fbpx

Казахстан в СМИ: «превентивные аресты» и возможная «новая волна проблем в экономике» после транзита власти

ПРОТЕСТЫ И ЗАДЕРЖАНИЯ

Газе­та New York Times в ста­тье «Муж­чи­на в Казах­стане дер­жал белый лист, что­бы узнать, задер­жат ли его. Его задер­жа­ли» пишет об акции 22-лет­не­го жите­ля Ураль­ска Асла­на Сагут­ди­но­ва. 6 мая он вышел на пло­щадь горо­да, дер­жа в руках белый ват­ман. Его отвез­ли на допрос в поли­цей­ский уча­сток, затем отпу­сти­ли.

«Я хотел про­де­мон­стри­ро­вать: иди­о­тизм в нашей стране стал таким силь­ным, что поли­ция меня задер­жит, даже если нет ни над­пи­сей, ни сло­га­нов, а я ниче­го не выкри­ки­ваю и не гово­рю», – ска­зал Аслан Сагут­ди­нов в видео­ро­ли­ке, кото­рый он опуб­ли­ко­вал в сети YouTube.

New York Times отме­ча­ет, что не смог­ла под­твер­дить из неза­ви­си­мых источ­ни­ков досто­вер­ность видео­ро­ли­ка, но добав­ля­ет, что он быст­ро рас­про­стра­нил­ся в мест­ной прес­се и соц­се­тях. В казах­стан­ской газе­те «Ураль­ская неде­ля» опуб­ли­ко­ва­ли ком­мен­та­рий пресс-сек­ре­та­ря депар­та­мен­та поли­ции Ураль­ска Болат­бе­ка Бель­ди­бе­ко­ва, заявив­ше­го, что задер­жа­ние было про­из­ве­де­но не за белый пла­кат, а посколь­ку Сагут­ди­нов «сде­лал поли­ти­че­ское заяв­ле­ние, что в Казах­стане нет демо­кра­тии и прав чело­ве­ка».

Этот эпи­зод, пишет NYT, «для пра­во­за­щит­ни­ков явля­ет­ся осо­бен­но ярким при­ме­ром огра­ни­че­ния сво­бо­ды выра­же­ния в Казах­стане». Газе­та так­же при­во­дит сло­ва Миры Ритт­манн, стар­ше­го иссле­до­ва­те­ля по Цен­траль­ной Азии меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции Human Rights Watch, сооб­щив­шей, что по край­ней мере еще четы­ре чело­ве­ка были задер­жа­ны в про­шлом меся­це за пуб­лич­ное выра­же­ние сво­их взгля­дов, даже если их посла­ния не были направ­ле­ны про­тив вла­сти.

Ритт­манн упо­мя­ну­ла задер­жа­ние худож­ни­ка [Рома­на Заха­ро­ва] по обви­не­нию в «мел­ком хули­ган­стве» после того, как он пове­сил над шос­се пла­кат с цита­той из Кон­сти­ту­ции, и арест дру­го­го акти­ви­ста [Болат­бе­ка Бля­ло­ва] на 15 суток после того, как тот напи­сал в Facebook’е о наме­ре­нии про­ве­сти акцию про­те­ста до того, как полу­чил офи­ци­аль­ное раз­ре­ше­ние на нее.

Баннер с надписью «Единственным источником госвласти является народ» на мосту в Алматы.
Бан­нер с над­пи­сью «Един­ствен­ным источ­ни­ком госвла­сти явля­ет­ся народ» на мосту в Алма­ты.

По сло­вам Миры Ритт­манн, кото­рые цити­ру­ет NYT, эпи­зод в Ураль­ске – «край­ний и абсурд­ный при­мер того, насколь­ко вла­сти Казах­ста­на под­ры­ва­ют пра­во на мир­ные собра­ния».

«РОСТ ПРОТЕСТНЫХ НАСТРОЕНИЙ»

На англо­языч­ном сай­те Eurasianet.org пишут о задер­жа­ни­ях во вре­мя празд­но­ва­ния Дня Побе­ды 9 мая, в неко­то­рых слу­ча­ях про­изо­шед­ших «еще до того, как люди вышли из дома», и добав­ля­ют, что мно­гие соци­аль­ные сети и сай­ты неза­ви­си­мых СМИ в этот день были недо­ступ­ны.

​«Про­тестные настро­е­ния в Казах­стане уси­ли­лось с тех пор, как после неожи­дан­но­го ухо­да в отстав­ку [с поста пре­зи­ден­та] Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва в мар­те его долж­ность вре­мен­но занял Касым-Жомарт Тока­ев [до про­ве­де­ния сле­ду­ю­щих выбо­ров в июне]. В Казах­стане нико­гда не про­во­ди­лись выбо­ры, кото­рые заслу­жи­ва­ю­щие дове­рия наблю­да­те­ли при­зна­ли бы сво­бод­ны­ми и спра­вед­ли­вы­ми; нет ника­ких осно­ва­ний ожи­дать, что голо­со­ва­ние 9 июня будет иным», –​ пишет Eurasianet.org, назы­вая тран­зит вла­сти в Казах­стане «акку­рат­но сре­жис­си­ро­ван­ным».

В ста­тье так­же отме­ча­ют, что акции 9 мая яко­бы созвал бег­лый быв­ший бан­кир Мух­тар Абля­зов – «враг режи­ма, кото­рый уже дав­но живет в Евро­пе». Одна­ко, счи­та­ет Eurasianet, неяс­но, какое вли­я­ние дей­стви­тель­но име­ет «под­стре­ка­тель в изгна­нии». «Как заяв­ля­ют мно­гие про­те­сту­ю­щие, они про­сто недо­воль­ны тем, что с ними не кон­суль­ти­ру­ют­ся в столь важ­ном наци­о­наль­ном реше­нии [как выбо­ры пре­зи­ден­та]», – пишет Eurasianet.org.

Как отме­ча­ет изда­ние, «боль­шин­ство казах­стан­ских СМИ пред­по­чи­та­ют не сооб­щать ниче­го, содер­жа­ще­го хотя бы отда­лен­ную кри­ти­ку вла­стей, напри­мер, об акци­ях про­те­ста». В част­но­сти, ресурс пишет, что озна­ко­мил­ся со скрин­шо­том рас­по­ря­же­ния, пред­по­ло­жи­тель­но отправ­лен­но­го глав­ным редак­то­ром одно­го из инфор­ма­ци­он­ных ресур­сов, заяв­ляв­ше­го: «В сле­ду­ю­щие четы­ре дня на сай­те не допус­ка­ют­ся ника­кие демон­стра­ции, аре­сты, попыт­ки подо­рвать празд­но­ва­ние радост­но­го дня».

Но, добав­ля­ет Eurasianet, «соци­аль­ные сети пол­ны обсуж­де­ний тран­зи­та вла­сти и про­дол­жа­ю­ще­го­ся подав­ле­ния несо­глас­ных».

«ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ» БАНКОВ И ЭЛИТ

В бази­ру­ю­щем­ся в Вашинг­тоне интер­нет-изда­нии Diplomat ком­мен­ти­ру­ют ситу­а­цию в бан­ков­ском сек­то­ре Казах­ста­на, отме­чая, что в стране мож­но ожи­дать новую вол­ну сли­я­ний. Как счи­та­ет Diplomat, «важ­но отсле­жи­вать изме­не­ния в наи­бо­лее актив­ном финан­со­вом сек­то­ре Цен­траль­ной Азии. Взле­ты и паде­ния неко­то­рых бан­ков так­же могут отра­жать судь­бу элит, кото­рые их кон­тро­ли­ру­ют».

2 мая Казах­стан­ская фон­до­вая бир­жа опуб­ли­ко­ва­ла заяв­ле­ние Tengri Bank, AsiaCredit Bank и Capital Bank, соглас­но кото­ро­му эти три финан­со­вых инсти­ту­та на сов­мест­ном собра­нии акци­о­не­ров 31 мая при­мут реше­ние об усло­ви­ях сли­я­ния, что может создать «ново­го финан­со­во­го игро­ка в стране». Так­же, сооб­ща­ет Diplomat, в кон­це про­шло­го меся­ца «Цесна­банк», один из круп­ней­ших бан­ков стра­ны, изме­нил свое назва­ние на First Heartland Jusan Bank (FHJB), а его основ­ные акци­о­не­ры смог­ли про­дать часть сво­их паке­тов акций, что ста­ло еще одним «потря­се­ни­ем» для бан­ков­ско­го сек­то­ра стра­ны.

Взле­ты и паде­ния неко­то­рых бан­ков могут отра­жать судь­бу элит, кото­рые их кон­тро­ли­ру­ют

Тengri Bank рань­ше назы­вал­ся PNB Kazakhstan и был дочер­ней ком­па­ни­ей индий­ско­го Punjab National Bank, кото­рый вла­дел 84-про­цент­ной долей бан­ка. В сере­дине 2015 года PNB про­дал часть акций, и сей­час ему при­над­ле­жит око­ло 41 про­цен­та. Еще с 2017 года идут раз­го­во­ры о воз­мож­ном сли­я­нии Tengri Bank и Capital, но пер­во­на­чаль­ный план про­ва­лил­ся.

Как утвер­жда­ет Diplomat, «ана­ли­ти­ки назы­ва­ют Tengri Bank кар­ман­ным бан­ком печаль­но извест­ной семьи Куа­ны­ше­вых», о кото­рой «мно­го пишут бри­тан­ские таб­ло­и­ды и прес­са, рас­сле­ду­ю­щая финан­со­вые пре­ступ­ле­ния». Жена биз­не­сме­на Тиму­ра Куа­ны­ше­ва Аль­фия, по инфор­ма­ции изда­ния, «до сих пор вла­де­ет девя­тью про­цен­та­ми Tengri Bank», а его брат Дулат, «ранее нахо­див­ший­ся в Дели, сей­час слу­жит послом в Изра­и­ле».

AsiaCredit и Capital, про­дол­жа­ет Diplomat, «обслу­жи­ва­ли инте­ре­сы двух самых бога­тых биз­не­сме­нов Казах­ста­на – Нур­бо­ла Сул­та­на и Ориф­д­жа­на Шади­е­ва, кото­рые зани­ма­ют соот­вет­ствен­но 42-е и 31-е места в спис­ке Forbes бога­тей­ших пред­при­ни­ма­те­лей Казах­ста­на 2018 года».

FHJB (быв­ший «Цесна­банк») «упал со вто­ро­го на девя­тое место сре­ди казах­стан­ских бан­ков все­го за несколь­ко меся­цев», добав­ля­ет Diplomat. Семья Джак­сы­бе­ко­вых (Адиль­бе­ка Джак­сы­бе­ко­ва, до сен­тяб­ря 2018 года руко­во­див­ше­го аппа­ра­том пре­зи­ден­та и отправ­лен­но­го на пен­сию. – Ред.) «отка­за­лась от кон­тро­ля над бан­ком в сен­тяб­ре про­шло­го года». В сере­дине мая First Heartland Bank и FHJB «будут гото­вы к сли­я­нию, что поло­жит конец неопре­де­лен­но­сти, каса­ю­щей­ся их имен и вла­дель­цев», утвер­жда­ет Diplomat.

Меж­ду тем в круп­ней­шем бан­ке Казах­ста­на – Народ­ном бан­ке, кон­тро­ли­ру­ю­щем 35 про­цен­тов рын­ка, – так­же могут про­изой­ти изме­не­ния в чис­ле вла­дель­цев после того, как его мажо­ри­тар­ный акци­о­нер ALMEX Holding объ­явил, что готов про­дать акции за налич­ные, что­бы улуч­шить финан­со­вое поло­же­ние бан­ка. «Вла­дель­цы ALMEX Тимур Кули­ба­ев и его жена Дина­ра – дочь экс-пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва – явля­ют­ся самой бога­той семьей в Казах­стане», – отме­ча­ет Diplomat.

ФИНАНСОВЫЕ РИСКИ

В бази­ру­ю­щем­ся в Бер­лине жур­на­ле биз­нес-ново­стей Intellinews.com так­же ана­ли­зи­ру­ют ситу­а­цию в казах­стан­ском бан­ков­ском сек­то­ре.

«Опа­се­ния по пово­ду ново­го бан­ков­ско­го кри­зи­са в Казах­стане уси­ли­ва­ют­ся на фоне рас­ту­щих поли­ти­че­ских рис­ков в пред­две­рии досроч­ных пре­зи­дент­ских выбо­ров в июне, обре­ме­нен­но­го дол­га­ми бан­ков­ско­го сек­то­ра, недав­ней вол­ны деваль­ва­ций валю­ты и хро­ни­че­ски [высо­ко­го] уров­ня выда­чи непла­те­же­спо­соб­ных кре­ди­тов (NPL), кото­рые всё еще засо­ря­ют финан­со­вый сек­тор. Тем не менее экс­пер­ты счи­та­ют, что пол­но­мас­штаб­ный кри­зис мало­ве­ро­я­тен, и резуль­та­том теку­ще­го дав­ле­ния будет оче­ред­ной раунд сли­я­ний и лик­ви­да­ций», – пишет Intellinews.com о нынеш­нем поло­же­нии в бан­ков­ской сфе­ре Казах­ста­на.

Жур­нал так­же при­во­дит ряд «вызы­ва­ю­щих бес­по­кой­ство» пока­за­те­лей: с 1 янва­ря сово­куп­ные бан­ков­ские акти­вы сокра­ти­лись на 2,6 про­цен­та – до 24,6 трил­ли­о­на тен­ге (64,56 мил­ли­ар­да дол­ла­ров), сово­куп­ные кре­дит­ные порт­фе­ли умень­ши­лись на 5,3 про­цен­та – до 13,04 трил­ли­о­на тен­ге (34,2 мил­ли­ар­да дол­ла­ров), а про­сро­чен­ные кре­ди­ты уве­ли­чи­лись на 2,5 про­цен­та – до 2,24 трил­ли­о­на тен­ге (5,36 мил­ли­ар­да дол­ла­ров). Общая сум­ма депо­зи­тов так­же сокра­ти­лась на 5,2 про­цен­та за пер­вые два меся­ца года, соста­вив 17,6 трил­ли­о­на тен­ге (46,2 мил­ли­ар­да дол­ла­ров), при этом депо­зи­ты в ино­стран­ной валю­те сокра­ти­лись на 14,6 про­цен­та.

Наци­о­наль­ный банк Казах­ста­на так­же пре­тер­пел сокра­ще­ние сво­их чистых валют­ных резер­вов на 13 про­цен­тов – до 27 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров в пер­вом квар­та­ле 2019 года. Как пишет ресурс, «хотя это было обу­слов­ле­но в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни разо­вой госу­дар­ствен­ной покуп­кой евро­об­ли­га­ций, такое рез­кое паде­ние огра­ни­чи­ва­ет спо­соб­ность Нац­бан­ка защи­щать тен­ге от воз­мож­ной даль­ней­шей вола­тиль­но­сти обмен­но­го кур­са в пред­сто­я­щие меся­цы. А это, в свою оче­редь, может ока­зать боль­шее дав­ле­ние на бан­ки с высо­ким уров­нем задол­жен­но­сти в ино­стран­ной валю­те».

«Мно­гие наблю­да­те­ли не ожи­да­ют каких-либо серьез­ных заяв­ле­ний или новых собы­тий до пре­зи­дент­ских выбо­ров 9 июня, посколь­ку вла­сти захо­тят обес­пе­чить соци­аль­ную ста­биль­ность в пери­од и без того напря­жен­ной под­го­тов­ки к это­му собы­тию (в том чис­ле широ­ко­мас­штаб­ные про­те­сты и попыт­ки пра­ви­тель­ства огра­ни­чить доступ к Интер­не­ту). Одна­ко неко­то­рые обес­по­ко­е­ны тем, что после завер­ше­ния поли­ти­че­ско­го тран­зи­та послед­ствия могут вызвать новую вол­ну эко­но­ми­че­ских про­блем, будь то в резуль­та­те оче­ред­но­го раун­да деваль­ва­ций валю­ты или вол­ны банк­ротств», – пишет Intellinews.com.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»