-5 C
Астана
28 октября, 2021
Image default

Казахстан: список “опасных” граждан возмутил правозащитников

Казах­стан­ские пра­во­за­щит­ни­ки нега­тив­но отре­а­ги­ро­ва­ли на появив­шу­ю­ся 13 июня на сай­те коми­те­та по финан­со­во­му мони­то­рин­гу Мин­фи­на Казах­ста­на пуб­ли­ка­цию от под­ве­дом­ствен­ной ему анти­кор­руп­ци­он­ной служ­бы. При­чи­ной воз­му­ще­ния ста­ло раз­ме­ще­ние в откры­том досту­пе так назы­ва­е­мо­го “переч­ня орга­ни­за­ций и лиц, свя­зан­ных с финан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма и экстремизма”.

Плюс лич­ные данные

Выяс­ни­лось, что в пере­чень, сра­зу же назван­ный пра­во­за­щит­ни­ка­ми Казах­ста­на “чер­ным спис­ком”, вошла 21 орга­ни­за­ция и 584 чело­ве­ка. Само­му стар­ше­му из них — 66 лет, а млад­ше­му — 20. Спи­сок орга­ни­за­ций не вызвал у пра­во­за­щит­ни­ков вопро­сы, посколь­ку в нем при­сут­ству­ет “Тали­бан”, “Аль-Каи­да”, “Бра­тья мусуль­мане” и дру­гие запре­щен­ные во всем мире тер­ро­ри­сти­че­ские груп­пи­ров­ки. А вот появ­ле­ние пуб­лич­ной инфор­ма­ции о людях, свя­зан­ных, по мне­нию авто­ров спис­ка, с “финан­си­ро­ва­ни­ем тер­ро­риз­ма и экс­тре­миз­ма” с ука­за­ни­ем фами­лий, имен, отче­ства, года рож­де­ния и даже инди­ви­ду­аль­но­го иден­ти­фи­ка­ци­он­но­го номе­ра (ИИН), поз­во­ля­ю­ще­го лег­ко узнать место житель­ства чело­ве­ка, вызва­ло у пра­во­за­щит­ни­ков негодование.

Объ­яс­не­ний нет

Поми­мо того, что в спис­ке были ука­за­ны ИИН людей, отно­ся­щи­е­ся к инфор­ма­ции исклю­чи­тель­но лич­но­го харак­те­ра, пред­ста­ви­тель Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка Андрей Гри­шин в интер­вью DW так­же отме­тил нали­чие в “чер­ном спис­ке” извест­ных в стране бло­ге­ров, поли­ти­че­ских и обще­ствен­ных дея­те­лей. “Здесь и лидер рабо­че­го дви­же­ния “Арман” Ермек Нарым­ба­ев, и один из быв­ших руко­во­ди­те­лей пар­тии “Руха­ни­ят” Сери­к­жан Мам­бе­та­лин, и граж­дан­ский акти­вист Болат­бек Бля­лов, и бло­гер Игорь Сычёв. Все они были осуж­де­ны по поли­ти­че­ским моти­вам и к экс­тре­миз­му и тер­ро­риз­му отно­ше­ния явно не име­ют”, — под­черк­нул Андрей Гришин.

Евгений Жовтис

Евге­ний Жовтис

По его сло­вам, учи­ты­вая, что нигде нет объ­яс­не­ний о при­чи­нах попа­да­ния людей в “чер­ный спи­сок”, в нем может ока­зать­ся любой нело­яль­ный к вла­сти и неугод­ный ей граж­да­нин Казахстана.

“Про­сто была команда”

С точ­кой зре­ния Андрея Гри­ши­на согла­сен и руко­во­ди­тель пра­во­за­щит­но­го фон­да Liberty Галым Аге­ле­улов. “В этот “чер­ный спи­сок” собра­ли не толь­ко тех, кто про­шел через закры­тые суды, но и людей, полу­чив­ших реаль­ные или услов­ные сро­ки за пуб­ли­ка­ции и выска­зы­ва­ния, не соот­вет­ству­ю­щие поли­ти­ке госу­дар­ства в вопро­сах меж­на­ци­о­наль­но­го, рели­ги­оз­но­го или соци­аль­но­го согла­сия. Види­мо, была про­сто дана коман­да, а испол­ни­те­ли про­из­воль­но вклю­чи­ли в спи­сок и поли­ти­че­ски небла­го­на­деж­ных людей. Поэто­му ника­ких кри­те­ри­ев этот “чер­ный спи­сок” не выдер­жи­ва­ет”, — ска­зал DW Агелеулов.

“Небла­го­на­деж­ные” оста­нут­ся без денег

“Появ­ле­ние это­го спис­ка в откры­том досту­пе весь­ма стран­но, — отме­тил в раз­го­во­ре с DW извест­ный и за пре­де­ла­ми Казах­ста­на пра­во­за­щит­ник Евге­ний Жовтис. — Во-пер­вых, как я пони­маю, в нем те, кто дей­стви­тель­но был осуж­ден по 258‑й ста­тье Уго­лов­но­го кодек­са РК за помощь орга­ни­за­ци­ям и людям, кото­рые при­зна­ны тер­ро­ри­ста­ми или экс­тре­ми­ста­ми. Во-вто­рых, похо­же, есть и те, кто был осуж­ден по дру­гим ста­тьям уго­лов­но­го кодек­са за экс­тре­мист­скую дея­тель­ность. Но есть и такие люди, кото­рых непо­нят­но по каким кри­те­ри­ям вклю­чи­ли в этот список”.

В этой свя­зи Евге­ний Жовтис под­черк­нул, что соглас­но кон­сти­ту­ции Казах­ста­на и зако­ну о пер­со­наль­ных дан­ных, долж­ны суще­ство­вать чет­кие пра­ви­ла. “Всем долж­но быть ясно, на осно­ва­нии чего фор­ми­ру­ют­ся такие спис­ки, кто их фор­ми­ру­ет, кто их хра­нит, каким обра­зом в них вклю­ча­ют людей и каков ста­тус этих спис­ков — откры­тый или закры­тый. Нако­нец, где и как люди могут обжа­ло­вать свое появ­ле­ние в них. Но ниче­го деталь­но­го по это­му пово­ду в зако­нах, под­чер­ки­ваю — в зако­нах, а не в каких-нибудь внут­ри­ве­дом­ствен­ных при­ка­зах для слу­жеб­но­го поль­зо­ва­ния, нет”, — кон­ста­ти­ро­вал Жовтис.

Послед­ствия для людей, кото­рые слу­чай­но ока­за­лись в этом “чер­ном спис­ке”, счи­та­ет пра­во­за­щит­ник, очень непри­ят­ны: “Оче­вид­но, что люди, “финан­си­ру­ю­щие тер­ро­ри­сти­че­скую или экс­тре­мист­скую дея­тель­ность”, могут назы­вать­ся экс­тре­ми­ста­ми и, боюсь, у них могут воз­ник­нуть про­бле­мы с поль­зо­ва­ни­ем бан­ков­ски­ми счетами”.

Тако­го же мне­ния при­дер­жи­ва­ют­ся и дру­гие опро­шен­ные DW пра­во­за­щит­ни­ки, назы­вая “чер­ный спи­сок” лиц, “финан­си­ру­ю­щих тер­ро­ри­сти­че­скую и экс­тре­мист­скую дея­тель­ность”, оче­ред­ным “изоб­ре­те­ни­ем” госу­дар­ства, кото­рое поз­во­ля­ет кон­тро­ли­ро­вать дея­тель­ность нело­яль­ных граждан.

Смот­ри­те также:

Let’s block ads! (Why?)

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan

архивные статьи по теме

Астана проиграла информационную войну!

Путин и Медведев пытаются дистанцироваться от Назарбаева!

«Я — Шарли», — сказали три миллиона человек