11 C
Астана
21 мая, 2024
Image default

“Казахстан – отнюдь не молодая демократия, а старая диктатура”

Извест­ный борец за пра­ва чело­ве­ка Тор Хал­ворс­сен сей­час вплот­ную занят Казах­ста­ном. Каких резуль­та­тов он ожи­да­ет от сво­ей дея­тель­но­сти, созда­тель Human Rights Foundation рас­ска­зал наше­му изданию.

Автор: Тор ХАЛВОРССЕН

- Про­шел год после рас­стре­лов в Жана­о­зене. Что мож­но ска­зать о пози­ции США по отно­ше­нию к этим собы­ти­ям? Адми­ни­стра­ции, поли­ти­ков, экс­перт­но­го сообщества?

- Преж­де все­го я хотел был отме­тить два крайне важ­ных обсто­я­тель­ства. Если гово­рить о про­стран­стве, в кото­ром живут и рабо­та­ют пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции, здесь, конеч­но, все без исклю­че­ния отлич­но зна­ют о том, что в реаль­но­сти про­изо­шло в Жана­о­зене. И глав­ный вопрос, кото­рый сто­ит в этом сооб­ще­стве, мож­но сфор­му­ли­ро­вать сле­ду­ю­щим обра­зом: что делать дальше?

Один из воз­мож­ных отве­тов на этот вопрос — потре­бо­вать неза­ви­си­мо­го рас­сле­до­ва­ния совер­шен­ных в Жана­о­зене пре­ступ­ле­ний. Реаль­но­го рас­сле­до­ва­ния. Конеч­но, крайне мало­ве­ро­ят­но, что Назар­ба­ев согла­сит­ся с этим. Ведь он пре­крас­но пони­ма­ет: в резуль­та­те рас­сле­до­ва­ния и адми­ни­стра­ция, и пра­ви­тель­ство могут быть при­зна­ны винов­ны­ми. Это крайне мало­ве­ро­ят­ный сценарий.

На Запа­де рас­тет все боль­шее пони­ма­ние это­го фак­та. Соот­вет­ствен­но, при­хо­дит и пони­ма­ние того, что Казах­стан — это не моло­дая демо­кра­тия, а ста­рая дик­та­ту­ра. Подоб­ные рас­стре­лы не про­ис­хо­дят в демо­кра­ти­че­ских стра­нах. А если и про­ис­хо­дят, то при­во­дят к мас­штаб­но­му поли­ти­че­ско­му скан­да­лу, рас­сле­до­ва­нию и после­ду­ю­щим обви­не­ни­ям, к созда­нию спе­ци­аль­ных комис­сий, кото­рые ста­вят сво­ей зада­чей уста­нов­ле­ние всей истины.

Такой комис­сии в Казах­стане нет. Вме­сто это­го мы видим, как вла­сти Казах­ста­на исполь­зо­ва­ли зате­ян­ное ими рас­сле­до­ва­ние в совер­шен­но обрат­ных целях — для пре­сле­до­ва­ния поли­ти­че­ской оппо­зи­ции. В реаль­но­сти они все пере­вер­ну­ли с ног на голову.

- Но поли­ти­че­ские кру­ги США осо­зна­ют цели этих кульбитов?

- Те груп­пы, кото­рые дей­ству­ют в поле пуб­лич­ной поли­ти­ки США, пре­крас­но пони­ма­ют, что про­ис­хо­дит в реаль­но­сти. Пра­ви­тель­ство так­же отлич­но осве­дом­ле­но о том, что в дей­стви­тель­но­сти про­ис­хо­дит. Но тут начи­на­ют дей­ство­вать фак­то­ры так назы­ва­е­мой real politic (реаль­ной политики).

Казах­стан на этом исто­ри­че­ском эта­пе слиш­ком поле­зен для США, преж­де все­го по воен­ной при­чине, свя­зан­ной с Афга­ни­ста­ном. Ну и по той про­стой при­чине, что у Казах­ста­на есть нефть. Эти фак­то­ры во мно­гом опре­де­ля­ют пози­цию аме­ри­кан­ских чинов­ни­ков, вклю­чая и пре­зи­ден­та США: они не слиш­ком хотят кон­флик­то­вать с Назарбаевым.

Что каса­ет­ся Госде­пар­та­мен­та и Кон­грес­са США, здесь так­же отлич­но зна­ют, что в реаль­но­сти про­ис­хо­дит в стране. И на этом фрон­те дав­ле­ние на Назар­ба­е­ва будет рас­ти, что ста­нет ощу­ти­мым уже в тече­ние несколь­ких меся­цев. В поли­ти­че­ской повест­ке появит­ся вопрос о нару­ше­нии прав чело­ве­ка в Казах­стане с тре­бо­ва­ни­я­ми про­ве­сти насто­я­щее рас­сле­до­ва­ние обсто­я­тельств рас­стре­ла в Жана­о­зене. Мы будем на этом настаивать.

- Казах­стан со сво­ей сто­ро­ны дела­ет все, что­бы это­го не допустить…

- Вла­сти Казах­ста­на тра­тят мил­ли­ар­ды дол­ла­ров на при­об­ре­те­ние раз­ных биз­не­сов, инве­сти­ции, опла­ту услуг раз­лич­ных пиар-ком­па­ний. Таким обра­зом Казах­стан пыта­ет­ся убрать любую кри­ти­ку сво­их дей­ствий. Для это­го и при­об­ре­та­ют­ся услу­ги неко­гда ува­жа­е­мых людей — того же Тони Блэ­ра или Али­сте­ра Кем­п­бел­ла. Они так­же пыта­ют­ся купить под­держ­ку в раз­лич­ных иссле­до­ва­тель­ских цен­трах и поли­ти­че­ских груп­пах — в Бри­та­нии или Вашинг­тоне. Но они не смо­гут делать это бес­ко­неч­но. Все эти вещи ста­но­вят­ся все более извест­ны­ми. Жана­о­зен дела­ет подоб­ные при­об­ре­те­ния все более труд­ны­ми. И сей­час все более слож­но гово­рить о некой моло­дой демо­кра­тии в Казахстане.

- Вы веде­те поли­ти­че­скую кам­па­нию в США по раз­об­ла­че­нию пре­ступ­ле­ний режи­ма. Како­вы пер­вые результаты?

- Мы пока рабо­та­ем толь­ко пару меся­цев, но уже суме­ли дове­сти нашу инфор­ма­цию до Кон­грес­са и рас­про­стра­нить ее в медиа­со­об­ще­стве. Это будет дол­гая кам­па­ния. И непро­стая: ведь нам про­ти­во­сто­ит груп­па людей, кото­рая тра­тит мил­ли­ар­ды на свои цели. И они все­гда могут вос­поль­зо­вать­ся услу­га­ми спец­служб, запу­ги­вая, если надо, людей.

У нас есть толь­ко орг­тех­ни­ка. Но прав­да на нашей сто­роне. И мы точ­но зна­ем, что пре­ступ­ле­ния не могут скры­вать­ся веч­но. В конеч­ном ито­ге об этом узна­ют все.

- Что Вы дума­е­те о при­ня­тии «спис­ка Маг­нит­ско­го» в США? Было, как извест­но, две его вер­сии. Та вер­сия, кото­рая ста­ла зако­ном, каса­ет­ся исклю­чи­тель­но Рос­сии и не каса­ет­ся дру­гих стран. Како­вы пер­спек­ти­вы рас­ши­ре­ния это­го зако­на и вклю­че­ния в него дру­гих государств?

- О чем гово­рит этот закон? О воз­мож­но­сти при­ме­не­ния опре­де­лен­ных санк­ций по отно­ше­нию к тем офи­ци­аль­ным пред­ста­ви­те­лям Рос­сии, кото­рые име­ли отно­ше­ние к пыт­кам Сер­гея Магнитского.

Но есть и вто­рая часть это­го зако­на, кото­рая дает серьез­ные пол­но­мо­чия мини­стру финан­сов США и гос­сек­ре­та­рю США дей­ство­вать про­тив тех, кто несет ответ­ствен­ность за вне­су­деб­ные рас­пра­вы, пыт­ки или дру­гие нару­ше­ния прав чело­ве­ка, таких как сво­бо­да веро­ис­по­ве­да­ния, сво­бо­да выра­же­ния сво­е­го мне­ния, сво­бо­да созда­ния обще­ствен­ных и поли­ти­че­ских орга­ни­за­ций, пра­во на чест­ный суд и уча­стие в сво­бод­ных выбо­рах. И это пра­во аме­ри­кан­ских ведомств вовсе не огра­ни­че­но Россией.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, «закон Маг­нит­ско­го» может исполь­зо­вать­ся и по отно­ше­нию к Казах­ста­ну. Кон­крет­но — к режи­му Назар­ба­е­ва, к тем людям, кото­рые несут ответ­ствен­ность за пре­ступ­ле­ния, совер­шен­ные в Жанаозене.

Зна­че­ние это­го невоз­мож­но пере­оце­нить. И в нынеш­нем виде этот закон в прин­ци­пе дела­ет ненуж­ным при­ня­тие спе­ци­аль­но­го зако­на по Жана­о­зе­ну. Для это­го мож­но исполь­зо­вать «закон Маг­нит­ско­го». Это очень хоро­шая новость для тех, кто борет­ся за пра­ва чело­ве­ка. Теперь нам доста­точ­но лишь дока­зать при­част­ность людей из «спис­ка Жана­о­зе­на» к нару­ше­ни­ям обще­при­знан­ных прав человека.

- Пра­виль­но ли я понял, что такой спи­сок уже сего­дня может быть пред­став­лен в Госдепартамент?

- Да. Но сле­ду­ет иметь в виду, что его при­ме­не­ние — это резуль­тат спе­ци­аль­ной про­це­ду­ры рас­сле­до­ва­ния и утвер­жде­ния. Это, конеч­но, не озна­ча­ет, что мы опуб­ли­ку­ем спи­сок и зав­тра же он будет при­нят к испол­не­нию. А люди, кото­рых мы счи­та­ем винов­ны­ми, не полу­чат визы или их сред­ства будут заморожены.

Все гораз­до слож­нее. Мы долж­ны будем пред­ста­вить очень серьез­ные дока­за­тель­ства их вины в нару­ше­нии прав чело­ве­ка. Но, как я ска­зал ранее, вре­мя на сто­роне прав­ды, прав­да — на сто­роне тех, кто выжил. Но не на сто­роне нару­ши­те­лей закона.

- Что это за исто­рия с совет­ни­ком Назар­ба­е­ва гос­по­ди­ном Мир­че­вым? Я читал, что он при­сы­ла­ет Вам пись­ма с угро­за­ми после пуб­ли­ка­ции инфор­ма­ции в Вашинг­тоне о его свя­зях с Назарбаевым.

- Для граж­дан Казах­ста­на нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что у Назар­ба­е­ва есть такие «решаль­щи­ки» — люди, кото­рые выпол­ня­ют постав­лен­ные перед ними зада­чи. Один из них — Алек­сандр Мир­чев, неко­гда бол­гар­ский граж­да­нин, кото­рый сего­дня явля­ет­ся граж­да­ни­ном США. И он член сове­та дирек­то­ров фон­да «Самрук-Казы­на».

Его имя было вклю­че­но в спи­сок, опуб­ли­ко­ван­ный в Вашинг­тоне. После чего адво­ка­ты Мир­че­ва ата­ко­ва­ли меня, и очень агрес­сив­но. Они пыта­лись спа­сти репу­та­цию Мир­че­ва и дистан­ци­ро­вать его от Назар­ба­е­ва. Одна­ко все, что он может сде­лать, — это подать на наш фонд в суд. Но здесь не Казах­стан и даже не Бол­га­рия. Если он пой­дет в суд, ему при­дет­ся там отве­чать и на мои вопро­сы. А он вряд ли смо­жет это сде­лать. Пото­му что ему тогда при­дет­ся рас­ска­зать о сво­их отно­ше­ни­ях с Назар­ба­е­вым и его семьей. И обо всей сло­жив­шей­ся систе­ме отно­ше­ний там.

Я, как вы пони­ма­е­те, таких исков не боюсь. Здесь власть зако­на и есть воз­мож­ность откры­то высту­пать в СМИ. Кста­ти, вот поче­му неза­ви­си­мость СМИ настоль­ко важ­на. И вот поче­му Назар­ба­ев закры­ва­ет неза­ви­си­мые СМИ в Казах­стане — что­бы у людей не было воз­мож­но­сти обсуж­дать откры­то, что реаль­но про­ис­хо­дит в стране.

Все это пред­став­ля­ет серьез­ную про­бле­му для Мир­че­ва. Мало того, его попыт­ки угро­жать иском при­влек­ли к нему еще боль­шее вни­ма­ние. Тем более что в Шта­тах рас­смат­ри­ва­ет­ся иск, свя­зан­ный с Мир­че­вым, кото­рый не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к моей исто­рии. Слу­ша­ния будут про­хо­дить 14 янва­ря в Вашинг­тоне. Два биз­не­сме­на судят­ся с Мир­че­вым и Назар­ба­е­вым. Судья Хоган дол­жен решить, будет ли этот иск рас­смат­ри­вать­ся даль­ше или нет. И если иск полу­чит раз­ви­тие, это будет очень пло­хая новость как для Мир­че­ва, так и для Назар­ба­е­ва. Ведь тогда им при­дет­ся рас­крыть свои доку­мен­ты о дея­тель­но­сти здесь, в США.

- Есть ли еще какие-то орга­ни­за­ции и лоб­бист­ские груп­пы, кото­рые под­дер­жи­ва­ют Назар­ба­е­ва сей­час в Вашингтоне?

- Назар­ба­ев пла­тит мно­гим орга­ни­за­ци­ям, так или ина­че вовле­чен­ным в при­ня­тие поли­ти­че­ских реше­ний, сре­ди них уни­ве­си­тет Джо­на Хоп­кин­са, Центр стра­те­ги­че­ских и меж­ду­на­род­ных иссле­до­ва­ний. Я подо­зре­ваю, что таких орга­ни­за­ций очень мно­го. И чаще все­го такая финан­со­вая под­держ­ка идет не через бюд­жет, а через биз­нес и част­ных лиц, таких как Алек­сандр Мир­чев. Все это тре­бу­ет серьез­но­го рас­сле­до­ва­ния. И мы его ведем.

Поверь­те, рас­сле­до­ва­ние гряз­ной поли­ти­че­ской маши­ны — это совсем не то, чем мне хоте­лось бы зани­мать­ся. Но эта рабо­та необ­хо­ди­ма для раз­об­ла­че­ния. И если нам это удаст­ся, вла­стям Казах­ста­на будет крайне слож­но под­дер­жи­вать свою репу­та­цию здесь, в Шта­тах. Я могу сме­ло пред­по­ло­жить, что 2013 год будет очень слож­ным годом для Назар­ба­е­ва и его окружения.

- Это такое ново­год­нее поздрав­ле­ние пре­зи­ден­ту Казахстана?

- Я лич­но не имею ниче­го про­тив Назар­ба­е­ва. Но я про­тив его моде­ли пове­де­ния. Он ведет себя как насто­я­щий ганг­стер. Он раз­ру­ша­ет жиз­ни людей. Он заби­ра­ет все, что хочет. Он дума­ет, что он король. Но так быть не должно.

Люди в Казах­стане деся­ти­ле­ти­я­ми жили в усло­ви­ях совет­ской дик­та­ту­ры. Неза­ви­си­мость долж­на была при­не­сти демо­кра­тию, как это про­изо­шло в Чехо­сло­ва­кии или Поль­ше, а не новую дик­та­ту­ру. Целью была либе­раль­ная демо­кра­тия, кото­рая защи­ща­ет пра­ва людей, а это­го в Казах­стане нет. Одна­ко люди в Казах­стане заслу­жи­ва­ют луч­шей жиз­ни. И они ее полу­чат. Назар­ба­ев уйдет.

Под­го­то­вил Алек­сей ТИХОНОВ 

Источ­ник: Газе­та «Азат» №14(314) от 21 декаб­ря 2012 года

архивные статьи по теме

Это не экстремизм, а борьба за власть?

Что обещал Нуреке Ху Цзиньтао?

Розе Тулетаевой готовы помочь