20 C
Астана
29 мая, 2024
Image default

Казахстан в одном ряду с Эритреей и Северной Кореей

Пре­зи­дент Гер­ма­нии Йоахим Гаук встре­тил­ся в Жене­ве с пра­во­за­щит­ни­ком Евге­ни­ем Жовти­сом. Встре­ча про­шла в рам­ках 22‑й сес­сии Сове­та ООН по пра­вам чело­ве­ка. Нам уда­лось свя­зать­ся с Евге­ни­ем Алек­сан­дро­ви­чем по теле­фо­ну и задать ему вопросы.

 

Автор: Свет­ла­на ГАВРИЛЮК

- Поче­му пре­зи­дент Гер­ма­нии решил вдруг встре­тить­ся с правозащитниками?

 

- Гер­ма­ния сей­час явля­ет­ся чле­ном Сове­та ООН по пра­вам чело­ве­ка, и г‑н Гаук при­е­хал в Жене­ву высту­пить на откры­тии сес­сии. Он гово­рил, что «не быва­ет сна­ча­ла эко­но­ми­ки, а потом поли­ти­ки. То есть не быва­ет тако­го, что­бы людям сна­ча­ла дали эко­но­ми­че­ские пра­ва, а потом — поли­ти­че­ские. Оба этих поня­тия идти долж­ны рука об руку». Он так­же гово­рил, что не суще­ству­ет раз­ных куль­тур­ных осо­бен­но­стей и тра­ди­ций в плане при­зна­ния фун­да­мен­таль­ны­ми прав и сво­бод чело­ве­ка. То есть в прин­ци­пе, он озву­чил все то, о чем я и мно­гие пра­во­за­щит­ни­ки все­го мира все это вре­мя говорим.

Если гово­рить о закры­том меро­при­я­тии с г‑ном Гау­ком, то оно дли­лась боль­ше часа. Со сто­ро­ны гер­ман­ско­го пра­ви­тель­ства во встре­че при­ни­ма­ли уча­стие пре­зи­дент, упол­но­мо­чен­ный по пра­вам чело­ве­ка от гер­ман­ско­го МИДа, два госу­дар­ствен­ных сек­ре­та­ря и еще ряд сотруд­ни­ков и помощников.

- Кто кро­ме Вас был на встре­че и о чем шел разговор?

 

- Были пред­ста­ви­те­ли таких госу­дарств, как Эритрея (пра­во­за­щит­ни­ца из этой стра­ны в дан­ный момент вынуж­де­на нахо­дить­ся в эми­гра­ции в Лон­доне), Север­ная Корея (пред­ста­ви­тель кото­рой бежал из этой стра­ны и сей­час про­жи­ва­ет на Запа­де). Пра­во­за­щит­ни­ки из Шри-Лан­ки и Туни­са. Вооб­ще ком­па­ния собра­лась свое­об­раз­ная: три стра­ны, пред­став­ля­ю­щие Азию, две — Африку.

Одни дели­лись лич­ным опы­том, дру­гие гово­ри­ли об общей ситу­а­ции в их стра­нах. Конеч­но, то, что рас­ска­за­ли пред­ста­ви­те­ли Эритреи и Север­ной Кореи, ни в какие рам­ки не укла­ды­ва­ет­ся. Это совер­шен­ней­шая жуть. Там тво­рят с людь­ми все, что хотят. Самое насто­я­щее средневековье.

- Встре­ча про­хо­ди­ла в фор­ме дискуссии?

 

- Нет, пре­зи­дент Гер­ма­нии очень вни­ма­тель­но нас слу­шал, оце­ни­вал. Судя по его про­шло­му, а он родил­ся и вырос в Восточ­ной Гер­ма­нии, г‑н Гаук доста­точ­но хоро­шо пони­ма­ет, что такое жить в усло­ви­ях несво­бо­ды или отно­си­тель­ной сво­бо­ды. Ситу­а­ции в стра­нах с тота­ли­тар­ны­ми режи­ма­ми ему доста­точ­но хоро­шо понят­ны. Но он инте­ре­со­вал­ся, какие пер­спек­ти­вы есть по раз­ви­тию демо­кра­тии в этих странах.

- Дей­стви­тель­но, ком­па­ния подо­бра­лась инте­рес­ная. Поче­му Казах­стан попал в один спи­сок с эти­ми странами?

 

- Мне труд­но отве­тить на этот вопрос. Во всех этих стра­нах ситу­а­ция с пра­ва­ми чело­ве­ка, мяг­ко гово­ря, остав­ля­ет желать луч­ше­го. Это стра­ны с жест­ки­ми тота­ли­тар­ны­ми режи­ма­ми. Казах­стан в эту ком­па­нию попал, види­мо, как стра­на, отно­ся­ща­я­ся к Ази­ат­ско­му реги­о­ну. Ведь тот же Тунис все-таки выхо­дит сей­час из кри­зи­са, по край­ней мере, есть пред­по­сыл­ки. Поэто­му нель­зя ска­зать что-то более определенное.

- Может ли эта встре­ча как-то повли­ять на ситу­а­цию внут­ри Казахстана?

 

- Я гово­рил о том, какие тен­ден­ции идут имен­но в послед­ние годы. Что нали­цо абсо­лют­ный откат к тота­ли­та­риз­му и у обще­ствен­но­сти стра­ны при­сут­ству­ет оза­бо­чен­ность по это­му пово­ду. Пре­зи­дент Гер­ма­нии — это не канц­лер, но все рав­но фигу­ра очень вли­я­тель­ная. Это все капель­ки, кото­рые фор­ми­ру­ют меж­ду­на­род­ную поли­ти­ку, и, может, она повли­я­ет на поли­ти­ку в Казах­стане в пози­тив­ном смыс­ле, осо­бен­но с уче­том эко­но­ми­че­ских интересов.

- Пла­ни­ру­е­те ли Вы еще с кем-то встречи?

 

- Мы и в Жене­ве, и в Брюс­се­ле очень актив­но встре­ча­ем­ся с пред­ста­ви­те­ля­ми Евро­пар­ла­мен­та и пред­ста­ви­те­ля­ми струк­ту­ры ООН, а так­же с отдель­ны­ми депу­та­та­ми, мис­си­я­ми, поли­ти­че­ски­ми и непра­ви­тель­ствен­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, кото­рые бази­ру­ют­ся в Брюс­се­ле. То есть идет очень интен­сив­ная рабо­та. В день по семь-восемь встреч про­хо­дит. Все зна­ют о делах Коз­ло­ва, Курам­ши­на, о закры­тии неза­ви­си­мых СМИ. Мы пыта­ем­ся инфор­ми­ро­вать людей и в то же вре­мя понять, как Евро­па может помочь демо­кра­ти­че­ским про­цес­сам в Казах­стане. В общем, идет такой про­цесс обме­на мне­ни­я­ми, попыт­ки каким-то обра­зом пере­ло­мить ситу­а­цию. Инте­рес­но, как будет реа­ги­ро­вать на нашу инфор­ма­цию Евро­па в рам­ках гото­вя­ще­го­ся согла­ше­ния о парт­нер­стве меж­ду ЕС и Казахстаном?

Ори­ги­нал статьи: 

Казах­стан в одном ряду с Эритре­ей и Север­ной Кореей

архивные статьи по теме

Как Маке «отмазывал» друга Нуреке

Тайны ЖУСАН Банка: В чьих интересах действует государство? Оразалы ЕРЖАНОВ – ГИПЕРБОРЕЙ №364

Editor

Кого слушает «слушающая» власть: граждан или тех, кого она боится?

Editor