-16 C
Астана
23 января, 2021
Image default

Как знакомый министра выиграл тендер и что из этого вышло

Минув­шей вес­ной мини­стер­ство инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ций Казах­ста­на реши­ло иссле­до­вать зару­беж­ное зако­но­да­тель­ство и опыт в обла­сти СМИ, что­бы «модер­ни­зи­ро­вать» оте­че­ствен­ные зако­ны. Ради бла­гой цели ведом­ство объ­яви­ло тен­дер. Заказ на иссле­до­ва­ние вме­сте с выде­лен­ны­ми на него 13 мил­ли­о­на­ми тен­ге (более 34 тысяч дол­ла­ров по теку­ще­му обмен­но­му кур­су) полу­чи­ла груп­па под руко­вод­ством юри­ста Тиму­ра Ерджа­но­ва. Она под­го­то­ви­ла отчет, насто­ро­жив­ший прессозащитников. 

В янва­ре это­го года бази­ру­ю­ща­я­ся в Алма­ты прес­со­за­щит­ная орга­ни­за­ция «Адил соз» сооб­щи­ла, что после «насто­я­тель­ных просьб» полу­чи­ла из мини­стер­ства текст отче­та целиком. 

Изу­че­ние кон­тен­та при­ве­ло к любо­пыт­ным выводам.

«ПРАВО НА ЗАБВЕНИЕ» И АБЗАЦЫ ИЗ «ВИКИПЕДИИ»

Рабо­ту коман­ды Тиму­ра Ерджа­но­ва по прось­бе «Адил соза» про­ана­ли­зи­ро­вал извест­ный казах­стан­ский жур­на­лист Вадим Борей­ко, автор сай­та Ratel.kz, закры­то­го в про­шлом году по реше­нию суда. Борей­ко начал изу­чать отчет на пред­мет пла­ги­а­та. Этот «ана­лиз плав­но пере­тек в иссле­до­ва­ние», кото­ро­му жур­на­лист посвя­тил семь ста­тей, опуб­ли­ко­вав их на сво­ей стра­ни­це Facebook’е.

- На эта­пе уже не ана­ли­за, а рас­сле­до­ва­ния я уста­но­вил, что пять абза­цев из 170-стра­нич­но­го отче­та, под­пи­сан­но­го Тиму­ром Ерджа­но­вым, ско­пи­ро­ва­ны из «Вики­пе­дии», — рас­ска­зы­ва­ет Вадим Борей­ко. — Про­вер­ка тек­ста с помо­щью про­грам­мы «Анти­пла­ги­ат» пока­за­ла так­же, что в отче­те исполь­зо­ва­ны рас­ка­вы­чен­ные и без ссы­лок цита­ты с интер­нет-ресур­сов, из пери­о­ди­че­ских изда­ний и по мень­шей мере одной книги.

Журналист Вадим Борейко.
Жур­на­лист Вадим Борейко.

Вадим Борей­ко отме­ча­ет, что в иссле­до­ва­нии науч­ной груп­пы под руко­вод­ством Тиму­ра Ерджа­но­ва ему уда­лось нащу­пать две глав­ные, на его взгляд, «боле­вые точ­ки»: пред­ло­жен­ные нор­мы «пра­во на забве­ние» и «пред­ва­ри­тель­ный запрет на пуб­ли­ка­цию». Пер­вая нор­ма под­ра­зу­ме­ва­ет, что упо­мя­ну­тый в пуб­ли­ка­ции граж­да­нин может потре­бо­вать от СМИ уда­лить или изме­нить инфор­ма­цию о себе (к сло­ву, пять абза­цев в рабо­те Ерджа­но­ва о «пра­ве на забве­ние», по утвер­жде­нию Борей­ко, сло­во в сло­во повто­ря­ет текст из «Вики­пе­дии»). Вто­рая нор­ма — воз­мож­ность пода­чи пре­вен­тив­но­го иска о выне­се­нии крат­ко­вре­мен­но­го судеб­но­го запре­та на пуб­ли­ка­цию до выяс­не­ния того, не нару­шит ли эта пуб­ли­ка­ция пра­во на ува­же­ние част­ной жиз­ни. Вадим Борей­ко допус­ка­ет мысль, что иссле­до­ва­ние зака­зы­ва­лось имен­но ради этих попра­вок и что они, ско­рее все­го, попа­дут в новый зако­но­про­ект о СМИ и пол­но­стью обес­смыс­лят про­фес­сию жур­на­ли­ста в Казахстане.

Подоб­ные опа­се­ния раз­де­ля­ют в «Адил созе». Юрист орга­ни­за­ции Тама­ра Сима­хи­на в янва­ре это­го года гово­ри­ла Азатты­ку, что иссле­до­ва­ние груп­пы Ерджа­но­ва (в кото­рой нет прак­ти­ку­ю­щих юри­стов и прес­со­за­щит­ни­ков, она состо­ит из пяти юри­стов и фило­ло­га) может обер­нуть­ся для казах­стан­ских СМИ огра­ни­че­ни­я­ми к досту­пу к информации.

Юрист непра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ции «Пра­во­вой медиа-центр» из Аста­ны Гуль­ми­ра Бир­жа­но­ва так­же выра­жа­ет сомне­ние в том, что при­вне­се­ние отдель­ных пунк­тов из зако­но­да­тель­ства дру­гих стран будет рабо­тать на бла­го жур­на­ли­сти­ки, а не наоборот.

— Я пони­маю, когда ссы­ла­ют­ся на меж­ду­на­род­ный опыт и гово­рят, что надо вве­сти пра­во на забве­ние, пото­му что его при­знал евро­пей­ский суд, — гово­рит Гуль­ми­ра Бир­жа­но­ва. — Пра­во на забве­ние — очень хоро­шее пра­во, если у чело­ве­ка дей­стви­тель­но была ошиб­ка в жиз­ни, кото­рая всю жизнь его пре­сле­ду­ет. Про­сто мы боим­ся, что [в Казах­стане] это, как все­гда, будет трак­то­ва­но не так. Не сек­рет, что чинов­ни­ки или их род­ствен­ни­ки могут быть заме­ша­ны в каких-то неза­кон­ных делах, о кото­рых сле­ду­ет забыть. Поэто­му пра­во на забве­ние будет испол­не­но в их пользу.

Одна­ко Тимур Ерджа­нов так не счи­та­ет. Он гово­рит, что готов на любом уровне отста­и­вать каж­дое пред­ло­же­ние по модер­ни­за­ции казах­стан­ско­го зако­но­да­тель­ства, дока­зы­вать, что это нуж­но для соблю­де­ния прав чело­ве­ка в стране. На вопрос по пово­ду отсут­ствия в его коман­де жур­на­ли­стов Ерджа­нов отве­тил, что в тех­ни­че­ской спе­ци­фи­ка­ции к про­ве­ден­но­му мини­стер­ством кон­кур­су гово­ри­лось: чле­ны иссле­до­ва­тель­ской груп­пы долж­ны иметь опыт имен­но в обла­сти науч­но-иссле­до­ва­тель­ской работы.

— Я могу пред­по­ло­жить, что мини­стер­ство инте­ре­со­ва­ло мне­ние уче­ных по той про­стой при­чине, что мне­ние прак­ти­ков они, ско­рее все­го, дав­но уже зна­ют, пото­му что мно­го­крат­но с ними встре­ча­лись, — гово­рит юрист. — Мне кажет­ся, у жур­на­ли­стов сло­жи­лась некая абсо­лют­ная убеж­ден­ность, что веща­ми, свя­зан­ны­ми с новым зако­ном о СМИ, долж­ны зани­мать­ся толь­ко они. Но есть как мини­мум три сто­ро­ны: граж­дан­ское обще­ство, госу­дар­ство и, соб­ствен­но, СМИ, и их инте­ре­сы могут не сов­па­дать. Мне было инте­рес­но послу­шать мне­ние жур­на­ли­стов как про­фес­си­о­на­лов: каким дол­жен быть закон, какие их инте­ре­су­ют про­бле­мы и вопро­сы, но я абсо­лют­но не настро­ен идти у них на пово­ду, не кри­тич­но при­ни­мать их точ­ку зрения.

Юрист Тимур Ерджанов. Алматы, 5 сентября 2018 года.
Юрист Тимур Ерджа­нов. Алма­ты, 5 сен­тяб­ря 2018 года.

По сло­вам Тиму­ра Ерджа­но­ва, из все­го иссле­до­ва­ния были вырва­ны толь­ко два пред­ло­же­ния — вклю­че­ние в мас­сив зако­но­да­тель­ства пра­ва на забве­ние и воз­мож­ность пода­чи пре­вен­тив­но­го иска о выне­се­нии крат­ко­вре­мен­но­го судеб­но­го запре­та на пуб­ли­ка­цию, — тогда как боль­шая часть науч­ной рабо­ты, с точ­ки зре­ния Ерджа­но­ва, была направ­ле­на на защи­ту прав журналистов.

— Вот эти две вещи пре­под­но­сят­ся как суть всей нашей иссле­до­ва­тель­ской рабо­ты, вплоть до того, что уже не один чело­век гово­рил: мы уве­ре­ны, что это иссле­до­ва­ние зате­ва­лось ради того, что­бы про­та­щить в казах­стан­ские зако­ны эти две нор­мы. Я могу вас уве­рить: это абсо­лют­но не так! Мне никто ниче­го не ука­зы­вал, ника­ких цен­ных ука­за­ний не давал, — под­черк­нул Тимур Ерджанов.

«НИКАКИХ ЗАМЕЧАНИЙ» К СТАРОМУ ЗНАКОМОМУ

Изу­чая доку­мен­ты тен­де­ра, в кото­ром участ­во­ва­ла груп­па Тиму­ра Ерджа­но­ва, Вадим Борей­ко обна­ру­жил, что един­ствен­ным сопер­ни­ком юри­ста было ТОО «Паль­ми­ра-Север», вид дея­тель­но­сти кото­ро­го — «в обла­сти архи­тек­ту­ры, инже­нер­ных изыс­ка­ний, тех­ни­че­ских испы­та­ний и ана­ли­за» — не имел ника­ко­го отно­ше­ния к регу­ли­ро­ва­нию СМИ. Заяв­ка това­ри­ще­ства на уча­стие в кон­кур­се была откло­не­на. «Это зна­чит, Ерджа­нов побе­дил в отсут­ствие кон­ку­рен­ции», — резю­ми­ру­ет жур­на­лист Борей­ко. Даль­ней­шее «погру­же­ние в тему» поз­во­ли­ло уста­но­вить, что выиг­рав­ший тен­дер мини­стер­ства юрист и гла­ва мини­стер­ства Дау­рен Аба­ев — ста­рые знакомые.

- В Facebook’е я обна­ру­жил две фото­гра­фии мини­стра Дау­ре­на Аба­е­ва и Тиму­ра Ерджа­но­ва, сви­де­тель­ству­ю­щие об их тес­ном зна­ком­стве. Про­вер­ка сним­ков на спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных интер­нет-сер­ви­сах пока­за­ла, что они под­лин­ные, — гово­рит Борейко.

О сво­ем откры­тии жур­на­лист напи­сал ста­тью «Пиво с обни­маш­ка­ми — не повод для тен­де­ра», сопро­во­див пуб­ли­ка­цию сов­мест­ны­ми фото­гра­фи­я­ми мини­стра Аба­е­ва в ком­па­нии юри­ста Ерджа­но­ва в нефор­маль­ной обстановке.

Ответ не заста­вил себя ждать: через несколь­ко дней Дау­рен Аба­ев напи­сал на сво­ей стра­ни­це в Facebook’е, что зна­ет Ерджа­но­ва боль­ше 20 лет, одна­ко о том, что его зна­ко­мый выиг­рал тен­дер, «узнал не так давно».

«В кон­кур­се он [Ерджа­нов] участ­во­вал на общих осно­ва­ни­ях. Про­це­ду­ра отбо­ра про­шла в откры­том режи­ме. Ника­ких заме­ча­ний ни к про­це­ду­рам, ни к потен­ци­аль­ным постав­щи­кам не посту­па­ло ни от про­ве­ря­ю­щих орга­нов, ни от участ­ни­ков», — гово­рит­ся в пуб­ли­ка­ции министра.

Юрист Тимур Ерджа­нов утвер­жда­ет, что его зна­ком­ство с мини­стром никак не отра­зи­лось на побе­де в тен­де­ре по изу­че­нию зако­но­да­тель­ства в обла­сти СМИ.

- Если он [Вадим Борей­ко] счи­та­ет или наме­ка­ет на то, что там есть какой-то кор­руп­ци­он­ный момент, то ниче­го ему не меша­ет обра­тить­ся с соот­вет­ству­ю­щим заяв­ле­ни­ем в пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны, — гово­рит Тимур Ерджа­нов. — Да, мы с мини­стром Аба­е­вым ста­рые това­ри­щи, игра­ли в одной коман­де КВН, наше­му зна­ком­ству боль­ше 20 лет. Но мое уча­стие в этом кон­кур­се и побе­да в нем абсо­лют­но никак не свя­за­ны с этим фак­том. Я не слу­чай­но там ока­зал­ся, как пишет, дума­ет или пыта­ет­ся пред­ста­вить себе Борей­ко, дескать, что совер­шен­но слу­чай­но ста­рый друг мини­стра выиг­рал какой-то кон­курс. На самом деле я три­жды под­ряд выиг­ры­вал кон­кур­сы на гран­ты, финан­си­ру­е­мые МОН (мини­стер­ство обра­зо­ва­ния и нау­ки. — Азаттык), и во всех трех слу­ча­ях это были темы, свя­зан­ные с инфор­ма­ци­он­ным пра­вом, Интер­не­том, соци­аль­ны­ми сетя­ми, борь­бой с пра­во­на­ру­ше­ни­я­ми в Интер­не­те. Это моя тема, сфе­ра моих науч­ных инте­ре­сов, поэто­му мое уча­стие в нем было зако­но­мер­но, и побе­да была абсо­лют­но справедливой.

Казах­стан­ский юрист и прак­ти­ку­ю­щий адво­кат Сер­гей Злот­ни­ков, быв­ший испол­ни­тель­ный дирек­тор орга­ни­за­ции Transparency Kazakhstan, счи­та­ет, что ситу­а­ция, когда зна­ко­мый мини­стра может выиг­рать тен­дер от это­го же мини­стер­ства, слу­ча­ют­ся в Казахстане.

- Если так посмот­реть, то у нас мно­го будет кон­флик­тов инте­ре­сов, пото­му что все с кем-то учи­лись, на ком-то жени­лись. К сожа­ле­нию, эти вещи не отсле­жи­ва­ют­ся, — гово­рит Злот­ни­ков. — А вот с точ­ки зре­ния евро­пей­ско­го зако­но­да­тель­ства, на кото­рое в иссле­до­ва­нии [Тиму­ра Ерджа­но­ва] дела­ют­ся ссыл­ки, это было бы скан­да­лом, вплоть до отстав­ки, если бы он, министр, не дока­зал бы про­тив­ное в суде.

На ухо­дя­щей неде­ле в Казах­стане упразд­ни­ли мини­стер­ство инфор­ма­ции и ком­му­ни­ка­ций Казах­ста­на. Упразд­не­ние уди­ви­ло жур­на­ли­стов, кото­рые в эти дни выра­жа­ли обес­по­ко­ен­ность из-за ини­ци­а­тив мини­стер­ства по уже­сто­че­нию допус­ка пред­ста­ви­те­лей СМИ к осве­ще­нию меро­при­я­тий (Дау­рен Аба­ев назвал пред­ло­жен­ные поправ­ки не уже­сто­ча­ю­щи­ми, а «систе­ма­ти­зи­ру­ю­щи­ми»).

«Оче­ред­ная попыт­ка вве­де­ния цен­зу­ры»: новые пра­ви­ла аккре­ди­та­ции жур­на­ли­стов в Казахстане

После упразд­не­ния ведом­ства 39-лет­ний Дау­рен Аба­ев, рабо­тав­ший ранее в струк­ту­ре МИД и адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, не остал­ся без порт­фе­ля. Он воз­гла­вил реор­га­ни­зо­ван­ное мини­стер­ство обще­ствен­но­го раз­ви­тия, кото­рое теперь назы­ва­ет­ся мини­стер­ством инфор­ма­ции и обще­ствен­но­го развития.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Водители: “Нет росту цен на ГСМ!”

Очередные показательные издевательства КУИС!

В колонии города Карабаса АК −159÷18 ИК введены войска и идет массовое избиение…