16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

Кайсаров рвется в президенты

Гостем минув­ше­го засе­да­ния дис­кус­си­он­но­го клу­ба «АйтPARK» стал извест­ный казах­стан­ский поли­тик, экс-сена­тор, быв­ший кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты Уали­хан Кай­са­ров. Дис­кус­сия полу­чи­лась интересной.

 

Автор: Лидия ШМИДТ

 

Преж­де все­го, моде­ра­тор дис­кус­си­он­но­го клу­ба (он же его руко­во­ди­тель, созда­тель, отец и веду­щий) Нур­лан Ерим­бе­тов поин­те­ре­со­вал­ся у сво­е­го собе­сед­ни­ка, не наме­рен ли тот опре­де­лить­ся в этой жиз­ни, что­бы не метать­ся из пар­тии в пар­тию. «То в “Руха­ни­ят”, то в ОСДП… Но я знаю, что вы закон­чи­те в “Нур Отане”. Все там будем», — сыро­ни­зи­ро­вал он.

Серд­це поли­ти­ка склон­но к измене

Уали­хан Кай­са­ров посе­то­вал, что и рад бы хра­нить вер­ность, да име­ю­ща­я­ся в стране поли­ти­че­ская систе­ма не при­ем­лет постоянства.

- Это свя­за­но с теми реа­ли­я­ми, кото­рые сего­дня в Казах­стане суще­ству­ют, — пожа­ло­вал­ся он. — Дело в том, что поли­ти­че­ская систе­ма в Казах­стане в части пар­тий­но­го стро­и­тель­ства фак­ти­че­ски не рабо­та­ет в том виде, в каком долж­на рабо­тать. И мой пере­ход из ОСДП в «Адилет» фак­ти­че­ски явля­ет­ся след­стви­ем это­го. Вы же зна­е­те, что для того что­бы при­ни­мать уча­стие в выбо­рах, нуж­но обя­за­тель­но быть чле­ном какой-либо пар­тии. В свя­зи с тем, что запре­ще­но бло­ки­ро­ва­ние пар­тий и выдви­гать­ся от какой-либо пар­тии, не будучи ее чле­ном, это, есте­ствен­но, нала­га­ет опре­де­лен­ные труд­но­сти. И когда я пере­хо­дил в «Адилет», то это было лишь попыт­кой исполь­зо­вать мини­маль­ные воз­мож­но­сти, кото­рые предоставляются…

Услы­шав это, веду­щий не удер­жал­ся от ехид­ных заме­ча­ний. Из них сле­до­ва­ло, что, как чест­ный поли­тик, г‑н Кай­са­ров дол­жен был сра­зу при­знать­ся в сво­их ковар­ных пла­нах: «Надо было баналь­но ска­зать: “Я иду (в пар­тию — авт.) для того, что­бы полу­чить раз­ре­ше­ние для регистрации”».

 

Со сво­ей сто­ро­ны г‑н Кай­са­ров объ­яс­нил, что вынуж­ден всту­пать в поли­ти­че­скую вза­и­мо­связь с чужой пар­ти­ей не от хоро­шей жиз­ни. Про­сто со сво­ей отно­ше­ния не сложились.

- Я нико­гда не скры­вал, — всту­пил­ся он за свое чест­ное имя. — Я все­гда гово­рил, что всту­паю в пар­тию лишь толь­ко пото­му, что нет дру­гих закон­ных воз­мож­но­стей при­ни­мать уча­стие в выбо­рах. В 2004 году я созда­вал свою пар­тию. Назы­ва­лась она «Абы­рой». Все доку­мен­ты были пода­ны в Минюст, но она оста­лась неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной. Кста­ти, в «Руха­ни­я­те» я не был. У нас были пере­го­во­ры с Сери­к­жа­ном Мам­бе­та­ли­ным, но потом я узнал (еще до съез­да «Руха­ни­я­та», до реги­стра­ции в Цен­триз­бир­ко­ме), что у этой пар­тии не все в поряд­ке с доку­мен­та­ци­ей. Одна­ко мно­гие поче­му-то посчи­та­ли, что я уже вошел в «Руха­ни­ят», хотя дело было лишь на ста­дии переговоров.

Ерим­бе­тов поин­те­ре­со­вал­ся, кто же ста­нет новой поли­ти­че­ской избран­ни­цей Кай­са­ро­ва, если зав­тра вдруг будут объ­яв­ле­ны пре­зи­дент­ские выбо­ры. «Какую пар­тию вы буде­те про­сить при­нять вас в спис­ки?»полю­бо­пыт­ство­вал он.

Его собе­сед­ник немно­го оскор­бил­ся и заявил, что не про­сил «Адилет» его при­ни­мать, а все дела­лось по обо­юд­но­му согласию.

- Это был так­ти­че­ский ход и для «Адиле­та», и для меня! — заявил он. — Пото­му что я пони­мал, что оста­вать­ся в сто­роне от выбор­ных про­цес­сов нель­зя ни в коем слу­чае! Нуж­но было дове­сти до людей, до масс свою пози­цию, что­бы они зна­ли, что же я хочу в этой стране изме­нить. И я думаю, что теле­де­ба­ты реаль­но это пока­за­ли. Высве­ти­ли то, что я хотел ска­зать. Теперь, после выбо­ров, я могу офи­ци­аль­но заявить, что я уже не член пар­тии «Адилет».

- Помат­ро­си­ли и бро­си­ли! — резю­ми­ро­вал Ерим­бе­тов. — Толь­ко будет ли к вам теперь дове­рие со сто­ро­ны поли­ти­че­ско­го бомонда?

Кай­са­ров воз­му­щен­но отмел все обви­не­ния, объ­яс­нив свои дей­ствия высо­кой целю.

- Не «исполь­зо­ва­ли», не «помат­ро­си­ли и бро­си­ли», а все исклю­чи­тель­но из того, что цель была реа­ли­зо­ва­на, а зада­ча — выпол­не­на! — уточ­нил он. — И (по пово­ду дове­рия — авт.) будем исхо­дить из того, кому я буду дове­рять. Это моя поли­ти­че­ская плат­фор­ма, это мои поли­ти­че­ские цели, моя задача.

Моя цель — президентство!

А цель, как отдель­но под­черк­нул несколь­ко раз гос­по­дин Кай­са­ров, у него одна.

- Вы все пре­крас­но зна­е­те, ни для кого не сек­рет, что у меня лишь одна поли­ти­че­ская амби­ция — быть гла­вой госу­дар­ства, — отме­тил он. — Пото­му что я чет­ко знаю, что я хочу в этой стране сде­лать. Я знаю, как это делать. И, навер­ное, для вас не будет сек­ре­том, что Казах­стан — как стра­на мы состо­я­лись, но как госу­дар­ство — оно не оправ­да­ло надеж­ды всех казах­стан­цев. Сего­дня спро­си­те любо­го казах­стан­ца, он ведь, поло­жа руку на серд­це, ска­жет, что он Казах­стан 20 лет назад таким не пред­став­лял. Вот вы Казах­стан таким пред­став­ля­ли 20 лет назад? Вот любо­го спро­си­те, и каж­дый вам ска­жет, что не таким. И я, будучи пре­зи­ден­том, хочу, что­бы меня еще 500 лет вспо­ми­на­ли доб­рой памя­тью. Вот моя зада­ча — еще на 500 лет остать­ся в памя­ти казах­ско­го наро­да. Как мини­мум на 500 лет. Это моя точ­ка зре­ния. Поэтом мне не важ­но, сего­дня какая пар­тия мне дове­ря­ет или не дове­ря­ет. Что она обо мне дума­ет. Мне важ­но, что я сам о себе думаю!

Нур­лан Ерим­бе­тов посо­ве­то­вал сво­е­му собе­сед­ни­ку быть про­ще и начи­нать скром­нее. С город­ско­го мас­ли­ха­та, например.

- Когда люди хотят стать пре­зи­ден­том, это вызы­ва­ет у меня лич­но недо­ве­рие, — дели­кат­но ска­зал он. — Или чело­век нездо­ров, или у него какие-то непра­виль­ные пред­став­ле­ния о себе.

Впро­чем, судя по мне­нию Кай­са­ро­ва, не скром­ность укра­ша­ет поли­ти­ка, а дале­ко иду­щие пла­ны. Тем более что после сена­тор­ско­го крес­ла меч­тать о гор­мас­ли­ха­те по мень­шей мере странно.

- Плох тот сол­дат, кото­рый не меч­та­ет быть гене­ра­лом, — при­пом­нил он народ­ную муд­рость. — Я не хочу быть млад­шим лей­те­нан­том, лей­те­нан­том — мне это не нуж­но. Те зада­чи, те цели, кото­рые я вижу перед собой и кото­рые я перед собой поста­вил — они совер­шен­но не уров­ня мас­ли­ха­та. Я хочу, что­бы казах­стан­цы по уров­ню потен­ци­а­ла были выше япон­цев. Я хочу, что­бы наша эко­но­ми­ка хотя бы была на уровне китай­ской. Я хочу, что­бы наша демо­кра­тия была боль­ше, чем аме­ри­кан­ская демократия!

Моде­ра­тор клу­ба отнес­ся к дан­ным иде­ям с сомне­ни­ем. И дипло­ма­тич­но поин­те­ре­со­вал­ся буду­щим соста­вом пра­ви­тель­ства Кай­са­ро­ва. Но тот пред­по­чел дер­жать свои пла­ны на этот счет в сек­ре­те и толь­ко мно­го­зна­чи­тель­но пообе­щал, что из дей­ству­ю­ще­го каб­ми­на крес­ла мини­стров не зай­мет никто.

- Вы пред­ла­га­е­те мне Кари­ма Маси­мо­ва сде­лать пре­мьер-мини­стром? — недо­уме­ва­ю­ще спро­сил он. — Я вам назо­ву одно­го чело­ве­ка, кото­ро­го я в 2005 году пред­ла­гал пре­мьер-мини­стром, — Ама­на Туле­е­ва. Вас этот ответ удовлетворяет?

Кан­ди­да­ту­ра гря­ду­ще­го пре­мье­ра тут же вызва­ла у веду­ще­го наре­ка­ния и обви­не­ния в заво­зе «гастар­бай­те­ров», не зна­ю­щих оте­че­ствен­ных реалий.

- В хок­кее у нас гастар­бай­те­ры, в волей­бол игра­ют гастар­бай­те­ры, теперь и пре­мьер-министр будет при­ез­жий! — недо­воль­но резю­ми­ро­вал Еримбетов.

Кай­са­ров толь­ко раз­вел рука­ми, сослав­шись на пози­тив­ный исто­ри­че­ский опыт по части «при­гла­ше­ния варя­гов». Мол, и рад бы обой­тись сво­и­ми сила­ми, да, увы, не полу­чит­ся. Слиш­ком уж про­гни­ла дей­ству­ю­щая система.

- Сего­дня бороть­ся с кор­руп­ци­ей — это рав­но­силь­но, что при­зы­вать к свер­же­нию суще­ству­ю­ще­го строя, — кон­ста­ти­ро­вал он. — Пой­ми­те, это одно и то же. Это идентично.

Вопрос «Где взять кад­ры, кото­рые реша­ют все?» остал­ся откры­тым. Пото­му что свои, так ска­зать, оте­че­ствен­но­го про­из­вод­ства, в Казах­стане поче­му-то отсут­ству­ют. Посте­пен­но дис­кус­сия даже слег­ка ска­ти­лась к поли­ти­че­ской крамоле.

- Кто для вас эли­та? — вопро­шал Ерим­бе­тов. — К чье­му мне­нию вы при­слу­ши­ва­е­тесь? Он, вооб­ще, у вас есть, этот авто­ри­тет? Ну, кро­ме пре­зи­ден­та, конечно.

- Он для меня не авто­ри­тет! — отре­зал Кайсаров.

- Я не про­сил вас отве­чать на этот вопрос! — тут же пре­сек диа­лог модератор.

Кон­фет­ка патриотизма

Посте­пен­но раз­го­вор пере­шел на пат­ри­о­ти­че­ские темы. Так, веду­щий поин­те­ре­со­вал­ся, как его собе­сед­ник отно­сит­ся к фор­ми­ро­ва­нию Тамо­жен­но­го сою­за, Еди­но­го эко­но­ми­че­ско­го про­стран­ства и им подоб­ных орга­ни­за­ций. А то в послед­нее вре­мя ста­ло слиш­ком мно­го пуб­лич­ных исте­рич­ных заяв­ле­ний (при­чем от дале­ко не эко­но­ми­стов), что наша стра­на вновь воз­вра­ща­ет­ся к коло­ни­аль­ным временам.

- Я изна­чаль­но был за Тамо­жен­ный союз, — одно­знач­но опре­де­лил свою пози­цию Кай­са­ров. — Пото­му что мы долж­ны пре­крас­но пони­мать гео­по­ли­ти­че­ское поло­же­ние Казах­ста­на и исполь­зо­вать его для того, что­бы сохра­нить­ся как госу­дар­ство. Посмот­ри­те, что тво­рит­ся на восто­ке — пол­то­ра мил­ли­о­на одно­го «дра­ко­на», мил­ли­ард и три­ста мил­ли­о­нов на юге — дру­гой «дра­кон», о кото­ром пока еще поче­му-то все мол­чат. Навер­ху у нас «мед­ведь», как его назы­ва­ют. И в этой ситу­а­ции оста­вать­ся в состо­я­нии «я ни с кем не дру­жу», навер­ное (с точ­ки зре­ния пер­спек­ти­вы на 150—200 лет впе­ред), было бы непра­виль­но. Дру­гое дело, нахо­дясь в Тамо­жен­ном сою­зе, не поте­рять соб­ствен­ный эко­но­ми­че­ский инте­рес. Это дру­гой вопрос.

Ерим­бе­тов пред­ло­жил порас­суж­дать. И для при­ме­ра взял малень­кую шоко­лад­ку, завер­ну­тую в голу­бую оберт­ку с сим­во­ли­кой, ими­ти­ру­ю­щей флаг Казахстана.

- Я про­сто не реша­юсь, — заявил он, про­де­мон­стри­ро­вав гостю завер­ну­тую кон­фе­ту. — Что­бы съесть шоко­лад, его (флаг, изоб­ра­жен­ный на оберт­ке — авт.) надо порвать. С это­го начи­на­ет­ся любовь к Родине! Помни­те пепель­ни­цу, в кото­рой туши­ли сига­ре­ты, а на дне там тоже нахо­ди­лась эмбле­ма Казах­ста­на. А вот эта кон­фет­ка вез­де про­да­ет­ся, и никто ниче­го не гово­рит. Итог тот же самый. Мы бро­са­ем наш флаг в мусор. Что с нами про­ис­хо­дит? Что надо сего­дня сде­лать, что­бы не было этого?

Кай­са­ров ника­кой про­бле­мы и неува­же­ния, не гово­ря уже об оскорб­ле­нии госу­дар­ствен­ной сим­во­ли­ки, в кон­фет­ке не уви­дел. По его сло­вам, наобо­рот, чем боль­ше фла­гов будет встре­чать­ся в быто­вой жиз­ни, тем боль­ше попу­ляр­но­сти это при­не­сет нашей стране.

- Вас это воз­му­ща­ет? А меня это раду­ет, что кон­фет­ку обер­ну­ли в наш флаг! — заявил он. — Возь­ми­те США — у них флаг где угод­но. И на фут­бол­ке и на тру­сах. Но это их про­яв­ле­ние люб­ви. Если у меня на сто­ле перед гостя­ми будет лежать мно­го-мно­го таких кон­фет с гер­бом Казах­ста­на, мне будет при­ят­но. Что это не флаг России.

- А потом вы уйде­те, и у вас будет на кухне пол­ная мусор­ная кор­зи­на этих фла­гов, — пес­си­ми­стич­но поды­то­жил Еримбетов.

«Ты меня не бойся!»

В даль­ней­шем, гово­ря о ситу­а­ции в стране, Кай­са­ров обо­зна­чил сфе­ры, где может вспых­нуть соци­аль­ный кон­фликт, основ­ные про­бле­мы — это труд­но­сти с жильем, это тру­до­вые спо­ры и недо­ста­ток образования.

- Уро­вень обра­зо­ва­ния очень низ­ко упал, — кон­ста­ти­ро­вал он. — Идет дегра­да­ция, при­чем не толь­ко моло­де­жи, а насе­ле­ния в целом. Ситу­а­ция усу­губ­ля­ет­ся отсут­стви­ем рабо­чих мест. У людей нет рабо­ты, осо­бен­но на селе, они не зна­ют, где при­ло­жить себя, свои руки, свой ум, у кого он остал­ся еще. И как след­ствие паде­ния уров­ня обра­зо­ва­ния и вынуж­ден­но­го без­де­лья — это паде­нье нравов.

Нагляд­ный кон­фликт в сфе­ре тру­до­вых отно­ше­ний, закон­чив­ший­ся весь­ма тра­ги­че­ски, — это собы­тия в Жана­о­зене. Впро­чем, по мне­нию Кай­са­ро­ва, ничем хоро­шим веду­щий­ся сей­час судеб­ный про­цесс не закон­чит­ся. Как гово­рит­ся, сядут все.

- Никто не будет оправ­дан, — уве­рен он. — Может быть, сро­ки кому-то дадут услов­но, это может быть, но все будут при­го­во­ре­ны и осуж­де­ны. А вот те, кто гро­мил и бом­бил, они как раз и не сидят на ска­мье под­су­ди­мых. Их там нет. Я думаю, что несколь­ко поли­цей­ских по жана­о­зен­ско­му делу будут осуж­де­ны тоже. Пото­му что сего­дня те, кто нахо­дит­ся в Астане, кто, по всей види­мо­сти, давал коман­ды, они не могут оста­вить неудо­вле­тво­рен­ны­ми жаж­ду мести у людей. Людям нуж­но най­ти кого-то край­не­го. Край­не­го они и отда­дут на рас­тер­за­ние. Нет, я не спо­рю, это пра­виль­но, что этих поли­цей­ских поса­дят. Про­сто надо бы их боль­ше. Еще и дру­гих посадить.

Резю­ми­ро­вать дис­кус­сию в клу­бе мож­но свое­об­раз­ным обра­ще­ни­ем Уали­ха­на Кай­са­ро­ва к кол­ле­гам по поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти. Он при­звал их быть сме­лы­ми и сильными.

- Не нуж­но боять­ся поли­ти­че­ско­го мно­го­об­ра­зия, — счи­та­ет он. — Кон­ку­рен­ции боит­ся сла­бый. И, конеч­но, толь­ко сла­бый чело­век или сла­бая пар­тия боит­ся сво­их поли­ти­че­ских конкурентов.

Read more here:
Кай­са­ров рвет­ся в президенты

архивные статьи по теме

Сперва «Стан», а за ним — «Казахстан»

Куда пойдём мы с пятачком?..

Акежан Кажегельдин: Украинские олигархи со своими 2–3 миллиардами — никто по сравнению с семьей Назарбаева

Editor