-6 C
Астана
5 марта, 2021
Image default

Издания и активисты, не признающие название Нур-Cултан

«ВЛАСТИ СИЛОЙ НАВЯЗАЛИ НАРОДУ»

Год назад, 20 мар­та, 61-лет­ний жур­на­лист из Алма­ты Ерму­рат Бапи рабо­тал над оче­ред­ным выпус­ком воз­глав­ля­е­мой им оппо­зи­ци­он­ной газе­ты «Дат» — посвя­щен­ным отстав­ке Назарбаева.

В это вре­мя нынеш­ний пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев на сов­мест­ном засе­да­нии обе­их палат пар­ла­мен­та был при­ве­ден к при­ся­ге в каче­стве ново­го пре­зи­ден­та и в сво­ей речи пре­воз­нес Назар­ба­е­ва похва­ла­ми. «Мы долж­ны сде­лать всё воз­мож­ное, что­бы уве­ко­ве­чить имя наше­го вели­ко­го совре­мен­ни­ка Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва», — ска­зал он, доба­вив, что сто­ли­ца и цен­траль­ные ули­цы област­ных цен­тров долж­ны быть назва­ны в честь экс-пре­зи­ден­та. Он так­же пред­ло­жил уста­но­вить ему памят­ник. Ини­ци­а­ти­ва была под­дер­жа­на апло­дис­мен­та­ми депутатов.

Узнав, что теперь Аста­на будет назы­вать­ся в честь Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, редак­ция «Дат» не изме­ни­ла назва­ние сто­ли­цы Казах­ста­на в газе­те, кото­рая гото­ви­лась к выпус­ку. Даже год спу­стя оппо­зи­ци­он­ное изда­ние не назы­ва­ет город Нур-Султаном.

— Мы не исполь­зу­ем новое назва­ние. Это про­яв­ле­ние обще­ствен­но­го про­те­ста. Народ нисколь­ко не под­дер­жал пере­име­но­ва­ние сто­ли­цы в Нур-Сул­тан. Это было воле­изъ­яв­ле­ни­ем одно­го чело­ве­ка, назва­ние, навя­зан­ное [вла­стью] наро­ду силой. Поэто­му мы нико­гда не назо­вем город Нур-Сул­та­ном, — гово­рит Бапи.

Газе­та «Дат» лишь изме­ни­ла заглав­ную бук­ву в преж­нем назва­нии сто­ли­цы и пишет «аста­на». Для жур­на­ли­стов изда­ния жите­ли сто­ли­цы не нур­сул­тан­цы, а астан­чане. Бапи гово­рит, что «это внут­рен­нее пра­ви­ло, редак­ци­он­ная политика».

«Дат» не един­ствен­ное изда­ние, кото­рое при­дер­жи­ва­ет­ся такой поли­ти­ки в отно­ше­нии ново­го назва­ния горо­да. Гене­раль­ный дирек­тор Vlast.kz жур­на­лист Вяче­слав Абра­мов гово­рит, что после пере­име­но­ва­ния сто­ли­цы в редак­ции «для себя при­ня­ли такое же внут­рен­нее решение».

Скриншот с главной страницы сайта Vlast.kz.
Скрин­шот с глав­ной стра­ни­цы сай­та Vlast.kz.

— Мы об этом реше­нии нигде не писа­ли, не дела­ли заяв­ле­ния по это­му пово­ду. Пото­му что это реше­ние редак­ции. Пра­виль­но оно или нет — это выбор каж­до­го СМИ в отдель­но­сти. Мы для себя при­ня­ли реше­ние, что не будем исполь­зо­вать новое назва­ние сто­ли­цы. Пото­му что мы счи­та­ем, что про­це­ду­ра пере­име­но­ва­ния была, мяг­ко гово­ря, некон­сти­ту­ци­он­ной. Пото­му что такие вещи не могут про­ис­хо­дить в тече­ние одно­го дня, не могут про­во­дить­ся через какие-то реше­ния, кото­рые не были обсуж­де­ны с граж­да­на­ми и жите­ля­ми это­го горо­да. Для нас это такая фор­ма про­те­ста, — гово­рит журналист.

Vlast.kz, когда дело дохо­дит до «Нур-Сул­та­на», пишет «сто­ли­ца Казах­ста­на». Одна­ко на сай­те встре­ча­ет­ся новое назва­ние города.

— Если спи­кер во вре­мя интер­вью или пред­ста­ви­тель госор­га­на в сво­ём ком­мен­та­рии исполь­зу­ет новое назва­ние, мы это упо­ми­на­ем. То есть в цита­тах мы ниче­го не исправ­ля­ем. Но в ново­стях и ста­тьях не исполь­зу­ем. В СМИ про­изо­шло при­вы­ка­ние. У нас же мно­го стра­хов. Все дума­ют, что им нач­нут зво­нить. Но зачем нам это­го боять­ся? Зачем это делать сво­им стра­хом? — гово­рит Абрамов.

«ПЛЕВОК В ЛИЦО»

Глав­ный редак­тор сай­та Qazaqtimes Кой­шы­бек Муба­рак гово­рит, что в тече­ние года при пуб­ли­ка­ции офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции госор­га­нов пере­прав­ля­ли назва­ние сто­ли­цы. Жур­на­лист счи­та­ет, что «тако­го же рода про­те­сты свой­ствен­ны граж­дан­ско­му обще­ству, кото­рое было про­тив тако­го поряд­ка пере­име­но­ва­ния города».

Скриншот со страницы сайта Qazaqtimes.
Скрин­шот со стра­ни­цы сай­та Qazaqtimes.

Гене­раль­ный дирек­тор сай­та The Village Kazakhstan жур­на­лист Айса­на Ашим гово­рит, что они до сих пор назва­ние горо­да Аста­на пишут с заглав­ной бук­вы. По ее сло­вам, «это бой­кот редак­ции, объ­яв­лен­ный глу­по­сти и диктатуре».

— Мы, казах­стан­цы, не выби­ра­ли так назы­вать нашу сто­ли­цу. Это — пле­вок нам в лицо. Да и сти­ли­сти­че­ски это сло­во (гово­рит о «Нур-Сул­тане». — Ред.) несу­раз­ное; в нем отсут­ству­ет какое-либо зна­че­ние и зна­чи­мость для горо­да, тем более для сто­ли­цы наше­го госу­дар­ства. Прак­ти­че­ски во всех мате­ри­а­лах мы про­дол­жа­ем писать Аста­на или про­сто сто­ли­ца. В ново­стях, тра­фик к кото­рым идет пре­иму­ще­ствен­но из поис­ко­ви­ках, мы ино­гда пишем «в Астане (Нур-Сул­тане)», что­бы люди нашли наши мате­ри­а­лы, если они зачем-то ищут важ­ную инфор­ма­цию по сло­ву «нур-сул­тан». Я думаю, не сто­ит при­вы­кать к это­му сло­ву, пото­му что оно все рав­но когда-нибудь изме­нит­ся, — гово­рит журналист.

«ЖУРНАЛИСТ НЕ ДОЛЖЕН НАВЯЗЫВАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ ЧИТАТЕЛЯМ»

Быв­ший глав­ный редак­тор газе­ты «Жас Алаш» Рус­лан Ербо­та, кото­рый сей­час рабо­та­ет жур­на­ли­стом сай­та Malim, гово­рит, что «все хоро­шо зна­ют, как была пере­име­но­ва­на сто­ли­ца. «Я не думаю, что люди под­дер­жи­ва­ют новое назва­ние», — счи­та­ет он. Под­ни­мая вопрос о про­те­сте изда­ний, он гово­рит, что у воз­ра­же­ния есть и дру­гая сторона.

— Есть офи­ци­аль­ное реше­ние о пере­име­но­ва­нии, и оно офи­ци­аль­но утвер­жде­но. Жур­на­лист, кото­рый рас­про­стра­ня­ет инфор­ма­цию, не дол­жен навя­зы­вать чита­те­лям свое мне­ние, — гово­рит Рус­лан Ербота.

Вид на столицу Казахстана. Иллюстративное фото.
Вид на сто­ли­цу Казах­ста­на. Иллю­стра­тив­ное фото.

Мно­гие меж­ду­на­род­ные сай­ты, кото­рые пишут о Казах­стане, нача­ли исполь­зо­вать сло­во «Нур-Сул­тан» сра­зу же после офи­ци­аль­но­го пере­име­но­ва­ния сто­ли­цы. Кор­ре­спон­дент Eurasianet.org по Цен­траль­ной Азии Крис Рикл­тон это объ­яс­ня­ет так:

— Конеч­но, сво­бо­да сло­ва есть. Сто­ли­ца — это все-таки сто­ли­ца. Зару­беж­ные СМИ не будет делать так. Они не так близ­ки к это­му вопро­су. У них дру­гое отно­ше­ние к стране. Они долж­ны рас­смат­ри­вать все стра­ны, где они рабо­та­ют, и не зани­мать отдель­ную пози­цию по той или иной стране.

«ДЕРЖАЩИЙСЯ БЛАГОДАРЯ СИЛЕ НАЗАРБАЕВ» И «СМИРИВШИЙСЯ» НАРОД

Город Нур-Сул­тан — не един­ствен­ный объ­ект, кото­рый носит имя Назар­ба­е­ва, руко­во­див­ше­го стра­ной на про­тя­же­нии мно­гих лет. Поки­нув пост пре­зи­ден­та, Назар­ба­ев сохра­нил свое вли­я­ние в каче­стве пред­се­да­те­ля пар­тии «Нур Отан» и Сове­та без­опас­но­сти. В честь экс-пре­зи­ден­та назва­ны сто­лич­ный аэро­порт, уни­вер­си­тет, биб­лио­те­ка и интел­лек­ту­аль­ные шко­лы в несколь­ких горо­дах стра­ны. В Казах­стане уста­нов­ле­ны памят­ни­ки Назар­ба­е­ву, откры­ты музеи, и в каж­дом реги­оне есть ули­цы, нося­щие его имя. О его жиз­ни были сня­ты филь­мы, изда­ны кни­ги, напи­са­ны пес­ни. Ему в Казах­стане при­сво­ен ста­тус «Лиде­ра нации — Елба­сы», кото­рый защи­ща­ет его от судеб­но­го пре­сле­до­ва­ния и гаран­ти­ру­ет непри­кос­но­вен­ность его имущества.

Нурсултан Назарбаев (вверху), Нурлан Нигматулин (в центре) и Касым-Жомарт Токаев (внизу) на церемонии инаугурации. 23 марта 2019 года.
Нур­сул­тан Назар­ба­ев (ввер­ху), Нур­лан Ниг­ма­ту­лин (в цен­тре) и Касым-Жомарт Тока­ев (вни­зу) на цере­мо­нии ина­у­гу­ра­ции. 23 мар­та 2019 года.

Запад­ные наблю­да­те­ли не назва­ли спра­вед­ли­вы­ми ни одни пре­зи­дент­ские выбо­ры, в кото­рых побе­ду одер­жал Назар­ба­ев. Меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции дав­но кри­ти­ку­ют казах­стан­ские вла­сти за «огра­ни­че­ние прав и сво­бод граж­дан». Соглас­но неза­ви­си­мым рей­тин­гам, ситу­а­ция со сво­бо­дой прес­сы в Казах­стане неуклон­но ухуд­ша­ет­ся. В «Индек­се сво­бо­ды прес­сы» орга­ни­за­ции «Репор­те­ры без гра­ниц» за про­шлый год Казах­стан занял 158‑ю позицию.

Соглас­но Кон­сти­ту­ции, пред­ло­же­ние Тока­е­ва о пере­име­но­ва­нии горо­да долж­но было быть рас­смот­ре­но на рес­пуб­ли­кан­ском рефе­рен­ду­ме. Одна­ко новый пре­зи­дент решил не выно­сить пред­ло­же­ние на рефе­рен­дум, а пред­ста­вить его в пар­ла­мен­те. Оно было одоб­ре­но Кон­сти­ту­ци­он­ным советом.

До и после под­пи­са­ния Тока­е­вым ука­за о пере­име­но­ва­нии горо­да 23 мар­та были сомне­ния, что «лицо, полу­чив­шее пол­но­мо­чия пре­зи­ден­та, име­ет пра­во вно­сить изме­не­ния в Кон­сти­ту­цию». Одна­ко министр юсти­ции Казах­ста­на Марат Беке­та­ев и спи­кер мажи­ли­са Нур­лан Ниг­ма­ту­лин заве­ри­ли в «закон­но­сти» этой процедуры.

Выска­зы­ва­ния пред­ста­ви­те­лей вла­сти не пода­ви­ли про­те­сты. Спу­стя несколь­ко дней после пере­име­но­ва­ния горо­да лозунг «Нур-Сул­тан — не моя сто­ли­ца» стал деви­зом участ­ни­ков митин­гов и пике­тов, кото­рые состо­я­лись во мно­гих горо­дах Казах­ста­на. Сот­ни про­те­сту­ю­щих в круп­ных горо­дах были задер­жа­ны поли­ци­ей. Десят­ки тысяч людей под­пи­са­ли онлайн-пети­цию про­тив пере­име­но­ва­ния Астаны.

На фоне уси­ли­ва­ю­щих­ся про­те­стов в несколь­ких горо­дах Казах­ста­на про­шли кон­цер­ты в под­держ­ку пере­име­но­ва­ния сто­ли­цы в Нур-Сул­тан. Госу­дар­ствен­ные СМИ цити­ро­ва­ли зако­но­да­те­лей и раз­лич­ных экс­пер­тов, кото­рые пере­име­но­ва­ние горо­да рас­це­ни­ва­ли как «исто­ри­че­ский шаг» и счи­та­ли «новым начи­на­ни­ем, боль­шой верой и сбыв­шей­ся надеждой».

Акти­ви­сты дви­же­ния «Oyan, Qazaqstan» и «Respublika», высту­пив­шие про­тив реше­ния вла­стей и при­звав­шие к вне­се­нию изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию, заяви­ли, что «не верят в рефор­мы Тока­е­ва» и гото­вы к объ­еди­не­нию. В сво­их пуб­ли­ка­ци­ях в соц­се­тях они до сих не исполь­зу­ет сло­во «Нур-Cул­тан».

По сло­вам акти­вист­ки дви­же­ния «Respublika» Бэл­лы Орын­бе­то­вой, в те дни было мно­го про­те­стов про­тив пере­име­но­ва­ния не толь­ко сто­ли­цы, но и глав­ных улиц в област­ных цен­трах в честь Назар­ба­е­ва. «Пере­име­но­ва­ние улиц, [ранее] назван­ных в честь баты­ров, ста­ло поще­чи­ной для неко­то­рых жите­лей реги­о­нов», — гово­рит она.

Назар­ба­ев сей­час дер­жит­ся бла­го­да­ря силе.

— Оче­вид­но, что Назар­ба­ев сей­час дер­жит­ся бла­го­да­ря силе. Это не дове­рие и не под­держ­ка насе­ле­ния, — счи­та­ет Орынбетова.

Про­жи­ва­ю­щая в Нур-Сул­тане акти­вист­ка гово­рит, что мест­ные жите­ли неча­сто исполь­зу­ет новое назва­ние горо­да. «Похо­же, толь­ко жите­ли сель­ской мест­но­сти, кото­рые смот­рят госу­дар­ствен­ные теле­ка­на­лы, при­вык­ли к ново­му назва­нию горо­да», — гово­рит она.

Асем Жапи­ше­ва, жур­на­лист и акти­вист­ка дви­же­ния «Oyan, Qazaqstan», кото­рое тре­бу­ет от вла­стей реформ, сету­ет по пово­ду того, что «сре­ди насе­ле­ния уже при­жи­лось новое назва­ние сто­ли­цы — Нур-Султан».

— В 1976 году одно­му из круп­ней­ших горо­дов Вьет­на­ма было дано имя пер­во­го пре­зи­ден­та стра­ны, дик­та­то­ра Хо Ши Мина. Боль­шин­ство жите­лей Вьет­на­ма до сих пор не сми­ри­лись с пере­име­но­ва­ни­ем и назы­ва­ют город ста­рым назва­ни­ем — Сай­гон. СМИ так­же пишут «Сай­гон». Если срав­нить эту ситу­а­цию, пусть и не все казах­стан­цы, но неко­то­рая часть жите­лей, уже при­вык­ла к назва­нию Нур-Сул­тан. Про­шел лишь год с момен­та пере­име­но­ва­ния. Народ сми­рил­ся за это вре­мя. Мне тяже­ло от это­го, — гово­рит Жапишева.

«ИСТОРИЯ РАССТАВИТ ВСЁ ПО МЕСТАМ»

Поли­то­лог Досым Сат­па­ев назы­ва­ет «инди­ка­то­ром про­тестно­сти» тот факт, что пред­ста­ви­те­ли неко­то­рых СМИ до сих пор исполь­зу­ют преж­нее назва­ние столицы.

— Пере­име­но­вать сто­ли­цу в честь живо­го чело­ве­ка — это как мини­мум непри­лич­но. Пото­му что, если вспом­нить пере­име­но­ва­ния сто­лиц дру­гих стран, это про­ис­хо­ди­ло после смер­ти. Поэто­му я счи­таю, что до сих пор, даже через год, отно­ше­ние очень мно­гих казах­стан­цев к пере­име­но­ва­нию — нега­тив­ное. Мно­гие счи­та­ют, что дан­ное реше­ние в буду­щем может изме­нить­ся, — гово­рит политолог.

Политолог Досым Сатпаев. Алматы, 5 июня 2019 года.
Поли­то­лог Досым Сат­па­ев. Алма­ты, 5 июня 2019 года.

Гово­ря о куль­те лич­но­сти в стра­нах Цен­траль­ной Азии, Сат­па­ев вспо­ми­на­ет пер­во­го пре­зи­ден­та Турк­ме­ни­ста­на Сапар­му­ра­та Ния­зо­ва, кото­рый руко­во­дил стра­ной с 1990 года до самой смер­ти в 2006 году. Нахо­дясь у вла­сти, Ния­зов уста­но­вил само­му себе 12-мет­ро­вый позо­ло­чен­ный памят­ник в Ашга­ба­те. Гур­бан­гу­лы Бер­ды­му­ха­ме­дов, при­шед­ший к вла­сти после кон­чи­ны Ния­зо­ва, пере­нес этот памят­ник из цен­тра сто­ли­цы на окра­и­ну горо­да в 2011 году.

— В Казах­стане может повто­рить­ся ситу­а­ция, про­ис­хо­див­шая после смер­ти Ста­ли­на. Тогда раз­вен­ча­ли культ лич­но­сти. Мно­гие ули­цы в горо­дах, назван­ные в честь Ста­ли­на, были пере­име­но­ва­ны обрат­но, сно­си­лись памят­ни­ки. Город Ста­лин­град тоже был пере­име­но­ван. Исто­рия очень хоро­шо демон­стри­ро­ва­ла, что пока те или иные конъ­юнк­тур­ные реше­ния, кото­рые при­ни­ма­ют­ся исхо­дя из теку­ще­го момен­та, могут быть иско­ре­не­ны дру­ги­ми конъ­юнк­тур­ны­ми реше­ни­я­ми. Толь­ко исто­рия чет­ко рас­ста­вит всё по сво­им местам. И она пока­жет, кто досто­ин памят­ни­ка, а кто нет. В честь кого мож­но пере­име­но­вать, а в честь кого нет, — гово­рит политолог.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Аэропорту “Алматы‑2” быть или не быть?

«Эти осужденные – жертвы власти!»

«Дело БТА»: вторая серия, сценарий тот же