fbpx

Как живется молодым активистам в Казахстане?

В пер­вые годы неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на во мно­гих выс­ших учеб­ных заве­де­ни­ях стра­ны созда­ва­лись раз­лич­ные моло­деж­ные интел­лек­ту­аль­ные клу­бы и орга­ни­за­ции, груп­пы моло­дых акти­ви­стов про­яв­ля­ли себя и на поли­ти­че­ской сцене. Как меня­лись эти тен­ден­ции за 25 лет? Репор­тер Азатты­ка пого­во­рил с извест­ны­ми лич­но­стя­ми в этой обла­сти, спро­сив их, как сей­час обсто­ят дела с пока­за­те­ля­ми моло­деж­ной актив­но­сти. Моло­дые акти­ви­сты гово­рят, что моло­деж­ное дви­же­ние в 1990‑е годы раз­ви­ва­лось в лите­ра­тур­но-духов­ном направ­ле­нии, а поли­ти­че­ская актив­ность уси­ли­лась в пер­вой поло­вине 2000‑х. Неко­то­рые из них отме­ча­ют, что после 2005 года поли­ти­че­ская актив­ность моло­де­жи посте­пен­но пошла на спад и сей­час ее почти нет.

Акти­ви­сты гово­рят, что вла­сти ока­зы­ва­ют дав­ле­ние на жела­ю­щих создать неза­ви­си­мые моло­деж­ные орга­ни­за­ции и исполь­зу­ют такие мето­ды, как «исклю­че­ние из уни­вер­си­те­та», «угро­зы», «напа­де­ния», «недо­пуск к защи­те диплом­ной рабо­ты», «судеб­ное пре­сле­до­ва­ние».

Махам­бет Абжан, «Пат­ри­о­тич­ная моло­дежь Казах­ста­на»

Руко­во­ди­тель орга­ни­за­ции «Пат­ри­о­тич­ная моло­дежь Казах­ста­на», акти­вист из Аста­ны Махам­бет Абжан гово­рит, что испы­ты­вал дав­ле­ние в 2000 году, когда учил­ся в Евразий­ском наци­о­наль­ном уни­вер­си­те­те име­ни Гуми­ле­ва и про­во­дил встре­чи в сту­ден­че­ском клу­бе «Полис».

— В то вре­мя было созда­но дви­же­ние «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на». Меня тогда исклю­чи­ли из уни­вер­си­те­та за то, что про­вел встре­чу с Серик­бол­сы­ном Абдиль­ди­ным. Мы спра­ши­ва­ли у него о Мух­та­ре Абля­зо­ве и Галым­жане Жаки­я­но­ве, — вспо­ми­на­ет он.

Махамбет Абжан проводит одиночный пикет у посольства России в Казахстане против аннексии Крыма. Астана, 3 марта 2014 года.

Махам­бет Абжан про­во­дит оди­ноч­ный пикет у посоль­ства Рос­сии в Казах­стане про­тив аннек­сии Кры­ма. Аста­на, 3 мар­та 2014 года.

Позд­нее Абжа­на вос­ста­но­ви­ли в уни­вер­си­те­те. В те годы Абжан под­дер­жи­вал оппо­зи­ци­он­ных поли­ти­ков Мух­та­ра Абля­зо­ва и Галым­жа­на Жаки­я­но­ва, про­во­дил акции про­тив рос­сий­ско­го поли­ти­ка Вла­ди­ми­ра Жири­нов­ско­го. Он рас­ска­зы­ва­ет, что в пери­од с 2003 по 2005 год в Укра­ине, Гру­зии и Кыр­гыз­стане про­изо­шли пере­во­ро­ты и моло­дежь акти­ви­зи­ро­ва­лась, жела­ла сме­ны вла­сти.

— КНБ наблю­дал за нами, дума­ли, что мы «совер­шим рево­лю­цию». Гро­зи­ли тюрь­мой. Меня два­жды суди­ли по уго­лов­ным ста­тьям. В пери­од с 2005 по 2008 год сидел в тюрь­ме по ста­тье «Мошен­ни­че­ство». Затем услов­но осу­ди­ли за непо­ви­но­ве­ние поли­ции, — гово­рит он.

После выхо­да из тюрь­мы Абжан обра­тил­ся в мини­стер­ство юсти­ции, но не смог вос­ста­но­вить доку­мен­ты орга­ни­за­ции «Пат­ри­о­тич­ная моло­дежь Казах­ста­на».

— Затем пре­кра­ти­ли дея­тель­ность. Сре­ди неза­ви­си­мых орга­ни­за­ций оста­лась лишь «Моло­деж­ная инфор­ма­ци­он­ная служ­ба Казах­ста­на», — гово­рит Абжан.

Ири­на Мед­ни­ко­ва, «Моло­деж­ная инфор­ма­ци­он­ная служ­ба Казах­ста­на»

Руко­во­ди­тель «Моло­деж­ной инфор­ма­ци­он­ной служ­бы Казах­ста­на» алма­тин­ка Ири­на Мед­ни­ко­ва толь­ко опра­ви­лась после совер­шён­но­го 12 октяб­ря напа­де­ния на нее. Она гово­рит, что под­верг­лась напа­де­нию нака­нуне про­ве­де­ния акции ZhasCamp по объ­еди­не­нию моло­де­жи в Аты­рау.

— Я захо­ди­ла во двор, когда мой путь пере­сек моло­дой чело­век. Он при­сталь­но смот­рел на меня. Я пошла даль­ше. Когда подо­шла к сво­е­му подъ­ез­ду, услы­ша­ла шаги. Пока пово­ра­чи­ва­ла голо­ву, он в эту секун­ду схва­тил меня за руку и сорвал сум­ку с пле­ча. Я схва­ти­ла сум­ку с дру­гой сто­ро­ны и нача­ла тянуть ее на себя. Он пово­лок меня с сум­кой, а рядом сто­ял авто­мо­биль наше­го сосе­да. Он уда­рил меня об этот авто­мо­биль — я упа­ла на капот. Потом он ста­щил меня на зем­лю с сум­кой и пово­лок по асфаль­ту. Я разо­дра­ла джин­сы и коле­ни в кровь. И тут уже от боли и от шока отпу­сти­ла сум­ку, — вспо­ми­на­ет Ири­на.

Ирина Медникова у посольства США в Казахстане с плакатом, на котором написано на английском языке, что в Казахстане «нет свободы слова, свободных СМИ, справедливых выборов и демократии». Алматы, 12 апреля 2010 года.

Ири­на Мед­ни­ко­ва у посоль­ства США в Казах­стане с пла­ка­том, на кото­ром напи­са­но на англий­ском язы­ке, что в Казах­стане «нет сво­бо­ды сло­ва, сво­бод­ных СМИ, спра­вед­ли­вых выбо­ров и демо­кра­тии». Алма­ты, 12 апре­ля 2010 года.

Ири­на Мед­ни­ко­ва гово­рит, что в сум­ке нахо­ди­лись при­над­ле­жав­шие орга­ни­за­ции 420 тысяч тен­ге, печать и доку­мен­ты по меро­при­я­тию в Аты­рау. В поли­ции сооб­щи­ли, что зани­ма­ют­ся поис­ка­ми пре­ступ­ни­ка. По ее сло­вам, через неко­то­рое вре­мя в Аты­рау ZhasCamp столк­нул­ся с про­бле­ма­ми, когда все орга­ни­за­ции горо­да отка­за­ли в предо­став­ле­нии поме­ще­ний.

— Я свя­за­ла это [напа­де­ние] с рабо­той… Кол­ле­ги гово­рят, что сей­час идет суд по земель­ны­ми митин­гам в Аты­рау, где судят Мак­са Бока­е­ва и дру­гих так назы­ва­е­мых «орга­ни­за­то­ров». Но мы не име­ем отно­ше­ния к это­му, но, воз­мож­но, кому-то пока­за­лось по-дру­го­му. Пото­му что мы пря­мо во вре­мя нача­ла это­го про­цес­са долж­ны были про­ве­сти свое меро­при­я­тие и собрать несколь­ко сотен моло­дых ребят в ZhasCamp, — гово­рит Мед­ни­ко­ва.

Меро­при­я­тие ZhasCamp в Аты­рау всё же состо­я­лось 15 октяб­ря, одна­ко такое же меро­при­я­тие в Пав­ло­да­ре не уда­лось про­ве­сти из-за чини­мых пре­пят­ствий. Мед­ни­ко­ва отме­ча­ет, что в пер­вой поло­вине 2000‑х годов поли­ти­че­ская актив­ность сре­ди моло­де­жи была выше, одна­ко «с 2005 года госу­дар­ство ста­ло дер­жать моло­дежь под кон­тро­лем». Она счи­та­ет, что кон­троль стал воз­мо­жен бла­го­да­ря созда­нию госу­дар­ствен­ных моло­деж­ных орга­ни­за­ций. По сло­вам Ири­ны, «сей­час поли­ти­че­ской актив­но­сти сре­ди моло­де­жи вооб­ще нет». Неко­то­рые орга­ни­за­ции про­дол­жа­ют рабо­тать как под дав­ле­ни­ем, так и при под­держ­ке, гово­рит она.

— Напри­мер, есть «Лига моло­дых изби­ра­те­лей». Она рабо­та­ет на выбо­рах. Мы обу­ча­ем моло­дежь элек­то­раль­ным пра­вам и наблю­да­ем за голо­со­ва­ни­ем в вузах, там, где голо­су­ют сту­ден­ты, и выяв­ля­ем нару­ше­ния. В этом году мы зафик­си­ро­ва­ли на видео вброс бюл­ле­те­ней. И мы опуб­ли­ко­ва­ли его в Интер­не­те. Видео ста­ло очень резо­нанс­ным. После это­го пред­се­да­тель алма­тин­ской изби­ра­тель­ной комис­сии на пресс-кон­фе­рен­ции озву­чил в наш адрес неко­то­рые угро­зы. Он даже ска­зал, что они с нами раз­бе­рут­ся, — ска­за­ла Ири­на.

Мед­ни­ко­ва гово­рит, что член орга­ни­за­ции из Шым­кен­та, наблю­дав­ший за выбо­ра­ми, не смог защи­тить диплом­ную рабо­ту. По сло­вам Ири­ны, кро­ме таких жест­ких мето­дов, как напа­де­ния и недо­пуск к защи­те диплом­ной, есть и «более мяг­кие» спо­со­бы дав­ле­ния. К при­ме­ру, в про­шлом году моло­деж­ное кры­ло пра­вя­щей пар­тии «Жас Отан» про­ве­ло свое меро­при­я­тие ZhasCamp.

— Взя­ли наш лого­тип и про­ве­ли ZhasCamp. Я поня­ла, что они пыта­ют­ся взять наш извест­ный рас­кру­чен­ный фор­мат и напол­нить его сво­им содер­жа­ни­ем. Это было про­власт­ное меро­при­я­тие, одно­бо­кое. И мы тогда пошли на пря­мой кон­фликт с ними… Кро­ме «Каха­ра», есть еще несколь­ко при­ме­ров. Когда власть созда­ва­ла псев­до­про­ек­ты рядом с суще­ству­ю­щи­ми граж­дан­ски­ми про­ек­та­ми. Напри­мер, мы созда­ва­ли граж­дан­скую ини­ци­а­ти­ву «За сво­бод­ный Интер­нет» и тут же объ­яви­лись дру­гие ребя­та и созда­ли фонд «За сво­бод­ный Интер­нет». Они объ­яви­ли нам, что будут зани­мать­ся нашей рабо­той. В ито­ге они всех пере­ссо­ри­ли, раз­би­ли эту ини­ци­а­ти­ву и уни­что­жи­ли, — гово­рит акти­вист.

Жан­бо­лат Мамай, «Рух пен тіл»

Граж­дан­ский акти­вист Жан­бо­лат Мамай в 2007 году создал моло­деж­ную орга­ни­за­цию «Рух пен тіл». Он гово­рит, что так и не смог заре­ги­стри­ро­вать создан­ную орга­ни­за­цию.

— Актив­ность сре­ди моло­де­жи ста­ла про­яв­лять­ся в 2000‑е годы, когда были созда­ны пар­тии «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на», «Ак жол». Во вре­мя пре­зи­дент­ских выбо­ров 2005 года суще­ство­ва­ло моло­деж­ное кры­ло партии«Ак жол», был создан «Кахар», кото­рый рас­про­стра­нял такую инфор­ма­цию, как буд­то гото­вил поч­ву для пере­во­ро­та. Вла­сти быст­ро их рас­пу­сти­ли. Чле­ны кры­ла, к при­ме­ру Махам­бет Абжан, были осуж­де­ны, — гово­рит он.

Жанболат Мамай, руководитель молодежного клуба «Рух пен тiл», демонстрирует письмо протеста руководителям спецслужб. Астана, 9 сентября 2009 года.

Жан­бо­лат Мамай, руко­во­ди­тель моло­деж­но­го клу­ба «Рух пен тiл», демон­стри­ру­ет пись­мо про­те­ста руко­во­ди­те­лям спец­служб. Аста­на, 9 сен­тяб­ря 2009 года.

Жан­бо­лат Мамай гово­рит, что вла­сти не ста­ли реги­стри­ро­вать орга­ни­за­цию «Рух пен тіл», в кото­рую вошли сот­ни чело­век. Одна­ко в 2010 году была заре­ги­стри­ро­ва­на совер­шен­но дру­гая орга­ни­за­ция с назва­ни­ем «Рух пен тіл».

— Мы зна­ли, что орга­ни­за­цию «Рух пен тіл» не заре­ги­стри­ру­ют, поэто­му откры­ли ее как клуб… Столь­ко раз хоте­ли меня отчис­лить, даже в тюрь­ме поси­дел. Когда ста­но­вишь­ся акти­ви­стом, начи­на­ют при­гла­шать на долж­но­сти, пред­ла­га­ют рабо­ту в аки­ма­те. Если не согла­ша­ешь­ся, под­вер­га­ют гоне­ни­ям. Спо­со­бов дав­ле­ния мно­го, — счи­та­ет Мамай.

По мне­нию акти­ви­ста, сей­час нет усло­вий для созда­ния неза­ви­си­мой обще­ствен­но-поли­ти­че­ской моло­деж­ной орга­ни­за­ции, нет усло­вий для ее дея­тель­но­сти.

— По-мое­му, с моло­де­жью сей­час ради­каль­ные груп­пи­ров­ки рабо­та­ют актив­нее. Их спо­со­бы опас­ны, — гово­рит Мамай.

Дау­рен Баба­му­ра­тов, «Бола­шак»

Руко­во­ди­тель моло­деж­ной орга­ни­за­ции «Бола­шак» Дау­рен Баба­му­ра­тов вспо­ми­на­ет, что их орга­ни­за­ция, создан­ная в 2000‑е годы, неко­гда была демо­кра­ти­че­ской.

— В пери­од с 2000 по 2005 год было созда­но несколь­ко орга­ни­за­ций. Повы­си­лась актив­ность сре­ди насе­ле­ния, была кон­ку­рен­ция на выбо­рах. Были созда­ны такие орга­ни­за­ции, как «Айбат», «Кай­сар», «Кахар». В 2005 году была созда­на и наша орга­ни­за­ция, — гово­рит Баба­му­ра­тов.

Лидер движения «Болашак» Даурен Бабамуратов (в центре) у здания посольства Узбекистана в Алматы, 3 июля 2015 года.

Лидер дви­же­ния «Бола­шак» Дау­рен Баба­му­ра­тов (в цен­тре) у зда­ния посоль­ства Узбе­ки­ста­на в Алма­ты, 3 июля 2015 года.

Одной из при­чин непро­дол­жи­тель­но­го суще­ство­ва­ния таких орга­ни­за­ций акти­вист назы­ва­ет отсут­ствие источ­ни­ков финан­си­ро­ва­ния. По его сло­вам, в нача­ле 2000‑х годов со сто­ро­ны вла­стей дав­ле­ние ока­зы­ва­лось, одна­ко вла­сти не уни­что­жа­ли дви­же­ния напря­мую.

— В Казах­стане основ­ную часть моло­деж­ных орга­ни­за­ций созда­ва­ли пар­тии. Сей­час они пере­ста­ли созда­вать моло­деж­ное кры­ло. У дру­гих пар­тий, кро­ме «Нур Ота­на», нет моло­деж­но­го кры­ла, — гово­рит он.

Аскар Бопыл­ды­ков, «Жас Отан»

Пред­се­да­тель Аты­ра­уско­го област­но­го фили­а­ла «Жас Ота­на», моло­деж­но­го кры­ла пра­вя­щей пар­тии «Нур Отан», Аскар Бопыл­ды­ков счи­та­ет, что «в стране есть актив­ность сре­ди моло­де­жи, пусть и невы­со­кая».

— Госу­дар­ство под­дер­жи­ва­ет моло­дежь. Но моло­дежь не осо­бо этим поль­зу­ет­ся. Я при­гла­шаю их, гово­рю, что­бы гово­ри­ли о недо­стат­ках с пло­щад­ки «Жас Ота­на». Они спра­ши­ва­ют, не будут ли их пре­сле­до­вать. Одна­ко я с таким не стал­ки­вал­ся и не слы­шал жало­бы дру­гих орга­ни­за­ций, — гово­рит он.

У Бопыл­ды­ко­ва так­же был заго­тов­лен ответ отно­си­тель­но скан­да­ла с орга­ни­за­ци­ей «Моло­деж­ная инфор­ма­ци­он­ная служ­ба Казах­ста­на» и про­бле­ма­ми с про­ве­де­ни­ем меро­при­я­тия ZhasCamp в Аты­рау.

— В про­шлом году дей­стви­тель­но была шуми­ха, гово­ри­ли, что «Жас Отан» забрал ZhasCamp. Ска­за­ли, что и назва­ние, и лого­тип при­над­ле­жат им. Это был лот управ­ле­ния по вопро­сам моло­деж­ной поли­ти­ки обла­сти. Мы как взя­ли, так и про­ве­ли. Мы — испол­ни­те­ли. Лого­тип взя­ли из Интер­не­та, ска­за­ли, что он хорош, так и про­ве­ли. У нас не было мыс­ли красть. Позд­нее ска­за­ли, что полу­чи­лось неудоб­но, было стыд­но. Но потом мы не допус­ка­ли таких момен­тов, — ска­зал он.

Аскар Бопылдыков, председатель Атырауского областного филиала «Жас Отана».

Аскар Бопыл­ды­ков, пред­се­да­тель Аты­ра­уско­го област­но­го фили­а­ла «Жас Ота­на».

Аскар Бопыл­ды­ков гово­рит, что готов сотруд­ни­чать со все­ми моло­деж­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми. Одна­ко он отме­ча­ет, что «гово­рить о недо­стат­ках нуж­но не для того, что­бы нару­шать спо­кой­ствие наро­да, а с целью их исправ­ле­ния». Пред­се­да­тель фили­а­ла гово­рит, что в этом году тен­де­ры в обла­сти моло­деж­ной поли­ти­ки полу­ча­ют и дру­гие, кро­ме «Жас Ота­на», орга­ни­за­ции.

РАБОТА С МОЛОДЕЖЬЮ

Репор­тер Азатты­ка поин­те­ре­со­вал­ся, какую рабо­ту акти­ви­сты ведут с моло­де­жью. Пред­ста­ви­тель «Жас Ота­на» Аскар Бопыл­ды­ков рас­ска­зал о про­ек­те по тру­до­устрой­ству моло­де­жи.

— Мы даем моло­дым людям прой­ти прак­ти­ку в учре­жде­ни­ях. Затем этим же орга­ни­за­ци­ям пред­ла­га­ем при­нять моло­дых людей на рабо­ту после про­хож­де­ния прак­ти­ки. В обла­сти хоро­шо про­дви­га­ет­ся рабо­та по предо­став­ле­нию жилья моло­дым семьям. В про­шлом году предо­ста­ви­ли 90 квар­тир, — гово­рит он.

По мне­нию руко­во­ди­те­ля «Бола­шак» Дау­ре­на Баба­му­ра­то­ва, моло­деж­ная поли­ти­ка не охва­ты­ва­ет всю моло­дежь.

— К при­ме­ру, есть моло­дые стро­и­те­ли. Я не видел орга­ни­за­ции, кото­рая бы рабо­та­ла с ними. Их выго­ня­ют, бьют, ино­гда они при­хо­дят к нам и рас­ска­зы­ва­ют об этом. Сей­час моло­де­жи на рын­ках раз­да­ют биле­ты на КВН. Мож­но хотя бы таким обра­зом их при­вле­кать и рабо­тать с ними, — гово­рит он.

Акти­вист гово­рит, что с целью изу­че­ния про­блем моло­де­жи летом за счет гос­за­ка­за про­ве­ли опрос сре­ди моло­де­жи. Резуль­та­ты иссле­до­ва­ния пока­за­ли, что моло­дежь испы­ты­ва­ет слож­но­сти с дву­мя основ­ны­ми про­бле­ма­ми — поис­ком рабо­ты и жильем.

Руко­во­ди­тель «Моло­деж­ной инфор­ма­ци­он­ной служ­бы Казах­ста­на» Ири­на Мед­ни­ко­ва гово­рит, что они «при­ла­га­ют все уси­лия для раз­ви­тия граж­дан­ской актив­но­сти сре­ди моло­де­жи, при­вле­кая их к раз­лич­ным меро­при­я­ти­ям и повы­шая их зна­ния».

ОБРАЗ МОЛОДЕЖИ

Махам­бет Абжан, гово­ря о казах­стан­ской моло­де­жи, отме­ча­ет, что моло­дые люди не зна­ют сво­их прав и не могут их защи­тить, склон­ны к даче взя­ток, дума­ют лишь о сво­их буд­нич­ных про­бле­мах. Жан­бо­лат Мамай моло­дежь харак­те­ри­зу­ет как «апа­тич­ную груп­пу, кото­рая не верит в то, что спра­вед­ли­во­сти мож­но достичь откры­то, закон­ны­ми спо­со­ба­ми». Дау­рен Баба­му­ра­тов гово­рит, что моло­дежь актив­на.

— Актив­ность сре­ди моло­де­жи — на месте. Соглас­но дан­ным про­ве­ден­но­го нами соци­аль­но­го опро­са, 30 про­цен­тов моло­де­жи отве­ти­ли, что гото­вы вый­ти на защи­ту сво­ей пози­ции, если сно­ва под­ни­мут земель­ный вопрос. Толь­ко они не орга­ни­зо­ван­ны (не объ­еди­не­ны в орга­ни­за­ции. — Ред.), — ска­зал Баба­му­ра­тов.

По мне­нию Ири­ны Мед­ни­ко­вой, «Казах­стан нахо­дит­ся нака­нуне рож­де­ния граж­дан­ско­го обще­ства».

— В горо­де име­ют место раз­лич­ные ини­ци­а­ти­вы. Осо­бен­но в обла­сти урба­ни­сти­ки «вырос­шая моло­дежь» до 35 лет объ­еди­ня­ет­ся для про­ве­де­ния таких меро­при­я­тий, как «Мой дом», «Мой подъ­езд». Не обя­за­тель­но созда­вать орга­ни­за­ции, мно­го актив­ной моло­де­жи, — гово­рит акти­вист.

Пред­ста­ви­тель стар­ше­го поко­ле­ния поли­тик Дос Кошим отме­ча­ет, что «в исто­рии совре­мен­но­го Казах­ста­на были момен­ты, когда моло­дежь неожи­дан­но про­сы­па­лась, когда ост­ро вста­ва­ли соци­аль­но-поли­ти­че­ские про­бле­мы».

— Когда гово­ри­ли, что есть застой, моло­дежь ста­ла пас­сив­ной, она «взры­ва­лась» в самый неожи­дан­ный момент. В 1986 году никто не пред­по­ла­гал, что «высту­пит моло­дежь». Одна­ко моло­дежь вышла. Недав­ние собы­тия [митин­ги] были орга­ни­зо­ва­ны не наци­о­на­ли­ста­ми, и не оппо­зи­ци­ей. Моло­дежь может вый­ти на сце­ну в любое вре­мя. Вый­дет в час испы­та­ний. Эта тра­ди­ция суще­ству­ет издав­на, — гово­рит он.

По дан­ным мини­стер­ства юсти­ции Казах­ста­на, предо­став­лен­ным Азатты­ку, на тер­ри­то­рии Казах­ста­на заре­ги­стри­ро­ва­но 61 обще­ствен­ное объ­еди­не­ние, в назва­нии кото­ро­го есть сло­во «моло­деж­ное». В мини­стер­стве гово­рят, что зако­ном не преду­смот­ре­ны осо­бые тре­бо­ва­ния к про­це­ду­ре реги­стра­ции моло­деж­ных орга­ни­за­ций… Одна­ко ведом­ство не рас­по­ла­га­ет све­де­ни­я­ми, како­му коли­че­ству моло­деж­ных орга­ни­за­ций за послед­ние 10–15 лет отка­за­ли в реги­стра­ции.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»