25 C
Астана
28 июня, 2022
Image default

Интеграция должна быть более тесной?

Через казах­стан­скую тер­ри­то­рию к серд­цу Цен­траль­но-Ази­ат­ско­го реги­о­на ведут воен­но-стра­те­ги­че­ские и эко­но­ми­че­ские марш­ру­ты, и без Казах­ста­на не обой­тись при созда­нии любо­го буфе­ра для защи­ты от иду­щих с Юга угроз. После того как миро­вые эко­но­ми­че­ские неуря­ди­цы нанес­ли удар по самой бла­го­по­луч­ной в пост­со­вет­ской Азии казах­стан­ской эко­но­ми­ке, пер­спек­ти­ва пре­вра­ще­ния РК в реги­о­наль­ную сверх­дер­жа­ву отда­ли­лась, но, по наше­му мне­нию, не утра­ти­ла сво­ей актуальности. 

Сохра­не­ние вли­я­ния РФ в РК явля­ет­ся «клю­чом» к сохра­не­нию рос­сий­ских пози­ций во всем реги­оне Цен­траль­ной Азии (ЦА), и дей­ство­вать на «казах­стан­ском направ­ле­нии» рос­сий­ской поли­ти­ки в Азии Москве необ­хо­ди­мо самым серьез­ным обра­зом и основ­ны­ми сво­и­ми силами. 

Про­бле­ма­ти­ка рос­сий­ско-казах­стан­ско­го парт­нер­ства пред­став­ля­ет­ся акту­аль­ной и в свя­зи с появ­ле­ни­ем в рос­сий­ских и казах­стан­ских СМИ (в основ­ном, либе­раль­но­го и «уль­тра­пат­ри­о­ти­че­ско­го» тол­ка) мно­го­чис­лен­ных мате­ри­а­лов о неко­ем «раз­во­ро­те» казах­стан­ской поли­ти­ки «от Рос­сии». На фоне заяв­ле­ний быв­ше­го гос­сек­ре­та­ря США о стрем­ле­нии миро­во­го геге­мо­на не допу­стить «реин­кар­на­ции СССР» и про­ти­во­дей­ство­вать инте­гра­ци­он­ным про­цес­сам на пост­со­вет­ском про­стран­стве это смот­рит­ся очень показательно. 

На насто­я­щий момент вза­и­мо­от­но­ше­ния Рос­сии и Казах­ста­на, по наше­му мне­нию, не отве­ча­ют объ­ек­тив­но сло­жив­шим­ся тре­бо­ва­ни­ям сотруд­ни­че­ства двух госу­дарств и наро­дов. Чрез­мер­ная поли­ти­зи­ро­ван­ность дву­сто­рон­них отно­ше­ний не раз в послед­ние меся­цы при­во­ди­ла к напря­жен­но­сти по раз­лич­ным вопро­сам. Оче­вид­но, что и в даль­ней­шем мож­но будет наблю­дать кон­флик­ты инте­ре­сов отдель­ных групп элит двух стран (напри­мер, по тариф­ной и тамо­жен­ной поли­ти­ке в рам­ках ТС, вопро­сов угле­во­до­род­но­го тран­зи­та через тер­ри­то­рию РФ, или сотруд­ни­че­ства в обла­сти осво­е­ния кос­мо­са и т.п.), кото­рые будут с энту­зи­аз­мом трак­то­вать­ся все­ми заин­те­ре­со­ван­ны­ми сто­ро­на­ми, внут­ри наших стран и вне их, как «меж­го­су­дар­ствен­ные противоречия». 

В Казах­стане отме­ча­ет­ся уси­ле­ние кри­ти­че­ских оце­нок обще­го про­шло­го. Даже на уровне веду­щих исто­ри­ков РК мож­но услы­шать упре­ки Москве за истреб­ле­ние наци­о­наль­ной интел­ли­ген­ции как вра­гов наро­да в 30‑е годы, «казах­ский голо­до­мор» 1932—1933 годов, «цели­ну», «ядер­ные испы­та­ния» и т.д. Гораз­до даль­ше захо­дят ради­каль­но-наци­о­на­ли­сти­че­ские груп­пи­ров­ки, созда­ю­щие в отно­ше­нии Рос­сии демо­ни­че­ский образ исто­ри­че­ско­го вра­га каза­хов. Рос­сий­ские наци­о­на­ли­сты отве­ча­ют цен­траль­но­ази­ат­ским кол­ле­гам вза­им­но­стью, обви­няя быв­шие союз­ные рес­пуб­ли­ки в выса­сы­ва­ние соков из Рос­сии и небла­го­дар­ность Москве за ее циви­ли­зи­ру­ю­щую роль в реги­оне. В уди­ви­тель­ном един­стве с наци­о­на­ли­ста­ми нахо­дят­ся рос­сий­ские уль­тра­ли­бе­ра­лы, счи­та­ю­щие Цен­траль­ную Азию “исто­ри­че­ским бал­ла­стом”, кото­рый надо «сбро­сить», пото­му что он про­дол­жа­ет обре­ме­нять эко­но­ми­ку Рос­сии и меша­ет ей стать «насто­я­щим» евро­пей­ским государством. 

Одно­знач­но непро­сты и инте­гра­ци­он­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния в паре Москва — Аста­на. Рас­ту­щие внут­ри­э­лит­ные (кла­но­во-реги­о­наль­ные) про­ти­во­ре­чия в Казах­стане в усло­ви­ях неопре­де­лен­но­сти поли­ти­че­ско­го буду­ще­го рес­пуб­ли­ки в целом не поз­во­ля­ют гово­рить о кур­се Казах­ста­на на евразий­скую инте­гра­цию как окон­ча­тель­но сло­жив­шем­ся, усто­яв­шем­ся. Рос­сия пря­мо заин­те­ре­со­ва­на в том, что­бы осо­бые поли­ти­че­ские ори­ен­ти­ров­ки казах­стан­ской эли­ты не ста­но­ви­лись непре­одо­ли­мой пре­гра­дой на пути инте­гра­ции эко­но­мик двух государств. 

Оче­вид­но, что пер­во­оче­ред­ная ори­ен­та­ция на ТС и Евразий­ский союз, а, зна­чит, и на Рос­сию — лишь одна из воз­мож­ных для Аста­ны моде­лей циви­ли­за­ци­он­но­го выбо­ра. Дру­гой явля­ет­ся инте­гра­тив­ная пан­ту­ран­ская модель с идео­ло­ги­ей пан­тюр­киз­ма, пред­по­ла­га­ю­щая тяго­те­ние к Тур­ции и через нее — к Запа­ду. О тео­ре­ти­че­ской воз­мож­но­сти тако­го вари­ан­та, кста­ти, гово­рят извест­ные недав­ние заяв­ле­ния пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва в Анка­ре, полу­чив­шие мно­го ком­мен­та­ри­ев в рос­сий­ских СМИ. Тре­тьей моде­лью может стать пан­ис­лам­ская, при­вя­зы­ва­ю­щая весь реги­он (и Казах­стан, как стра­ну, пре­тен­ду­ю­щую на лидер­скую роль в Цен­траль­ной Азии) к основ­ным цен­трам мусуль­ман­ско­го мира. Нако­нец, не исклю­че­но и попа­да­ние Казах­ста­на в сфе­ру вли­я­ния Китая, осо­бен­но по мере того, как этот гигант Азии будет наби­рать эко­но­ми­че­ский и поли­ти­че­ский вес. 

Таким обра­зом, Казах­стан (как и все стра­ны Цен­траль­ной Азии) нахо­дит­ся на циви­ли­за­ци­он­ном «пере­пу­тье», и его пред­по­чте­ние имен­но инте­гра­тив­ной моде­ли ТС и Евразий­ско­го сою­за — под вопросом. 

При этом Рос­сия и Казах­стан в силу мно­го­чис­лен­ных объ­ек­тив­ных и субъ­ек­тив­ных при­чин оста­ют­ся чрез­вы­чай­но “вза­и­мо­увя­зан­ны­ми” госу­дар­ства­ми. Для РК рос­сий­ская тер­ри­то­рия оста­ет­ся глав­ным тран­зит­ным про­стран­ством, рос­сий­ский внут­рен­ний рынок — основ­ным потре­би­те­лем казах­стан­ской про­дук­ции, а эко­но­ми­ка РФ — веду­щим эко­но­ми­че­ским партнером. 

После «цвет­ных рево­лю­ций», потря­се­ний «араб­ской вес­ны», бес­по­ряд­ков на казах­стан­ском Запа­де и всплес­ка тер­ро­ри­сти­че­ской актив­но­сти в стране в 2011 году, ситу­а­ция скла­ды­ва­ет­ся так, что воз­ник­ла зри­мая угро­за реа­ли­за­ции в РК какой-либо вари­а­ции «казах­стан­ской вес­ны». В этой свя­зи Москве, а еще в боль­шей сте­пе­ни Астане, сто­ит заду­мать­ся над тем, как не допу­стить подобного. 

Поэто­му от Рос­сии тре­бу­ет­ся чет­кое дове­де­ние до эли­ты и обще­ства Казах­ста­на наме­ре­ния в слу­чае «форс-мажо­ра» при­ло­жить все име­ю­щи­е­ся у нее ресур­сы для сохра­не­ния ста­биль­ной ситу­а­ции и в рес­пуб­ли­ке и в реги­оне в целом. Пока эта «рос­сий­ская под­стра­хов­ка» идет пре­иму­ще­ствен­но в фор­ме укреп­ле­ния обо­рон­но­го, эко­но­ми­че­ско­го и тех­но­ло­ги­че­ско­го сотрудничества. 

В целом отве­ча­ю­щим рос­сий­ским инте­ре­сам явля­ет­ся ори­ен­та­ция на под­держ­ку суще­ству­ю­ще­го в Казах­стане поли­ти­че­ско­го режи­ма и выдви­га­е­мых пре­зи­ден­том моде­лей воз­мож­ной транс­фор­ма­ции выс­шей вла­сти. Не в послед­нюю оче­редь это объ­яс­ня­ет­ся доми­ни­ру­ю­щей в оппо­зи­ции РК про­за­пад­ной ори­ен­та­ци­ей и наци­о­на­ли­сти­че­ски-анти­рос­сий­ским «трен­дом» части кон­тр­э­ли­ты и эли­ты страны. 

В усло­ви­ях нарас­та­ния нега­тив­ных тен­ден­ций в Цен­траль­ной Азии на фоне кри­зи­сов миро­вой эко­но­ми­ки и появ­ле­ние новых для пост­со­вет­ско­го про­стран­ства вызо­вов, даль­ней­шая выра­бот­ка вза­и­мо­при­ем­ле­мой линии пове­де­ния РФ и РК и в отно­ше­ни­ях друг с дру­гом, и в свя­зях с дру­ги­ми госу­дар­ства­ми ста­но­вит­ся насущ­ной необходимостью. 

Ком­плек­сом мер, спо­соб­ным купи­ро­вать нега­тив­ные тен­ден­ции в отно­ше­ни­ях наших госу­дарств, мог­ли были бы стать акти­ви­за­ция воен­но-тех­ни­че­ско­го и воен­но-поли­ти­че­ско­го сотруд­ни­че­ства; даль­ней­шее раз­ви­тие дву­сто­рон­ней инте­гра­ции в сфе­ре эко­но­ми­ки и финан­сов; куль­тур­но-инфор­ма­ци­он­ный обмен и более глу­бо­кое сотруд­ни­че­ство в обла­сти обра­зо­ва­ния и науки. 

I. Казах­стан про­дол­жа­ет оста­вать­ся стра­ной, ори­ен­ти­ро­ван­ной в зна­чи­тель­ной мере на рос­сий­скую эко­но­ми­ку. В то же вре­мя нынеш­ний уро­вень эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции (в том чис­ле и совер­шен­но недо­ста­точ­ное инфор­ма­ци­он­ное обес­пе­че­ние поло­жи­тель­но­го обра­за ТС и, шире, евразий­ско­го инте­гра­ци­он­но­го про­ек­та) все еще не отве­ча­ет потреб­но­стям наци­о­наль­ных эко­но­мик РК и РФ. И Рос­сия, и Казах­стан долж­ны при­нять меры, спо­соб­ные сти­му­ли­ро­вать более глу­бо­кий уро­вень вза­и­мо­вы­год­но­го сотруд­ни­че­ства (как в рам­ках ТС, так и по линии дву­сто­рон­не­го парт­нер­ства). Уни­фи­ка­ция тамо­жен­но­го, нало­го­во­го зако­но­да­тель­ства, еди­ная тариф­ная поли­ти­ка, созда­ние усло­вий для реаль­но рабо­та­ю­щих кон­сор­ци­у­мов (ТЭК, цвет­ная и чер­ная метал­лур­гия, транс­порт (авиа­ци­он­ный и желез­но­до­рож­ный), кос­мос, атом­ная энер­ге­ти­ка), пред­став­ле­ние режи­ма бла­го­при­ят­ство­ва­ния для СП — основ­ные направ­ле­ния эко­но­ми­че­ско­го вза­и­мо­дей­ствия двух государств. 

Обе стра­ны име­ют одно­тип­ную стра­те­гию в такой сфе­ре как добы­ча, транс­пор­ти­ров­ка и тор­гов­ля угле­во­до­ро­да­ми: уве­ли­че­ние экс­пор­та при росте миро­вых цен на нефть. Подоб­ная зави­си­мость от состо­я­ния миро­во­го рын­ка чре­ва­та воз­мож­ны­ми цено­вы­ми кри­зи­са­ми напо­до­бие авгу­ста 1998 г. или ситу­а­ции 2008—2009 годов. Пре­одо­ле­ние пре­ва­ли­ро­ва­ния сырье­во­го экс­пор­та над дру­ги­ми отрас­ля­ми долж­но стать одной из задач эко­но­ми­че­ской инте­гра­ции — тре­бу­ют­ся сов­мест­ные уси­лия по раз­ви­тию высо­ко­тех­но­ло­гич­ных экс­порт­но-ори­ен­ти­ро­ван­ных про­из­водств, созда­нию на этой осно­ве СП, ФПГ и т.н. тех­но­ло­ги­че­ских парков. 

В дан­ной свя­зи, отдель­ный вопрос, нуж­да­ю­щий­ся в кор­рек­ции — сопря­га­е­мость рос­сий­ской и казах­стан­ской про­грамм «инно­ва­ци­он­но-про­рыв­но­го» харак­те­ра. Сей­час шаги по модер­ни­за­ции наци­о­наль­ных эко­но­мик Москва и Аста­на при­ни­ма­ют и пла­ни­ру­ют к реа­ли­за­ции без уче­та опы­та друг дру­га. Как мини­мум, полез­ной была бы мак­си­маль­но воз­мож­ная коор­ди­на­ция шагов двух стран по изме­не­нию сырье­во­го про­фи­ля наци­о­наль­ных эко­но­мик. Веро­ят­но, необ­хо­ди­мо созда­ние неко­е­го меж­го­су­дар­ствен­но­го орга­на (в рам­ках ТС или дву­сто­рон­не­го) для дан­ной рабо­ты. Даже на началь­ном уровне вза­и­мо­дей­ствия в рам­ках подоб­ной струк­ту­ры мож­но не толь­ко осу­ще­ствить полез­ный обмен иде­я­ми и науч­ны­ми раз­ра­бот­ка­ми, но и сэко­но­мить средства. 

Клю­че­вым аспек­том защи­ты эко­но­ми­че­ских инте­ре­сов РФ в мас­шта­бах всей ЦА долж­на стать реа­ли­за­ция круп­ных про­ек­тов. Мно­го­мил­ли­ард­ный про­ект вле­чет за собой созда­ние цело­го кла­сте­ра эко­но­ми­ки, свя­зан­но­го с рос­сий­ски­ми стан­дар­та­ми стро­и­тель­ства, энер­го­ге­не­ра­ции, про­фоб­ра­зо­ва­ния и т.д.

II. Отдель­ным, осо­бо зна­чи­мым эле­мен­том сотруд­ни­че­ства Рос­сии и Казах­ста­на сей­час ста­но­вит­ся акти­ви­за­ция воен­но-тех­ни­че­ско­го и воен­но-поли­ти­че­ско­го сотрудничества. 

Посколь­ку близ­кий уро­вень обо­рон­но­го потен­ци­а­ла двух госу­дарств, схо­жесть воен­ных док­трин, еди­но­об­ра­зие воен­ной инфра­струк­ту­ры, нали­чие на тер­ри­то­рии РК ряда клю­че­вых объ­ек­тов (Бай­ко­нур, поли­го­ны и пр.) могут быть утра­че­ны, тре­бу­ют­ся дву­сто­рон­ние меры по ста­би­ли­за­ции обстановки. 

Наи­бо­лее реа­ли­стич­ным, на наш взгляд, явля­ет­ся более тес­ная инте­гра­ция воен­ных систем двух стран. В первую оче­редь, это, без­услов­но, систе­ма ПВО. После раз­ду­той в СМИ исте­рии, свя­зан­ной с ожи­да­е­мым вне­се­ни­ем изме­не­ний в дого­вор о рос­сий­ской арен­де Бай­ко­ну­ра мини­стры обо­ро­ны Казах­ста­на и Рос­сии под­пи­са­ли согла­ше­ние о созда­нии Еди­ной реги­о­наль­ной систе­мы про­ти­воз­душ­ной обо­ро­ны (такая у Рос­сии есть лишь с Бело­рус­си­ей). Согла­ше­ние созда­ет пред­по­сыл­ки для созда­ния в даль­ней­шем и еди­ной систе­мы про­ти­во­ра­кет­ной обороны. 

Необ­хо­ди­мо отра­бо­тать меха­низ­мы пере­брос­ки груп­пи­ро­вок войск к южным гра­ни­цам реги­о­на. Дан­ное вза­и­мо­дей­ствие поз­во­лит решить ком­плекс про­блем, свя­зан­ных с ситу­а­ци­ей в Афганистане. 

Прин­ци­пи­аль­но важ­ным явля­ет­ся в целом воен­но-тех­ни­че­ское сотруд­ни­че­ство (ВТС): вос­ста­нов­ле­ние свя­зей наци­о­наль­ных ОПК, обмен тех­но­ло­ги­я­ми двой­но­го назна­че­ния (в том чис­ле и таки­ми чув­стви­тель­ны­ми, как ракет­ные), уча­стие новей­ших типов рос­сий­ской тех­ни­ки в пере­осна­ще­нии казах­стан­ской армии (осо­бен­но, в ВВС и ПВО). 

Воз­мож­ным началь­ным эта­пом в новом уровне инте­гра­ции и ВТС может стать созда­ние дву­сто­рон­ней комис­сии по реги­о­наль­ной без­опас­но­сти меж­ду Сове­та­ми без­опас­но­сти двух стран. Такая комис­сия поз­во­ли­ла бы с одной сто­ро­ны, еще в боль­шей мере сбли­зить наци­о­наль­ные воен­но-стра­те­ги­че­ские кон­цеп­ции, с дру­гой, стать рабо­чим орга­ном по коор­ди­на­ции сотрудничества. 

Сей­час основ­ным потре­би­те­лем обо­рон­ной про­дук­ции стран ЦА (в первую/основную оче­редь, Казах­ста­на) явля­ет­ся Рос­сия, но еже­год­но ее экс­порт­ные зака­зы умень­ша­ют­ся. Без реа­ли­за­ции госу­дар­ствен­ной стра­те­гии сти­му­ли­ро­ва­ния парт­нер­ства ОПК РФ и стран ЦА соот­вет­ству­ю­щи­ми госу­дар­ствен­ны­ми инсти­ту­та­ми име­ет­ся опас­ность окон­ча­тель­но­го раз­ры­ва свя­зей наших обо­рон­ных комплексов. 

III.  Обра­зо­ва­тель­ная сфе­ра Казах­ста­на уже пере­ста­ла гене­ри­ро­вать слой людей, ори­ен­ти­ру­ю­щих­ся на Рос­сию. Нуж­ны новые эффек­тив­ные про­ек­ты в обра­зо­ва­нии, гума­ни­тар­ной сфе­ре. Наблю­да­ет­ся про­вал в про­дви­же­нии рос­сий­ско­го обра­зо­ва­ния в рес­пуб­ли­ке, где уже сфор­ми­ро­вал­ся слой пер­спек­тив­ных управ­лен­цев, с запад­ным обра­зо­ва­ни­ем, для кото­рых Рос­сия явля­ет­ся чуж­дым государством. 

Пред­ло­же­ния Назар­ба­е­ва, озву­чен­ное еще несколь­ко лет назад, о созда­нии эффек­тив­но дей­ству­ю­ще­го Фон­да содей­ствия и раз­ви­тия рус­ско­го язы­ка на пост­со­вет­ском про­стран­стве, не поте­ря­ло акту­аль­но­сти и в слу­чае его реа­ли­за­ции (опас­ность «забал­ты­ва­ния» идеи с уче­том опы­та СНГ 90‑х годов кажет­ся весь­ма высо­кой) может при­вне­сти в наши вза­и­мо­от­но­ше­ния дух вза­и­мо­по­ни­ма­ния и парт­нер­ства. Дан­ное поло­же­ние осо­бо акту­аль­но в свя­зи с тем, что в РФ тра­ди­ци­он­но уде­ля­ет­ся боль­шое вни­ма­ние вопро­сам рус­ско­го язы­ка и рус­ской диас­по­ры на про­стран­стве Содружества. 

Нуж­но созда­вать усло­вия для при­вле­че­ния моло­де­жи из стран реги­о­на к обу­че­нию в Рос­сии. В усло­ви­ях кри­зи­са нау­ки во всех стра­нах ЦА необ­хо­ди­мо сти­му­ли­ро­вать науч­ную коопе­ра­цию на уровне уче­ных, ака­де­ми­че­ских инсти­ту­тов. Раз­лич­ные шко­лы, круг­лые сто­лы, семи­на­ры, гран­ты на иссле­до­ва­ния, обу­че­ние в РФ — все это долж­но носить систем­ный харак­тер. Парал­лель­но нуж­но вести рабо­ту с моло­ды­ми лиде­ра­ми, гла­ва­ми моло­деж­ных дви­же­ний, посред­ством втя­ги­ва­ния в сотруд­ни­че­ство с рос­сий­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми, уста­нав­ли­вать гори­зон­таль­ные связи. 

Уро­вень сотруд­ни­че­ства РФ и РК в обла­сти куль­ту­ры доста­точ­но высок в отли­чие от обра­зо­ва­ния. Язы­ко­вая поли­ти­ка Аста­ны, опре­де­лен­ное несо­от­вет­ствие обра­зо­ва­тель­ных стан­дар­тов и учеб­ных мето­дик пред­став­ля­ет­ся про­бле­ма­ми, тре­бу­ю­щи­ми посте­пен­но­го поли­ти­че­ско­го решения. 

Инте­рес пред­став­ля­ет воз­мож­ность акти­ви­за­ции науч­но­го сотруд­ни­че­ства рос­сий­ско­го и казах­стан­ско­го экс­перт­но­го сооб­ществ. Зна­чи­тель­ные успе­хи по созда­нию «лаки­ро­ван­но­го» обра­за РК и «лиде­ра нации» в рос­сий­ском обще­ствен­ном мне­нии за послед­ние годы были достиг­ну­ты, но ослаб­ле­ние вни­ма­ния к дан­ной теме ведет к тому, что «всплы­ва­ют» раз­лич­ные неадек­ват­ные точ­ки зре­ния и на ситу­а­цию в РК и РФ, и на меж­го­су­дар­ствен­ное парт­нер­ство стран. В дан­ной ситу­а­ции более про­дук­тив­ным было бы нала­жи­ва­ние и укреп­ле­ние проч­ных дву­сто­рон­них кон­так­тов на уровне экс­пер­тов и ана­ли­ти­ков. Подоб­ная струк­ту­ра, реа­ли­зо­вы­вая изда­тель­ские про­грам­мы и исполь­зуя Интер­нет, может зало­жить осно­вы «вза­и­мо­вы­год­но­го» сотруд­ни­че­ства поли­то­ло­гов, социо­ло­гов, исто­ри­ков и полит­тех­но­ло­гов РФ и РК. Такое вза­и­мо­дей­ствие поз­во­лит не толь­ко выра­бо­тать адек­ват­ное пред­став­ле­ние и оцен­ку про­цес­сов, про­те­ка­ю­щих в ЦА, но и выве­сти отно­ше­ния Рос­сии и Казах­ста­на из обла­сти субъ­ек­тив­ной и офи­ци­оз­ной на более праг­ма­тич­ный и науч­но обос­но­ван­ный уровень. 

******
Пред­став­ля­ет­ся, что боль­шин­ство про­блем в дву­сто­рон­них отно­ше­ни­ях вызва­но субъ­ек­тив­ны­ми под­хо­да­ми части власт­ных элит, зача­стую не име­ю­щих под собой науч­но обос­но­ван­но­го и объ­ек­тив­но­го пред­став­ле­ния о реаль­ном поло­же­нии вещей. Если подоб­ный под­ход будет пре­ва­ли­ро­вать и далее, то раз­ви­тие дву­сто­рон­них отно­ше­ний может зай­ти в тупик. Пред­ло­жен­ные дву­сто­рон­ние меж­пра­ви­тель­ствен­ные комис­сии и сове­ты, обле­чен­ные соот­вет­ству­ю­щи­ми пол­но­мо­чи­я­ми, вполне спо­соб­ны сбли­зить раз­лич­ные под­хо­ды и мето­ди­ки, выра­бо­тать кон­крет­ные меры по инте­гра­ции двух госу­дарств при сохра­не­нии суве­ре­ни­те­та и вза­им­ной выгоды.

Доклад Инсти­ту­та стран СНГ на науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Сотруд­ни­че­ство Рос­сий­ской Феде­ра­ции и Казах­ста­на: новый этап», орга­ни­зо­ван­ной Инсти­ту­том стран СНГ при под­держ­ке Адми­ни­стра­ции г. Бай­ко­нур, состо­яв­шей­ся 21 апре­ля, был посвя­щен обсуж­де­нию пер­спек­тив­ных направ­ле­ний парт­нер­ства и про­блем во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Рос­сии и Казах­ста­на.

Источ­ник: materik.ru

Ори­ги­нал статьи — 

Инте­гра­ция долж­на быть более тесной?

архивные статьи по теме

Медведев вернулся к Нагорному Карабаху

Будь солидарен. Повяжи черную ленточку

«Кто из вас хочет ударить свободу?»