-25 C
Астана
21 февраля, 2024
Image default

Казахстанское правосудие: борьба с коррупционерами или оппозиционерами?

Астана

В Казах­стане в рам­ках борь­бы с кор­руп­ци­ей вновь заго­во­ри­ли об экс­тра­ди­ции тех, кто скры­ва­ет­ся от пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов за рубе­жом. Одна­ко, отме­ча­ют экс­пер­ты, вопрос об экс­тра­ди­ции бег­ле­цов крайне неоднозначен. 

Сего­дня, по дан­ным Ура­ла Муха­меджа­но­ва, депу­та­та мажи­ли­са (ниж­ней пала­ты пар­ла­мен­та Казах­ста­на), за рубе­жом скры­ва­ет­ся уже более 1600 казах­стан­цев, кото­рых на родине подо­зре­ва­ют в мошен­ни­че­стве и кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ни­ях. По сло­вам Муха­меджа­но­ва, обыч­но из деся­ти разыс­ки­ва­е­мых уда­ет­ся обна­ру­жить лишь одно­го. “Эти кор­руп­ци­о­не­ры сей­час свы­со­ка смот­рят на нас, мол, “что вы теперь буде­те делать?” При­сво­ив досто­я­ние стра­ны, они спо­кой­но и без­за­бот­но про­жи­ва­ют на тёп­лых, уют­ных мор­ских побе­ре­жьях”, — утвер­жда­ет депутат.

Когда шей­хи луч­ше правосудия

По сло­вам депу­та­тов пар­ла­мен­та, бег­ле­цы от казах­стан­ско­го пра­во­су­дия пред­по­чи­та­ют скры­вать­ся в Объ­еди­нен­ных Араб­ских Эми­ра­тах, Таи­лан­де, на Маль­ди­вах, США и Вели­ко­бри­та­нии. Судя по все­му, чинов­ни­ки из мини­стер­ства финан­сов и депу­та­ты все­рьез заду­ма­лись над изме­не­ни­ем зако­но­да­тель­ства по вопро­сам про­ти­во­дей­ствия лега­ли­за­ции неза­кон­ных дохо­дов и рати­фи­ка­ции дого­во­ра с ОАЭ о выда­че преступников.

Сре­ди наи­бо­лее извест­ных разыс­ки­ва­е­мых спец­служ­ба­ми казах­стан­цев, чинов­ни­ки назы­ва­ют экс-гла­ву Агент­ства по ста­ти­сти­ке Анар Мешим­ба­е­ву, кото­рую обви­ня­ют в хище­нии более трех мил­ли­о­нов евро, выде­лен­ных на про­ве­де­ние Наци­о­наль­ной пере­пи­си насе­ле­ния. В самый раз­гар кор­руп­ци­он­но­го скан­да­ла, раз­ра­зив­ше­го­ся вокруг ста­та­гент­ства в 2009 году после про­ве­де­ния пере­пи­си, она неожи­дан­но уле­те­ла в Тур­цию и в Казах­стан более не воз­вра­ща­лась. 4 апре­ля теку­ще­го года заме­сти­тель ген­про­ку­ро­ра Иоган Мер­кель сооб­щил, что Мешим­ба­е­ва уже чет­вер­тый год про­жи­ва­ет в ОАЭ.

Боль­ше “но”, чем “за”

По дан­ным Интер­по­ла, все­го на тер­ри­то­рии ОАЭ от пра­во­су­дия скры­ва­ет­ся семь казах­стан­ских граж­дан. Но все­рьез ста­вить вопрос об их экс­тра­ди­ции мож­но будет лишь после того, как Аста­на и Абу-Даби рати­фи­ци­ру­ют соот­вет­ству­ю­щее дву­сто­рон­нее согла­ше­ние. Впро­чем, по сло­вам Иоган­на Мер­ке­ля, пред­ста­вив­ше­го депу­та­там для рати­фи­ка­ции про­ект согла­ше­ния, в доку­мен­те о выда­че подо­зре­ва­е­мых боль­ше “но”, чем “за”.

Напри­мер, выда­ча не допус­ка­ет­ся в слу­чае, если разыс­ки­ва­е­мый обви­ня­ет­ся в совер­ше­нии поли­ти­че­ских или воен­ных пре­ступ­ле­ний, а так­же, если есть повод пола­гать, что его пре­сле­ду­ют по рели­ги­оз­ным или этни­че­ским при­зна­кам, а так­же за поли­ти­че­ские убеж­де­ния. Ана­ло­гич­ные дого­во­ры Казах­стан уже заклю­чил с Кита­ем, Южной Коре­ей, Лит­вой, Мон­го­ли­ей и Турцией.

Бег­лые пре­ступ­ни­ки или поли­ти­че­ские оппоненты?

Gulzhan Ergalijewa - kazachische Oppositionelle, Redakteurin der Internet-Seite Guljan.org, 

Wer hat das Bild gemacht? Madia Torebajewa, Korrespondentin der russischen Redaktion DW

Wo wurde das Bild aufgenommen? Astana, Kazachstan

Гуль­жан Ергалиева

По сло­вам Иоган­на Мер­ке­ля, в насто­я­щее вре­мя ведут­ся пере­го­во­ры и со стра­на­ми ЕС. Но, отме­ча­ют экс­пер­ты от вла­сти, если в сфе­ре пра­во­во­го сотруд­ни­че­ства меж­ду Казах­ста­ном и стра­на­ми СНГ царит отно­си­тель­ное вза­и­мо­по­ни­ма­ние, то выда­ча бег­ле­цов из Евро­пы вызы­ва­ет нема­ло труд­но­стей. В част­но­сти, речь идет о поли­ти­че­ских про­тив­ни­ках нынеш­ней вла­сти, таких как быв­ший зять пре­зи­ден­та стра­ны Рахат Али­ев, экс-пре­мьер Аке­жан Каже­гель­дин и бан­кир Мух­тар Абля­зов, кото­ро­го подо­зре­ва­ют в хище­нии от 10 до 12 млн долларов.

Что каса­ет­ся оппо­нен­тов вла­сти, то они уве­ре­ны: в стра­нах ЕС пре­крас­но пони­ма­ют, что на самом деле пред­став­ля­ет собой пра­во­су­дие по-казах­стан­ски. Про­хо­див­шие в стране судеб­ные про­цес­сы по схо­жим обви­не­ни­ям не раз демон­стри­ро­ва­ли, что одни под­су­ди­мые полу­ча­ют дли­тель­ные сро­ки, дру­гие — не пред­став­ля­ю­щие угро­зы для вла­стей — отде­лы­ва­ют­ся лег­ким испугом.

Ярким тому при­ме­ром явля­ет­ся дело акти­ви­стов оппо­зи­ци­он­но­го дви­же­ния “Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на” Галым­жа­на Жаки­я­но­ва и Мух­та­ра Абля­зо­ва. В 2002 году их осу­ди­ли на семь лет лише­ния сво­бо­ды по обви­не­нию в кор­руп­ци­он­ной дея­тель­но­сти. В тот же пери­од про­хо­дил про­цесс по делу быв­ше­го гла­вы мини­стер­ства транс­пор­та и ком­му­ни­ка­ций Аблая Мыр­за­хме­то­ва, кото­ро­му финан­со­вая поли­ция инкри­ми­ни­ро­ва­ла хище­ние более 16 млн евро.

Экс-министр был при­го­во­рен Вер­хов­ным судом РК к пяти годам лише­ния сво­бо­ды услов­но. Ныне Мыр­за­хме­тов воз­глав­ля­ет Наци­о­наль­ную эко­но­ми­че­скую пала­ту “Ата­ме­кен”, а Абля­зов вынуж­ден скры­вать­ся в Вели­ко­бри­та­нии, где полу­чил ста­тус поли­ти­че­ско­го бежен­ца. Прав­да, 16 фев­ра­ля суд Лон­до­на выдал ордер на арест опаль­но­го казах­стан­ско­го оли­гар­ха, при­го­во­рив его к 22 меся­цам заклю­че­ния за несо­блю­де­ние пред­пи­са­ний суда.

В отно­ше­нии само­го пер­во­го бег­ле­ца из Казах­ста­на — быв­ше­го пре­мьер-мини­стра Аке­жа­на Каже­гель­ди­на. Финан­со­вая поли­ция стра­ны еще в 2001–2002 годах вме­ня­ла в вину про­тив­ни­ку нынеш­ней вла­сти в Астане пре­вы­ше­ние слу­жеб­ных пол­но­мо­чий, вымо­га­тель­ство и полу­че­ние взя­ток, раз­ме­ры кото­рых исчис­ля­лись в мил­ли­о­ны евро. В рядах бор­цов с режи­мом Назар­ба­е­ва ока­зал­ся и быв­ший министр по ЧС Вик­тор Хра­пу­нов, в насто­я­щее вре­мя вме­сте с семьей про­жи­ва­ю­щий в Швей­ца­рии. По дан­ным финан­со­вой поли­ции, Хра­пу­но­ва обви­ня­ют в зло­упо­треб­ле­нии долж­ност­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми, полу­че­нии взят­ки, лега­ли­за­ции денеж­ных средств, при­об­ре­тен­ных неза­кон­ным путем, при­сво­е­нии или рас­тра­те вве­рен­но­го чужо­го иму­ще­ства, созда­нии и руко­вод­стве орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пой, а так­же мошенничестве.

Вопрос об экс­тра­ди­ции людей, нахо­дя­щих­ся за пре­де­ла­ми стра­ны, крайне неод­но­зна­чен, счи­та­ет казах­стан­ский обще­ствен­ный дея­тель, член пре­зи­ди­у­ма пар­тии ОСДП “Азат” Гуль­жан Ерга­ли­е­ва. “На Запа­де суще­ству­ет пра­ви­ло: вино­вен — если дока­за­но, что кор­руп­ци­о­нер. А у нас такие про­цес­сы могут быть направ­ле­ны совсем в иное рус­ло. И их нель­зя под­во­дить под общие стан­дар­ты, посколь­ку в нашей стране борь­ба с кор­руп­ци­ей часто пре­вра­ща­ет­ся в поли­ти­че­скую борь­бу с теми, кто высту­па­ет про­тив дей­ству­ю­ще­го режи­ма”, — отме­ти­ла Гуль­жан Ергалиева.

Удаст­ся ли Астане убе­дить стра­ны ЕС экс­тра­ди­ро­вать поли­ти­че­ских оппо­нен­тов казах­стан­ско­го руко­вод­ства? Наш адрес: [email protected]


Источ­ник: www.dw.de,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Continue Reading:
Казах­стан­ское пра­во­су­дие: борь­ба с кор­руп­ци­о­не­ра­ми или оппозиционерами?

архивные статьи по теме

Беспорядки в Жанаозене: вынесены приговоры полицейским

16 граждан Киргизии погибли в результате ДТП в Казахстане

В Кызылорде один из четырех голосовал