­ки­шев вер­нул­ся, что­бы уви­деть меня в Лон­доне еще раз меж­ду фев­ра­лем и мар­том 2009 г. Он посто­ян­но сооб­щал мне, что Назар­ба­ев ска­зал: мне сле­ду­ет вер­нуть­ся в Казах­стан и ста­би­ли­зи­ро­вать БТА, а уго­лов­ные дела про­тив меня будут прекращены.

Это сооб­ще­ние заклю­ча­лось в том, что мне нуж­но было бы «отдать все» Назар­ба­е­ву и я был бы про­щен. Я вос­при­нял это как тре­бо­ва­ние все­го мое­го иму­ще­ства и акти­вов во всем мире. Далее Джа­ки­шев ска­зал, что я дол­жен буду напи­сать пись­мо Назар­ба­е­ву со мно­же­ством изви­не­ний (за что — я не знаю) и затем полу­чу сло­во Пре­зи­ден­та, что у меня не будет даль­ней­ших про­блем. Мне было ска­за­но, что вза­мен пере­да­чи всех моих акти­вов Назар­ба­е­ву моя «лич­ная без­опас­ность» (как он выра­зил­ся) будет гаран­ти­ро­ва­на: дру­ги­ми сло­ва­ми, я не буду осуж­ден или убит. Я ска­зал Джа­ки­ше­ву, что не готов при­нять пред­ло­же­ние Назар­ба­е­ва. Я полу­чил такое же сооб­ще­ние в янва­ре 2002 года, одна­ко два меся­ца спу­стя был аре­сто­ван, затем поз­же осуж­ден, под­верг­нут пыт­кам и почти лишил­ся жиз­ни. Неспо­соб­ность Джа­ки­ше­ва обес­пе­чить мое сотруд­ни­че­ство при­ве­ла к тому, что он был нака­зан Назарбаевым. <…>

В мар­те 2010 г. Джа­ки­шев был при­го­во­рен к 14 годам лише­ния сво­бо­ды в тюрь­ме стро­го­го режи­ма. Его тело­хра­ни­тель был при­го­во­рен к пяти годам. Осно­ва­ния для обо­их при­го­во­ров не были огла­ше­ны судом, так как счи­та­лись «госу­дар­ствен­ной тай­ной». Я счи­таю, что его заклю­че­ние и чрез­вы­чай­но неспра­вед­ли­вое обра­ще­ние со сто­ро­ны про­ку­ра­ту­ры явля­ют­ся пря­мым след­стви­ем его уча­стия в пере­го­во­рах о моем осво­бож­де­нии из тюрь­мы в 2003 году. Он не толь­ко не смог обес­пе­чить мой уход из поли­ти­ки в 2003 г., как было обе­ща­но, он так­же не смог, когда полу­чил вто­рой шанс в нача­ле 2009 года, убе­дить меня вер­нуть­ся в Казах­стан и ста­би­ли­зи­ро­вать БТА.

Посред­ни­че­ство Лучанского 

Гри­го­рий Лучан­ский (быв­ший меж­ду­на­род­ный тор­го­вец ору­жи­ем) — друг Юрия Луж­ко­ва (экс-мэра Моск­вы). Оба явля­ют­ся дру­зья­ми и спо­движ­ни­ка­ми Назар­ба­е­ва. Луж­ков при­ез­жал в Аста­ну несколь­ко раз в фев­ра­ле и мар­те 2009 года, что­бы обсу­дить каса­ю­щи­е­ся меня вопро­сы с Назар­ба­е­вым. Назар­ба­ев лич­но про­сил его взять на себя кон­троль над моим биз­не­сом в Москве. Затем на несколь­ких встре­чах в оте­ле «Ман­да­рин» в Лон­доне, про­хо­див­ших с кон­ца фев­ра­ля по конец сен­тяб­ря 2009 года, Лучан­ский (при­сут­ство­вав­ший там по пору­че­нию Луж­ко­ва) потре­бо­вал, что­бы я пере­дал боль­шую поло­ви­ну сво­е­го биз­не­са в Москве Назар­ба­е­ву, а так­же что­бы я за¬платил ему $50 мил­ли­о­нов. Лучан­ский так­же пре­ду­пре­дил меня в мар­те 2009 года о том, что про­тив меня будут нача­ты граж­дан­ские судеб­ные раз­би­ра­тель­ства в Англии, а так­же уго­лов­ные судеб­ные про­цес­сы в Рос­сии и Казах­стане, но заме­тил, что если я пере­дам биз­нес, как они тре­бу­ют, и $50 мил­ли­о­нов, судеб­ных раз­би­ра­тельств не будет. Он пред­ло­жил пере­ве­сти часть моих акти­вов лич­но Назар­ба­е­ву, мне оста­вят неко­то­рые из моих акти­вов, спи­шут неко­то­рые дол­ги, и этот про­цесс будет очень гибким.

На вто­рой или тре­тьей такой встре­че в оте­ле «Ман­да­рин» в мар­те 2009 года Лучан­ский вру­чил мне чер­но­вик пись­ма, напи­сан­но­го им самим, кото­рое, по его сло­вам, я дол­жен был напи­сать Назар­ба­е­ву. В общих чер­тах в чер­но­ви­ке пись­ма гово­ри­лось, что я был неправ, кри­ти­куя Назар­ба­е­ва, и счи­таю, что народ дол­жен спло­тить­ся вокруг него; я готов сде­лать все необ­хо­ди­мое, что­бы вер­нуть БТА; я готов стать «рядо­вым эффек­тив­ным и актив­ным чле­ном» коман­ды под руко­вод­ством Назар­ба­е­ва, что­бы помочь вос­ста­но­вить эко­но­ми­ку Казах­ста­на; и я при­шлю Назар­ба­е­ву кон­фи­ден­ци­аль­ный отчет о зару­беж­ных акти­вах бан­ка и спро­шу, что мне даль­ше сле­ду­ет делать с эти­ми активами.

Из послед­не­го пунк­та ясно сле­до­ва­ло, что я дер­жал опре­де­лен­ные акти­вы бан­ка за рубе­жом (хотя оче­вид­но, что это было не так) и готов пере­дать их Назар­ба­е­ву. Мне зна­ком был этот осо­бый при­ем Назар­ба­е­ва — потре­бо­вать, что­бы тако­го рода пись­мо было напи­са­но ему поли­ти­че­ски­ми про­тив­ни­ка­ми, от кото­рых он ждал при­зна­ния вины или ино­го при­зна­ния, кото­рое мож­но было бы исполь­зо­вать как рычаг кон­тро­ля или залог лояль­но­сти. Я отка­зал­ся писать такое письмо».

ОТ РЕДАКЦИИ: Вы про­чи­та­ли фраг­мент из сви­де­тель­ских пока­за­ний Мух­та­ра Абля­зо­ва Выос­ко­му суду Англии.  Пол­ный текст нахо­дит­ся здесь.

Источ­ник: Дело­вая газе­та “Взгляд” №21 (203) от 8 июня 2011 года

See more here:
Как Назар­ба­ев уго­ва­ри­вал Абля­зо­ва вер­нуть­ся в страну

архивные статьи по теме

Подсудимым предлагают сделку, а свидетелям… деньги

Кулинарный поединок не выявил победителей

ОСДП рассчитывает на 50% голосов