10 C
Астана
25 апреля, 2024
Image default

И всё хорошее в себе доистребили

На про­шлой неде­ле на «Хаба­ре» была закры­та автор­ская про­грам­ма «Позд­ний Рерих» одно­го из отцов-осно­ва­те­лей этой госу­дар­ствен­ной теле­ком­па­нии. В нача­ле года в Астане РИА Ново­сти объ­яви­ло эту пере­да­чу «луч­шим медиа­про­ек­том СНГ». С Вла­ди­ми­ром Рери­хом бесе­ду­ет Вадим Борейко. 

 

Автор: Вла­ди­мир РЕРИХ

 

Резер­ва­ция для носи­те­лей культуры

- Вова, я в шоке! Тебя, реаль­но­го созда­те­ля «Хаба­ра», теле­пу­зи­ки, твои быв­шие вос­пи­тан­ни­ки и под­чи­нен­ные, изгна­ли из сви­то­го тобою же гнез­да, как древ­ние демо­кра­ти­че­ские гре­ки — Сокра­та. Рас­ска­жи, что за про­грам­му мы поте­ря­ли: может, кто из наших чита­те­лей ее не видел.

- Она стар­то­ва­ла в сен­тяб­ре 2011-го. То есть ей не дали про­жить и года. Пере­да­ча сни­ма­лась в режи­ме видео­за­пи­си, но — без оста­но­вок, без дуб­лей, без элек­трон­ных суф­ле­ров, без иди­от­ских деко­ра­ций и — глав­ное! — без после­ду­ю­ще­го мон­та­жа. По сути, это была пере­да­ча пря­мо­го эфи­ра. В Казах­стане так не рабо­та­ет никто.

- Какой ты видел свою аудиторию?

- Это люди нор­маль­но­го духов­но­го роста. У нас они сего­дня в подав­ля­е­мом мень­шин­стве, кото­рое загна­но в куль­тур­ное гет­то. Какие уж тут рейтинги…

- У тебя в сту­дии была под­черк­ну­то аске­ти­че­ская обстановка.

- Да и в жан­ро­вом отно­ше­нии про­грам­ма ниче­го осо­бен­но­го из себя  не пред­став­ля­ла. Про­сто бесе­да с умны­ми, талант­ли­вы­ми, состо­яв­ши­ми­ся людь­ми с высо­ким индек­сом лич­ной интел­лек­ту­аль­ной сво­бо­ды. И ника­ких теле­ви­зи­он­ных трю­ков. Толь­ко две «гово­ря­щие голо­вы» — гостя и веду­ще­го! 45 минут сво­бод­но­го поле­та, увле­ка­тель­ной бесе­ды, кото­рая луч­ше любо­го уго­ще­ния. Вышло чуть более соро­ка программ.

- Ты выхо­дил в эфир регу­ляр­но, раз в неделю?

- Един­ствен­ная пере­да­ча, кото­рая не вышла, — с Ерму­ха­ме­том Ерты­с­ба­е­вым. Мы запи­са­ли ее нака­нуне жана­о­зен­ских собы­тий, а в сет­ке веща­ния она сто­я­ла уже после них. Разу­ме­ет­ся, мы не зна­ли, что они состо­ят­ся. И тональ­ность пере­да­чи, посвя­щен­ной юби­лею неза­ви­си­мо­сти, не сов­па­да­ла с тяже­лым инфор­ма­ци­он­ным кон­тек­стом. Ерты­с­ба­ев позво­нил и попро­сил ее убрать, я пошел навстре­чу и снял ее с эфи­ра: она бы неле­по смот­ре­лась в те дни. Все осталь­ные пере­да­чи вышли. Ни за одну мне не стыдно.

- При­пом­ни, кто при­хо­дил к тебе в студию.

- Мурат Ауэ­зов. Миха­ил Жва­нец­кий. Булат Аюха­нов. Евге­ний Миро­нов. Тал­гат Муса­ба­ев. Вах­танг Кика­бид­зе. Андрей Битов. Артист Алек­сандр Михай­лов. Несрав­нен­ная Вене­ра Ниг­ма­ту­ли­на. Редак­тор «Лите­ра­тур­ной газе­ты» Юрий Поля­ков. Наш леген­дар­ный вело­си­пе­дист Алек­сандр Вино­ку­ров. Режис­сер Вла­ди­мир Хоти­нен­ко. Олег Мень­ши­ков. Нани Бре­г­вад­зе. Бахыт­жан Кана­пья­нов. Вик­тор Сухо­ру­ков. Чул­пан Хама­то­ва. Кен Али­бек. Пат­ри­арх сце­ны Юрий Бори­со­вич Поме­ран­цев. Ирак­лий Кви­ри­кад­зе. Жан­на Иса­ба­е­ва. Олег Борец­кий. Али Хамра­ев. Сер­гей Соловьев.

- Впе­чат­ля­ет. Что­бы не обре­кать тебя на роль кули­ка, над­хва­ля­ю­ще­го­ся над аре­а­лом сво­е­го оби­та­ния, в пояс­не­ние чита­те­лям добав­лю несколь­ко слов от себя. Не хочу нико­го оби­деть, но оби­жу: по мое­му скром­но­му мне­нию, на оте­че­ствен­ном зомбо­ви­де­нии «Позд­ний Рерих» был, пожа­луй, едва ли не тем един­ствен­ным, что оста­лось от про­фес­си­о­наль­но­го теле­ви­де­ния. Есть пере­да­чи, кото­рые смот­ришь — и пони­ма­ешь: тебя, зри­те­ля, ува­жа­ют, хотя вро­де и не с тобой обща­ют­ся. Это был репу­та­ци­он­ный каче­ствен­ный теле­про­дукт, кото­ро­го поня­тие рей­тин­га вооб­ще не долж­но касать­ся. Теле­на­чаль­ни­ки, не име­ю­щие отри­ца­тель­но­го ай-кью, обя­за­тель­но содер­жат подоб­ные «резер­ва­ции», что­бы их канал мож­но было ува­жать хоть за что-то. Дол­жен при­знать, что и ты, Вла­ди­мир Ахме­дья­но­вич, со вре­мен про­грам­мы «Коз караз» на том же «Хаба­ре» 10-лет­ней дав­но­сти твор­че­ски вырос. Если тогда при­мер­но 80 про­цен­тов эфир­но­го вре­ме­ни зани­мал ты сам, а 20% доста­ва­лись гостю, кото­рый вос­тор­жен­но, открыв рот, вни­мал тво­е­му витий­ству, то в этой пере­да­че соот­но­ше­ние было уже фифти-фифти.

- А порой мой собе­сед­ник гово­рил даже боль­ше, чем я! (хохо­чет)

- Ну что ска­зать о закры­тии про­грам­мы? Толь­ко сло­ва­ми Высоц­ко­го: «И всё  хоро­шее в себе доистребили».

Тре­тьим Мала­хо­вым быть не хочу!

- А теперь повест­вуй, как раз­ви­вал­ся водевиль.

- Это слу­чи­лось 4 июля, когда сво­бо­до­лю­би­вые аме­ри­кан­цы празд­ну­ют неза­ви­си­мость, а наш общий при­я­тель Витя Кия­ни­ца — свой день рож­де­ния. Но, как вид­но, не всем пар­ням повез­ло в эту сре­ду. Во вто­рой поло­вине того зло­счаст­но­го дня мне позво­ни­ла некая Алма Ахмет­жа­но­ва, пер­вый заме­сти­тель ген­ди­рек­то­ра «Хаба­ра», и доволь­но буд­нич­но ска­за­ла: про­грам­ма закры­та. На мой есте­ствен­ный вопрос «поче­му?» после­до­вал ответ: низ­кие рей­тин­ги. Мои пере­го­во­ры с Айдо­сом Укибаевым…

- Кто это?

- Ген­ди­рек­тор «Хаба­ра» (он, кста­ти, и полу­чал диплом  РИА Ново­сти «Луч­ший медиа­про­ект СНГ», кото­рый заво­е­ва­ла моя про­грам­ма). Пере­го­во­ры с ним закон­чи­лись тем же. Прав­да, он был мяг­че в выра­же­ни­ях. Ска­зал, что закры­ва­ем на вре­мя, вы пред­ло­жи­те что-нибудь дру­гое. Что­бы было инте­рес­нее людям. А это, мол, неин­те­рес­но людям. Все мои попыт­ки рас­тол­ко­вать ему, что и рей­тинг сомни­те­лен, и я не знаю, как лабо­ра­то­рия про­во­дит эти рей­тин­го­вые иссле­до­ва­ния, мне не зна­ко­ма мето­ди­ка под­сче­та, насколь­ко это все ре-пре-зен-та-тив-но, — закон­чи­лись очень инте­рес­ной тира­дой Уки­ба­е­ва: «Вот зна­е­те, сей­час Ирак Еле­ке­ев ведет сей­час одну передачу…»

- Это не тот ли экс-депу­тат мажи­ли­са, кото­рый в неда­ле­ком оман­да­чен­ном про­шлом купил “чай из чер­ной Кении”, оби­дел­ся за кений­ский народ и по это­му пово­ду мно­го шумел в парламенте?

- Тот самый. И Уки­ба­ев гово­рит мне: «Он, конеч­но, не теле­ви­зи­он­щик, и рей­тин­га у него тоже ника­ко­го нет. Но когда я бываю в мажи­ли­се, ко мне под­хо­дят депу­та­ты: вот, мы смот­рим Ира­ка Еле­ке­е­ва, спра­ши­ва­ют, как он там. А про вас ни разу не спросили!»

- Ха-ха-ха! Ой, не могу!

- Вот такая у «Хаба­ра» рефе­рент­ная группа.

- Ско­рее — фокус­ная. Там же сплошь фокусники.

- На этом месте я умол­каю и сни­маю шля­пу. Какие уж там гэл­ла­пы, когда есть депу­та­ты, кото­рые про меня не спра­ши­ва­ют. В общем, Уки­ба­ев пред­ла­га­ет мне «сде­лать что-нибудь поин­те­рес­нее». Я гово­рю: «Что-то вро­де Малахова?»

- Како­го из них?

- Вот имен­но — како­го? Кото­рый пьет мочу и всех застав­ля­ет пить? Или кото­рый про­из­во­дит дерь­мо и всех застав­ля­ет его есть? Тре­тьим Мала­хо­вым я быть не хочу. И мала­холь­ным теле­ви­де­ни­ем зани­мать­ся не соби­ра­юсь. За дол­гие годы жития и бытия в этой стране мне несколь­ко под­на­до­е­ло при­спо­саб­ли­вать­ся к серо­му уров­ню и скром­ни­чать. В кон­це кон­цов, я в том воз­расте, когда могу сам себе ска­зать: да я Чапай! И мне не нуж­ны кар­ли­ко­вые фур­ман­чи­ки, кото­рые под­со­вы­ва­ют сомни­тель­ные ана­ли­зы из сомни­тель­ной лабо­ра­то­рии, выда­вая их за объ­ек­тив­ные пока­за­те­ли. Пусть они засу­нут себе эти ана­ли­зы в ту часть тела, отку­да они их взя­ли. Вот, соб­ствен­но, и всё.

Прин­цип Питера

- Ты меня уди­вил. Я‑то думал, что сего­дняш­ний «Хабар» и поня­тие «рей­тинг» — две вещи несовместные. 

- Когда нуж­но убрать одну про­грам­му и заме­нить ее на дру­гую, тогда и при­бе­га­ют к тако­му аргу­мен­ту, как рей­тинг. Раз­го­во­ры о рей­тин­гах быва­ли и рань­ше, но что я не счи­таю кор­рект­ным со сто­ро­ны теле­ка­на­ла — все-таки ни одно­го сове­ща­ния не про­шло по состо­я­нию дел на пере­да­че. Вре­мя от вре­ме­ни рей­тин­ги мне пока­зы­ва­ли: они  пры­га­ли вверх-вниз, ино­гда пре­вы­шая пока­за­те­ли турец­ких сери­а­лов.  Счи­таю, что была про­ва­ле­на пол­но­стью анонс­ная часть про­грам­мы, пото­му что с набо­ром тех имен, кото­рые участ­во­ва­ли в ней, мож­но было под­нять рей­тинг любо­го кана­ла. Имея товар, они не мог­ли его продать.

- Рей­тин­ги же важ­ны ком­мер­че­ским кана­лам — для при­вле­че­ния рекла­мо­да­те­лей. А госу­дар­ствен­ным они зачем?

- Совер­шен­но готов с этим согла­сить­ся. Госу­дар­ствен­ные кана­лы полу­ча­ют бюд­жет­ное финан­си­ро­ва­ние, то есть, по сути, явля­ют­ся обще­ствен­ны­ми. Долж­ны рабо­тать на потреб­но­сти раз­ных групп обще­ства, а не для извле­че­ния при­бы­ли. Мой сег­мент ауди­то­рии — мало­чис­лен­ный, и я допус­каю, что рей­тин­ги неве­ли­ки, пото­му что неве­ли­ка моя груп­па — людей интел­ли­гент­ных, взрос­лых, обра­зо­ван­ных, име­ю­щих эти­че­ские и эсте­ти­че­ские ори­ен­ти­ры. Но она же еще суще­ству­ет! Хотя я встре­чал мно­гих сту­ден­тов, так­си­стов, про­дав­цов, кото­рые тоже смот­ре­ли эту программу.

- Воло­дя, думаю, все эти раз­го­во­ры о рей­тин­гах — от лука­во­го. Твоя пере­да­ча была цвет­ком, при­ви­тым на сухом дере­ве, и, в кон­це кон­цов, теле­ви­зи­он­ный тана­тос это живое суще­ство про­сто отторг.

- Она попа­ла под их люби­мое клей­мо «нефор­мат». А «фор­мат» для них — это раз­вле­ка­лов­ка либо идео­ло­ги­че­ские ман­тры, кото­рые рас­пе­ва­ют­ся напра­во и налево.

- Мне хоте­лось бы взгля­нуть на закры­тие тво­ей про­грам­мы шире тво­их вза­и­мо­от­но­ше­ний с «Хаба­ром». Для исто­рии этот факт, пря­мо ска­жем, неболь­шой. Для тво­ей био­гра­фии тоже эпи­зод не смертельный.

- Но для меня эпи­зод прин­ци­пи­аль­но новый. С такой бес­це­ре­мон­но­стью я еще не стал­ки­вал­ся. Я был отстав­лен по пло­хо замас­ки­ро­ван­но­му пово­ду непро­фес­си­о­на­лиз­ма. По сути, меня обви­ни­ли имен­но в этом. Есть зна­ме­ни­тая книж­ка Лоурен­са Пите­ра «Прин­цип Пите­ра». Этот осно­во­по­ла­га­ю­щий прин­цип заклю­ча­ет­ся в том, что любая систе­ма осте­ре­га­ет­ся сверх­не­ком­пе­тент­но­го и сверх­ком­пе­тент­но­го работ­ни­ка. Она удо­вле­тво­ря­ет­ся уме­рен­но неком­пе­тент­ны­ми. От сверх­ком­пе­тент­но­го исхо­дит угро­за, пото­му что он недо­сти­жим. Сверх­не­ком­пе­тент­ный может все раз­ва­лить, посколь­ку он пол­ный дурак. Поэто­му лояль­ный полу­и­ди­от — самая люби­мая раз­но­вид­ность работ­ни­ка. Види­мо, я попал под кате­го­рию сверхнекомпетентного.

Из кня­зи — в грязи

- Объ­яс­ни мне такую шту­ку. В сере­дине 1990‑х, когда вы зачи­на­ли «Хабар», канал ведь был при­лич­ным. Как же он дошел до жиз­ни такой?

- Разу­ме­ет­ся, к тому «Хаба­ру», кото­рый сего­дня экзи­сти­ру­ет на эфир­ных про­сто­рах оте­че­ства, я не имею ника­ко­го отно­ше­ния. Такой канал я не делал. И в мыс­лях и страш­ных снах его таким не видел. Поэто­му за эту Одес­су я не отве­чаю и не рас­ска­зы­ваю за нее ниче­го. Дей­стви­тель­но, этим кана­лом  зани­мал­ся очень дав­но в каче­стве вто­ро­го, а потом и пер­во­го руководителя…

- Напом­ни, с како­го времени?

- С 1996 года. А де-юре канал суще­ство­вал с 1995-го. Я был при­нят дирек­то­ром про­грамм, а потом после­до­ва­тель­но зани­мал все выс­шие долж­но­сти, кото­рые там есть, вклю­чая пост пер­во­го руко­во­ди­те­ля. Я отве­чал за канал до кон­ца 2003 года. И толь­ко в 2010 году, по при­гла­ше­нию тогдаш­не­го ген­ди­рек­то­ра Г.М. Икса­но­вой, вер­нул­ся туда как веду­щий про­грам­мы, фри­лан­сер по дого­во­ру на испол­не­ние разо­вых услуг.

- Во вто­рой поло­вине 1990‑х «Хабар» был очень не стыд­ным теле­ви­де­ни­ем — и по дизай­ну, и по кон­тен­ту. Пом­нишь, в 1998 году я при­шел на теле­ка­нал КТК глав­ным редак­то­ром, и мы с тобой нача­ли мерять­ся, как писю­на­ми, рей­тин­га­ми новост­ных выпусков?

- Да, и мне это нра­ви­лось. Я ценил мощ­но­го кон­ку­рен­та. КТК зани­мал высот­ку, а «Хабар» нахо­дил­ся на про­стре­ли­ва­е­мой площадке.

- Как у тебя тогда было с ука­за­ни­я­ми сверху?

- Ино­гда были звон­ки, но очень осто­рож­ные, неве­ро­ят­но дели­кат­ные, они наме­ка­ли на воз­мож­ность той или иной кор­рек­ции обще­го тона новост­но­го веща­ния ради госу­дар­ствен­ных инте­ре­сов. Но что­бы вме­шать­ся в кон­крет­ную ситу­а­цию, в сюжет, дать интер­ак­тив­ное рас­по­ря­же­ние убрать одно­го веду­ще­го и поста­вить дру­го­го — и в страш­ном сне не мог­ло при­снить­ся. Это­го — не было. Ну и вооб­ще — дух был дру­гой. Руби­ко­ном стал 2001 год. Тогда все ста­ло менять­ся в сто­ро­ну ужесточения.

- Кто забыл, осе­нью того года было созда­но дви­же­ние «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казахстана».

- В фев­ра­ле 2004 года с «Хаба­ра» я ушел. Что тво­ри­лось даль­ше — знаю толь­ко из рассказов.

Такие вре­ме­на…

- Тебе Дари­га зво­ни­ла по пово­ду закры­тия программы?

- Нет.

- А ты ей?

- Нет. Жало­вать­ся ей, что ли? Тем более сей­час де-юре она как депу­тат мажи­ли­са дистан­ци­ро­ва­на от это­го канала.

- Ты же в тече­ние дол­гих лет был  заме­сти­те­лем, совет­ни­ком Дари­ги, бес­смен­ным веду­щим ее концертов.

- Да. А нын­че, без объ­яс­не­ния при­чин, отставлен.

- Были интри­ги или нет — в любом слу­чае твоя пере­да­ча смот­ре­лась на не обре­ме­нен­ном интел­лек­том «Хаба­ре» ино­род­ным телом. И ее исход отту­да вполне закономерен.

- Тем не менее, мне каза­лось: какой бы ни был канал, но люди, кото­рые все-таки еще инте­ре­су­ют­ся куль­ту­рой, каче­ствен­ным рус­ским язы­ком, име­ют пра­во хотя бы на кро­хот­ный кусо­чек  в сет­ке веща­ния, кото­рый за корот­кое вре­мя сумел скон­цен­три­ро­вать в себе очень мно­го чело­ве­че­ско­го талан­та и интел­ли­гент­но­сти. Думаю, за всю исто­рию  кана­ла там нико­гда не было тако­го коли­че­ства людей, кото­рые явля­ют­ся носи­те­ля­ми куль­ту­ры. Ну и вооб­ще этот тип теле­ви­зи­он­но­го пер­со­на­жа, кото­рый гово­рит от себя, не поль­зу­ет­ся чужи­ми тек­ста­ми, суф­ле­ра­ми, — он сего­дня не ко дво­ру. Навя­зы­ва­ет­ся дру­гой тип — про­па­ган­ди­ста, гла­ша­тая, кого угод­но, кото­рый явля­ет­ся фаво­ри­том теле­ви­де­ния. А вся­кое «Я», кото­рое пыта­ет­ся эту пре­зрен­ную бук­ву алфа­ви­та из послед­ней сде­лать пер­вой, не вполне умест­но. Такие вре­ме­на, как гово­рит кол­ле­га Познер.

- Да и кому нуж­ны сей­час куль­тур­ные пред­рас­суд­ки — твои, мои, дру­гих таких же вырод­ков? Они толь­ко поме­ха. Посколь­ку ста­вят огра­ни­чи­те­ли — мораль­ные, нрав­ствен­ные, эти­че­ские, эсте­ти­че­ские. А без них — все дозволено.

Бесе­до­вал Вадим БОРЕЙКО

Continue Reading:
И всё хоро­шее в себе доистребили

архивные статьи по теме

Дворцы семьи Назарбаевых. О чем в Баден-Бадене не говорят вслух

Editor

Спикер парламента подал в отставку

Мир погряз в политическом насилии