18 C
Астана
30 мая, 2024
Image default

Иранская ядерная сделка: боится ли Астана американских санкций?

После того, как США объ­яви­ли о выхо­де из иран­ской ядер­ной сдел­ки, ком­па­нии в раз­ных стра­нах мира, веду­щие биз­нес с иран­ски­ми парт­не­ра­ми в раз­лич­ных сфе­рах, опа­са­ют­ся попасть за это под аме­ри­кан­ские санк­ции. Такие опа­се­ния есть и у казах­стан­ских пред­при­я­тий и фирм. Аста­на, раз­ви­ва­ю­щая с Теге­ра­ном теп­лые поли­ти­че­ские отно­ше­ния, рис­ку­ет рас­сер­дить этим Вашинг­тон, тре­бу­ю­щий от меж­ду­на­род­но­го сооб­ще­ства устро­ить обструк­цию иран­ской поли­ти­че­ской верхушке.

Согла­ше­ние по иран­ской ядер­ной про­грам­ме — Сов­мест­ный все­объ­ем­лю­щий план дей­ствий (СВПД), заклю­чен­ное в 2015 году, преду­смат­ри­ва­ло выпол­не­ние Теге­ра­ном ряда шагов по огра­ни­че­нию сво­ей ядер­ной про­грам­мы в обмен на отме­ну санк­ций, при­ня­тых Сов­без­ом ООН и рядом стран. Согла­ше­ние было под­пи­са­но меж­ду Ира­ном, с одной сто­ро­ны, и США, ФРГ, Фран­ци­ей, Вели­ко­бри­та­ни­ей, Кита­ем, Рос­си­ей, при актив­ном посред­ни­че­стве Казах­ста­на. Поэто­му в самом Казах­стане успех иран­ской ядер­ной сдел­ки был зане­сен в лич­ный актив пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назарбаева.

Лич­ный актив Назар­ба­е­ва и Нобе­лев­ская пре­мия мира

Поэто­му так болез­нен­но Назар­ба­ев лич­но вос­при­ни­ма­ет нынеш­ний отказ от достиг­ну­то­го три года назад согла­ше­ния. “Пола­гаю, что это долж­но быть боль­шим разо­ча­ро­ва­ни­ем для Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Тема ядер­но­го разору­же­ния для него как для поли­ти­ка очень важ­на. Назар­ба­ев обес­пе­чил уда­ле­ние совет­ско­го ядер­но­го арсе­на­ла с тер­ри­то­рии Казах­ста­на после обре­те­ния суве­ре­ни­те­та, что при­да­ло ему поли­ти­че­ский вес в мире. Он актив­но про­дви­гал план созда­ния бан­ка ядер­но­го топ­ли­ва МАГАТЭ в Казах­стане — тоже как ини­ци­а­ти­ву по сни­же­нию инте­ре­са к соб­ствен­ным ядер­ным про­из­вод­ствам в стра­нах мира, не отно­ся­щих­ся к “ядер­но­му клубу”.

Дональд Трамп после выхода из иранской сделки

Дональд Трамп после выхо­да из “иран­ской сделки”

В том чис­ле — в Иране. Но теперь вполне веро­ят­на ситу­а­ция, что Иран в ответ на реше­ние США тоже вый­дет из согла­ше­ния и воз­об­но­вит рабо­ту по воен­ной состав­ля­ю­щей сво­ей атом­ной про­грам­мы. И это поста­вит крест на тех преды­ду­щих уси­ли­ях, бла­го­да­ря кото­рым даже кур­си­ро­ва­ла идея пред­ста­вить пре­зи­ден­та Казах­ста­на к Нобе­лев­ской пре­мии мира”, — ком­мен­ти­ру­ет немец­кий экс­перт по Цен­траль­ной Азии Гюн­тер Кна­бе (Günter Knabe).

Пре­мию тогда пре­зи­дент не полу­чил, одна­ко нынеш­няя ситу­а­ция как раз созда­ет потреб­ность в новых посред­ни­че­ских уси­ли­ях и дает ему шанс высту­пить в этом каче­стве с пози­ции “мораль­но­го лиде­ра” в поль­зу сохра­не­ния сдел­ки с Ира­ном осталь­ных стран-участ­ниц согла­ше­ния, за исклю­че­ни­ем США, счи­та­ет собе­сед­ник DW. И дей­стви­тель­но, еще в нояб­ре 2017 года казах­стан­ский лидер, напом­нив, что пер­вые шести­сто­рон­ние пере­го­во­ры по ядер­ной про­грам­ме Ира­на про­изо­шли в Казах­стане, заявил, что Аста­на не под­дер­жи­ва­ет пере­смот­ра согла­ше­ния — “шести­сто­рон­нее согла­ше­ние о ядер­ной про­бле­ме Ира­на было хоро­шим согла­ше­ни­ем, его надо про­дол­жать”, — цити­ро­ва­ли тогда его сло­вам мест­ные СМИ.

Гото­ва ли Аста­на рас­сер­дить Вашингтон?

При этом в вопро­сах поли­ти­ки на иран­ском направ­ле­нии Аста­на ста­ра­лась соблю­дать рав­но­ве­сие по отно­ше­нию к раз­лич­ным “боль­шим игро­кам”. Одна­ко, под­чер­ки­ва­ет Гюн­тер Кна­бе, реше­ние Дональ­да Трам­па дела­ет эту зада­чу слож­но выпол­ни­мой. “С одной сто­ро­ны, Казах­стан эко­но­ми­че­ски свя­зан с Ира­ном и наме­ре­вал­ся эту связь укреп­лять в раз­ных обла­стях. С дру­гой сто­ро­ны, это будет труд­но осу­ще­ствить под угро­зой аме­ри­кан­ских санк­ций. Аста­на избе­га­ет силь­но сер­дить США, и ей пред­сто­ит искать кори­дор воз­мож­но­стей, в кото­ром она смо­жет вести дела с Ира­ном, не вызы­вая жест­кой реак­ции в Вашинг­тоне. В нахож­де­нии таких кори­до­ров Аста­на преж­де доста­точ­но уме­ло себя вела, а тут на ее сто­роне и то, что даже ЕС не устра­и­ва­ет реше­ние США”, — счи­та­ет немец­кий эксперт.

Наталья Харитонова

Ната­лья Харитонова

С тем, что Аста­на ока­зы­ва­ет­ся в свое­об­раз­ном шпа­га­те, соглас­на коор­ди­на­тор объ­еди­нен­ной евразий­ской экс­перт­ной сети Jeen Ната­лья Хари­то­но­ва. Она напо­ми­на­ет исто­рию нача­ла 2018 года с аре­стом двух десят­ков мил­ли­ар­дов дол­ла­ров из казах­стан­ско­го Наци­о­наль­но­го фон­да, ока­зав­ших­ся на сче­тах бан­ков в США, а затем их счаст­ли­вым раз­мо­ра­жи­ва­ни­ем, после­до­вав­шим за встре­чей пре­зи­ден­тов США и Казах­ста­на в Нью-Йорке.

“А вско­ре после это­го из Аста­ны про­зву­ча­ло согла­сие на тран­зит аме­ри­кан­ских воен­ных гру­зов через пор­ты на Кас­пии в Афга­ни­стан. Обо­зре­ва­те­ли отме­ча­ли, что это согла­сие, свя­зан­ное с той исто­ри­ей — афронт не толь­ко Рос­сии, но и Ира­ну, кото­рый видит для себя пря­мую угро­зу в уси­ле­нии воен­но­го кор­пу­са США в сосед­нем Афга­ни­стане, и вряд ли дово­лен про­хож­де­ни­ем воен­ных гру­зов Пен­та­го­на воз­ле сво­ей аква­то­рии на Кас­пии”, — пояс­ня­ет собе­сед­ни­ца DW.

При этом, про­дол­жа­ет она, мало кто обра­ща­ет вни­ма­ние на обо­рот­ную сто­ро­ну это­го согла­сия — при­няв аме­ри­кан­ский воен­ный тран­зит, Аста­на полу­ча­ет воз­мож­ность дик­то­вать США опре­де­лен­ные усло­вия, как это успеш­но в тече­ние ряда лет в отно­ше­ни­ях с Вашинг­то­ном и Бер­ли­ном делал Узбе­ки­стан, отдав им базы в Хана­ба­де и в Термезе.

ЕАЭС, ШОС и атом­ная про­мыш­лен­ность Ирана

Кро­ме того, в дан­ном слу­чае про­тив реше­ния Дональ­да Трам­па по выхо­ду из иран­ской сдел­ки высту­па­ют и Рос­сия и КНР, с кото­ры­ми у Казах­ста­на тес­ные отно­ше­ния, и он может исполь­зо­вать это, пола­га­ет Гюн­тер Кна­бе. “Оба объ­еди­не­ния, куда вхо­дит Казах­стан — ЕАЭС и ШОС — поста­ра­ют­ся пред­ло­жить некие кол­лек­тив­ные шаги, что­бы сохра­нить ста­тус-кво по сдел­ке с Ира­ном. Тем более Иран вхо­дит в ШОС на пра­вах наблю­да­те­ля, а меж­ду ЕАЭС и Теге­ра­ном толь­ко что, в мае, под­пи­са­но вре­мен­ное согла­ше­ние о зоне сво­бод­ной тор­гов­ли”, — рас­суж­да­ет он.

Гюнтер Кнабе

Гюн­тер Кнабе

Пока не ясно, как те штраф­ные меры, кото­рые США гро­зят при­нять в отно­ше­нии стран и ком­па­ний, кото­рые будут вести дела с Ира­ном, могут уда­рить по Казах­ста­ну — кон­крет­ных реше­ний, из кото­рых мож­но было бы соста­вить пред­став­ле­ние об этих мерах, не было озву­че­но, отме­ча­ет немец­кий экс­перт. “Но тут хоро­ше­го ждать не при­хо­дит­ся, тем более, что США видят в Казах­стане миро­во­го лиде­ра по добы­че ура­на, и пом­нят, что Иран наме­ре­вал­ся поку­пать зна­чи­тель­ные мас­сы ура­на для нужд сво­ей атом­ной про­мыш­лен­но­сти”, — гово­рит Гюн­тер Кнабе.

Идет ли в Бушер казах­стан­ский уран?

Логич­но пред­по­ло­жить, что в первую оче­редь под штраф­ные меры могут попасть те пред­при­я­тия, кото­рые ведут дела с атом­ным сек­то­ром Ира­на. Впро­чем, Ната­лья Хари­то­но­ва убеж­де­на, что выход из сдел­ки с Ира­ном для США — это шаг в реги­о­наль­ной поли­ти­ке на Ближ­нем Восто­ке, к ядер­ной про­грам­ме Ира­на име­ю­щий лишь опо­сре­до­ван­ное отношение.

DW поста­ра­лась выяс­нить, участ­ву­ет ли казах­стан­ский уран, к при­ме­ру, в постав­ках топ­ли­ва для АЭС в иран­ском Буше­ре. Эти постав­ки осу­ществ­ля­ет рос­сий­ская ком­па­ния ТВЭЛ. “На пред­при­я­ти­ях ТВЭЛ бази­ру­ет­ся меж­ду­на­род­ный центр обо­га­ще­ния ура­на (МЦОУ), в состав учре­ди­те­лей кото­ро­го вхо­дит Казах­стан. Но в про­ек­тах ТВЭЛ, свя­зан­ных с Ира­ном, казах­стан­ский уран не исполь­зу­ет­ся. Топ­ли­во для иран­ских АЭС дела­ет­ся на осно­ве рос­сий­ско­го ура­на”, — сооб­щи­ла DW пред­ста­ви­тель­ни­ца пресс-служ­бы ком­па­нии Дарья Озерова.

Но вер­нем­ся к реги­о­наль­ной поли­ти­ке. В ней сей­час, поми­мо США, свою игру ведет, к при­ме­ру, Тур­ция. “Тур­ция сей­час очень заин­те­ре­со­ва­на в укреп­ле­нии сво­е­го вли­я­ния на Казах­стан. При этом она вме­сте с Ира­ном и Рос­си­ей ста­ра­ет­ся огра­ни­чить вли­я­ние “атлан­ти­че­ско­го сою­за” — осо­бен­но это ощу­ти­мо в Сирии. Анка­ре хоте­лось бы, что­бы Аста­на была на ее сто­роне, и она игра­ет на том, что Казах­стан пре­тен­ду­ет на роль авто­ри­тет­но­го госу­дар­ства в ислам­ском и в тюр­ко­языч­ном мире. Эта игра созда­ет для Казах­ста­на допол­ни­тель­ные слож­но­сти в лави­ро­ва­нии меж­ду “боль­ши­ми игро­ка­ми”, — гово­рит Гюн­тер Кнабе.

Что каса­ет­ся само­го Ира­на, то сей­час в Теге­ране очень вни­ма­тель­но отсле­жи­ва­ют, в сто­ро­ну каких аль­ян­сов Казах­стан будет дрей­фо­вать. “Что, впро­чем, дает Астане шанс углу­бить поли­ти­че­ское вза­и­мо­дей­ствие с Теге­ра­ном для нахож­де­ния реше­ния “общей про­бле­мы”. И тут Нур­сул­тан Назар­ба­ев вряд ли допу­стит слиш­ком боль­шое вли­я­ние США на свою поли­ти­ку”, — пола­га­ет эксперт.

Смот­ри­те также:

Let’s block ads! (Why?)

Ори­ги­нал ста­тьи: DW-WORLD.DE Kasachstan

архивные статьи по теме

КЭШелонированная оборона — 2

Editor

Айман ТУРСЫНКАН: Я НЕ ВЕРЮ этому государству

Editor

О чем говорил на форуме Назарбаев