12 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

“Их цель — уничтожить нас всех”. Заключенные лагерей для уйгуров заявляют о систематических изнасилованиях

Тур­су­най Зия­ву­дун — одна из десят­ков тысяч уйгу­рок, про­шед­ших через китай­ские конц­ла­ге­ря, кото­рый китай­ские вла­сти назы­ва­ют лаге­ря­ми по перевоспитанию

Соглас­но полу­чен­ным Би-би-си сви­де­тель­ствам, жен­щи­ны-заклю­чен­ные в китай­ских “лаге­рях пере­вос­пи­та­ния” для мусуль­ман-уйгу­ров систе­ма­ти­че­ски под­вер­га­лись изна­си­ло­ва­ни­ям и пыткам.

Пра­ви­тель­ство США заяви­ло, что оно глу­бо­ко встре­во­же­но мате­ри­а­лом Би-би-си, в кото­ром подроб­но изла­га­ют­ся утвер­жде­ния о систе­ма­ти­че­ских изна­си­ло­ва­ни­ях уйгур­ских жен­щин в китай­ских лагерях.

“Эти звер­ства шоки­ру­ют и долж­ны повлечь за собой серьез­ные послед­ствия”, — ска­зал пред­ста­ви­тель правительства.

Министр пра­ви­тель­ства Вели­ко­бри­та­нии Най­джел Адамс так­же в чет­верг осу­дил в пар­ла­мен­те опи­сан­ную в мате­ри­а­ле прак­ти­ку в лаге­рях, назвав ее явным злом.

По оцен­кам, более мил­ли­о­на уйгу­ров и пред­ста­ви­те­лей дру­гих мень­шинств содер­жат­ся в лаге­рях в Китае.

МИД КНР назвал мате­ри­ал, осно­ван­ный на пока­за­ни­ях несколь­ких быв­ших заклю­чен­ных и одно­го охран­ни­ка, фальшивкой.

Пред­ста­ви­тель мини­стер­ства Ван Вень­бинь заявил, что в Китае нет систем­но­го наси­лия в отно­ше­нии жен­щин и что Китай управ­ля­ет все­ми сво­и­ми учре­жде­ни­я­ми в соот­вет­ствии с руко­во­дя­щи­ми прин­ци­па­ми прав человека.

“Китай — это стра­на, управ­ля­е­мая зако­ном, наша кон­сти­ту­ция гаран­ти­ру­ет и защи­ща­ет пра­ва чело­ве­ка, это вопло­ще­но в нашей пра­во­вой систе­ме, в соот­вет­ствии с кото­рой рабо­та­ют пра­ви­тель­ства”, — ска­зал он.

“Черная комната”

Тур­су­най Зия­ву­дун про­ве­ла в подоб­ных лаге­рях девять месяцев.

Те муж­чи­ны все­гда были в мас­ках, хотя пан­де­мия еще и не нача­лась, рас­ска­зы­ва­ет жен­щи­на. Они носи­ли граж­дан­ские костю­мы, а не поли­цей­скую форму.

Ино­гда после полу­но­чи они ходи­ли по каме­рам и уво­ди­ли при­гля­нув­ших­ся им жен­щин по кори­до­ру в “чер­ную ком­на­ту”, где не было камер видеонаблюдения.

Несколь­ко раз, вспо­ми­на­ет Зия­ву­дун, выби­ра­ли ее.

“То, что про­ис­хо­ди­ло даль­ше — неза­жи­ва­ю­щая рана в моей душе, — гово­рит она. — Я про­сто не могу про­из­не­сти таких слов”.

В севе­ро-запад­ной авто­ном­ной про­вин­ции Синьц­зян вла­сти Китая раз­вер­ну­ли обшир­ную и глу­бо­ко засек­ре­чен­ную сеть лаге­рей для “пере­вос­пи­та­ния” уйгу­ров и дру­гих мень­шинств. По неза­ви­си­мым оцен­кам, через них про­шли свы­ше мил­ли­о­на муж­чин и женщин.

Пра­во­за­щит­ные груп­пы утвер­жда­ют, что Пекин посте­пен­но сво­ра­чи­ва­ет рели­ги­оз­ные и все про­чие сво­бо­ды уйгу­ров, в мас­со­вом поряд­ке кон­тро­ли­ру­ет их пере­дви­же­ния и пове­де­ние, при­бе­га­ет к задер­жа­ни­ям, про­мы­ва­нию моз­гов, а в отно­ше­нии жен­щин еще и к при­ну­ди­тель­ной стерилизации.

По сло­вам Тур­су­най, она три­жды под­вер­га­лась груп­по­во­му наси­лию. Ей повез­ло: она смог­ла сбе­жать в Казах­стан, а затем уехать в США

Такая линия исхо­дит от пре­зи­ден­та Си Цзинь­пи­на, кото­рый посе­тил Синьц­зян после устро­ен­но­го уйгур­ски­ми сепа­ра­ти­ста­ми взры­ва в сто­ли­це авто­ном­ной про­вин­ции Урум­чи 22 мая 2014 года.

Соглас­но доку­мен­там, ока­зав­шим­ся в рас­по­ря­же­нии газе­ты New York Times, он при­ка­зал мест­ным вла­стям дей­ство­вать абсо­лют­но беспощадно.

В про­шлом меся­це пра­ви­тель­ство США заяви­ло, что китай­ская поли­ти­ка в отно­ше­нии уйгу­ров близ­ка к опре­де­ле­нию геноцида.

Офи­ци­аль­ный Пекин назвал заяв­ле­ния о мас­со­вом лише­нии сво­бо­ды и сте­ри­ли­за­ции жен­щин ложью и абсурд­ны­ми утверждениями.

Сви­де­тель­ства из пер­вых рук изнут­ри “лаге­рей пере­вос­пи­та­ния” — боль­шая ред­кость. Но несколь­ко быв­ших заклю­чен­ных и один охран­ник под­твер­ди­ли Би-би-си суще­ство­ва­ние орга­ни­зо­ван­ной систе­мы пыток и сек­су­аль­но­го насилия.

Тур­су­най Зия­ву­дун после осво­бож­де­ния из лаге­ря суме­ла бежать в Казах­стан, а отту­да уеха­ла в США, где сей­час нахо­дит­ся. Она заяв­ля­ет, что три­жды под­вер­га­лась груп­по­во­му изна­си­ло­ва­нию дву­мя-тре­мя муж­чи­на­ми в мас­ках, и что кого-нибудь уво­ди­ли из камер прак­ти­че­ски каж­дую ночь.

По сло­вам Зия­ву­дун, нахо­дясь в Казах­стане, она все вре­мя боя­лась быть выдан­ной Китаю, а подроб­но опи­сы­вать пере­жи­тое ей меша­ет стыд.

Про­ве­рить ее сло­ва невоз­мож­но, посколь­ку вла­сти Китая стро­го огра­ни­чи­ва­ют дея­тель­ность журналистов.

Но авиа­би­ле­ты и имми­гра­ци­он­ные доку­мен­ты, предо­став­лен­ные Зия­ву­дун Би-би-си, сов­па­да­ют с назван­ны­ми ей дата­ми, а опи­са­ние лаге­ря в уез­де Синью­ань (кото­рый уйгу­ры назы­ва­ют Кюнес) — со спут­ни­ко­вы­ми фото.

Опи­са­ние лагер­ных поряд­ков под­твер­жда­ют дру­гие свидетели.

Голые и в наручниках

Доку­мен­ты для слу­жеб­но­го поль­зо­ва­ния судеб­ной систе­мы окру­га Кюнес за 2017–2018 годы, предо­став­лен­ные в рас­по­ря­же­ние Би-би-си веду­щим спе­ци­а­ли­стом по Синьц­зя­ну Адри­а­ном Зен­цем, рису­ют яркую кар­ти­ну того, как пла­ни­ру­ет­ся и осу­ществ­ля­ет­ся “пере­ков­ка путем обра­зо­ва­ния” в отно­ше­нии “клю­че­вых групп” — обыч­ные китай­ские эвфе­миз­мы для индок­три­на­ции уйгуров.

В одном из доку­мен­тов этот про­цесс кра­соч­но опи­сан как “про­мы­ва­ние моз­гов, очист­ка сер­дец, укреп­ле­ние пра­виль­ных взгля­дов и иско­ре­не­ние зла”.

Би-би-си так­же побе­се­до­ва­ла с Гуль­зи­рой Эль­хан, жен­щи­ной из Синьц­зя­на, по наци­о­наль­но­сти казаш­кой, кото­рая про­ве­ла в лаге­рях 18 месяцев.

По ее сло­вам, ее застав­ля­ли раз­де­вать и зако­вы­вать в наруч­ни­ки уйгур­ских жен­щин, остав­ляя их в поме­ще­нии с муж­чи­на­ми-китай­ца­ми, а потом при­би­рать комнату.

“Моя рабо­та заклю­ча­лась в том, что­бы обна­жить жен­щи­ну до поя­са и ско­вать так, что­бы она не мог­ла дви­гать­ся, — рас­ска­зы­ва­ла она, скре­щи­вая запя­стья на затыл­ке, что­бы пока­зать, как имен­но это дела­лось. — Затем к ней вхо­дил муж­чи­на — поли­цей­ский или кто-нибудь незна­ко­мый со сто­ро­ны. Я долж­на была тихо сидеть в сосед­нем поме­ще­нии, а когда муж­чи­на уйдет, отве­сти жен­щи­ну в душ”.

Гуль­зи­ра про­ве­ла в заклю­че­нии 18 меся­цев. Сей­час она у себя дома, в род­ной деревне

Гуль­зи­ра гово­рит, что долж­на была помо­гать под стра­хом нака­за­ния, и не мог­ла ниче­го сделать.

Она утвер­жда­ет, что посто­рон­ние муж­чи­ны пла­ти­ли охран­ни­кам за воз­мож­ность раз­влечь­ся с при­вле­ка­тель­ны­ми моло­ды­ми заклю­чен­ны­ми по их выбору.

На пря­мой вопрос, мож­но ли назвать это орга­ни­зо­ван­ной систе­мой сек­су­аль­но­го наси­лия, она отве­ти­ла: “Да, изнасилования”.

“Задержанных привозят непрерывно”

Тур­су­най Зия­ву­дун гово­рит, что неко­то­рые жен­щи­ны, кото­рых уво­ди­ли из каме­ры, не воз­вра­ща­лись, дру­гие при­хо­ди­ли и укла­ды­ва­лись в постель мол­ча. Насиль­ни­ки тре­бо­ва­ли ниче­го не обсуж­дать с соседками.

Уйгу­ры — пре­иму­ще­ствен­но мусуль­ман­ский тюрк­ский народ чис­лен­но­стью око­ло 11 млн чело­век, про­жи­ва­ю­щий в авто­ном­ной про­вин­ции Синьц­зян на севе­ро-запа­де Китая. Реги­он гра­ни­чит с Казах­ста­ном, и неко­то­рые его оби­та­те­ли — этни­че­ские каза­хи. 42-лет­няя Тур­су­най — уйгур­ка, а ее муж казах.

Пара вер­ну­лась в Синьц­зян в 2016 году после пяти лет пре­бы­ва­ния в Казах­стане. Сра­зу по при­бы­тии вла­сти допро­си­ли их и ото­бра­ли пас­пор­та. Через несколь­ко меся­цев поли­ция при­ка­за­ла Зия­ву­дун посе­тить собра­ние уйгу­ров и каза­хов, где всех задержали.

В пер­вый раз она про­ве­ла в лаге­ре око­ло меся­ца в отно­си­тель­но снос­ных усло­ви­ях — с при­лич­ной едой и досту­пом к теле­фо­ну. Потом у жен­щи­ны обост­ри­лась язва желуд­ка, и ее отпу­сти­ли. Мужу вер­ну­ли пас­порт, и он сно­ва уехал в Казах­стан на зара­бот­ки, но Зия­ву­дун к нему не выпустили.

По име­ю­щим­ся дан­ным, это целе­на­прав­лен­ная поли­ти­ка, что­бы выехав­шие за гра­ни­цу дер­жа­ли там язык за зубами.

9 мар­та 2018 года, когда муж Зия­ву­дун нахо­дил­ся в Казах­стане, ее вызва­ли в поли­цию и ска­за­ли, что ей нуж­но “допол­ни­тель­ное обучение”.

Зия­ву­дун отвез­ли в тот же лагерь, что в пер­вый раз, но за два года он, по ее сло­вам, зна­чи­тель­но рас­ши­рил­ся. Непре­рыв­но подъ­ез­жа­ли авто­бу­сы, выса­жи­вая новых задержанных.

Тур­су­най опо­зна­ла этот объ­ект на спут­ни­ко­вом фото: это лагерь, в кото­ром ее дер­жа­ли. Сним­ки 2017 (сле­ва) и 2019 годов

У жен­щин ото­бра­ли дра­го­цен­но­сти. Сереж­ки Зия­ву­дун вырва­ли так гру­бо, что из мочек ушей пошла кровь. Потом ее отве­ли в ком­на­ту, наби­тую жен­щи­на­ми. С одной из них постар­ше Зия­ву­дун потом подружилась.

Охран­ни­ки сорва­ли с немо­ло­дой жен­щи­ны хиджаб и при­ня­лись кри­чать на нее за то, что на ней было длин­ное пла­тье. То и дру­гое счи­та­ет­ся при­зна­ком рели­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма, за кото­рые с нынеш­не­го года могут задер­жать на улице.

“Они раз­де­ли эту жен­щи­ну до белья, и она в рас­те­рян­но­сти при­кры­ва­лась рука­ми. Гля­дя на это, я рас­пла­ка­лась. Ее сле­зы лились ручьем”, — вспо­ми­на­ет Зиявудун.

“Ботинки у полицейских очень тяжелые и твердые”

Зия­ву­дун опо­зна­ла на спут­ни­ко­вых фото эти стро­е­ния как место, где ее содер­жа­ли. На сним­ках 2017 и 2019 годов вид­но, что появи­лись новые зда­ния, похо­жие на обще­жи­тия и про­из­вод­ствен­ные кор­пу­са. В Китае это зда­ние чис­лит­ся как школа.

Жен­щин заста­ви­ли снять с себя обувь и все пред­ме­ты одеж­ды с резин­ка­ми или пуго­ви­ца­ми, и в таком виде отве­ли в жилую зону с каме­ра­ми, похо­жую, по сло­вам Зия­ву­дун, на типич­ный китай­ский посе­лок с ров­ны­ми ряда­ми домиков.

В пер­вые месяц или два не про­ис­хо­ди­ло ниче­го осо­бен­но­го. Всех жен­щин корот­ко под­стриг­ли и застав­ля­ли смот­реть в каме­рах про­па­ган­дист­ское видео.

Потом поли­ция нача­ла допра­ши­вать Зия­ву­дун насчет ее мужа. Если она отка­зы­ва­лась отве­чать или гово­ри­ла не то, что хоте­ли услы­шать, ее тол­ка­ли на пол и пина­ли в низ живота.

“Ботин­ки у поли­цей­ских очень тяже­лые и твер­дые, пона­ча­лу я дума­ла, что он бьет меня чем-то, — рас­ска­зы­ва­ет Зия­ву­дун. — Потом я поня­ла, что он пры­га­ет на моем живо­те. По телу про­шла горя­чая вол­на, и я почти поте­ря­ла сознание”.

Док­тор ска­зал, что у нее, воз­мож­но, обра­зо­вал­ся сгу­сток свер­нув­шей­ся кро­ви. Когда сосед­ки по каме­ре сооб­щи­ли охран­ни­кам, что у Зия­ву­дун кро­во­те­че­ние, те отве­ти­ли, что для жен­щин это нормально.

По сло­вам Зия­ву­дун, каж­дая каме­ра вме­ща­ла 14 чело­век, с откид­ны­ми кой­ка­ми, решет­кой на окне, одним умы­валь­ни­ком и туа­ле­том в виде дыры в полу.

На сним­ках, сде­лан­ных скры­той каме­рой акти­ви­ста­ми орга­ни­за­ции Bitter Winter, вид­но, что ком­на­ты оби­та­те­лей лаге­ря похо­жи на каме­ры — с решет­ка­ми и желез­ны­ми дверями

Когда Зия­ву­дун впер­вые уви­де­ла, как кого-то уво­дят из каме­ры ночью, она не поня­ла, зачем. Поду­ма­ла, сосед­ку куда-то переселяют.

Затем, где-то в мае 2018 года Зия­ву­дун и еще одну жен­щи­ну два­дца­ти с чем-то лет забра­ли ночью из каме­ры и при­ве­ли в ком­на­ту, где сидел муж­чи­на в мас­ке. Жен­щи­ну отве­ли в сосед­нее помещение.

“Как толь­ко она вошла в ту ком­на­ту, она нача­ла кри­чать, — гово­рит Зия­ву­дун. — Не знаю, как это вам объ­яс­нить. Я дума­ла, что ее пыта­ют. Я и поду­мать не мог­ла, что ее насилуют”.

Жен­щи­на-охран­ни­ца ска­за­ла муж­чине в мас­ке, что у Зия­ву­дун кро­во­те­че­ние. Тот выру­гал­ся и ска­зал: “Отве­ди ее в чер­ную комнату”.

“Охран­ни­ца отве­ла меня в ком­на­ту рядом с той, в кото­рую отве­ли сосед­ку. У них была какая-то элек­три­че­ская пал­ка, я не знаю, что это было, — рас­ска­зы­ва­ет Зия­ву­дун. — Они засу­ну­ли ее мне в ваги­ну и ста­ли пытать меня элек­три­че­ским током”.

Пыт­ка в ту первую ночь в тем­ной ком­на­те закон­чи­лась, когда охран­ни­ца вме­ша­лась, напом­нив муж­чи­нам, что Зия­ву­дун нездо­ро­ва. Ее отве­ли в камеру.

При­мер­но через час в каме­ру при­ве­ли ее соседку.

“Она была сама не своя, не хоте­ла ни с кем гово­рить, села и сиде­ла как в тран­се, — вспо­ми­на­ет Зия­ву­дун. — Мно­гие в тех каме­рах теря­ли рассудок”.

Пытки током и прилюдное изнасилование

Поми­мо жилых камер, в каж­дом из лаге­рей име­лись клас­сы, в кото­рых с заклю­чен­ны­ми зани­ма­лись преподаватели.

Цель это­го “обра­зо­ва­ния”, утвер­жда­ют пра­во­за­щит­ни­ки, — отучить уйгу­ров и дру­гие мень­шин­ства от их куль­ту­ры, язы­ка и веры и сде­лать из них китайцев.

На этих спут­ни­ко­вых сним­ках одно­го и того же лаге­ря в про­вин­ции Синьц­зян вид­но, как быст­ро рас­ши­рял­ся объект

Гуль­би­нур Седик, этни­че­ская узбеч­ка родом из Синьц­зя­на, по про­фес­сии учи­тель­ни­ца китай­ско­го язы­ка. По сло­вам жен­щи­ны, ее при­ну­ди­ли учить заклю­чен­ных в одном из лаге­рей. Потом ей уда­лось сбе­жать из Китая.

Вся жизнь в лаге­ре жест­ко кон­тро­ли­ро­ва­лась, пове­да­ла она Би-би-си. До нее дохо­ди­ли исто­рии и слу­хи об изна­си­ло­ва­ни­ях, и одна­жды она спро­си­ла жен­щи­ну-поли­цей­скую, с кото­рой была в хоро­ших отно­ше­ни­ях, прав­да ли это. Та ска­за­ла: “Пого­во­рим во дво­ре после обеда”.

“Мы отпра­ви­лись во двор, где мень­ше видео­ка­мер, и она ска­за­ла, что да, здесь сло­жи­лась куль­ту­ра наси­лия. Поли­цей­ские наси­лу­ют их груп­па­ми по несколь­ко чело­век и пыта­ют током. Над ними ужас­но издеваются”.

После это­го Гуль­би­нур, по ее сло­вам, не мог­ла уснуть и пла­ка­ла всю ночь, думая про свою доч­ку, к сча­стью, учив­шу­ю­ся за границей.

В офи­ци­аль­ных пока­за­ни­ях про­ек­ту “Пра­ва чело­ве­ка для уйгу­ров” жен­щи­на заяви­ла, что сама слы­ша­ла кри­ки жертв, кото­рых пыта­ли током, как Зиявудун.

“Кри­ки раз­но­си­лись по все­му зда­нию. Я слы­ша­ла их во вре­мя обе­да и класс­ных заня­тий”, — пока­за­ла Гуль­би­нур Седик.

По ее сло­вам, для пыток элек­тро­шо­ком име­лись спе­ци­аль­ные ору­дия: стул, пер­чат­ка, шлем и стер­жень, вво­ди­мый в поло­сти тела.

Учи­тель­ни­ца Сай­ра­гуль Сают­бай рас­ска­за­ла, что была сви­де­тель­ни­цей ужас­ных изде­ва­тельств. Позд­нее ее обви­ни­ли в неза­кон­ном пере­се­че­нии гра­ни­цы с Казахстаном

Дру­гая учи­тель­ни­ца, рабо­тав­шая в лаге­ре и затем бежав­шая в Казах­стан, Сай­ра­гуль Сают­бай, так­же заяви­ла Би-би-си, что изна­си­ло­ва­ние явля­лось обыч­ным делом, и что охра­на заби­ра­ла понра­вив­ших­ся им моло­дых жен­щин и девушек.

Сай­ра­гуль утвер­жда­ет, что сво­и­ми гла­за­ми наблю­да­ла ужа­са­ю­щую сце­ну: трое поли­цей­ских по оче­ре­ди изна­си­ло­ва­ли девуш­ку, на вид 20–21 года, на гла­зах у при­мер­но ста заключенных.

По их сло­вам, жерт­ву таким обра­зом нака­за­ли за то, что она отка­зы­ва­лась в чем-то при­знать­ся. Она гром­ко кри­ча­ла, а охра­на зор­ко высмат­ри­ва­ла, кто зажму­ри­ва­ет­ся, отво­дит гла­за или сжи­ма­ет кулаки.

“Я дума­ла, умру на месте”, — гово­рит она.

Показания бывшего охранника

Для Зия­ву­дун дни в лаге­ре сли­ва­лись в неде­ли и меся­цы. Корот­ко остри­жен­ных жен­щин води­ли в класс, под­вер­га­ли каким-то непо­нят­ным меди­цин­ским обсле­до­ва­ни­ям, дава­ли таб­лет­ки и каж­дые 15 дней дела­ли уко­лы, вызы­вав­шие тош­но­ту и вялость. Пер­со­нал гово­рил, что это “вак­ци­на”.

Неко­то­рых жен­щин сте­ри­ли­зо­ва­ли или при­ну­ди­тель­но вво­ди­ли внут­ри­ма­точ­ные спи­ра­ли, вклю­чая девуш­ку все­го 20 лет. “Мы про­си­ли за нее, гово­ря, что она такая моло­дая, но это не помог­ло”, — гово­рит Зиявудун.

По дан­ным рас­сле­до­ва­ния агент­ства Ассо­ши­эй­тед пресс, насиль­ствен­ная сте­ри­ли­за­ция уйгур­ских жен­щин в Синьц­зяне — рас­про­стра­нен­ное явле­ние. Китай­ское пра­ви­тель­ство в ответ на запрос Би-би-си назва­ло обви­не­ние пол­но­стью необоснованным.

Заклю­чен­ных так­же застав­ля­ли часа­ми рас­пе­вать китай­ские пат­ри­о­ти­че­ские пес­ни и смот­реть видео­ро­ли­ки, вос­хва­ля­ю­щие Си Цзиньпина.

“Посте­пен­но забы­ва­ешь, что за сте­на­ми лаге­ря есть какая-то иная жизнь. Не знаю, из-за посто­ян­но­го про­мы­ва­ния моз­гов или из-за уко­лов и таб­ле­ток, но ты тупе­ешь и уже не дума­ешь ни о чем, кро­ме того, как в оче­ред­ной раз набить живот. Там еще и еды посто­ян­но не хватало”.

Тур­су­най Зия­ву­дун не может без боли даже смот­реть на сним­ки лаге­ря, в кото­ром про­ве­ла девять месяцев

По сло­вам быв­ше­го лагер­но­го охран­ни­ка, общав­ше­го­ся с Би-би-си по видео­свя­зи из нена­зван­но­го госу­дар­ства за пре­де­ла­ми Китая, заклю­чен­ных нака­зы­ва­ли голо­дом, напри­мер, за то, что они не выучи­ва­ли на память отрыв­ки из кни­жек о Си Цзиньпине.

“Одна­жды, когда мы при­вез­ли в лагерь новую пар­тию, я видел, как заклю­чен­ные, каж­дый с книж­кой в руках, часа­ми сиде­ли и зуб­ри­ли”, — рас­ска­зал он.

Тех, кто про­ва­лил “экза­мен” один, два или три раза, застав­ля­ли носить на одеж­де нашив­ки соот­вет­ству­ю­ще­го цве­та и под­вер­га­ли нака­за­ни­ям раз­ной сте­пе­ни тяже­сти, от лише­ния обе­да до битья.

“Я бывал в этих лаге­рях. Я при­во­зил туда заклю­чен­ных. Я видел этих несчаст­ных, нездо­ро­вых людей. Из под­вер­га­ли истя­за­ни­ям, я уве­рен в этом”.

Би-би-си не име­ет воз­мож­но­сти про­ве­рить утвер­жде­ния охран­ни­ка. Он согла­сил­ся общать­ся на усло­ви­ях ано­ним­но­сти, но пред­ста­вил доку­мен­ты, дока­зы­ва­ю­щие факт его служ­бы в лаге­ре, о кото­ром досто­вер­но извест­но, что он существует.

Охран­ник ска­зал, что ниче­го не зна­ет об изна­си­ло­ва­ни­ях, но под­твер­дил, что заклю­чен­ных пыта­ют током. “Да. Они дела­ют это. Они исполь­зу­ют элек­тро­шо­ке­ры”, — заявил он.

По его сло­вам, заклю­чен­ных пыта­ют в основ­ном затем, что­бы вырвать при­зна­ния в каких-то нару­ше­ни­ях. “Эти выму­чен­ные при­зна­ния до сих пор зву­чат в моих ушах”, — гово­рит он.

Си Цзиньпин повсюду

Пре­зи­дент Си при­сут­ству­ет в лаге­рях повсю­ду. Его порт­ре­ты и цита­ты укра­ша­ют сте­ны, его идеи — осно­ва всех “обра­зо­ва­тель­ных” программ.

Имен­но Си — вер­хов­ный архи­тек­тор китай­ской поли­ти­ки в отно­ше­нии уйгу­ров, уве­рен Чарльз Пар­тон, быв­ший бри­тан­ский дипло­мат в Китае, а ныне стар­ший науч­ный сотруд­ник Коро­лев­ско­го инсти­ту­та общих иссле­до­ва­ний (RUSI).

“В Китае чрез­вы­чай­но цен­тра­ли­зо­ван­ная систе­ма, замы­ка­ю­ща­я­ся на самом вер­ху, — гово­рит он. — Нет ника­ко­го сомне­ния, что это лич­ная поли­ти­ка Си Цзиньпина”.

Пар­тон счи­та­ет мало­ве­ро­ят­ным, что­бы Си Цзинь­пин или дру­гие выс­шие руко­во­ди­те­ли при­ка­зы­ва­ли наси­ло­вать и пытать, но они навер­ня­ка зна­ют об этом.

Пра­во­за­щит­ни­ки утвер­жда­ют, что руко­во­ди­тель КНР Си Цзинь­пин лич­но дал доб­ро на жесто­кое обра­ще­ние с уйгурами

“Пола­гаю, навер­ху закры­ва­ют на это гла­за. Дана общая уста­нов­ка: осу­ществ­лять поли­ти­ку мак­си­маль­но жест­ко, и испол­ни­те­ли чув­ству­ют, что у них раз­вя­за­ны руки”, — гово­рит он.

По сло­вам Тур­су­най Зия­ву­дун, те дей­стви­тель­но не стеснялись.

“Наси­луя, они еще и боль­но куса­лись, так что было непо­нят­но, люди это или зве­ри, а потом было страш­но гля­нуть на соб­ствен­ное тело”, — при­зна­ет­ся она, дела­ет длин­ную пау­зу и при­кла­ды­ва­ет к гла­зам платок.

“Со мной это слу­чи­лось три­жды. Вся­кий раз мучи­те­лей и хищ­ни­ков было двое-трое”.

Сосед­ка Зия­ву­дун по кой­ке, кото­рая гово­ри­ла, что уго­ди­ла в лагерь за то, что име­ла слиш­ком мно­го детей, одна­жды исчез­ла на три дня, а когда вер­ну­лась, на ее теле были такие же сле­ды укусов.

“Она ниче­го не рас­ска­зы­ва­ла, про­сто обня­ла меня рука­ми за шею и всхлипывала”.

Издевательства до полного расчеловечивания

Китай­ское пра­ви­тель­ство не дало пря­мо­го отве­та на запрос Би-би-си каса­тель­но изна­си­ло­ва­ний и пыток, но высту­пи­ло с заяв­ле­ни­ем, что лаге­ря в Синьц­зяне — это не места лише­ния сво­бо­ды, а цен­тры про­фес­си­о­наль­но­го обучения.

“Пра­ви­тель­ство Китая в рав­ной мере защи­ща­ет пра­ва и инте­ре­сы всех этни­че­ских групп, при­да­вая боль­шое зна­че­ние пра­вам жен­щин”, — заяви­ла пресс-секретарь.

Тур­су­най Зия­ву­дун осво­бо­ди­ли в декаб­ре 2018 года вме­сте со все­ми жен­щи­на­ми, имев­ши­ми мужей или род­ствен­ни­ков в Казах­стане — как она дума­ет, бла­го­да­ря како­му-то пово­ро­ту выс­шей политики.

Тур­су­най Зия­ву­дун нахо­дит­ся в США, живет в доме у мест­ной уйгур­ки и наде­ет­ся на вос­со­еди­не­ние с мужем

Ей вер­ну­ли пас­порт, и она уеха­ла в Казах­стан, а затем, с помо­щью про­ек­та “Пра­ва чело­ве­ка для уйгу­ров”, в США, где сей­час ждет раз­ре­ше­ния на проживание.

Она живет в доме в окрест­но­стях Вашинг­то­на, при­над­ле­жа­щем жен­щине из мест­ной уйгур­ской общи­ны. Они вме­сте гото­вят и гуляют.

Зия­ву­дун и сей­час начи­на­ет пла­кать, когда видит спут­ни­ко­вые фото лаге­рей. Свет в ее ком­на­те все­гда при­глу­шен, пото­му что в лаге­ре он горел ярко.

Через неде­лю после при­бы­тия в США ей сде­ла­ли опе­ра­цию по уда­ле­нию мат­ки — послед­ствия изби­е­ния. “Я боль­ше не могу быть мате­рью”, — гово­рит она.

Муж Зия­ву­дун еще в Казах­стане, и она меч­та­ет вос­со­еди­нить­ся с ним в Штатах.

Неко­то­рое вре­мя меж­ду сво­им осво­бож­де­ни­ем и отъ­ез­дом в Казах­стан Зия­ву­дун про­ве­ла в Синьц­зяне. Она встре­ча­лась с дру­ги­ми людь­ми, про­шед­ши­ми через лаге­ря, и виде­ла, какой отпе­ча­ток нало­жи­ла на них система.

Рож­да­е­мость в авто­но­мии, соглас­но неза­ви­си­мым иссле­до­ва­ни­ям, за послед­ние годы упа­ла так, что неко­то­рые ана­ли­ти­ки назы­ва­ют это демо­гра­фи­че­ским геноцидом.

Мно­гие начи­на­ют пить. Несколь­ко раз Зия­ву­дун виде­ла лежа­щей на ули­це быв­шую сосед­ку по каме­ре, ту самую моло­дую жен­щи­ну, кото­рую вме­сте с ней взя­ли в первую страш­ную ночь.

“Она суще­ству­ет, но не живет, — гово­рит Зия­ву­дун. — Изна­си­ло­ва­ния уни­что­жи­ли ее. Они гово­рят, что людей выпус­ка­ют, но, по мое­му мне­нию, все, кто про­шел через лаге­ря — кон­че­ные люди”.

Имен­но в этом, счи­та­ет она, и состо­ит замы­сел. Лише­ние сво­бо­ды, посто­ян­ное наблю­де­ние, сте­ри­ли­за­ция, пыт­ки, изна­си­ло­ва­ния — и в резуль­та­те расчеловечивание.

“Их конеч­ная цель — уни­что­жить всех нас. И все зна­ют об этом”.

Источ­ник: https://www.bbc.com/

архивные статьи по теме

ШОС: ожидания, реалии, перспективы

Editor

Судья, третейским быть не хочешь?

Тираж отдали, но после “прочтения”