-13 C
Астана
26 февраля, 2024
Image default

Как Масимов помогал забирать БТА Банк

О том, как у Мух­та­ра Абля­зо­ва вымо­га­ли долю в самом круп­ном част­ном финан­со­вом инсти­ту­те в СНГ, мож­но про­чи­тать в его сви­де­тель­ских пока­за­ни­ях лон­дон­ско­му суду. Посколь­ку это 265 стра­ниц тек­ста, в газе­те опуб­ли­ко­вать их пол­но­стью невоз­мож­но, и для это­го номе­ра мы выбра­ли исто­рию о роли в «наци­о­на­ли­за­ции» БТА пре­мьер-мини­стра Кари­ма Маси­мо­ва.
Подроб­но­сти читай­те на http://clck.ru/DFXC
 

Автор: Редак­ция

Все нача­лось, как сле­ду­ет из пока­за­ний, утром 28 октяб­ря 2008 года, когда пресс-служ­ба пре­мьер-мини­стра выпу­сти­ла пресс-релиз, кото­рый явил­ся пол­ной неожи­дан­но­стью и для БТА, и для Аль­янс Бан­ка. В пресс-рели­зе гово­ри­лось о том, что в тот же день пра­ви­тель­ством и дву­мя систем­ны­ми бан­ка­ми — Народ­ным Бан­ком Казах­ста­на и Каз­ко­мом — «достиг­ну­та дого­во­рен­ность по осу­ществ­ле­нию под­держ­ки реаль­но­го сек­то­ра эко­но­ми­ки на базе реа­ли­за­ции объ­яв­лен­ных мер по ста­би­ли­за­ции бан­ков­ско­го сек­то­ра». В пресс-рели­зе так­же упо­ми­на­лась доля в раз­ме­ре 25%, под­ле­жав­шая при­об­ре­те­нию в каж­дом из бан­ков, и отме­ча­лось, что пра­ви­тель­ство «не будет вме­ши­вать­ся в опе­ра­ци­он­ную дея­тель­ность бан­ков» и «не будет играть актив­ную роль в повсе­днев­ном управ­ле­нии ими».

29 октяб­ря 2008 года, через день после того, как были выпу­ще­ны пресс-рели­зы пра­ви­тель­ства, Мух­тар Абля­зов при­ле­тел в Аста­ну для встре­чи с пре­мьер-мини­стром Масимовым.

«29 октяб­ря 2008 года, через день после того, как были выпу­ще­ны пресс-рели­зы пра­ви­тель­ства, я  при­ле­тел в Аста­ну для встре­чи с пре­мьер-мини­стром Маси­мо­вым за обе­дом, о кото­рой мы дого­во­ри­лись в ходе наших пере­го­во­ров в преды­ду­щие выход­ные. Я спро­сил его о том, поче­му пра­ви­тель­ство не сооб­щи­ло БТА о сво­ем реше­нии опуб­ли­ко­вать свое пред­ло­же­ние, не гово­ря уже о пуб­лич­ном заяв­ле­нии о дости­же­нии дого­во­рен­но­сти с Халык и ККБ. Маси­мов отве­тил, что в вос­кре­се­нье в Астане бан­кам было сооб­ще­но о том, что будет издан пресс-релиз. Он выска­зал пред­по­ло­же­ние, что, воз­мож­но, пра­ви­тель­ство про­сто «забы­ло сооб­щить» Солод­чен­ко и что нам сле­ду­ет под­го­то­вить соб­ствен­ный пресс-релиз. На самом деле БТА был не един­ствен­ным бан­ком, кото­ро­му «забы­ли сооб­щить», — пред­ста­ви­те­лям Аль­ян­са так­же не было ска­за­но о пресс-релизе.

Маси­мов напом­нил мне о сво­их преды­ду­щих уси­ли­ях уго­во­рить меня пере­дать долю в бан­ке Назар­ба­е­ву и ска­зал: я так дол­го откла­ды­вал пере­да­чу акций под кон­троль Назар­ба­е­ва, что режим начал поду­мы­вать о раз­лич­ных воз­мож­но­стях завла­де­ния БТА, в том чис­ле о раз­лич­ных про­це­ду­рах при­ну­ди­тель­но­го банк­рот­ства и реструк­ту­ри­за­ции. Он ска­зал, что пра­ви­тель­ство при­влек­ло для помо­щи в этом вопро­се раз­лич­ных «кон­суль­тан­тов», но этот про­цесс заста­вил их понять: при­нуж­де­ние БТА к банк­рот­ству при­ве­ло бы к серьез­ным про­бле­мам и доро­го бы обо­шлось стране в целом.

Маси­мов ска­зал, что они (то есть Назар­ба­ев и его помощ­ни­ки) реши­ли попы­тать­ся искать со мной сотруд­ни­че­ства. Он ска­зал: ему извест­но о том, что со мной была достиг­ну­та дого­во­рен­ность, после кото­рой Назар­ба­ев дал ука­за­ние всем бан­кам пере­ве­сти 25%-ную долю пра­ви­тель­ству. Я под­твер­дил: БТА был бы готов при­нять такую дого­во­рен­ность, но при усло­вии, что пра­ви­тель­ство будет соблю­дать усло­вия, на кото­рых эти 25% при­об­ре­та­лись, и не будет сно­ва стре­мить­ся к изме­не­нию сво­ей пози­ции. Маси­мов пообе­щал мне, что эти усло­вия будут соблюдены.

После это­го раз­го­вор пере­шел к сум­ме средств, кото­рые долж­ны были быть предо­став­ле­ны БТА. На тот момент БТА не нуж­дал­ся в новом капи­та­ле; насколь­ко я знаю, и дру­гим бан­кам так­же не тре­бо­вал­ся новый капи­тал, и чле­ны руко­вод­ства дела­ли соот­вет­ству­ю­щие заяв­ле­ния об этом.

Несмот­ря на то, что раз­мер доли в БТА, кото­рую долж­но было полу­чить пра­ви­тель­ство, изме­нил­ся с 63% до 25%, я ска­зал Маси­мо­ву, что счи­таю, что сум­ма предо­став­ля­е­мой лик­вид­но­сти долж­на остать­ся такой же — $2,3 млрд. Хотя мне сооб­щи­ли, что эта циф­ра упо­ми­на­лась на встре­че 27 октяб­ря 2008 г., ни пра­ви­тель­ство, ни АФН не дава­ли ника­ких офи­ци­аль­ных обе­ща­ний предо­ста­вить лик­вид­ность имен­но на такую сумму.

Я ска­зал пре­мьер-мини­стру Маси­мо­ву, что счи­таю, что пра­ви­тель­ствен­ный пакет мож­но было бы струк­ту­ри­ро­вать таким обра­зом, что­бы была  сохра­не­на общая сум­ма в раз­ме­ре        2,3 млрд, но при этом он вклю­чал бы боль­шую долю дол­го­во­го финан­си­ро­ва­ния (учи­ты­вая мень­шее вли­ва­ние капи­та­ла). Маси­мов с этим согла­сил­ся, но ска­зал, что все сред­ства за исклю­че­ни­ем капи­та­ла нуж­но будет инве­сти­ро­вать в Казах­стане, с чем я согласился.

Маси­мов спро­сил меня, может ли он сооб­щить Назар­ба­е­ву о том, что мы с ним достиг­ли согла­ше­ния, и может ли он быть уве­рен в том, что я буду сотруд­ни­чать с режи­мом. Я ска­зал, что до тех пор, пока режим будет вести себя кор­рект­но и не будет пытать­ся кон­фис­ко­вать мою соб­ствен­ность, я буду про­дол­жать сотрудничать.

Я спро­сил у него о том, кому при­над­ле­жа­ла идея при­ну­дить БТА к банк­рот­ству. Он не отве­тил и вме­сто это­го попы­тал­ся отшу­тить­ся от это­го вопро­са. Тогда я ска­зал Маси­мо­ву: «Карим, зачем ты ста­вишь под удар финан­со­вый рынок всей стра­ны? Купи мою долю уча­стия, запла­ти мне, и я буду делать что-то дру­гое. Если тебе нужен этот банк, про­сто бери его, толь­ко запла­ти мне день­ги». Я так­же ска­зал: «Я пере­еду в дру­гую стра­ну». На это Маси­мов ска­зал мне: «Тебя не сле­ду­ет выпус­кать из стра­ны. Если ты полу­чишь день­ги за банк, ты будешь опа­сен для режи­ма. Ты ста­нешь финан­си­ро­вать оппо­зи­цию, можешь вызвать про­бле­мы и попы­та­ешь­ся захва­тить власть». Он ска­зал это в шут­ли­вом тоне, и мы оба посме­я­лись над этим.

На самом деле он повто­рял те же  сло­ва, кото­рые ранее гово­рил мне Назар­ба­ев. Затем и Уте­му­ра­тов ска­зал мне то же самое в янва­ре 2009 года, когда мы встре­ти­лись во вре­мя отпус­ка в Евро­пе опи­сы­ваю этот слу­чай ниже). Мне неод­но­крат­но гово­ри­ли, что режим не запла­тит боль­ших денег, что­бы я не поки­нул стра­ну, и что даже если бы мне в конеч­ном сче­те запла­ти­ли пол­ную сто­и­мость мое­го доле­во­го уча­стия в бан­ке, мне при­шлось бы оста­вать­ся в стране, побли­зо­сти, а не поехать куда-либо, отку­да я мог бы уда­лен­но финан­си­ро­вать оппозицию.

Из того, что Маси­мов ска­зал мне, было ясно, что режим Назар­ба­е­ва рас­смат­ри­вал при­ну­ди­тель­ное банк­рот­ство бан­ка как пред­по­чти­тель­ный вари­ант, посколь­ку у меня хоте­ли отобрать мои акти­вы. Они счи­та­ли, что будет луч­ше лишить меня каких-либо ресур­сов; таким обра­зом я не пред­став­лял бы угро­зы для вла­сти пре­зи­ден­та. Я не вел себя так, как того ожи­дал Назар­ба­ев, когда он позвал меня обрат­но в Казах­стан в 2005 году.

Я думаю, имен­но поэто­му, несмот­ря на тот факт, что Уте­му­ра­тов и Назар­ба­ев под дав­ле­ни­ем заста­ви­ли меня предо­ста­вить им опци­он в нояб­ре 2008 года, давав­ший Уте­му­ра­то­ву пра­во при­об­ре­сти долю уча­стия в БТА в раз­ме­ре 20% по льгот­ной цене, в конеч­ном сче­те было при­ня­то реше­ние не исполь­зо­вать это пра­во, а вме­сто это­го пра­ви­тель­ство про­сто долж­но было захва­тить банк без каких-либо выплат мне, что­бы у меня не было ника­ких ресур­сов и что­бы я не пред­став­лял ника­кой угро­зы. Таким обра­зом я бы лишил­ся воз­мож­но­сти управ­лять БТА и поте­рял бы воз­мож­ность бороть­ся за власть, посколь­ку я бы не полу­чил суще­ствен­ных средств от этой сдел­ки, что­бы пред­став­лять угро­зу режи­му Назарбаева.

Я счи­таю, что имен­но это слу­жи­ло основ­ной логи­кой, сто­яв­шей за после­до­вав­шим при­ну­ди­тель­ным захва­том БТА».

 

 

View original post here:
Как Маси­мов помо­гал заби­рать БТА Банк

архивные статьи по теме

За помощь рабочим – семь лет тюрьмы

Баран на Курбан-айт в обмен на отопление

Лидеру нефтяников грозит реальный срок