14 C
Астана
23 июня, 2021
Image default

Как агент КГБ стал главой казахстанского правительства

Как Карим Маси­мов, будучи кад­ро­вым чеки­стом, стро­ил свою карьер­ную лест­ни­цу и каким обра­зом ему уда­лось стать гла­вой казах­стан­ско­го пра­ви­тель­ства, рас­ска­зы­ва­ет очень любо­пыт­ный мате­ри­ал на сай­те «Компромат.ru». Мы не смог­ли удер­жать­ся от иску­ше­ния его пере­пе­ча­тать, что­бы чита­те­ли смог­ли про­чи­тать текст цели­ком сами.

Автор: Алек­сандр ГЕЛАГАЕВ

Сек­ре­ты поли­ти­че­ско­го долголетия

Карим Кажим­ка­но­вич Маси­мов бьет рекор­ды пре­бы­ва­ния на бое­вом посту пре­мьер-мини­стра Рес­пуб­ли­ки Казах­стан. Шут­ка ли. Уже ско­ро пять лет стук­нет. Конеч­но, на фоне двух с гаком деся­ти­ле­тий, на про­тя­же­нии кото­рых стра­ной пра­вит Нур­сул­тан Назар­ба­ев, пяти­лет­ка Маси­мо­ва может пока­зать­ся одним момен­том. Но ведь то — лидер нации. Прак­ти­че­ски Памят­ник. А тут еще вче­ра нико­му не извест­ный чинов­ник — без роду и без пле­ме­ни. Но имен­но он может стать пре­зи­ден­том Казах­ста­на уже зав­тра. Такие слу­хи навод­ни­ли Моск­ву, а сам Карим Кажим­ка­но­вич опро­вер­гать их не спе­шил. Зато он с регу­ляр­ной настой­чи­во­стью появ­ля­ет­ся на основ­ных кана­лах рос­сий­ских СМИ. Таким обра­зом, обы­ва­те­ли обе­их стран гото­вят­ся к мяг­кой смене режи­ма в Казах­стане — стране, став­шей клю­че­вым стра­те­ги­че­ским союз­ни­ком во всех послед­них рос­сий­ских «поли­ти­че­ских комбинациях».

Сло­жив­ша­я­ся ситу­а­ция выгля­дит осо­бен­но неза­у­ряд­ной, если учи­ты­вать наци­о­наль­ный фак­тор. Маси­мов — уйгур. И этот факт, тща­тель­но скры­ва­е­мый мно­го­чис­лен­ной арми­ей совет­ни­ков пре­мье­ра, сек­рет Поли­ши­не­ля в самом Казах­стане. А тут еще недав­но рос­сий­ские вла­сти «поста­ра­лись»: во вре­мя недав­ней встре­чи пре­мье­ров Рос­сии, Казах­ста­на и Бело­рус­сии жур­на­ли­сты полу­чи­ли справ­ку, под­го­тов­лен­ную в нед­рах аппа­ра­та Шува­ло­ва, в кото­рой чер­ным по бело­му про­тив фами­лии Маси­мов зна­чи­лось — уйгур. Сам по себе этот факт не так важен. Но в Казах­стане это долж­но сде­лать непро­ход­ной кан­ди­да­ту­ру Кари­ма Кажим­ка­но­ви­ча даже в усло­ви­ях двор­цо­вой политики.

Ни один из трех вли­я­тель­ных джу­зов стра­ны не риск­нет высту­пить с под­держ­кой тако­го пре­тен­ден­та. А о том, что­бы попы­тать­ся про­толк­нуть кан­ди­да­та в пре­зи­ден­ты в обход джу­зов, гово­рить не при­хо­дит­ся. Это не уда­лось даже в совет­ские вре­ме­на, когда попыт­ка поста­вить на «чужа­ка» Кол­би­на при­ве­ла в декаб­ре 1986 года к вол­не­ни­ям в сто­ли­це. Вряд ли кто-то решит­ся повто­рить такой сце­на­рий, тем более, нынеш­ние пра­ви­те­ли пре­крас­но пони­ма­ют, что при всей сво­ей внеш­ней гроз­но­сти нынеш­ний поли­ти­че­ский режим Казах­ста­на раз­ле­тит­ся вдре­без­ги при пер­вых же мас­со­вых улич­ных выступлениях.

В чем же тогда сек­рет поли­ти­че­ско­го дол­го­ле­тия и жиз­не­спо­соб­но­сти боль­ших амби­ций Кари­ма Маси­мо­ва? Если корот­ко, то его мож­но объ­яс­нить очень про­сто. Клан Назар­ба­е­вых обя­зан Маси­мо­ву реше­ни­ем самых насущ­ных сво­их про­блем. Имен­но Маси­мов сумел окон­ча­тель­но и бес­по­во­рот­но пога­сить «Казахгейт» — дело об отка­тах, кото­рые полу­чал Назар­ба­ев от круп­ней­ших кон­цер­нов за предо­став­ле­ние пра­ва вести неф­тя­ной биз­нес в Казах­стане. Дело дошло до суда. Пред­став­лен­ные доку­мен­ты одно­знач­но ука­зы­ва­ли на нали­чие взя­ток, фами­лия Назар­ба­е­ва была озву­че­на в офи­ци­аль­ном обви­не­нии про­ку­ра­ту­ры. А потом … все стих­ло. Роль пожар­ни­ка взял на себя Маси­мов, кото­рый сумел укро­тить аме­ри­кан­скую пра­во­охра­ни­тель­ную машину.

Защи­тив семью Назар­ба­е­ва, Маси­мов сумел помочь ей выве­сти капи­та­лы из-под уда­ра запад­ной феми­ды на Даль­ний Восток — в реги­он, в кото­ром сам пре­мьер име­ет колос­саль­ные поли­ти­че­ские и дело­вые свя­зи. Здесь семей­ные фон­ды нахо­дят­ся в цело­сти и сохран­но­сти. До тех пор, разу­ме­ет­ся, пока в цело­сти и сохран­но­сти пре­бы­ва­ет сам пре­мьер. За все, конеч­но, надо платить…

Так или ина­че, но после заня­тия пре­мьер­ско­го крес­ла дела у Китая в Казах­стане рез­ко пошли на лад. Осо­бен­но в наи­бо­лее чув­стви­тель­ных для восточ­но­го колос­са вопро­сах — энер­ге­ти­че­ской и про­до­воль­ствен­ной без­опас­но­сти. Китай­ские ком­па­нии полу­чи­ли доб­ро на мас­штаб­ную скуп­ку казах­стан­ских неф­тя­ных акти­вов, постро­и­ли неф­те­про­вод и ста­ли вести пере­го­во­ры об арен­де огром­ных сель­ско­хо­зяй­ствен­ных тер­ри­то­рий для их хозяй­ствен­но­го освоения.

В каче­стве кры­ши для реа­ли­за­ции китай­ской стра­те­гии Карим Маси­мов исполь­зу­ет сред­не­го зятя «отца казах­стан­ской нации» Назар­ба­е­ва Тиму­ра Кули­ба­е­ва. Тимур Аска­ро­вич, в отли­чие от стар­ше­го зятя Раха­та Али­е­ва, о сво­их поли­ти­че­ских амби­ци­ях гром­ко не заяв­ля­ет, но в под­держ­ке для про­ве­де­ния опе­ра­ций в Китае и окрест­но­стях заин­те­ре­со­ван, пожа­луй, еще боль­ше само­го тестя. Так что сего­дня дуэт «Маси­мов — Кули­ба­ев» — это, пожа­луй, посиль­нее крем­лев­ско­го тан­де­ма будет.

Давай­те назо­вем вещи сво­и­ми име­на­ми. Пре­мьер Казах­ста­на реа­ли­зу­ет китай­ский сце­на­рий «боль­шой игры» для Казах­ста­на. Став­ки вели­ки. Но Кари­му Маси­мо­ву не при­вы­кать. В сво­ей моло­до­сти он делал куда более рис­ко­ван­ные шаги и исполь­зо­вал куда более шат­кие кры­ши. Но ему все­гда уда­ва­лось вый­ти сухим из воды. И даже стать, в неко­то­ром смыс­ле, исто­ри­че­ской лич­но­стью. К тако­му выво­ду мож­но прий­ти, позна­ко­мив­шись с делом сек­рет­но­го сотруд­ни­ка орга­нов гос­бе­зо­пас­но­сти «Нур­ба­ну», появив­шим­ся недав­но в Интер­не­те. В мире боль­шой поли­ти­ки агент «Нур­ба­ну» изве­стен, впро­чем, совсем под дру­гим име­нем — Карим Маси­мов (файл PM Red Folder_Pages-72—74.pdf).

И если все опуб­ли­ко­ван­ное прав­да сомне­ний в аутен­тич­но­сти фото­ко­пии дела нет), то Кари­му Маси­мо­ву дей­стви­тель­но при­над­ле­жат лав­ры пер­во­го в мире извест­но­го «сек­со­та», заняв­ше­го пост гла­вы пра­ви­тель­ства. Речь идет не про­сто о кад­ро­вом сотруд­ни­ке спец­служ­бы — таких-то при­ме­ров пол­но. Но что­бы завер­бо­ван­ные в обмен на день­ги и покро­ви­тель­ство сотруд­ни­ки ста­но­ви­лись гла­ва­ми госу­дарств — таких при­ме­ров исто­рия не знает.

До сих пор самым гром­ким делом исто­рии поли­ти­че­ско­го сыс­ка в Рос­сии было дело Азе­фа. Воз­гла­вив­ший в нача­ле века бое­вую тер­ро­ри­сти­че­скую орга­ни­за­цию эсе­ров Евно Азеф ока­зал­ся шпи­о­ном охран­ки, сде­лав­шим свою карье­ру под при­кры­ти­ем поли­ции. В резуль­та­те гран­ди­оз­но­го скан­да­ла ста­ло понят­но, что глав­ным побе­ди­те­лем ока­зал­ся сам Азеф. Но, судя по все­му, лав­ры коро­ля про­во­ка­то­ров долж­ны при­над­ле­жать совсем дру­го­му человеку.

Юный тех­ник

Роман с орга­на­ми у Кари­ма Маси­мо­ва начал­ся еще в сред­ней шко­ле. Пер­вая его авто­био­гра­фия, дати­ро­ван­ная декабрем 1981 года, когда Карим учил­ся в 10‑м клас­се, напи­са­на по всем пра­ви­лам «неви­ди­мо­го фрон­та» — «не был, не состо­ял, не участ­во­вал» (файл PM BLUE FOLDER KGB_1‑характеристика .pdf).

Инте­рес самих орга­нов к моло­до­му Маси­мо­ву имел тех­ни­че­ский харак­тер. Наш герой учил­ся в физи­ко-мате­ма­ти­че­ской шко­ле Алма-Аты. Спец­служ­бы СССР в те годы опе­ка­ли подоб­ные учеб­ные заве­де­ния, так как нуж­да­лись в спо­соб­ных тех­ни­че­ских спе­ци­а­ли­стах. Поче­му их выбор пал на Маси­мо­ва, непо­нят­но, одна­ко имен­но его КГБ рес­пуб­ли­ки направ­ля­ет учить­ся в Выс­шую Крас­но­зна­мен­ную шко­лу КГБ СССР. Но на тех­ни­че­ский факуль­тет. Такая «вспо­мо­га­тель­ная» спе­ци­а­ли­за­ция не слиш­ком удо­вле­тво­ря­ла наше­го героя. Ему, оче­вид­но, хоте­лось стать обла­да­те­лем насто­я­щей шпа­ги и насто­я­ще­го кинжала.

Осе­нью 1984 года сту­дент Маси­мов пода­ет рапорт о пере­во­де на факуль­тет контр­раз­вед­ки. Это уже не про­сто «груп­па тех­ни­че­ской под­держ­ки», а насто­я­щая шко­ла шпи­о­нов. Но вме­сто это­го наш герой отправ­ля­ет­ся… на сроч­ную воин­скую служ­бу. Дело в том, что по фор­маль­ным осно­ва­ни­ям пере­ве­стись с тех­ни­че­ско­го факуль­те­та на дру­гой было невоз­мож­но. Надо было посту­пать (фак­ти­че­ски после чет­вер­то­го кур­са) в инсти­тут зано­во. Кур­сант Маси­мов дела­ет свой выбор и отправ­ля­ет­ся слу­жить. Прав­да, не с авто­ма­том напе­ре­вес. Он про­хо­дит сроч­ную в спе­ци­аль­ном под­раз­де­ле­нии, кото­рое зани­ма­ет­ся про­слуш­кой радио. А даль­ней­ший ход собы­тий ока­зал­ся и вовсе совер­шен­но неожи­дан­ным. Вес­ной 1985 года, уво­лив­шись со служ­бы, Карим Маси­мов дей­стви­тель­но посту­па­ет на пер­вый курс.

Но вовсе не в шко­лу КГБ. Он дела­ет выбор в поль­зу вполне себе граж­дан­ской про­фес­сии и идет в Уни­вер­си­тет друж­бы наро­дов име­ни Пат­ри­са Лумум­бы. В прин­ци­пе, такой голо­во­кру­жи­тель­ный куль­бит в био­гра­фии «ста­же­ра» мож­но объ­яс­нить дву­мя раз­ны­ми при­чи­на­ми. Либо наш герой разо­ча­ро­вал­ся в про­фес­сии меча и кин­жа­ла и про­сто решил завя­зать с раз­вед­кой. Либо, ска­жем так, вме­сто контр­раз­вед­ки наш герой выбрал пря­мую ей противоположность.

Если допу­стить имен­но такой вари­ант, то ста­но­вит­ся понят­ным, зачем пона­до­би­лась сроч­ная служ­ба — так все­гда мож­но было объ­яс­нить отно­си­тель­но позд­ний срок поступ­ле­ния в вуз в сере­дине 80‑х годов, когда слу­жить заби­ра­ли всех, кро­ме сту­ден­тов звезд­ных Физ­те­ха, Бау­ман­ки, МИФИ и мех­ма­та МГУ.

К тому же, исто­рия с «разо­ча­ро­ва­ни­ем» серьез­но про­ти­во­ре­чит даль­ней­ше­му раз­ви­тию собы­тий в жиз­ни «ста­же­ра». Его шпи­он­ская карье­ра толь­ко начи­на­лась. В 1985 году наш герой посту­па­ет на элит­ный факуль­тет эко­но­ми­ки и пра­ва РУДН, где спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на изу­че­нии англий­ско­го и араб­ско­го язы­ков. Про­хо­дит еще три года уче­бы, и жизнь Маси­мо­ва сно­ва дела­ет ради­каль­ный пово­рот. В 1988 году сту­дент уез­жа­ет в Китай — доучи­вать­ся там. В общем, понят­ное дви­же­ние с точ­ки зре­ния пере­ме­ще­ния поли­ти­че­ских при­о­ри­те­тов СССР в то вре­мя — от Ближ­не­го к Даль­не­му Восто­ку. Прав­да, непо­нят­но, какое это отно­ше­ние име­ло к сту­ден­ту Масимову.

В Китае Маси­мов про­вел три года — в Пекин­ском инсти­ту­те ино­стран­ных язы­ков и в Ухань­ском уни­вер­си­те­те. В 1991 году он полу­чил самый насто­я­щий китай­ский диплом. Но исполь­зо­вать полу­чен­ные навы­ки и нара­бо­тан­ные свя­зи моло­до­му спе­ци­а­ли­сту ока­за­лось негде. Стра­на, инте­ре­сы кото­рой гото­вил­ся защи­щать наш герой, пре­кра­ти­ла свое существование.

Шпи­он с инициативой

Столк­нув­шись с новой реаль­но­стью, моло­дой, но ран­ний спе­ци­а­лист Карим Маси­мов попы­тал­ся тру­до­устро­ить­ся в ново­рож­ден­ном Мини­стер­стве ино­стран­ных дел Казах­ста­на. Одна­ко наткнул­ся там на сте­ну глу­хо­го непо­ни­ма­ния. Пер­спек­ти­вы дли­тель­ных поез­док за рубеж при­вле­ка­ли в тот момент в мини­стер­ство куда более вли­я­тель­ных «спе­ци­а­ли­стов», что назы­ва­ет­ся, «со свя­зя­ми». У Маси­мо­ва таких свя­зей не было. И карье­ра дипло­ма­та про­шла мимо.

Зато у наше­го героя были кон­так­ты дру­го­го рода. В лич­ном деле Маси­мо­ва есть несколь­ко любо­пыт­ных доку­мен­тов, кото­рые пока­зы­ва­ют, каким обра­зом моло­дой спе­ци­а­лист ока­зал­ся сек­со­том. В июне 1991 года офи­цер дей­ству­ю­ще­го резер­ва май­ор Бата­ев С.Б. (эти люди обыч­но рабо­та­ют в кад­ро­вых отде­лах граж­дан­ских учре­жде­ний, при­смат­ри­вая потен­ци­аль­ных кан­ди­да­тов в аген­ты) обра­ща­ет­ся к руко­вод­ству КНБ с про­стран­ной запис­кой. Она содер­жит несколь­ко про­стран­ных пас­са­жей, в кото­рых автор сету­ет на то, как оста­ют­ся без долж­но­го вни­ма­ния новые люди с хоро­шим обра­зо­ва­ни­ем, полу­чен­ным в дру­гих стра­нах, в част­но­сти в Китае. А затем без осо­бых оби­ня­ков автор обра­ща­ет вни­ма­ние на одно­го из таких спе­ци­а­ли­стов, Кари­ма Маси­мо­ва, и тут же пред­ла­га­ет завер­бо­вать его (PM Red Folder_Pages-41—43.pdf).

Тем не менее, цен­ное сооб­ра­же­ние това­ри­ща Бата­е­ва оста­лось без вни­ма­ния. Но май­ор резер­ва про­явил настой­чи­вость. И в янва­ре 1992 года в деле появ­ля­ет­ся новое обра­ще­ние — при­мер­но с тем же содер­жа­ни­ем. На этот раз маши­на сде­ла­ла реша­ю­щий обо­рот, в резуль­та­те чего Маси­мов был завербован.

Каки­ми резо­на­ми руко­вод­ство­вал­ся май­ор Бата­ев? И поче­му он был столь настой­чив? Не надо обла­дать боль­шой фан­та­зи­ей, что­бы пред­по­ло­жить, что Маси­мов сам пред­ло­жил свои услу­ги, вос­поль­зо­вав­шись ста­ры­ми кон­так­та­ми. А заод­но и решил свою лич­ную про­бле­му трудоустройства.

Тем не менее, ждать, пока бюро­кра­ти­че­ская маши­на инстан­ций при­дет в дви­же­ние, моло­до­му спе­ци­а­ли­сту было неко­гда. Ему при­шлось тру­до­устро­ить­ся в Мини­стер­ство тру­да и заня­то­сти на долж­ность началь­ни­ка отде­ла внеш­них свя­зей. Помог­ло зна­ние язы­ков. По инфор­ма­ции КНБ, Маси­мов вла­дел китай­ским, англий­ским, араб­ским язы­ка­ми, а на быто­вом уровне — уйгур­ским. Про зна­ние казах­ско­го язы­ка инфор­ма­ция про­ти­во­ре­чи­вая. По инфор­ма­ции орга­нов, Маси­мов «может и стре­мит­ся общать­ся на казах­ском язы­ке». Но в одном из отче­тов агент орга­нов, лич­но зна­ко­мый с Маси­мо­вым, рас­ска­зы­ва­ет о незна­нии им казах­ско­го язы­ка и болез­нен­ных по это­му пово­ду пере­жи­ва­ни­ях наше­го героя (PM Red Folder_Pages-99—100.pdf).

Рабо­та в Мини­стер­стве тру­да была слиш­ком рутин­ной для жаж­ду­ще­го при­клю­че­ний и аван­тюр моло­до­го Маси­мо­ва. Он все еще гре­зил рабо­той в МИД, и эти гре­зы исправ­но транс­ли­ро­ва­ли в орга­ны его кура­то­ры из орга­нов. Но с МИД так и не сло­жи­лось. И тогда наш герой оста­нав­ли­ва­ет свой выбор на Мини­стер­стве внеш­них эко­но­ми­че­ских свя­зей (МВЭС), пред­по­ла­гая стать пред­ста­ви­те­лем Казах­ста­на в став­шем уже род­ным горо­де Урум­чи — сто­ли­це Синьц­зян-Уйгур­ско­го авто­ном­но­го рай­о­на (СУАР). В ито­ге Маси­мо­ву уда­лось реа­ли­зо­вать сра­зу две идеи: стать шпи­о­ном и сотруд­ни­ком МВЭС и сде­лать это почти одновременно.

День рож­де­ния «Нур­ба­ну»

Агент «Нур­ба­ну» появил­ся на свет 16 июня 1992 года. В этот день орга­ны, соглас­но мате­ри­а­лам досье, завер­бо­ва­ли Маси­мо­ва. Имя сво­е­го «вто­ро­го я», по сооб­ще­нию опе­ра­тив­ни­ков, Маси­мов выбрал сам — в честь сво­ей бабуш­ки. Стран­ный выбор для шпи­о­на, кото­рый дает бога­тое поле для фан­та­зии. Орга­ны с этим выбо­ром, впро­чем, согла­си­лись, хотя вряд ли пра­ви­ла под­бо­ра псев­до­ни­мов в спец­служ­бах одоб­ря­ли такую прак­ти­ку. Опе­ра­тив­ни­ки обра­ти­ли вни­ма­ние на то, что ново­яв­лен­ный шпи­он был непло­хо осве­дом­лен о мето­дах аген­тур­но-опе­ра­тив­ной деятельности.

По ходу дела так­же выяс­ни­лось, что в пери­од уче­бы в Китае кан­ди­дат выпол­нял «отдель­ные пору­че­ния» сотруд­ни­ков пекин­ской рези­ден­ту­ры КГБ СССР — «осве­щал неко­то­рых ста­же­ров и сту­ден­тов из чис­ла ино­стран­цев и китай­цев, обу­ча­ю­щих­ся в Пекин­ском инсти­ту­те ино­стран­ных язы­ков» (так в тек­сте запис­ки). Это было вполне при­выч­ное заня­тие для Кари­ма Маси­мо­ва. Там же пояс­ня­ет­ся, что еще во еще вре­мя уче­бы в Уни­вер­си­те­те друж­бы наро­дов он инфор­ми­ро­вал сво­их кура­то­ров из 5‑го управ­ле­ния КГБ (идео­ло­ги­че­ская борь­ба) об обста­нов­ке в уни­вер­си­те­те, а так­же предо­став­лял инфор­ма­цию на ино­стран­ных сту­ден­тов. За эти заслу­ги, объ­яс­нил сво­им вер­бов­щи­кам Маси­мов, его и посла­ли учить­ся в Китай (PM Red Folder_Pages-68—71.pdf).

Заме­тим, что рос­сий­ские спец­служ­бы весь­ма опе­ра­тив­но узна­ли о том, что Маси­мов завер­бо­ван казах­стан­ски­ми кол­ле­га­ми. Они даже нача­ли зон­ди­ро­вать поч­ву на пред­мет исполь­зо­ва­ния пер­спек­тив­но­го аген­та в сво­их целях. На кон­такт с «Нур­ба­ну» вышел доцент РУДН Смо­ро­ди­нов, кото­рый кури­ро­вал его еще во вре­ме­на уче­бы (PM Red Folder_Pages-90—91.pdf).

Узнав об этом, казах­стан­ские спец­служ­бы вспо­ло­ши­лись и на вся­кий слу­чай вооб­ще запре­ти­ли Маси­мо­ву упо­ми­нать о фак­те уче­бы в Выс­шей шко­ле КГБ и рабо­те на пятое управ­ле­ние. Этот запрет выгля­дел более чем смеш­ным, учи­ты­вая, что в архи­вах КГБ хра­ни­лись все мате­ри­а­лы по делу Маси­мо­ва. Так что у рос­сий­ских спец­служб, оче­вид­но, были серьез­ные аргу­мен­ты для «серьез­но­го обще­ния» со сво­им под­опеч­ным. Воз­мож­но, оста­лись они и сегодня.

В свою оче­редь, из отче­та опе­ра­тив­ни­ков сле­ду­ет, что агент «Нур­ба­ну» сооб­щил некие допол­ни­тель­ные све­де­ния о рос­сий­ских граж­да­нах, про­жи­ва­ю­щих за рубе­жом. Одним сло­вом, азе­фов­щи­на нача­лась с пер­во­го же момен­та рабо­ты аген­та «Нур­ба­ну». Кто на кого рабо­тал в это вре­мя, сей­час ска­зать крайне слож­но. Но мож­но не сомне­вать­ся — если пуб­лич­но­го скан­да­ла не было, зна­чит, это «кому-то нуж­но». И кто-то уме­ло исполь­зу­ет мно­го­чис­лен­ные сле­ды дея­тель­но­сти Нур­ба­ну в сво­их целях.

Дове­рен­ное лицо органов

В авгу­сте 1992 года Карим Маси­мов отбы­ва­ет на служ­бу в Урум­чи. Точ­нее ска­зать — «на служ­бы». Ведь теперь он был не про­сто чинов­ни­ком-эко­но­ми­стом, а самым насто­я­щим сек­рет­ным осве­до­ми­те­лем. Пыта­ясь извлечь выго­ду из новой ситу­а­ции, моло­дой, но быст­рый агент попро­бо­вал даже исполь­зо­вать новое поло­же­ние и про­бить себе дипло­ма­ти­че­ский пас­порт, «как у началь­ни­ка». Прав­да, в ответ на эти прось­бы полу­чил серьез­ную отповедь.

Нака­нуне отъ­ез­да, как сооб­ща­ют опе­ра­тив­ни­ки, «в обу­слов­лен­ном месте, отве­ча­ю­щем тре­бо­ва­ни­ям кон­спи­ра­ции, про­ве­ден инструк­таж аген­та «Нур­ба­ну». В общем, все было обстав­ле­но как в луч­ших филь­мах шпи­он­ско­го жан­ра. Ново­го сотруд­ни­ка, как водит­ся, даже пре­ду­пре­ди­ли о воз­мож­ных попыт­ках про­во­ка­ций. Это уже было лиш­ним. Агент был готов к ним.

Более того, он само­сто­я­тель­но про­ин­фор­ми­ро­вал орга­ны об инте­ре­се к его лич­но­сти некой кита­ян­ки, кото­рая пыта­лась выяс­нить подроб­но­сти его лич­ной жиз­ни и пред­ло­жить свои услу­ги «для реше­ния быто­вых про­блем в Китае». Испу­гав­шись столь актив­ных при­тя­за­ний, «Нур­ба­ну» поспе­шил сдать ее орга­нам — от гре­ха подаль­ше. Завер­те­лась маши­на про­вер­ки, в кото­рую было вовле­че­но нема­ло людей. Чем закон­чи­лась эта исто­рия, мы не зна­ем, но семья Маси­мо­ва была сохранена.

Ана­ло­гич­ны­ми отче­та­ми агент «Нур­ба­ну» кор­мил орга­ны в тече­ние пяти лет. Регу­ляр­но предо­став­лял навод­ки на китай­ских граж­дан, подо­зре­ва­е­мых в сотруд­ни­че­стве со спец­служ­ба­ми КНР, состав­лял спис­ки, а так­же спис­ки ино­стран­цев, пред­став­ляв­ших, по мне­нию аген­та, инте­рес для раз­вед­ки Казах­ста­на (PM Red Folder_Pages-92.pdf).

Кура­то­ры аген­та из «Инстан­ции» (имен­но так в тек­сте пояс­ни­тель­ной запис­ки в деле Маси­мо­ва) были вполне доволь­ны полу­чен­ной инфор­ма­ци­ей. Но про­ве­рить ее реаль­ную цен­ность невоз­мож­но, в деле нет таких оценок.

Кры­ша

В деле «Нур­ба­ну» упо­ми­на­ют­ся некие инфор­ма­ци­он­ные мате­ри­а­лы «по внеш­не­эко­но­ми­че­ской тема­ти­ке в сфе­ре казах­стан­ско-китай­ских отно­ше­ний, а так­же кон­тра­банд­ных опе­ра­ци­ях через госу­дар­ствен­ную гра­ни­цу». К при­ме­ру, во вре­мя оче­ред­ной пьян­ки некий Бере­зов­ский (не тот) при­знал­ся «Нур­ба­ну», что регу­ляр­но зани­ма­ет­ся орга­ни­за­ци­ей пере­прав­ки казах­стан­ских метал­лов в Китай через Кир­ги­зию, делая это по зака­зу чечен­ской пре­ступ­ной группировки.

Такая инфор­ма­ция в новые вре­ме­на име­ла не толь­ко боль­шое зна­че­ние, но и опре­де­лен­ную сто­и­мость — как эко­но­ми­че­скую, так и поли­ти­че­скую. Исполь­зо­вать ее так­же мож­но было в самых раз­ных целях и направ­ле­ни­ях. И наш герой очень быст­ро научил­ся извле­кать поль­зу от сво­ей рабо­ты на орга­ны. Теперь уже орга­ны рабо­та­ли на него.

В 1993 году Маси­мов ста­но­вит­ся одним из ком­мер­че­ских дирек­то­ров ком­па­нии «Акцепт», кото­рая зани­ма­лась постав­ка­ми шир­по­тре­ба из Китая в Казах­стан, и воз­вра­ща­ет­ся на роди­ну. Связь с орга­на­ми он не теря­ет, а меч­та­ет раз­вер­нуть на пол­ную мощь свою тор­го­вую дея­тель­ность. У «Нур­ба­ну» появ­ля­ют­ся пла­ны откры­тия в Алма­ты про­из­вод­ства шир­по­тре­ба на обо­ру­до­ва­нии, постав­лен­ном из Китая (PM Red Folder_Pages-122—123.pdf).

Зачем пона­до­би­лась такая слож­ная схе­ма в ситу­а­ции, когда сто­и­мость таких това­ров, про­из­ве­ден­ных в самом Китае, была запре­дель­но низ­кой? Все дело в том, что таки постав­ки в то вре­мя на Запа­де кво­ти­ро­ва­лись, что огра­ни­чи­ва­ло воз­мож­но­сти экс­пор­те­ров. Пере­не­се­ние это­го про­из­вод­ства в Казах­стан поз­во­ли­ло бы, про­сто при­кле­ив на това­ры бир­ку «Сде­ла­но в Казах­стане», этих квот избежать.

Понят­но, что ника­ко­го про­из­вод­ства, кро­ме пере­ши­ва­ния ярлы­ков, в Казах­стане не было бы. Тем не менее, орга­ны, в кото­рые обра­ща­ет­ся за сове­том и под­держ­кой сек­рет­ный сотруд­ник, гото­вы были «задей­ство­вать наши воз­мож­но­сти» (так в тек­сте одно­го из доку­мен­тов). Дру­ги­ми сло­ва­ми, агент «Нур­ба­ну» искал баналь­ную «кры­шу» для себя и сво­е­го бизнеса.

Тако­го рода исто­рий в деле несколь­ко. Все они весь­ма харак­тер­ны как для того вре­ме­ни, так и для само­го «Нур­ба­ну». Одна­жды он пред­при­нял целую опе­ра­цию по спа­се­нию от уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния в Казах­стане неко­е­го Абдул­лы из Китая, кото­рый при­вез с собой мил­ли­он дол­ла­ров налич­но­сти для опла­ты, но мог лишить­ся этих денег из-за мно­го­чис­лен­ных нару­ше­ний зако­но­да­тель­ства. «Нур­ба­ну» убе­дил орга­ны в том, что Абдул­ла пред­став­ля­ет собой инте­рес для КНБ, в резуль­та­те чего «вопрос был решен» (PM Red Folder_Pages-124—126.pdf).

«Реше­ние таких вопро­сов» ста­ло оче­вид­ным кон­ку­рент­ным пре­иму­ще­ством Маси­мо­ва, что впо­след­ствии сослу­жи­ло ему полез­ную служ­бу при про­дви­же­нии по госу­дар­ствен­ной лест­ни­це. Неуди­ви­тель­но, что при такой под­держ­ке агент «Нур­ба­ну» мог поз­во­лить себе уча­стие в весь­ма рис­ко­ван­ных пред­при­я­ти­ях, а потом выхо­дить из них сухим и неневредимым.

В 1994 году Маси­мов ста­но­вит­ся руко­во­ди­те­лем Казах­стан­ско­го тор­го­во­го дома, сов­мест­но­го пред­при­я­тия Мини­стер­ства про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ли Казах­ста­на и австрий­ской фир­мы «Нор­д­экс». Австрий­скую сто­ро­ну в этом пред­при­я­тии пред­став­лял пред­при­ни­ма­тель с весь­ма спе­ци­фи­че­ской репу­та­ци­ей — Гри­го­рий Лучан­ский, по опре­де­ле­нию жур­на­ла «Time», «самый лов­кий непой­ман­ный пре­ступ­ник в мире» (по неко­то­рым слу­хам, так­же свя­зан­ный с орга­на­ми госбезопасности).

В этом биз­не­се Масимов-«Нурбану» отве­чал за самую слож­ную часть — вывоз из стра­ны цвет­ных и ред­ко­зе­мель­ных метал­лов. Исполь­зуя КНБ в каче­стве кры­ши для сопро­вож­де­ния гру­зов, Маси­мов одно­вре­мен­но пред­ла­га­ет поис­кать ино­стран­ных парт­не­ров для ком­мер­че­ских струк­тур само­го КНБ.

Нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, что столь вос­тре­бо­ван­ный граж­да­нин Карим Маси­мов уже через год пре­вра­ща­ет­ся в моло­до­го пре­успе­ва­ю­ще­го бан­ки­ра. Он воз­глав­ля­ет толь­ко что создан­ный «АТФ-банк» — банк с так­же весь­ма оди­оз­ной репу­та­ци­ей. Создан­ный как центр опе­ра­ций для ближ­не­го окру­же­ния власт­но­го кла­на, банк с само­го нача­ла сво­ей дея­тель­но­сти ока­зал­ся втя­нут в целую серию весь­ма спе­ци­фи­че­ских опе­ра­ций, вклю­ча­ю­щих в себя финан­си­ро­ва­ние поста­вок ору­жия. Какую роль в этой ситу­а­ции выпол­нял сам Маси­мов? На кого он рабо­тал в этот момент?

Таким же вопро­сом зада­ва­лись в свое вре­мя иссле­до­ва­те­ли дея­тель­но­сти уже упо­мя­ну­то­го Азе­фа. На кого рабо­тал тай­ный осве­до­ми­тель депар­та­мен­та поли­ции, когда воз­глав­ля­е­мая им бое­вая орга­ни­за­ция эсе­ров совер­ши­ла убий­ство мос­ков­ско­го гра­до­на­чаль­ни­ка и дяди импе­ра­то­ра Вели­ко­го кня­зя Сер­гея Алек­сан­дро­ви­ча? Точ­но­го отве­та на этот вопрос так и не было полу­че­но. Но скан­дал после рас­кры­тия Азе­фа был гран­ди­оз­ный, он похо­ро­нил карье­ру рево­лю­ци­о­не­ра и фак­ти­че­ски похо­ро­нил репу­та­цию пар­тии эсеров.

А теперь давай­те попро­бу­ем оце­нить ситу­а­цию при­ме­ни­тель­но к наше­му герою. Гла­ва бан­ка, пла­ни­ру­ю­щий весь­ма спе­ци­фи­че­ские финан­со­вые опе­ра­ции, по дол­гу служ­бы обя­зан сооб­щать о них сво­им кура­то­рам из Ведом­ства. Имен­но при­ме­ни­тель­но к таким ситу­а­ци­ям и воз­ник­ло поня­тие «агент-про­во­ка­тор» — чело­век, кото­рый не про­сто инфор­ми­ру­ет орга­ны о неза­кон­ных дей­стви­ях, но фак­ти­че­ски явля­ет­ся их организатором.

«Нур­ба­ну» заме­та­ет следы

Пони­мая, что чем выше под­ни­ма­ет­ся по слу­жеб­ной лест­ни­це, тем слож­нее будет сохра­нить инког­ни­то, агент «Нур­ба­ну» стал огра­ни­чи­вать свои кон­так­ты с орга­на­ми и про­сил сокра­тить опе­ра­тив­ную нагруз­ку. Пере­лом­ным в жиз­ни тай­но­го аген­та «Нур­ба­ну» ста­но­вит­ся 1997 год. В мар­те сотруд­ник КНБ Бакра­ев (тот самый, кото­рый еще в 1992 году завер­бо­вал героя, а потом посто­ян­но «вел» его) обра­тил­ся к пер­во­му заму КНБ Маме­то­ву с пись­мен­ной прось­бой пере­ве­сти аген­та «Нур­ба­ну» из кате­го­рии актив­ных аген­тов в кате­го­рию дове­рен­ных лиц.

Извест­но, что быв­ших шпи­о­нов не быва­ет, и никто спи­сы­вать окон­ча­тель­но цен­но­го кад­ра не хотел. Но с фор­маль­ной точ­ки зре­ния пред­ло­жен­ный пере­вод озна­чал уни­что­же­ние рабо­че­го дела и сда­чу лич­но­го дела аген­та «Нур­ба­ну» в архив — подаль­ше, что назы­ва­ет­ся, от посто­рон­них глаз (PM Red Folder_Pages-21—22.pdf).

Тем более что, судя по жало­бам Маси­мо­ва, о его сотруд­ни­че­стве с орга­на­ми ста­ло знать слиш­ком мно­го людей. В усло­ви­ях посто­ян­ной кад­ро­вой чехар­ды орга­нов гос­бе­зо­пас­но­сти Казах­ста­на это угро­жа­ло пер­спек­ти­вам его карье­ры. В мар­те 1997 года было при­ня­то реше­ние уни­что­жить рабо­чее дело аген­та, а лич­ное дело пере­дать в архив. Все долж­ны были забыть об этой стран­ной исто­рии — ведь к тому вре­ме­ни Маси­мов пере­хо­дит в выс­шую лигу игро­ков. В сен­тяб­ре 1997 года он воз­глав­ля­ет «Народ­ный сбе­ре­га­тель­ный банк «Казах­стан», в авгу­сте 2000 года ста­но­вит­ся мини­стром транс­пор­та и ком­му­ни­ка­ций, в нояб­ре 2001 года — вице-пре­мье­ром, а затем помощ­ни­ком пре­зи­ден­та, пока, нако­нец, не стал пре­мьер-мини­стром Казах­ста­на в 2007 году.

Впро­чем, радуж­ным меч­там быв­ше­го аген­та, а теперь уже дове­рен­но­го лица орга­нов Маси­мо­ва о том, что все забу­дут о его шпи­он­ском про­шлом, сбыть­ся не уда­лось. Пер­вая попыт­ка под­нять дело из архи­ва пред­при­ни­ма­ет­ся уже осе­нью 1997 года. А в 2001 году началь­ник управ­ле­ния по горо­ду Алма­ты создан­ной служ­бы внеш­ней раз­вед­ки «Бар­лау» Дуй­се­нов при­ни­ма­ет реше­ние вос­ста­но­вить связь с «архив­ным аген­том» (так в тек­сте поста­нов­ле­ния). И лич­ное дело «Нур­ба­ну» вновь под­ня­лось из архив­ных под­ва­лов. А двой­ная жизнь аген­та-про­во­ка­то­ра была про­дол­же­на. Про­дол­жа­ет­ся она и сего­дня. Толь­ко мы не зна­ем, в каких еще ведом­ствах есть рабо­чие и лич­ные дела казах­стан­ско­го Азефа.

Источ­ник: «Компромат.ru»

Continue reading here:
Как агент КГБ стал гла­вой казах­стан­ско­го правительства

архивные статьи по теме

Мамбеталин назвал себя оппозиционером

Лужков переполнен компроматом

Дайджест прессы за 8 июля 2011 года