17 C
Астана
15 июля, 2024
Image default

Казахстанскому космосу очень нужны деньги

“Пра­ви­тель­ствен­ный час” в мажи­ли­се с пред­се­да­те­лем Наци­о­наль­но­го кос­ми­че­ско­го агент­ства сме­ло мож­но назвать одним из самых “живых”. Тал­гат Муса­ба­ев, извест­ный сво­ей эмо­ци­о­наль­но­стью, как мини­мум оправ­дал ожи­да­ния жур­на­ли­стов: стоя без мало­го два часа на пар­ла­мент­ской три­буне, он, как и все­гда в сво­их выступ­ле­ни­ях, очень живо рас­ска­зы­вал депу­та­там о раз­ви­тии кос­ми­че­ской отрас­ли, актив­но жести­ку­ли­ро­вал и порой не заду­мы­вал­ся о “пар­ла­мент­ских выражениях”.

 

Автор: Тимур ВАЛИЕВ

 

Кро­ме того, гость без малей­шей замин­ки при­зна­вал­ся, что на кое-какие вопро­сы он уже устал отве­чать. К при­ме­ру, на вопрос о том, когда же в кос­мос поле­тит тре­тий казах­стан­ский космонавт.

- Я уже на всех, где толь­ко мож­но… толь­ко на пере­крест­ках не гово­рил, — не сдер­жав вздо­ха, ска­зал гла­ва НКА, услы­шав этот вопрос, но все-таки в оче­ред­ной раз начал разъ­яс­нять, поче­му казах­стан­ским кос­мо­нав­там “вход во все­лен­ную” пока закрыт.

По сло­вам г‑на Муса­ба­е­ва, ситу­а­ция до баналь­но­го про­ста. Меж­ду­на­род­ная кос­ми­че­ская стан­ция “Мир” — про­ект меж­ду­на­род­ный, в кото­ром участ­ву­ют (не толь­ко доку­мен­таль­но, но, и это глав­ное, финан­со­во) такие стра­ны, как Рос­сия, США, Япо­ния, Кана­да, прак­ти­че­ски вся Евро­па. Они вкла­ды­ва­ют в этот про­ект мил­ли­ар­ды дол­ла­ров. И, соот­вет­ствен­но, как непо­сред­ствен­ные участ­ни­ки про­ек­та име­ют при­о­ри­тет­ное пра­во для поле­тов в кос­мос. Прав­да, у Казах­ста­на был шанс попасть на МКС, но мы его упустили.

- В 2009 году была уни­каль­ная воз­мож­ность — запу­стить наше­го зем­ля­ка. Два чело­ве­ка мы под­го­то­ви­ли по общей кос­ми­че­ской про­грам­ме, кото­рая почти два года дли­лась, затра­че­ны день­ги. Нам Гене­раль­ная про­ку­ра­ту­ра напи­са­ла, что мы рас­тра­ти­ли день­ги, — доба­вил г‑н Муса­ба­ев с усмеш­кой. — Мы гото­ви­ли спе­ци­а­ли­стов, оста­лось вклю­чить в состав эки­па­жа. Год были пере­го­во­ры, это очень слож­ный про­цесс, вот такой кон­тракт был (рука­ми гла­ва НКА пока­зал тол­щи­ну тал­му­да — весь­ма вну­ши­тель­ную) под­го­тов­лен и под­пи­сан уже. И мной, и руко­во­ди­те­лем Рос­кос­мо­са о поле­те наше­го спе­ци­а­ли­ста. Я при­е­хал с этим доку­мен­том сюда, на сле­ду­ю­щий день у нас состо­я­лась Рес­пуб­ли­кан­ская бюд­жет­ная комис­сия, кото­рая все это поста­ви­ла на свое место. Ясно, да? Денег нет.

В кос­мо­се без финан­сов нельзя

Вопрос о день­гах для Каз­ко­с­мо­са, по сути, стал уже рито­ри­че­ским. Понят­но, что осво­е­ние кос­ми­че­ско­го про­стран­ства — дело весь­ма неде­ше­вое и финан­си­ро­вать по оста­точ­но­му прин­ци­пу его, конеч­но же, нель­зя. Про­ще тогда и вовсе не пытать­ся вый­ти за пре­де­лы зем­ной орби­ты. Депу­та­тов этот вопрос тоже заин­те­ре­со­вал, прав­да, несколь­ко с иной сто­ро­ны — когда вло­же­ния в кос­мос нач­нут при­но­сить при­быль. Да и где вооб­ще част­ные инве­сти­ции. Г‑н Муса­ба­ев обма­ны­вать депу­та­тов не стал, фак­ти­че­ски пря­мо заявив: без госу­дар­ствен­ных вло­же­ний отрасль не обойдется.

- Если брать совре­мен­ные высо­ко­раз­ви­тые кос­ми­че­ские госу­дар­ства, кото­рые зани­ма­ют­ся этой дея­тель­но­стью более 60 лет, еще раз повто­ряю, опыт созда­ния всех совре­мен­ных высо­ко­раз­ви­тых кос­ми­че­ских госу­дарств, высо­ко­раз­ви­тых кос­ми­че­ских отрас­лей — все эти отрас­ли созда­ва­лись толь­ко на бюд­жет­ные день­ги, при­чем огром­ные бюд­жет­ные день­ги, огром­ные, — напом­нил он. — Сей­час, по про­ше­ствии мно­гих деся­ти­ле­тий, это все­гда объ­ек­тив­ный про­цесс, пере­хо­дят люди и созда­ют­ся ком­па­нии част­но­го поряд­ка. Это пра­виль­ный и объ­ек­тив­ный про­цесс, для того что­бы не про­сто про­едать бюд­жет­ные день­ги в огром­ном коли­че­стве, а еще созда­вать кос­ми­че­ские систе­мы сего­дня уже, кото­рые поз­во­лят полу­чать при­быль, добав­лен­ную сто­и­мость. И это могут себе поз­во­лить толь­ко высо­ко­раз­ви­тые тех­но­ло­ги­че­ские стра­ны. И то вот эти все бас­ни, кото­рые пишет сего­дня меж­ду­на­род­ная прес­са, в Интер­не­те, что част­ная ком­па­ния созда­ла ракет­но-кос­ми­че­ский ком­плекс на свои день­ги, — это не совсем так. Это лукав­ство. Там, да, есть част­ный капи­тал, но мы зна­ем точ­но, что там идут боль­шие дота­ции госу­дар­ства, в эти част­ные ком­па­нии. Пото­му что там пони­ма­ют, ввер­ху сидят в пра­ви­тель­стве, что сама част­ная ком­па­ния ну не вытя­нет нико­гда в жиз­ни, даже если будет очень хоро­шо тру­дить­ся. Пото­му что там огром­ные вли­ва­ния, и люди пони­ма­ют, кто быст­рее осво­ит кос­ми­че­ское про­стран­ство, тот будет все­гда впе­ре­ди. Все­гда, во всем, и на зем­ле в том чис­ле, есте­ствен­но. Поэто­му такой эйфо­рии и заблуж­де­ний не долж­но быть.

Конеч­но, отри­цать тот факт, что кос­ми­че­ская отрасль может и при­быль давать, гла­ва Каз­ко­с­мо­са не стал. Наобо­рот, заве­рил, что и казах­стан­ские кос­ми­че­ские про­ек­ты, хоть их и не слиш­ком мно­го, опре­де­лен­ный доход уже при­но­сят. В част­но­сти, речь идет о про­ек­те “Систе­ма дистан­ци­он­но­го зон­ди­ро­ва­ния зем­ли”, в рам­ках кото­ро­го уже заклю­чен дого­вор с фран­цуз­ски­ми ком­па­ни­я­ми о покуп­ке сним­ков, полу­чен­ных при помо­щи этой систе­мы. Оку­па­е­мой долж­на стать и систе­ма высо­ко­точ­ной спут­ни­ко­вой нави­га­ции, и, конеч­но, спут­ни­ки “Каз­Сат”. Прав­да, в насто­я­щее вре­мя рабо­та­ю­щий на орби­те “КазСат‑2” исполь­зу­ет­ся, по сло­вам г‑на Муса­ба­е­ва, лишь на 46%, но при­быль тем не менее уже при­но­сит. Но пока оте­че­ствен­ным спут­ни­ком поль­зу­ют­ся лишь те казах­стан­ские струк­ту­ры, кото­рым необ­хо­ди­ма своя инфор­ма­ци­он­ная независимость.

Поче­му воз­мож­но­стя­ми спут­ни­ка не вос­поль­зо­ва­лись назем­ные част­ные опе­ра­то­ры, Тал­гат Муса­ба­ев объ­яс­нил в сво­ей мане­ре — доход­чи­во и образно.

- Вы виде­ли “КазСат‑1”. Что такое “КазСат‑1”? Это такой же спут­ник теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ный, он сло­мал­ся. И вот это вот послед­ствия, поче­му все наши опе­ра­то­ры назем­ные… куда им девать­ся? Они все пере­шли на ино­стран­ные спут­ни­ки. Кста­ти, тари­фы там гораз­до выше, чем у нас. Но там же сидят умные мене­дже­ры, хит­рые мене­дже­ры, кото­рые съе­ли зубы уже на этом. Они уже 60 лет экс­плу­а­ти­ру­ют дан­ную тех­ни­ку. И они наших опе­ра­то­ров быст­рень­ко пере­ма­ни­ли. При­чем как зама­ни­ли — мы вам скид­ки сде­ла­ем на тари­фы, но вы у нас на 5 лет впе­ред сде­ла­е­те кон­тракт. Вот они попа­ли в каба­лу. Поэто­му они сего­дня уже хотят уйти к нам, у нас тари­фы ниже, совер­шен­но офи­ци­аль­но гово­рю, но они не могут уйти, пото­му что они уже куп­ле­ны с потро­ха­ми. Пони­ма­е­те, да? Вот и все, — рас­ска­зал он, и вновь не удер­жал­ся от заме­ча­ний в адрес “созда­те­лей” пер­во­го казах­стан­ско­го спут­ни­ка: — Два спут­ни­ка долж­но быть. Пото­му что “КазСат‑1” был один, он… фью­ить. И что? И все ушли на Запад. А если бы у нас был “КазСат‑2” вовре­мя, то все бы пере­шли на “КазСат‑2”. Ясно, да? Это назы­ва­ет­ся функ­ци­о­наль­ное резер­ви­ро­ва­ние. То есть без резер­ва нель­зя вооб­ще рабо­тать. Это был про­сто такой шаг… отча­ян­но­сти… я не знаю. И люди, кото­рые зака­зы­ва­ли “КазСат‑1”, они тоже, кста­ти, ниче­го не пони­ма­ли в этом. Ну как может под­пи­сы­вать кон­трак­ты и под­го­тав­ли­вать рабо­ту по зака­зу спут­ни­ка тако­го серьез­ней­ше­го фир­ма, кото­рая назы­ва­ет­ся НИФ? Что такое НИФ? Это бух­гал­те­ра сидят там. Это… как он… науч­но-инно­ва­ци­он­ный фонд? Ну, бух­гал­те­ра там. Что они пони­ма­ют в кос­мо­се? Я же не пой­ду к ним на сче­тах счи­тать. А они могут спут­ни­ки зака­зы­вать. Вот вам зака­за­ли. А у кого зака­за­ли? Ну хотя бы зна­ли, у кого зака­зы­вать. При­шли бы, спро­си­ли, я же тогда еще в Рос­сии был в отря­де кос­мо­нав­тов. Зака­за­ли у той фир­мы, кото­рая нико­гда спут­ни­ки не дела­ла. Ну это вооб­ще был пара­докс! Тот, кто не пони­ма­ет ниче­го, зака­зал у тех, кто нико­гда не делал. Вот и полу­чи­ли “КазСат‑1”.

Депу­та­тов инте­ре­су­ет Байконур

Заме­тим, что про спут­ни­ки гла­ву НКА депу­та­ты осо­бо не спра­ши­ва­ли. Но без люби­мой темы — о казах­стан­ском кос­мо­дро­ме и ста­ту­се горо­да Бай­ко­ну­ра не обо­шлось. Мажи­лис­ме­ны в оче­ред­ной раз оза­да­чи­лись вопро­сом, зачем Казах­ста­ну на кос­мо­дро­ме Рос­сия и не пора ли пере­смот­реть эти отношения.

Тал­гат Муса­ба­ев при­знал­ся: от хозяй­ствен­но-быто­вых вопро­сов горо­да Бай­ко­ну­ра он уже и сам устал и дав­но хочет зани­мать­ся непо­сред­ствен­но сво­ей дея­тель­но­стью — раз­ви­ти­ем кос­ми­че­ской отрас­ли стра­ны, а не решать вопро­сы дет­ских садов, род­до­мов и про­чее. И поде­лил­ся с депу­та­та­ми сво­ей радо­стью: с плеч Каз­ко­с­мо­са этот соци­аль­ный груз сни­ма­ет­ся и зани­мать­ся эти­ми дела­ми будет меж­пра­ви­тель­ствен­ная комис­сия, воз­глав­ля­е­мая дву­мя вице-пре­мье­ра­ми — Казах­ста­на и России.

- Все вопро­сы, кото­рые ко мне сте­ка­лись, как к пред­се­да­те­лю, вот пишут, что пен­сия не такая. А что я могу сде­лать? Я пишу в МТСЗН, пишу в МООС, пишу туда, а они там: “А, этот, а что он нам, кто он нам”. А вот если ему отту­да (ука­зав паль­цем вверх) по баш­ке дадут — он тогда ска­жет: “Надо делать”. Вот сей­час вице-пре­мье­ры будут зани­мать­ся этим делом. С нашей сто­ро­ны Келим­бе­тов утвер­жден, с рос­сий­ской — Шува­лов, вот это будет правильно.

Что же каса­ет­ся согла­ше­ния, то, по сло­вам г‑на Муса­ба­е­ва, тогда, еще в 1994 году, арен­да кос­мо­дро­ма была един­ствен­но пра­виль­ным реше­ни­ем, ина­че уни­каль­ный ком­плекс пре­вра­тил­ся бы в памят­ник бес­хо­зяй­ствен­но­сти. Но сего­дня ситу­а­ция меняется.

- Сего­дня гла­ва госу­дар­ства поста­вил зада­чу нам и обго­во­рил этот вопрос уже с Пути­ным, когда дого­во­ри­лись про­ра­бо­тать вопрос о раз­ра­бот­ке ново­го все­объ­ем­лю­ще­го согла­ше­ния по ком­плек­су Бай­ко­нур, кото­рое может под­ра­зу­ме­вать под собой отход от аренд­ных отно­ше­ний, — ска­зал гла­ва НКА. — То есть мы не гово­рим, что сра­зу мы арен­ду пре­кра­ща­ем, это невоз­мож­но одним махом сде­лать. Это будет… беда будет. А вот частич­но, поэтап­но. Это пер­вый этап, это по “Зени­ту”. Это фак­ти­че­ски пра­вый фланг кос­мо­дро­ма Бай­ко­нур, это фак­ти­че­ски сам по себе уже кос­мо­дром, отдель­ный. В дру­гих стра­нах даже тако­го нет. Вот если мы выве­дем из арен­ды это пра­вое кры­ло и вой­дем туда уже как пол­но­прав­ные участ­ни­ки, это огром­ный шаг впе­ред Рес­пуб­ли­ки Казах­стан. И как раз таким обра­зом и про­ра­ба­ты­ва­ет­ся еще и вопрос, я знаю, отхо­да от аренд­ных отно­ше­ний по горо­ду Бай­ко­ну­ру. Где может быть взя­то под юрис­дик­цию Рес­пуб­ли­ки Казах­стан. И руко­вод­ство это­го горо­да, воз­мож­но, будет пере­да­но под юрис­дик­цию рес­пуб­ли­ки. Это сей­час все в ста­дии проработки.

Еще один вопрос — о коли­че­стве спе­ци­а­ли­стов в отрас­ли и финан­со­вой потреб­но­сти — вызвал у г‑на Муса­ба­е­ва откро­вен­ную иро­нию. В ответ на вопрос депу­та­та Гали­ны Бай­ма­ха­но­вой о том, сколь­ко ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов рабо­та­ет в ведом­стве, гла­ва НКА решил “поху­ли­га­нить”.

- Когда Папан­до­пу­ло (герой филь­ма “Сва­дьба в Мали­нов­ке”) спро­си­ли, како­ва чис­лен­ность бан­ды, он ска­зал: “Вот что, я такой дурак, каж­до­му рас­ска­жу, что у нас 22 пуле­ме­та, 38 тача­нок и это все? Я дурак, что ли?” Поэто­му точ­ную циф­ру я вам нико­гда не назо­ву, вы долж­ны это пони­мать. Да это и не нуж­но. Доста­точ­ная на сего­дняш­ний день. И отрасль развивается.

…Что же каса­ет­ся нехват­ки денег, по сло­вам г‑на Муса­ба­е­ва, “тут вопрос ясен”: “Денег нико­гда не хва­та­ло и не будет. Более серьез­но — мы, по нашим рас­че­там, закла­ды­ва­ли толь­ко на заре созда­ния агент­ства и выхо­ди­ли с эти­ми циф­ра­ми в пра­ви­тель­ство. Наша потреб­ность при­бли­зи­тель­но для дина­мич­но­го роста отрас­ли, при­бли­зи­тель­но 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в год. Это очень малень­кая циф­ра по срав­не­нию с таки­ми госу­дар­ства­ми даже, как Израиль”.

View article:
Казах­стан­ско­му кос­мо­су очень нуж­ны деньги

архивные статьи по теме

ОСА ужалит дорожных полицейских

Поддержка против молчания и давления

Ссора Пекина с Литвой — предвестник новой эры зыбких отношений между Европой и Китаем?

Editor