9 C
Астана
16 октября, 2021
Image default

Казахстаном заинтересовался ФБР

Новость о том, что Феде­раль­ное Бюро Рас­сле­до­ва­ний будет бороть­ся с кор­руп­ци­ей в пост­со­вет­ских стра­нах не полу­чи­ла долж­но­го рас­про­стра­не­ния. Но реак­ция осве­дом­лен­ных была неод­но­знач­ной: одних она обра­до­ва­ла, а дру­гие вос­при­ня­ли ее в духе совет­ской про­па­ган­ды – мол, США опять лезут не в свое дело. Так сто­ит ли нам радо­вать­ся или, напро­тив, обви­нять Вашинг­тон в юри­ди­че­ской экспансии?

О юрисдикции

Начать сле­ду­ет с неболь­ших пояс­не­ний, так как о ФБР мно­гие зна­ют толь­ко из гол­ли­вуд­ских филь­мов. Итак, Феде­раль­ное Бюро Рас­сле­до­ва­ний – это одно­вре­мен­но пра­во­охра­ни­тель­ная струк­ту­ра наци­о­наль­но­го уров­ня и служ­ба внут­рен­ней раз­вед­ки. Оно явля­ет­ся состав­ной частью Мини­стер­ства юсти­ции и Раз­ве­ды­ва­тель­но­го сооб­ще­ства США, соот­вет­ствен­но, под­чи­ня­ясь Гене­раль­но­му про­ку­ро­ру и дирек­то­ру Наци­о­наль­ной раз­вед­ки (ЦРУ тоже он курирует).

Таким обра­зом, у Бюро огром­ный фронт рабо­ты, начи­ная с борь­бы с тер­ро­риз­мом и нар­ко­биз­не­сом и закан­чи­вая инфор­ма­ци­он­ны­ми тех­но­ло­ги­я­ми и контр­раз­вед­кой. Есть сре­ди это­го и борь­ба с транс­на­ци­о­наль­ной кор­руп­ци­ей. Осно­вой для рабо­ты в этом направ­ле­нию стал феде­раль­ный закон о борь­бе с кор­руп­ци­ей в меж­ду­на­род­ной дея­тель­но­сти (FCPA) от 1977 года. Он, кро­ме все­го про­че­го, запре­ща­ет под­куп ино­стран­ных долж­ност­ных лиц и фор­маль­но направ­лен про­тив ком­па­ний и граж­дан США, одна­ко фак­ти­че­ски име­ет экс­тер­ри­то­ри­аль­ное дей­ствие. При­ме­ром его дей­ствия слу­жит дело «Народ США про­тив Джейм­са Гиф­фе­на», более извест­но­го у нас как «Казахгейт». А вооб­ще, нор­мы это­го зако­на могут быть при­ме­не­ны к любой зару­беж­ной кор­по­ра­ции, заре­ги­стри­ро­ван­ной на аме­ри­кан­ской фон­до­вой бирже.

В ито­ге, прак­ти­че­ски любая сомни­тель­ная денеж­ная опе­ра­ция, про­из­ве­ден­ная на тер­ри­то­рии США, либо в ком­па­ни­ях (бан­ках, фир­мах и так далее), заре­ги­стри­ро­ван­ных там, лег­ко попа­да­ет под юрис­дик­цию ФБР. И это уже дает аген­там «эф-би-ай» «вле­зать в дела» (гово­ря язы­ком аме­ри­ка­но­фо­бов) любых ино­стран­ных госу­дарств, а точ­нее – в дела ино­стран­цев, кото­рые что-то неза­кон­ное дела­ли в Шта­тах. И это не обя­за­тель­но пря­мая «отмыв­ка» денег, какие-то финан­со­вые махи­на­ции или под­куп аме­ри­кан­ских долж­ност­ных лиц – заце­пить может даже покуп­ка недви­жи­мо­сти где-нибудь на Ман­хет­тене, если есть подо­зре­ния, что она при­об­ре­те­на на сред­ства, добы­тые не совсем закон­ным путем.

И еще нема­ло­важ­ная деталь. Анти­кор­руп­ци­он­ной дея­тель­но­стью в США зани­ма­ет­ся в основ­ном Отдел ФБР по борь­бе с кор­руп­ци­ей и защи­те граж­дан­ских прав. Это не слу­чай­ное соче­та­ние, так как вто­рое часто зави­сит от пер­во­го, осо­бен­но, если это каса­ет­ся стран с тота­ли­тар­ны­ми или дик­та­тор­ски­ми режимами.

Работа такая

Не сек­рет, что дея­тель­ность ФБР часто свя­за­на с поли­ти­кой (в том чис­ле и внеш­ней) Бело­го дома, за что Бюро неред­ко под­вер­га­ет­ся кри­ти­ке. Нема­ло поли­ти­ки было наме­ша­но в том же «Казахгей­те», о чем прак­ти­че­ски пря­мым тек­стом было ска­за­но в филь­ме «Сири­а­на» (запре­щен к пока­зу на тер­ри­то­рии нашей стра­ны). Но за послед­нее деся­ти­ле­тие борь­ба с меж­ду­на­род­ной кор­руп­ци­ей все более акту­а­ли­зи­ру­ет­ся. Мож­но это свя­зать с при­хо­дом к вла­сти демо­кра­тов, но, навер­ное, это лишь кос­вен­ный фак­тор – как мы отме­ча­ли преж­де, внеш­няя поли­ти­ка Вашинг­то­на не силь­но меня­ет­ся после сме­ны рес­пуб­ли­кан­цев на демо­кра­тов, или наоборот.

Само под­раз­де­ле­ние, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ще­е­ся на меж­ду­на­род­ной кор­руп­ции, состо­ит из спе­ци­а­ли­стов по раз­ным направ­ле­ни­ям, вклю­чая кибер­тех­но­ло­гии, экс­пер­тов по зару­беж­ным стра­нам (в нашем слу­чае, по Цен­траль­ной Азии или по быв­шим совет­ским рес­пуб­ли­кам) и так далее. Если при Оба­ме оно насчи­ты­ва­ло пол­то­ра десят­ка чело­век (к кон­цу его вто­ро­го сро­ка было уже 30), не счи­тая при­вле­чен­ных спе­ци­а­ли­стов и целой сети аген­тов, то в про­шлом году их было уже более полу­сот­ни. Кста­ти, в 2019–2020 года ФБР успеш­но «отра­бо­та­ло» Латин­скую Аме­ри­ку, вклю­чая Колум­бию, Бра­зи­лию и Эква­дор. Не будем судить об уровне кор­руп­ции в этих стра­нах, но в основ­ном аген­ты рабо­та­ли с пра­во­охра­ни­те­ля­ми этих стран. Как это будет выгля­деть с наши­ми про­ку­ро­ра­ми и анти­кор­руп­ци­он­щи­ка­ми, тот еще вопрос, но сам факт будет интересен.

И вот перед самым новым годом, уже в при­выч­ном по подоб­ным пуб­ли­ка­ци­ям The Wall Street Journal дает корот­кое сооб­ще­ние под назва­ни­ем «ФБР все чаще иссле­ду­ет кор­руп­цию за рубе­жом». В нем в боль­шей сте­пе­ни гово­рит­ся об упо­мя­ну­том опы­те борь­бы с кор­руп­ци­ей в Латин­ской Аме­ри­ке и отме­ча­ет­ся, что в 2021 году эта рабо­та рас­ши­рит­ся в сто­ро­ны стран быв­ше­го СССР и Восточ­ной Евро­пы. Все­го, по дан­ным изда­ния, «отра­бот­ка» идет в 75 странах.

Казахстан при делах?

Наша стра­на пока откры­то не назы­ва­ет­ся ни в мате­ри­а­лах газе­ты, ни в отче­тах ФБР, но учи­ты­вая закры­тость орга­ни­за­ции, мож­но быть уве­рен­ным, что Казах­стан вхо­дит в этот пере­чень стран. Более того, с опре­де­лен­ной долей веро­ят­но­сти мож­но ска­зать, что такая рабо­та уже про­во­дит­ся. Прав­да, сей­час она затруд­не­на пан­де­ми­ей, а аген­ты «эф-би-ай» пред­по­чи­та­ют рабо­тать «в поле», но есть мно­го дру­гих воз­мож­но­стей для полу­че­ния инфор­ма­ции и кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ни­ях, клеп­то­кра­тии и свя­зан­ных с ними нару­ше­ни­ях прав чело­ве­ка. Напри­мер, сотруд­ни­че­ство с НПО, отдель­ны­ми граж­да­на­ми и поли­ти­че­ски­ми диссидентами.

При этом, сле­ду­ет напом­нить, что не толь­ко ФБР в послед­нее вре­мя уде­ля­ет пост­со­вет­ским стра­нам боль­шое вни­ма­ние. Если гово­рить про США, то это дело нахо­дит­ся на кон­тро­ле у Госде­па и Кон­грес­са, куда осе­нью про­шло­го года с при­зы­вом бороть­ся с клеп­то­кра­ти­ей в Казах­стане и дру­гих стра­нах Цен­траль­ной Азии обра­ти­лись наши граж­дан­ские активисты.

Кро­ме упо­мя­ну­то­го в нача­ле зако­на FCPA есть и так назы­ва­е­мый Rule of Law Accountability Act of 2012, более извест­ный нам, как «Гло­баль­ный Акт Маг­нит­ско­го». Если пер­вый закон в боль­шей сте­пе­ни направ­лен про­тив круп­ных ком­па­ний и транс­на­ци­о­наль­ной кор­руп­ции, то «Акт Маг­нит­ско­го» рабо­та­ет в отно­ше­нии отдель­ных лич­но­стей – чинов­ни­ков, оли­гар­хов и сотруд­ни­ков пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов всех ран­гов, всех тех, кто нару­ша­ет пра­ва чело­ве­ка. Так же в этом направ­ле­нии уже рабо­та­ют соот­вет­ству­ю­щие струк­ту­ры Евро­пей­ско­го Сою­за и Вели­ко­бри­та­нии. Впро­чем, это лишь напо­ми­на­ние тем, кто может ока­зать­ся сре­ди подо­зре­ва­е­мых, а сего­дня мы гово­рим лишь о ФБР.

Кто фигуранты?

Итак, мы с вами выяс­ни­ли, что кор­руп­ци­он­ные дела, свя­зан­ные с ино­стран­ны­ми (для США) ком­па­ни­я­ми и отдель­ны­ми граж­да­на­ми вполне вхо­дят в пол­но­мо­чия Феде­раль­но­го Бюро Рас­сле­до­ва­ний. Мож­но поду­мать, что оно будет зани­мать­ся толь­ко резо­нанс­ны­ми дела­ми, а так­же под­клю­чать поли­ти­че­скую состав­ля­ю­щую. Одна­ко это заблуж­де­ние, постро­ен­ное на той же гол­ли­вуд­ской филь­мо­те­ке в жан­ре поли­ти­че­ско­го детек­ти­ва. На самом деле у аген­тов ФБР доволь­но рутин­ная дея­тель­ность со мно­же­ством ничем осо­бо не при­ме­ча­тель­ных «кли­ен­тов». Да и бюро­кра­тии там хватает.

Одна­ко, в послед­ние годы рабо­та по выяв­ле­нию кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ний, фак­тов отмы­ва­ния денег и клеп­то­кра­тии в раз­ных мас­шта­бах силь­но облег­чи­лась. Это­му спо­соб­ству­ют новые тех­но­ло­гии, упро­ще­ние досту­па к инфор­ма­ции о тран­зак­ци­ях (осо­бен­но, сомни­тель­ных), а так­же при­ня­тие ряда зако­нов и под­за­кон­ных актов в стра­нах Запа­да, кото­рые дают воз­мож­ность най­ти все нуж­ные дока­за­тель­ства, не выхо­дя из каби­не­та и не допра­ши­вая с при­стра­сти­ем како­го-нибудь подозреваемого.

Поэто­му наив­но было бы пола­гать, что кому-то из оте­че­ствен­ных кор­руп­ци­о­не­ров, засве­чен­ных в при­об­ре­те­нии недви­жи­мо­сти в Шта­тах или Евро­пе, не гово­ря уже о более серьез­ных кор­руп­ци­он­ных пре­ступ­ле­ни­ях, удаст­ся остать­ся неза­ме­чен­ны­ми. Впро­чем, «феде­ра­лы» могут ими не заин­те­ре­со­вать­ся, а вот попасть с дру­гой санк­ци­он­ный спи­сок Госде­па мож­но запро­сто. В этом, как пока­зы­ва­ет прак­ти­ка, могут помочь и про­стые граж­дане США или РК.

Но во всем этом нель­зя забы­вать и о дру­гом – о воз­мож­но­сти воз­вра­ще­ния капи­та­лов, полу­чен­ных кор­руп­ци­он­ным путем и выве­ден­ных на Запад. Здесь тоже суще­ству­ют раз­ные схе­мы, но мы опять при­ве­дем при­мер с «Казахгей­том», после рас­сле­до­ва­ния и судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства по кото­ро­му в Казах­стан были воз­вра­ще­ны десят­ки мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Прав­да, потом зна­чи­тель­ная часть из них вол­шеб­ным обра­зом ушла в раз­лич­ные струк­ту­ру, так или ина­че свя­зан­ные с Дари­гой Назар­ба­е­вой. Впро­чем, это уже пред­мет дру­го­го раз­го­во­ра. И дру­го­го рас­сле­до­ва­ния, кото­рое так­же может попасть в поле зре­ния ФБР. А может и не попасть…

Источ­ник: https://www.exclusive.kz/

архивные статьи по теме

Госслужба никогда не “выздоровеет”?

Нуртай Абыкаев подал в отставку. Что дальше?

Наши поросята уже выросли