fbpx

«Каждый “пилит” свой бюджет». Есть ли будущее у «Назарбаевского старта»?

Неод­но­крат­ный пере­нос сро­ков реа­ли­за­ции, сме­ны типа ракет-носи­те­лей, уве­ли­че­ние бюд­же­та, невы­пол­нен­ные обе­ща­ния — всё это сопро­вож­да­ет пла­ны Казах­ста­на и Рос­сии постро­ить сов­мест­ный ракет­но-кос­ми­че­ский ком­плекс на кос­мо­дро­ме Бай­ко­нур, арен­ду­е­мом Моск­вой.

Исто­рия оста­ю­ще­го­ся на бума­ге про­ек­та, кото­рый до сен­тяб­ря это­го года назы­вал­ся «Бай­те­рек», а затем по ини­ци­а­ти­ве пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пути­на был пере­име­но­ван в «Назар­ба­ев­ский старт» — с согла­сия быв­ше­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, — насчи­ты­ва­ет 15 лет.

— Насколь­ко вооб­ще Рос­сия искрен­на в сво­их наме­ре­ни­ях сотруд­ни­чать с Казах­ста­ном в кос­ми­че­ской сфе­ре? Мне кажет­ся, что этот про­ект — некий спо­соб вро­де как пома­нить Казах­стан, дер­жать его на корот­ком повод­ке, пери­о­ди­че­ски ему что-то обе­щать, но тол­ком ниче­го не давая вза­мен, что­бы Казах­стан не ушел от Рос­сии, — гово­рит Азатты­ку рос­сий­ский экс­перт по кос­мо­нав­ти­ке Вадим Лука­ше­вич.

Изна­чаль­но ком­плекс заду­мы­вал­ся под рос­сий­скую раке­ту-носи­тель «Анга­ра» с кис­ло­род­но-керо­си­но­вы­ми дви­га­те­ля­ми (это пер­вая тяже­лая раке­та, раз­ра­бо­тан­ная в Рос­сии после рас­па­да СССР), кото­рая при­зва­на была заме­нить «Про­то­ны», исполь­зу­ю­щие ток­сич­ное топ­ли­во геп­тил. Казах­стан, как изна­чаль­но заяв­ля­лось, дол­жен был вло­жить в модер­ни­за­цию стар­то­вой пло­щад­ки 245 мил­ли­о­нов дол­ла­ров, а Рос­сия в про­из­вод­ство раке­ты — 500 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. В 2014 году после испы­та­ний «Анга­ры» на рос­сий­ском кос­мо­дро­ме Пле­сецк раке­ту реши­ли дора­бо­тать.

Одно­вре­мен­но рос­сий­ская сто­ро­на нача­ла стро­ить стар­то­вую пло­щад­ку под эту раке­ту на кос­мо­дро­ме Восточ­ный в Амур­ской обла­сти. Сто­ро­ны дого­во­ри­лись про­дол­жить сов­мест­ный про­ект на базе раке­ты-носи­те­ля «Зенит», кото­рая соби­ра­лась в Укра­ине. Но в 2014 году ком­плек­ту­ю­щие «Зени­та» ста­ли недо­ступ­ны­ми для Рос­сии — после аннек­сии Кры­ма и под­держ­ки Моск­вой вою­ю­щих с пра­ви­тель­ствен­ны­ми вой­ска­ми Кие­ва сепа­ра­ти­стов в Восточ­ной Укра­ине. Рос­сий­ская сто­ро­на вновь пред­ло­жи­ла «Анга­ру», в после­ду­ю­щем изме­нив ее на раке­ту «Сун­кар», а затем на «Союз‑5». Спу­стя 15 лет с момен­та объ­яв­ле­ния про­ек­та Казах­стан еще не при­сту­пил к стро­и­тель­ству ком­плек­са, а Рос­сия по-преж­не­му толь­ко раз­ра­ба­ты­ва­ет раке­ту-носи­тель под него.

Запуск произведенной в Украине ракеты «Зенит» с Байконура в июле 2011 года.
Запуск про­из­ве­ден­ной в Укра­ине раке­ты «Зенит» с Бай­ко­ну­ра в июле 2011 года.

По мне­нию Вади­ма Лука­ше­ви­ча, «сто­ро­ны не заин­те­ре­со­ва­ны в прак­ти­че­ской реа­ли­за­ции про­ек­та и он носит боль­ше декла­ра­тив­ный харак­тер».

— Есть некий про­ект, в рам­ках кото­ро­го рабо­чие груп­пы с обе­их сто­рон встре­ча­ют­ся, что-то обсуж­да­ют и утвер­жда­ют, пери­о­ди­че­ски пере­но­сят сро­ки. Про­ис­хо­дит вяло­те­ку­щая орга­ни­за­ци­он­но-бумаж­ная рабо­та, кото­рая не выли­ва­ет­ся ни во что кон­крет­ное. Это поз­во­ля­ет двум сто­ро­нам делать день­ги на этой теме, помо­гая друг дру­гу в этом про­цес­се. То есть каж­дый «пилит» свой бюд­жет, и это устра­и­ва­ет всех, кто задей­ство­ван в этом про­ек­те, — счи­та­ет Вадим Лука­ше­вич.

ЦЕНА ВОПРОСА

В 2005 году Казах­стан и Рос­сия созда­ли сов­мест­ное пред­при­я­тие «Бай­те­рек» для реа­ли­за­ции про­ек­та. Казах­стан­ская сто­ро­на в том же году выде­ли­ла это­му пред­при­я­тию бюд­жет­ный кре­дит на 223 мил­ли­о­на дол­ла­ров на 19 лет по став­ке 0,5 про­цен­та с пяти­лет­ним льгот­ным сро­ком пога­ше­ния.

Из этих средств при­мер­но 80 мил­ли­о­нов дол­ла­ров были затра­че­ны на раз­ра­бот­ку тех­ни­ко-эко­но­ми­че­ско­го обос­но­ва­ния и дру­гих про­ект­ных доку­мен­тов для стро­и­тель­ства, сооб­щил в 2015 году Тал­гат Муса­ба­ев, воз­глав­ляв­ший в то вре­мя аэро­кос­ми­че­ский коми­тет мини­стер­ства по инве­сти­ци­ям и раз­ви­тию. До это­го, в 2012 году, Муса­ба­ев гово­рил, что бюд­жет про­ек­та вырос до 1,64 мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

Транспортировка ракеты «Союз-ФГ» на стартовую площадку на Байконуре. Кызылординская область, 23 сентября 2019 года.
Транс­пор­ти­ров­ка раке­ты «Союз-ФГ» на стар­то­вую пло­щад­ку на Бай­ко­ну­ре. Кызы­лор­дин­ская область, 23 сен­тяб­ря 2019 года.

В 2018 году Казах­стан в рам­ках про­ек­та вывел из рос­сий­ской арен­ды объ­ек­ты ракет­но­го ком­плек­са «Зенит» на Бай­ко­ну­ре. На содер­жа­ние этих объ­ек­тов в про­шлом году стра­на напра­ви­ла из бюд­же­та более 1,2 мил­ли­ар­да тен­ге (более трех мил­ли­о­нов дол­ла­ров по нынеш­не­му обмен­но­му кур­су).

На рекон­струк­цию инфра­струк­ту­ры казах­стан­ская сто­ро­на, как сооб­щил Азатты­ку гене­раль­ный дирек­тор пред­при­я­тия «Бай­те­рек» Куат Муста­фи­нов, пла­ни­ру­ет затра­тить в общей слож­но­сти 283 мил­ли­о­на дол­ла­ров. В «Бай­те­ре­ке» гово­рят, что на конец сен­тяб­ря это­го года завер­ше­ны рабо­ты по раз­ра­бот­ке тех­ни­ко-эко­но­ми­че­ско­го обос­но­ва­ния про­ек­та; полу­че­ны поло­жи­тель­ные заклю­че­ния отрас­ле­вой, эко­ло­ги­че­ской и ком­плекс­ной вне­ве­дом­ствен­ной экс­пер­тиз. В насто­я­щее вре­мя мате­ри­а­лы ТЭО про­хо­дят эко­но­ми­че­скую экс­пер­ти­зу.

СОСТОИТСЯ ЛИ ПУСК?

Пер­вый пуск с «Назар­ба­ев­ско­го стар­та» обе­ща­ют в 2023 году (ранее в пла­нах зна­чил­ся 2022 год). Одна­ко экс­пер­ты смот­рят на эти пла­ны со скеп­си­сом.

— Сей­час казах­стан­ской сто­роне при­дет­ся в рам­ках про­ек­та пере­де­лы­вать стар­то­вый ком­плекс «Зени­та» под еще не создан­ный «Союз», поте­ряв тем самым воз­мож­ность запус­кать «Зени­ты». Казах­ста­ну, если исхо­дить из его реаль­ных инте­ре­сов, нуж­но, преж­де все­го, научить­ся рабо­тать с тем, что уже созда­но, исполь­зо­вать то, что уже лета­ет, не втя­ги­ва­ясь в дол­го­игра­ю­щие про­ек­ты с боль­ши­ми затра­та­ми, — гово­рит Нур­лан Асел­кан, глав­ный редак­тор казах­стан­ско­го жур­на­ла «Кос­ми­че­ские иссле­до­ва­ния и тех­но­ло­гии».

Рос­сий­ский экс­перт Лука­ше­вич счи­та­ет про­ект бес­пер­спек­тив­ным и пола­га­ет, что Нур-Сул­та­ну не сле­ду­ет «завя­зы­вать­ся» на Москве.

Вадим Лукашевич, эксперт в области авиации и космонавтики, кандидат технических наук.
Вадим Лука­ше­вич, экс­перт в обла­сти авиа­ции и кос­мо­нав­ти­ки, кан­ди­дат тех­ни­че­ских наук.

— Рано или позд­но Рос­сия с Бай­ко­ну­ра уйдет, поэто­му Казах­ста­ну раз­ви­вать кос­мо­дром или делать про­ек­ты, как напри­мер этот, с при­вяз­кой толь­ко к Рос­сии непер­спек­тив­но. Не нуж­но на Рос­сии завя­зы­вать­ся как на основ­но­го, глав­но­го и стра­те­ги­че­ско­го парт­не­ра. Аль­тер­на­ти­ва — это уча­стие Казах­ста­на в меж­ду­на­род­ных про­ек­тах, где Рос­сия тоже будет в каче­стве одно­го из парт­не­ров, но не более. Если все яйца сло­жить в рос­сий­скую кор­зи­ну, ниче­го у Казах­ста­на не полу­чит­ся ни с Бай­ко­ны­ром, ни с «Назар­ба­ев­ским стар­том». И эти 15 лет, кото­рые длит­ся про­ект, это всё и демон­стри­ру­ют, — убеж­ден Вадим Лука­ше­вич.

Нур­лан Асел­кан гово­рит, что вне зави­си­мо­сти от того, зара­бо­та­ет рос­сий­ско-казах­стан­ский про­ект или нет, даль­ней­шая судь­ба Бай­ко­ну­ра оста­ет­ся тре­вож­ной, пото­му что зна­чи­тель­ная его часть Рос­си­ей не исполь­зу­ет­ся, инфра­струк­ту­ра вет­ша­ет, а усло­вия рос­сий­ской арен­ды исклю­ча­ют ино­стран­ные инве­сти­ции в кос­мо­дром.

Нурлан Аселкан, главный редактор казахстанского журнала «Космические исследования и технологии».
Нур­лан Асел­кан, глав­ный редак­тор казах­стан­ско­го жур­на­ла «Кос­ми­че­ские иссле­до­ва­ния и тех­но­ло­гии».

— Бай­ко­нур нуж­да­ет­ся в спа­се­нии, и если Казах­стан не спа­сет его, то к 2050 году (срок окон­ча­ния арен­ды), или ранее того, стра­на полу­чит руи­ны. Поэто­му сей­час обсуж­да­ет­ся идея создать на базе Бай­ко­ну­ра меж­ду­на­род­ный кос­мо­порт, в кото­ром най­дут свое место и Рос­сия, и дру­гие стра­ны, воз­мож­но, под эги­дой ООН. От арен­ды надо ухо­дить, пото­му что ее сего­дняш­ний фор­мат исклю­ча­ет меж­ду­на­род­ное сотруд­ни­че­ство и при­ход любо­го инве­сто­ра. Пока дей­ству­ет арен­да, даже Казах­стан как соб­ствен­ник не может сего­дня взять и постро­ить какой-либо объ­ект на кос­мо­дро­ме или в горо­де Бай­ко­ныр без согла­сия рос­сий­ской сто­ро­ны. Хотя потреб­ность в модер­ни­за­ции огром­ная, инфра­струк­ту­ра обвет­ша­ла. Есть заин­те­ре­со­ван­ность в новом фор­ма­те Бай­ко­ну­ра у воз­мож­ных новых парт­не­ров. И это ни в коем слу­чае не про­ти­во­сто­я­ние Рос­сии, а сов­мест­ное сотруд­ни­че­ство, напол­нен­ное новым содер­жа­ни­ем, — делит­ся Нур­лан Асел­кан даль­ней­шим виде­ни­ем раз­ви­тия казах­стан­ско­го кос­мо­дро­ма.

На сов­мест­ном пред­при­я­тии «Бай­те­рек» настро­е­ны опти­ми­стич­но.

«Реа­ли­за­ция про­ек­та поз­во­лит дать вто­рое дыха­ние кос­мо­дро­му Бай­ко­нур, создать рабо­чие места в высо­ко­тех­но­ло­ги­че­ской сфе­ре для жите­лей горо­да Бай­ко­ныр и вый­ти Казах­ста­ну на миро­вой рынок ком­мер­че­ских пус­ков, поз­во­лив пред­ла­гать услу­ги для запус­ка кос­ми­че­ских аппа­ра­тов в инте­ре­сах раз­лич­ных отрас­лей Казах­ста­на», — сооб­щил в пись­мен­ном отве­те на запрос Азатты­ка ген­ди­рек­тор пред­при­я­тия Куат Муста­фи­нов.

«НАЗАРБАЕВСКИЙ СТАРТ» И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИЙСКОЙ КОСМОНАВТИКИ

Скеп­сис экс­пер­тов по пово­ду запус­ков с «Назар­ба­ев­ско­го стар­та» свя­зан еще и с тем, что рос­сий­ская кос­мо­нав­ти­ка сей­час пере­жи­ва­ет непро­стые вре­ме­на. В 2018 году Москва, деся­ти­ле­ти­я­ми удер­жи­вав­шая лидер­ство по коли­че­ству ком­мер­че­ских пус­ков, усту­пи­ла Пеки­ну и Вашинг­то­ну. Китай запу­стил 38 ракет (два стар­та были неудач­ны­ми), США — 31, Рос­сия — 17. Один из пус­ков, с кос­мо­дро­ма Бай­ко­нур, был неудач­ным. 11 октяб­ря про­изо­шла ава­рия раке­ты «Союз-ФГ» с пило­ти­ру­е­мым кораб­лем «Союз МС-10», кос­мо­навт Рос­кос­мо­са Алек­сей Овчи­нин и аст­ро­навт NASA Ник Хейг выжи­ли.

За девять меся­цев это­го года Китай запу­стил 20 ракет в кос­мос (два пус­ка были неудач­ны­ми), Рос­сия — 16, США — 15.

В про­шлом году гла­ва госкор­по­ра­ции «Рос­кос­мос» Дмит­рий Рого­зин обви­нил аме­ри­кан­ско­го пред­при­ни­ма­те­ля Ило­на Мас­ка, гла­ву част­ной ком­па­нии SpaceX, в дем­пин­ге с целью выда­вить Моск­ву с рын­ка кос­ми­че­ских запус­ков.

Ком­па­нии Мас­ка уда­лось уде­ше­вить затра­ты, в чис­ле про­че­го за счет повтор­но­го исполь­зо­ва­ния воз­вра­ща­ю­щих­ся сту­пе­ней ракет Falcon. Это поз­во­ли­ло SpaceX зара­ба­ты­вать и извле­кать при­быль, парал­лель­но рабо­тая над про­ек­та­ми по отправ­ке кос­ми­че­ских тури­стов на Луну и коло­ни­за­ции Мар­са.

Рого­зин заявил, что Рос­сия спо­соб­на пере­хва­тить лидер­ство: «Мы вер­нем­ся и сно­ва ста­нем пер­вы­ми, я вам обе­щаю». Вадим Лука­ше­вич счи­та­ет эти обе­ща­ния несбы­точ­ны­ми.

— Кос­ми­че­ская отрасль Рос­сии сей­час пере­жи­ва­ет не то что­бы систем­ный кри­зис, это ско­рее вяло­те­ку­щая аго­ния, плав­но нис­хо­дя­щий тренд. Если отсечь и не брать все­рьез бра­вур­ные заяв­ле­ния о «новых раке­тах», «новом кос­ми­че­ском кораб­ле», о недав­но афи­ши­ро­ван­ной «Лун­ной про­грам­ме», то в реаль­но­сти всё доста­точ­но печаль­но. «Анга­ра» сле­та­ла толь­ко один раз четы­ре-пять лет назад, стар­то­вый стол под нее на Восточ­ном толь­ко нача­ли стро­ить, и когда его завер­шат — непо­нят­но. То есть Рос­сия в этом плане мно­го обе­ща­ет, но ниче­го ново­го выдать не может. Пло­дит бума­ги, про­ек­ты и ими­ти­ру­ет дея­тель­ность в кос­ми­че­ской отрас­ли, -— гово­рит Лука­ше­вич.

В вышед­шей в 2018 году на сай­те аме­ри­кан­ско­го иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та Jamestown Foundation ста­тье гово­рит­ся, что Рос­сия, кос­ми­че­ская отрасль кото­рой теря­ет свои пози­ции, так или ина­че будет стре­мить­ся к поэтап­но­му пере­ме­ще­нию сво­ей кос­ми­че­ской про­грам­мы на пло­щад­ки внут­ри стра­ны — кос­мо­дро­мы в Архан­гель­ской обла­сти и на Даль­нем Восто­ке — и к сокра­ще­нию исполь­зо­ва­ния Бай­ко­ну­ра.

Зара­бо­та­ет ли в этих усло­ви­ях «Назар­ба­ев­ский старт» — боль­шой вопрос.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»