5 C
Астана
12 апреля, 2024
Image default

Каждый чиновник рискует стать уголовником

Каж­дый чинов­ник из коман­ды пре­зи­ден­та Казах­ста­на дол­жен чет­ко пони­мать: его сда­дут в тот момент, когда это будет необ­хо­ди­мо и выгод­но Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву, заявил в интер­вью «К‑плюс» Вик­тор Храпунов.

Автор: Вик­тор ХРАПУНОВ

- Вик­тор Вяче­сла­во­вич, вы мно­го лет рабо­та­ли рядом с Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым. Може­те ли вы рас­ска­зать нам о нем как о лич­но­сти, более подроб­но? Напри­мер, сего­дня ситу­а­ция в Казах­стане напо­ми­на­ет собы­тия в СССР 50‑х годов, когда на окру­же­нии дик­та­то­ра скон­цен­три­ро­ва­лись все его стра­хи. Вам так не кажется?

- Я твер­до могу ска­зать, что Нур­сул­тан Назар­ба­ев, сего­дняш­ний пре­зи­дент Казах­ста­на, — очень осто­рож­ный чело­век. Види­мо, жизнь заста­ви­ла. Отдель­ные фак­ты его био­гра­фии застав­ля­ют так думать. Я бы ска­зал, что Нур­сул­тан Назар­ба­ев име­ет ярко выра­жен­ные два самых про­стых инстинк­та — само­со­хра­не­ние и раз­мно­же­ние. У него, как ни у кого дру­го­го, эти два инстинк­та ярко выра­же­ны. Само­со­хра­не­ние — это, види­мо, идет из глу­бо­ко­го дет­ства, когда при­хо­ди­лось выжи­вать. И когда по воле судь­бы, бла­го­да­ря Пол­то­ра­ни­ну, он стал сна­ча­ла сек­ре­та­рем обко­ма, потом вто­рым сек­ре­та­рем обко­ма пар­тии, а затем и сек­ре­та­рем Ком­пар­тии Казах­ста­на — это был неимо­вер­ный ска­чок по карьер­ной лест­ни­це. И он всем был обя­зан г‑ну Куна­е­ву Дин­му­ха­ме­ду Ахмедовичу.

Он это­го не скры­вал, гово­рил, что всем обя­зан это­му чело­ве­ку, кото­рый взял его за руку и повел, минуя мно­гие долж­но­сти карьер­но­го роста, кото­рые любой дру­гой чело­век обя­зан был прой­ти. Сек­ре­та­рем ЦК дол­жен был быть чело­век, кото­рый рабо­тал пер­вым сек­ре­та­рем област­но­го коми­те­та пар­тии, кото­рый про­шел сту­пе­ни руко­во­ди­те­лей отде­лов Цен­траль­но­го Коми­те­та пар­тии. И уже после это­го он мог стать сек­ре­та­рем Ком­пар­тии Казахстана.

Будучи еще мэром горо­да Алма­ты, мне при­хо­ди­лось встре­чать­ся с людь­ми, кото­рые нахо­ди­лись рядом с Куна­е­вым и виде­ли, когда появил­ся г‑н Назар­ба­ев в его обой­ме и каким он был в тот пери­од вре­ме­ни. Один из них мне ска­зал: «Гос­по­дин мэр, я вас про­шу… Я остал­ся один, кто видел все уни­же­ния Назар­ба­е­ва перед Куна­е­вым, образ­но гово­ря, я видел, как он лизал его ботин­ки. Не при­гла­шай­те меня на встре­чи с Назар­ба­е­вым. Всех, кто были сви­де­те­ля­ми уни­же­ний Назар­ба­е­ва по отно­ше­нию к сво­е­му патро­ну, уже нет. Остал­ся толь­ко я. Он меня уви­дит, узна­ет, и мне при­дет конец. Не при­гла­шай­те меня».

Поэто­му стра­хи, кото­рые обу­ре­ва­ют сего­дня г‑на Назар­ба­е­ва, име­ют очень глу­бо­кие корни.

- А чем закон­чи­лась исто­рия с этим чело­ве­ком, о кото­ром вы рассказали?

- Я его нико­гда не при­гла­шал на встре­чи с Назар­ба­е­вым, хотя по дол­гу служ­бы дол­жен был. Чест­но гово­ря, по-чело­ве­че­ски мне его было жал­ко. Не знаю, как на сего­дняш­ний день, но в про­шлом году он еще жил в Алма­ты. А сей­час связь у меня с ним поте­ря­лась, так что не знаю, жив или нет…

- А что вам вооб­ще извест­но еще о тех людях, кото­рые окру­жа­ли в свое вре­мя Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча на ран­нем эта­пе его карье­ры? Где они сейчас? 

- Даже если посмот­реть на неза­ви­си­мый пар­ла­мент Казах­ста­на 12 созы­ва, депу­та­том кото­ро­го я был, то это был дей­стви­тель­но неза­ви­си­мый пар­ла­мент, были депу­та­ты со сво­и­ми суж­де­ни­я­ми, с кон­крет­ным виде­ни­ем про­блем, путя­ми их реше­ния. Назар­ба­ев очень боял­ся это­го пар­ла­мен­та, и бла­го­да­ря и моей, в том чис­ле, помо­щи ему пар­ла­мент этот пре­кра­тил суще­ство­ва­ние, сло­жил полномочия.

Серик­бол­сын Абдиль­дин, быв­ший лидер Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Казах­ста­на, твер­до был убеж­ден в том, что Казах­стан дол­жен быть пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­кой, но это шло враз­рез с поли­ти­кой Назар­ба­е­ва, кото­рый доби­вал­ся пре­зи­дент­ской вла­сти. Мало того, что пре­зи­дент­ской вла­сти, но и вла­сти одно­го лиде­ра, нико­го не долж­но быть рядом. И те люди, кото­рые сто­я­ли рядом с ним… Тот же Серик­бол­сын Абдиль­дин — вы зна­е­те, где он на сего­дняш­ний день.

После это­го пар­ла­мент воз­гла­вил Марат Оспа­нов. Это тоже был весь­ма свое­об­раз­ный чело­век: со сво­им «я», со сво­и­ми твер­ды­ми убеж­де­ни­я­ми и мне­ни­ем. Он неожи­дан­но впал в кому и скончался.

Был прин­ци­пи­аль­ным и пред­се­да­тель сена­та Омир­бек Бай­гел­ди, кото­рый сме­ло выска­зы­вал свои суж­де­ния и в конеч­ном ито­ге ушел.

- Я бы не ска­зал, что это люди из ближ­не­го круга…

- Несколь­ко слов о Сызды­ке Аби­ше­ве, кото­рый создал, соб­ствен­но гово­ря, ту импе­рию, кото­рая поз­во­ли­ла Назар­ба­е­ву, пря­мо-таки по «Капи­та­лу» Марк­са, про­ве­сти первую ста­дию накоп­ле­ния капи­та­ла. Это то, что было укра­де­но у казах­стан­цев. Были созда­ны тор­го­вые дома г‑ном Аби­ше­вым, кото­рый по дешев­ке ску­пал у госу­дар­ствен­ных пред­при­я­тий валют­ную про­дук­цию, а про­да­вал за рубеж по рыноч­ным ценам. Раз­ни­ца осе­да­ла на мно­го­чис­лен­ных сче­тах, кото­рые откры­вал г‑н Аби­шев, я уве­рен, на имя Назар­ба­е­ва и на свое имя. И это поз­во­ли­ло Назар­ба­е­ву потом ска­зать, что никто не зна­ет, какие сче­та откры­вал Аби­шев и где эти день­ги нахо­дят­ся и хранятся.

Если посмот­реть доку­мен­ты «Казахгей­та», то там при­ве­де­ны кон­крет­ные циф­ры: более мил­ли­ар­да ста пяти мил­ли­о­нов дол­ла­ров из бюд­же­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан по отно­ше­нию к про­шед­ше­му, преды­ду­ще­му году было выве­де­но финан­со­вых ресур­сов бла­го­да­ря пре­ступ­ным схе­мам, кото­рые орга­ни­зо­вы­вал г‑н Абишев.

Но когда Аби­шев стал не нужен г‑ну Назар­ба­е­ву, про­изо­шла очень инте­рес­ная ситу­а­ция: Аби­шев тоже впал в кому. Вна­ча­ле его дер­жа­ли в Москве, не при­во­зи­ли в Казах­стан, и я не мог понять, поче­му. Я непло­хо знал Сызды­ка Жума­та­е­ви­ча, хотел поехать, про­ве­дать его, про­сил адрес в Москве, но мне так и не дали. Его при­вез­ли в Алма­ты перед самой смер­тью, где он и скон­чал­ся, его похо­ро­ни­ли на клад­би­ще Кенсай.

То есть страх Назар­ба­е­ва создал усло­вия, что­бы он изба­вил­ся от людей, кото­рые когда-то созда­ли усло­вия для при­ва­ти­за­ции по семей­но­му типу самых глав­ных объ­ек­тов Казахстана.

- Вы хоти­те ска­зать, что смерть Аби­ше­ва была не совсем случайной? 

- Я хотел бы ска­зать, что наш акса­кал ска­зал, что у Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва про­изо­шла дра­ка с Сызды­ком Аби­ше­вым, яко­бы Назар­ба­ев уда­рил Аби­ше­ва, тот уда­рил­ся голо­вой, даль­ше пошла про­це­ду­ра лече­ния и искус­ствен­ная кома. И в наро­де все о том гово­рят, что Сыздык Аби­шев умер не сво­ей смер­тью, а все было под­стро­е­но, что­бы убрать само­го глав­но­го сви­де­те­ля неза­кон­но­го обо­га­ще­ния Назарбаева.

(Види­мо, речь идет о заяв­ле­нии Кари­ша­ла Асан-Аты, кото­рый утвер­ждал, что во вре­мя отпус­ка летом 1997 года Назар­ба­ев при­гла­сил в Тур­цию и сво­е­го глав­но­го хозяй­ствен­ни­ка Сызды­ка Аби­ше­ва с семьей: «В один из дней пре­зи­дент вме­сте с Аби­ше­вым решил про­гу­лять­ся по дво­ру вил­лы. В ходе бесе­ды у них, види­мо, про­изо­шли раз­но­гла­сия, и пре­зи­дент неожи­дан­но с такой силой уда­рил собе­сед­ни­ка, что тот упал в пустой бас­сейн и раз­бил себе голо­ву». В коме Сыздык Аби­шев про­ле­жал один год и 17 дней - ред.)

- При­ва­ти­за­ция вооб­ще в стра­нах СНГ — чер­ная стра­ни­ца истории…

- А если посмот­реть на людей, кото­рые сто­я­ли в Гос­ко­ми­му­ще­стве, кото­рые обес­пе­чи­ва­ли при­ва­ти­за­цию? Ведь сего­дня из них прак­ти­че­ски нико­го не оста­лось. Глав­ную роль сыг­рал Сары­бай Кал­мур­за­ев, он тоже впал в кому и скон­чал­ся. Раха­нов Мак­суд­бек, кото­рый зани­мал­ся про­да­жей… Кал­мур­за­ев гото­вил к про­да­же объ­ек­ты, пере­да­вал в Гос­ком­при­ват, а Мак­суд­бек про­да­вал все эти объ­ек­ты. Его осво­бо­ди­ли от всех долж­но­стей, я не знаю, где он сего­дня нахо­дит­ся и чем занимается.

А тот, кто кон­крет­но про­во­дил тен­дер­ные комис­сии, был их руко­во­ди­те­лем и обес­пе­чи­вал того или ино­го пре­тен­ден­та — Дубер­ман, был такой чело­век в Гос­ком­при­ва­те (заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Госу­дар­ствен­но­го коми­те­та по при­ва­ти­за­ции Юзеф Дубер­ман — ред.), кото­рый знал под­но­гот­ную всех при­ва­ти­за­ци­он­ных про­цес­сов, — был объ­яв­лен в меж­ду­на­род­ный розыск…

Люди, кото­рые были кон­крет­ны­ми сви­де­те­ля­ми неза­кон­но­го обо­га­ще­ния Назар­ба­е­ва, и его страх, что это все может вскрыть­ся, и появят­ся доку­мен­ты об этих тен­де­рах и про­ве­ден­ных про­цес­сах при­ва­ти­за­ции… Он поста­рал­ся все это зачи­стить, дабы не было воз­мож­но­сти у кого-то обви­нить Назар­ба­е­ва в неза­кон­ном обогащении.

Нур­ка­ди­лов Заман­бек, кото­рый являл­ся сви­де­те­лем неза­кон­ной при­ва­ти­за­ции чле­на­ми семьи объ­ек­тов в Алма­ты… Я был пер­вым заме­сти­те­лем у Нур­ка­ди­ло­ва и был сви­де­те­лем этих про­цес­сов, кото­рые про­ис­хо­ди­ли в горо­де. Сар­сен­ба­ев, кото­рый стал сви­де­те­лем при­ва­ти­за­ции теле­ви­де­ния и средств мас­со­вой инфор­ма­ции, тоже ушел в мир иной, вме­сте с Заман­бе­ком Нуркадиловым.

То есть страх Назар­ба­е­ва не дает ему покоя, и он при­ни­ма­ет самые реши­тель­ные меры по уни­что­же­нию тех людей, кото­рые явля­лись и явля­ют­ся сви­де­те­ля­ми его неза­кон­но­го обо­га­ще­ния. Мы видим, что мно­го людей уже постра­да­ли из-за стра­ха Назар­ба­е­ва, и я уве­рен в том, что постра­да­ют и в буду­щем те люди, кото­рые пря­мо или кос­вен­но вла­де­ют сек­ре­та­ми неза­кон­ных дей­ствий пре­зи­ден­та Назарбаева.

- А как выстра­и­ва­лись лич­ные отно­ше­ния Нур­сул­та­на Аби­ше­ви­ча Назар­ба­е­ва с его окру­же­ни­ем, от кото­ро­го зави­сит на самом деле раз­ви­тие стра­ны, поли­ти­че­ские тра­ди­ции? По како­му прин­ци­пу отби­ра­лись люди в окру­же­нии Назарбаева?

- Когда Казах­стан толь­ко стал неза­ви­си­мым и само­сто­я­тель­ным, тогда отбор шел еще по прин­ци­пу про­фес­си­о­на­лиз­ма. В пра­ви­тель­стве, в кото­ром мне посчаст­ли­ви­лось быть, со мной рядом рабо­та­ли люди, кото­рые про­шли путь, напри­мер, от шах­те­ра до руко­во­ди­те­ля. Они не пона­слыш­ке зна­ли, что такое про­из­вод­ство. Это были насто­я­щие про­из­вод­ствен­ни­ки, они зна­ли, как выта­щить ту или иную отрасль. А сей­час я могу, может быть, впер­вые озву­чить тот факт, что в ту непро­стую ситу­а­цию отрас­ли попа­ли искус­ствен­но бла­го­да­ря поли­ти­ке Назар­ба­е­ва, кото­рый вер­шил в Казах­стане хаос, и чем было хуже, тем было луч­ше для него.

- Напри­мер?

- Было при­ня­то бес­пре­це­дент­ное реше­ние уни­что­жить все сов­хо­зы и кол­хо­зы. Я ска­жу вам откро­вен­но: мы зна­ли, что такое кол­хо­зы и сов­хо­зы. Кол­хоз — это кол­лек­тив­ное хозяй­ство, сов­хоз — соци­а­ли­сти­че­ское хозяй­ство. Сов­хоз заду­мы­вал­ся для того, что­бы селяне рабо­та­ли как в горо­де, по 8 часов в день, что­бы люди име­ли вре­мя на отдых и так далее. Но коль в сов­хо­зах все было госу­дар­ствен­ное, то прак­ти­че­ски все сов­хо­зы были убы­точ­ны­ми. Кол­хо­зы же были, наобо­рот, как пра­ви­ло, при­быль­ны­ми. Мы еще пом­ним, как в пери­од под­ве­де­ния ито­гов за финан­со­вый год пере­до­вые кол­хоз­ни­ки полу­ча­ли по 18—20 тысяч руб­лей. Это был огром­ный сти­мул в рабо­те кол­лек­тив­но­го хозяйства.

Но нуж­но было раз­ру­шить и это. Я пом­ню, как Вера Сухо­ру­ко­ва, будучи заме­сти­те­лем аки­ма Восточ­но-Казах­стан­ской обла­сти, раз­ру­ша­ла послед­ние коров­ни­ки, раз­го­ня­ла все ста­да по част­ным дво­рам колхозников.

То есть целые отрас­ли народ­но­го хозяй­ства вали­ли с ног, что­бы в хао­се начать дей­ство­вать. Я твер­до убеж­ден, что яко­бы кри­зи­сы в отрас­лях были созда­ны искусственно.

Могу под­твер­дить. Медь как про­да­ва­лась за гра­ни­цу, так и про­да­ва­лась, цинк как про­да­вал­ся, так и про­да­вал­ся, золо­то как про­да­ва­лось, так и про­дол­жа­ло про­да­вать­ся. Металл «Кар­ме­та» как про­да­вал­ся, так и про­да­вал­ся. Но все это через соот­вет­ству­ю­щую струк­ту­ру, создан­ную при Мини­стер­стве внеш­них эко­но­ми­че­ских свя­зей, ста­ло обре­тать ново­го хозя­и­на. И валю­та, полу­ча­е­мая за про­да­жу этих про­дук­тов, это­го това­ра, осе­да­ла в кар­ма­нах гла­вы госу­дар­ства и близ­ких к нему людей.

- Я пра­виль­но пони­маю, систе­ма под­бо­ра кад­ров изменилась?

- В тот момент вре­ме­ни, когда нуж­ны были про­фес­си­о­на­лы, когда нуж­ны были рефор­мы, при­гла­ша­лись спе­ци­а­ли­сты со спе­ци­фи­че­ски­ми дело­вы­ми каче­ства­ми. Нача­ла эта систе­ма дей­ство­вать в пра­ви­тель­стве Тере­щен­ко, он был постав­лен пре­мьер-мини­стром после Кара­ма­но­ва для того, что­бы создать усло­вия для неза­кон­но­го обо­га­ще­ния г‑на Назарбаева.

Тогда была при­ня­та поли­ти­ка интер­вен­ции това­ров народ­но­го потреб­ле­ния на рын­ки Казах­ста­на за счет кре­ди­тов и гран­тов миро­во­го сооб­ще­ства, кото­рые полу­ча­ло пра­ви­тель­ство Казах­ста­на, а уже по ука­за­нию Назар­ба­е­ва эти кре­дит­ные ресур­сы раз­да­ва­лись близ­ким к нему людям. И про­ис­хо­дил, дей­стви­тель­но, про­цесс накоп­ле­ния капи­та­лов за счет этих гран­тов и кре­ди­тов. А затем ста­ло понят­но, что Тере­щен­ко вла­де­ет все­ми вопро­са­ми — кто, как, кому, когда, сколь­ко и по чьей коман­де раз­дал этих кре­ди­тов, став­ших потом невоз­врат­ны­ми, и Тере­щен­ко ока­зал­ся не нужен Назар­ба­е­ву. Он его сроч­но меня­ет на Кажегельдина.

Кста­ти, каж­дый пре­мьер-министр, назна­ча­е­мый пре­зи­ден­том, сра­зу писал заяв­ле­ние о том, что он про­сит осво­бо­дить его от долж­но­сти по соб­ствен­но­му жела­нию, без ука­за­ния даты. Об этом ска­зал сам Каже­гель­дин. И, навер­ное, без это­го заяв­ле­ния пре­зи­дент его бы не назна­чил премьером.

- Так по како­му прин­ци­пу шел отбор?

- Самым глав­ным прин­ци­пом в этот момент ста­ла услуж­ли­вость пре­зи­ден­ту, кто как скло­нял­ся перед Назар­ба­е­вым — тому так и раз­да­ва­лись долж­но­сти. И что полу­ча­лось? Сто­и­ло пре­мьер-мини­стру несколь­ко раз выска­зать свое мне­ние по тому или ино­му вопро­су, как про­тив него орга­ни­зо­вы­вал­ся ряд кон­крет­ных меро­при­я­тий, кото­рые в даль­ней­шем поз­во­ли­ли Назар­ба­е­ву осво­бо­дить место для рабо­ты сле­ду­ю­ще­му пре­мьер-мини­стру. То же самое про­ис­хо­ди­ло и с назна­че­ни­ем на долж­но­сти мини­стров, глав коми­те­тов, депар­та­мен­тов, аки­мов обла­стей, от кого зави­се­ла при­ва­ти­за­ция и земель­ная рефор­ма Рес­пуб­ли­ки Казахстан.

То есть г‑н Назар­ба­ев начал под­би­рать людей угод­ли­вых, кото­рые будут бес­пре­ко­слов­но выпол­нять все его пору­че­ния. Пре­зи­дент осво­бо­дил Каже­гель­ди­на по лич­но­му его заяв­ле­нию, и побла­го­да­рил за вели­ко­леп­ную рабо­ту, и награ­дил орденом…

Сле­ду­ю­щий пре­мьер-министр Бал­гин­ба­ев не бли­стал орга­ни­за­тор­ски­ми спо­соб­но­стя­ми, посто­ян­но бегал к пре­зи­ден­ту, ни одно­го вопро­са не решал само­сто­я­тель­но. Такая систе­ма была раз­ра­бо­та­на пре­зи­ден­том — еди­но­лич­ный лидер, толь­ко он решал все вопро­сы, а осталь­ные долж­ны были, так ска­зать, уго­ждать пре­зи­ден­ту. В про­тив­ном слу­чае чело­век лишал­ся сво­е­го кресла.

Пом­ню, как после несколь­ких обра­ще­ний к пре­мьер-мини­стру я не полу­чил под­держ­ки и вынуж­ден был пой­ти к пре­зи­ден­ту и ска­зать: «Если пре­мьер-министр не реша­ет вопро­сы, вхо­дя­щие в его ком­пе­тен­цию, тогда, г‑н пре­зи­дент, возь­ми­те пря­мое пре­зи­дент­ское прав­ле­ние на себя — и рефор­мы все пой­дут быст­рее. И вы буде­те в кур­се всех собы­тий». Он очень заин­те­ре­со­вал­ся: «Как ты видишь пря­мое пре­зи­дент­ское прав­ле­ние?» На что я ска­зал, что необ­хо­ди­мо сде­лать для того, что­бы он стал пря­мым пре­зи­ден­том, кото­рый управ­ля­ет стра­ной, как, пред­по­ло­жим, пре­зи­дент США. Схе­ма, види­мо, не понра­ви­лась, ведь про­ще обви­нять пре­мьер-мини­стров во всех грехах.

Кста­ти, когда очень гром­ко пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны Швей­ца­рии заяви­ли о появ­ле­нии тако­го дела, как «Казахгейт», то — есте­ствен­но, по реко­мен­да­ции адво­ка­тов Назар­ба­е­ва — он тут же изба­вил­ся от пре­мье­ра Бал­гин­ба­е­ва, посколь­ку тот был пол­но­стью завя­зан на «Казахгей­те», он при­вел Гиф­фе­на, и все дела они вер­ши­ли вдвоем.

(Джеймс Гиф­фен, аме­ри­кан­ский биз­нес­мен и быв­ший совет­ник пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Казах­стан Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Аме­ри­кан­ские про­ку­ро­ры обви­ня­ли Гиф­фе­на в даче взят­ки Назар­ба­е­ву и Нур­ла­ну Бал­гим­ба­е­ву, быв­ше­му пре­мьер-мини­стру Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, в целях обес­пе­че­ния кон­трак­тов на нефть Тен­гиз­ско­го место­рож­де­ния для запад­ных ком­па­ний в 1990‑х годах — ред.)

- То есть вы хоти­те ска­зать, что Назар­ба­ев выдви­гал людей, кото­рые пол­но­стью соот­вет­ство­ва­ли его взгля­дам и инте­ре­сам, и лег­ко сда­вал, избав­лял­ся от них, если ситу­а­ция менялась?

- Да, сто­и­ло толь­ко подуть како­му-то ветер­ку само­во­лия, как он тут же рас­прав­лял­ся с эти­ми людь­ми и отправ­лял их в небы­тие. Как толь­ко появил­ся «Казахгейт», Бал­гин­ба­ев тут же был отправ­лен в отстав­ку. А из трех мини­стерств по рефор­ме созда­ли одно мини­стер­ство. Меня назна­чи­ли мини­стром этих трех объ­еди­нен­ных мини­стерств. Меня при­гла­сил пре­зи­дент и ска­зал: «Бал­гин­ба­ев ухо­дит в «Казах ойл», ты посмот­ри и создай ему мак­си­маль­но невы­но­си­мые усло­вия». Руко­во­ди­те­лем груп­пы, кото­рая созда­ва­ла «Казах ойл», был пер­вый вице-пре­мьер Ахмет­жан Еси­мов. Он при­гла­сил меня к себе и ска­зал: «В «Казах ойл» пере­дай мини­мум, все осталь­ное оставь в министерстве».

И когда мы, более 25 чело­век, собра­лись в каби­не­те у Еси­мо­ва и ста­ли гово­рить о «Казах ойл», высту­пал быв­ший пре­мьер-министр и све­же­ис­пе­чен­ный руко­во­ди­тель «Казах ойл» Бал­гин­ба­ев и при­вел пере­чень все­го, что необ­хо­ди­мо ему пере­дать, я как министр не согла­сил­ся. Высту­пил и ска­зал, что необ­хо­ди­мо эти объ­ек­ты оста­вить в мини­стер­стве, в ином слу­чае мини­стер­ство будет не нуж­но. Еси­мов меня под­дер­жал. И Бал­гин­ба­ев ска­зал: как хоти­те посту­пай­те, може­те при­нять пред­ло­же­ние министра.

То есть в дан­ной ситу­а­ции г‑н Назар­ба­ев взял на воору­же­ние поли­ти­ку «раз­де­ляй и власт­вуй». Бал­гин­ба­е­ву он ска­зал одно, мне — дру­гое, пото­му что не ясно было, чем закон­чит­ся «Казахгейт». Необ­хо­дим был какой-то «запас­ной аэро­дром» для того, что­бы все­гда мож­но было пере­ве­сти стрел­ки. На кого? На Балгинбаева.

- Я пони­маю, напри­мер, поче­му Назар­ба­ев мог опа­сать­ся амби­ций Каже­гель­ди­на. Но вы сей­час рас­ска­за­ли о людях дале­ко не из пер­во­го эше­ло­на дей­стви­тель­но серьез­ных поли­ти­ков. Неуже­ли он опа­са­ет­ся даже таких? 

- Я бы ска­зал, что Назар­ба­ев — совет­ский чело­век. Он вышел из той систе­мы. И эта пороч­ная систе­ма, сло­жив­ша­я­ся при соци­а­лиз­ме — валить все на преды­ду­ще­го, — была вос­при­ня­та Назар­ба­е­вым как номер один, он ее про­па­ган­ди­ро­вал и поощ­рял. Я при­ве­ду при­мер. Нур­ка­ди­лов дол­гое вре­мя, вопре­ки двум пер­вым сек­ре­та­рям обко­ма пар­тии, оста­вал­ся в долж­но­сти пред­се­да­те­ля гор­ис­пол­ко­ма Алма­ты. И когда пер­вый сек­ре­тарь обко­ма гово­рил, что ему оста­лось рабо­тать все­го три дня, он про­дол­жал рабо­тать, и уже тот пер­вый сек­ре­тарь обко­ма, кото­рый ска­зал, что пред­се­да­те­лю гор­ис­пол­ко­ма оста­лось три дня, ушел, а Нур­ка­ди­лов все еще рабо­тал — бла­го­да­ря тому, что его назна­чил Куна­ев. И он его отста­и­вал несмот­ря ни на что, пото­му что он был став­лен­ник Кунаева.

А здесь — совер­шен­но иная ситу­а­ция. Я вспо­ми­наю Пав­ло­дар­скую область, я вспо­ми­наю Севе­ро-Казах­стан­скую область, Кок­че­тав­скую область, я вспо­ми­наю ряд реги­о­нов — ту же Ман­ги­ста­ускую область, где назна­чал­ся губер­на­то­ром чело­век, и ему дава­лась коман­да нако­пать на преды­ду­ще­го аки­ма нега­тив и отдать его президенту.

- Но для чего?

- Как Назар­ба­ев ска­зал при выне­се­нии сро­ка Нур­ка­ди­ло­ву: «Была бы ста­тья, а чело­век все­гда най­дет­ся». К при­ме­ру, при­шел Шал­бай Кул­ма­ха­нов в город Алма­ты после извест­но­го скан­да­ла Нур­ка­ди­ло­ва с Назар­ба­е­вым и полу­чил зада­ние набрать ком­про­мат на Заман­бе­ка. Меня назна­чи­ли на долж­ность вме­сто Кул­ма­ха­но­ва. Мне Назар­ба­ев дал коман­ду набрать ком­про­мат на него.

Про­шел месяц рабо­ты, зво­нит мне Назар­ба­ев: «Ну как, набрал на сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка?» Я отве­тил, что слиш­ком мно­го рабо­ты, мне нужен еще один месяц. Ров­но через месяц Назар­ба­ев сно­ва зво­нит: «Ну как?» На тре­тий месяц пере­дыш­ки я напро­сил­ся на при­ем к Назар­ба­е­ву, при­шел и ска­зал: «У вас есть спец­служ­бы, про­шу, пусть они зани­ма­ют­ся, я не могу соби­рать ком­про­ме­ти­ру­ю­щий мате­ри­ал». Он встал, похло­пал меня по пле­чу: «Дру­го­го я от тебя и не ожи­дал. Молодец».

Но когда назна­чил на мое место г‑на Тас­ма­гам­бе­то­ва, он дал ему пору­че­ние набрать ком­про­ме­ти­ру­ю­щий мате­ри­ал на меня. Я об этом узнал, когда после назна­че­ния Тас­ма­гам­бе­то­ва на долж­ность аки­ма Алма­ты мы лете­ли в само­ле­те с пре­зи­ден­том на восток, где он дол­жен был пред­ста­вить меня аки­мом Восточ­но-Казах­стан­ской обла­сти. Ко мне под­сел руко­во­ди­тель одно­го из под­раз­де­ле­ний и ска­зал, что пре­зи­дент дал пору­че­ние Тас­ма­гам­бе­то­ву набрать на меня ком­про­мат. Я отве­тил, что, мол, пусть наби­ра­ет. Я был уве­рен, что у меня ника­ких гряз­ных дел нет. Все было в соот­вет­ствии с зако­ном, поэто­му был спо­ко­ен и уве­рен в том, что ника­ко­го ком­про­ма­та Иман­га­ли Тас­ма­гам­бе­тов на меня не набе­рет. Но я ошиб­ся. Он набрал, и Назар­ба­ев в даль­ней­шем исполь­зо­вал его про­тив меня.

- Ком­про­мат дей­стви­тель­но работает?

- Посмот­ри­те 1998 год, коль мы затро­ну­ли г‑на Каже­гель­ди­на. Он был отправ­лен в отстав­ку по лич­но­му заяв­ле­нию, полу­чил орден и при­зна­ние и бла­го­дар­ность от пре­зи­ден­та за то, что он слав­но пора­бо­тал на оте­че­ство. Но когда Каже­гель­дин создал свою пар­тию, заре­ги­стри­ро­вал ее устав и ска­зал, что будет выдви­гать­ся в пре­зи­ден­ты, Назар­ба­ев тут же дал пору­че­ние Коми­те­ту наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, и тот ком­про­мат, кото­рый был собран на него, начал дей­ство­вать. Но вме­шал­ся г‑н Абы­ка­ев. Он Каже­гель­ди­на завел с чер­но­го хода к пре­зи­ден­ту, и тот оста­вил ему заяв­ле­ние о том, что бла­го­да­рит его за сов­мест­ную дея­тель­ность и нико­гда не будет бал­ло­ти­ро­вать­ся как кан­ди­дат в пре­зи­ден­ты Казах­ста­на. Бла­го­да­ря это­му заяв­ле­нию Каже­гель­дин поки­нул побе­ди­те­лем, так ска­зать, Акорду.

Но через несколь­ко дней он все-таки объ­яв­ля­ет себя кан­ди­да­том в пре­зи­ден­ты. И, есте­ствен­но, он тут же стал пре­ступ­ни­ком по отно­ше­нию к Казах­ста­ну, точ­нее — к пре­зи­ден­ту Казах­ста­на. В даль­ней­шем он был при­знан пре­ступ­ни­ком, уго­лов­ни­ком, осуж­ден, полу­чил срок — 10 лет.

То есть схе­ма «раз­де­ляй и власт­вуй» дей­ство­ва­ла и дей­ству­ет до сих пор. И каж­дый дол­жен пони­мать, что Назар­ба­ев сдаст любо­го из чле­нов сво­ей коман­ды тогда, когда это будет ему необ­хо­ди­мо или выгодно.

Запи­сал Алек­сей ТИХОНОВ

Ори­ги­нал статьи: 

Каж­дый чинов­ник рис­ку­ет стать уголовником

архивные статьи по теме

Кабы я был депутатом – разогнал бы сенат…

Великобритания заморозила активы трех британских компаний, помогавших РФ обходить санкции

Editor

Аскар Молдашев нашелся в… суде