-10 C
Астана
2 февраля, 2023
Image default

И в тюрьме «человек» должно звучать гордо

Редак­ция про­дол­жа­ет пуб­ли­ка­цию “тюрем­ных запи­сок” лиде­ра “Алги” Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, уже пол­го­да нахо­дя­ще­го­ся под аре­стом. На этот раз пред­ла­га­ем вни­ма­нию чита­те­лей не стра­ни­цы из днев­ни­ка, а раз­мыш­ле­ния о сути систе­мы, с кото­рой при­шлось столк­нуть­ся лицом к лицу политику.

 

Автор: Вла­ди­мир КОЗЛОВ

 

Когда я посе­щал в Усть-Каме­но­гор­ской  коло­нии  Евге­ния Жовти­са, ловил себя на  стран­ном ощу­ще­нии. Мне стран­ным обра­зом каза­лось, что наря­ду с воз­му­ще­ни­ем самой дан­но­стью сво­е­го пре­бы­ва­ния «за решет­кой» Евге­ний  Алек­сан­дро­вич испы­ты­вал некий про­фес­си­о­наль­ный «вос­торг» от того, что в этих усло­ви­ях он полу­ча­ет опыт, глу­би­ну и истин­ность кото­ро­го он не мог полу­чить за всю свою пра­во­за­щит­ную дея­тель­ность. Он гово­рил мне, что познать саму систе­му вот так, «изнут­ри», не будучи частью это­го   ‑невоз­мож­но. Пото­му что такой глу­би­ны позна­ний мож­но полу­чить толь­ко через соб­ствен­ные ощущения.

Мне не дове­лось обсуж­дать этот же вопрос  с Рама­за­ном Есер­ге­по­вым и Ерме­ком Нарым­ба­е­вым, пото­му как к момен­ту  их осво­бож­де­ния я был уже «под стра­жей» в СИЗО ДКНБ. Но по их актив­но­сти (читал в газе­тах) я могу сде­лать   вывод: они так­же при­об­ре­ли бес­цен­ный опыт, не изме­нив сво­ей сути.

Режим, про­ти­во­за­кон­но лишив всех этих людей сво­бо­ды, бро­сив их на «пере­вос­пи­та­ние» в коло­нии, где со вре­мен НКВД не «пере­вос­пи­тал­ся» в «нуж­ном» режи­му смыс­лу ни один «зек» — это режим полу­чил «на выхо­де» граж­дан, зна­ю­щих суть той «стра­шил­ки», кото­рую пред­став­ля­ет собой вся сгнив­шая систе­ма «вла­сти  по-назар­ба­ев­ски». Зна­ю­щих, не боя­щих­ся, пре­зи­ра­ю­щих гни­лую, нечест­ную, бес­че­ло­веч­ную суть того,  с чем нуж­но бороть­ся, что нуж­но менять — без сомне­ний и промедления.

С 23 янва­ря начал полу­чать такой же опыт и я. С момен­та заклю­че­ния в СИЗО ДКНБ г.Алматы мне дове­лось узнать  и постичь мно­го ново­го. Вме­сте с тем, я теперь совер­шен­но точ­но знаю, что  то нагро­мож­де­ние ало­гич­ных неле­по­стей, кото­рое в оби­хо­де при­ня­то назы­вать   «пра­во­охра­ни­тель­ной систе­мой», загни­ва­ет еще с 30‑х годов СССР. Неза­ви­си­мая от сво­е­го наро­да «новая власть» Казах­ста­на при­ня­ла всю эту анти­че­ло­ве­че­скую  «гниль» в свое рас­по­ря­же­ние  и почти ниче­го с тех пор в ней не поменяла.

А зачем? Суть суще­ство­ва­ния СССР — подав­ле­ние ина­ко­мыс­лия, «силь­ная  власть» вме­сто прав и сво­бод граж­дан. Почи­тай­те Ерты­с­ба­е­ва, ушед­ше­го из Вер­хов­но­го Све­та оппо­зи­ци­о­не­ром и воз­ник­ше­го в Акор­де ярым и ярост­ным  апо­ло­ге­том  вла­сти — все те  же « ста­рые пес­ни о глав­ном».… «Управ­ля­е­мая демо­кра­тия»  — выра­же­ние вырож­де­ния, а  суть та же. Они управ­ля­ют демо­кра­ти­ей, кото­рая есть власть наро­да, дик­ту­ют нам, что гово­рить и думать. Они — все те же «энка­вэ­д­эш­ные» пра­ви­те­ли судеб; истин­но «по-фрей­ду», даже орган псев­до­ди­а­ло­га  с обще­ством назва­ли Наци­о­наль­ной Комис­си­ей по Вопро­сам Демо­кра­ти­за­ции (НКВД) — что тут еще нуж­но комментировать?

Зачем им, пра­вя­щим нами, заты­ка­ю­щим нам рты, заби­ва­ю­щим моз­ги сво­ей тупой, назой­ли­вой про­па­ган­дой, зачем им менять ту систе­му, кото­рая пред­на­зна­ча­ет­ся  для подав­ле­ния и уни­что­же­ния все­го, что меша­ет «пра­вить»? Неза­чем. Пото­му  и не меня­ет­ся в местах лише­ния сво­бо­ды  глав­ное — все пред­на­зна­че­но для подав­ле­ния чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства, без кото­ро­го не может быть уже ничего.

И на подав­ле­ни­едо­сто­ин­ства здесь «настро­е­но» всё с пер­вых минут пре­бы­ва­ния.  Это и мас­ки-шоу, бес­при­чин­но изби­ва­ю­щие при задер­жа­нии так, что тюрь­ма потом не при­ни­ма­ет без того, что­бы изби­тый не напи­сал, что это он «сам упал» 24 раза то ухом, то гла­зом, то пахом… Это и пер­вые часы в каме­ре-холо­диль­ни­ке на арма­ту­ре «шкон­ке», это и коман­ды   «ТЫ!» и раз­де­ва­ния с уни­зи­тель­ны­ми «при­сяд­ка­ми». Я наме­рен­но не уточ­няю, что, как и где про­ис­хо­дит, пото­му что так или ина­че это про­ис­хо­дит вез­де, пото­му  как   это —  система.

Лише­ние досто­ин­ства — не толь­ко пря­мые физи­че­ские изде­ва­тель­ства, нет. К при­ме­ру, отправ­ле­ние есте­ствен­ных нужд вчет­ве­ром одно­вре­мен­но,  в одном туа­ле­те, сидя  как на насе­сте, не при­бав­ля­ет досто­ин­ства уж точ­но. Как и кар­цер за то, что, про­сти­те за нату­ра­лизм,  осме­лил­ся во вре­мя утрен­не­го умы­ва­ния спо­лос­нуть пах…

Нет нуж­ды упо­ми­нать все спо­со­бы и при­е­мы, кото­ры­ми подав­ля­ет­ся то, что отли­ча­ет нас  от оби­та­те­лей скот­но­го дво­ра. Их  сот­ни.  Те, кто здесь побы­вал, — об этом зна­ют. Те, кому не дове­лось (тьфу-тьфу), — это­го нико­гда до кон­ца не пой­мут. Пото­му что рас­ска­зать о боли — это одно, а почув­ство­вать — это другое.

Один из тех, кто под­дер­жи­вал нас в этих местах и усло­ви­ях, в авто­за­ке душ­ном и тем­ном (тоже лише­ние досто­ин­ства, когда даже люк для воз­ду­ха закру­чен про­во­ло­кой), ска­зал так: «База­ра нет, про­цен­тов  65—70 сидят «по делу», это наша жизнь, мы сами ее выбра­ли. Но осталь­ные — сто­пу­до­во неви­нов­ны, «для галоч­ки» сидят, для звез­доч­ки на погон или пото­му что денег не было отку­пить­ся…». И вот их ощу­ще­ния неви­нов­ных  я как раз очень хоро­шо представляю.

Ты, сле­дуя прин­ци­пу неви­нов­но­сти, еще не вино­вен даже по нашим людо­ед­ским зако­нам, пото­му что еще не было при­го­во­ра суда, всту­пив­ше­го в закон­ную силу. Но  ты уже в тюрь­ме, систе­ма уже при­сту­пи­ла в подав­ле­нию в тебе досто­ин­ства, она уже «при­го­во­ри­ла тебя» без суда. И она, эта «НКВД-шная» систе­ма, уже не наме­ре­на отпус­кать тебя на сво­бо­ду или воз­мож­но толь­ко тогда, когда сло­ма­ет, заста­вит при­знать несу­ще­ству­ю­щую вину, пока­ять­ся, ого­во­рить, оболгать…

Труд­но уко­рять тех, «кто сло­мал­ся», осо­бен­но когда зна­ешь, от чего им хочет­ся убе­жать, что им при­хо­дит­ся пере­жить, будучи неви­нов­ны­ми, искренне недо­уме­ва­ю­щи­ми — за что?! — людь­ми.. Соб­ствен­но гово­ря, для того и «сажа­ют», выду­мы­вая дежур­ные обви­не­ния. Поси­дит, постра­да­ет, посхо­дит с ума от неспра­вед­ли­во­сти и усло­вий — напи­шет все, что ска­жем, лишь бы полу­чить хотя бы надеж­ду на свободу.

При­зна­ние — до сих пор  «цари­ца дока­за­тельств», со вре­мен все того же НКВД и «гени­аль­но­го про­ку­ро­ра» Вышин­ско­го. Меня, к при­ме­ру, на след­ствен­ные дей­ствия» вызы­ва­ют один-два раза в месяц. Мини­маль­ный срок пре­бы­ва­ния в СИЗО  5—6 меся­цев. Знаю людей, сидя­щих там под след­стви­ем  боль­ше года. Сле­до­ва­те­ли не спешат.

И про­ку­ро­ры, жду­щие от них обви­ни­тель­ных (зара­нее — не оправ­да­тель­ных) заклю­че­ний, — не торо­пят. Зачем?  Вре­мя, истреб­ляя в неви­нов­ном аре­стан­те досто­ин­ство и жела­ние бороть­ся, — рабо­та­ет  на нашу «пра­во­охра­ни­тель­ную систе­му». А если еще и засек­ре­тить след­ствие, нагнать жути на адво­ка­тов, не допус­кать «утеч­ки» инфор­ма­ции обо всем этом пас­куд­стве — будет то, что надо. Они луч­ше все­го себя чув­ству­ют  в тем­но­те, в тишине и с дубин­кой в руке…

Один из «бээс­ни­ков» (бс — быв­ший сотруд­ник), офи­цер МВД, после несколь­ких меся­цев отсид­ки в СИЗО КНБ при­знал­ся — если бы он рань­ше пред­став­лял себе, что чув­ству­ет чело­век, бро­шен­ный в такие усло­вия, поло­вин­ку из тех, кого поса­дил — отпу­стил бы.  Это он гово­рил о винов­ных, пре­сту­пив­ших закон. А я — о неви­нов­ных, более того — о достой­ных граж­да­нах, ока­зы­ва­ю­щих под­держ­ку тем, кто попал в беду и «попла­тив­ших­ся» за это.

Мож­но  и нуж­но улуч­шать каче­ство  пита­ния, быто­вые усло­вия содер­жа­ния людей в местах лише­ния сво­бо­ды, но, поверь­те, — не это глав­ное. Глав­ное, что­бы и в тюрь­ме чело­век — зву­ча­ло гордо.

Тюрь­ма, апрель-май 2012

Read More:
И в тюрь­ме «чело­век» долж­но зву­чать гордо

архивные статьи по теме

А БТА выходит, деньги просто подарили?!

Тайные офшорные маневры обогатили неофициальную третью жену казахстанского лидера Нурсултана Назарбаева

Editor

«Это просто маразм». Активист Альнур Ильяшев не может устроиться на работу из-за решения суда

Editor