-4 C
Астана
22 апреля, 2021
Image default

Идет зачистка поля для преемника

Отгре­мел салют в честь побе­ды на выбо­рах «Нур Ота­на», опла­ка­ны жерт­вы Жана­о­зе­на, сво­им чере­дом идут допро­сы акти­ви­стов в изо­ля­то­рах КНБ. Как изме­ни­лась наша стра­на после этих собы­тий, чего нам ждать и на кого наде­ять­ся, мы спро­си­ли у экс-сена­то­ра Уали­ха­на Кайсарова.

 

Автор: Уали­хан КАЙСАРОВ

 

После памят­но­го скан­да­ла с пар­ти­ей «Руха­ни­ят» о ярком поли­ти­че­ском дея­те­ле Уали­хане Кай­са­ро­ве было совсем не слыш­но. Напом­ним, перед пар­ла­мент­ски­ми выбо­ра­ми новый лидер пар­тии «зеле­ных нац­пат­ри­о­тов» Сери­к­жан Мам­бе­та­лин похва­лил­ся, что залу­чил к себе в сорат­ни­ки Кай­са­ро­ва. Но сам член пар­тии «Адилет» отверг это предложение.

- Уали­хан Аби­ше­вич, куда Вы исчезли?

- Пока нику­да не исчез. Недав­но мне пред­ло­жи­ли всту­пить в меж­ду­на­род­ную комис­сию по Жанаозену.

- Вы отказались?

- Я ска­зал, что преж­де чем созда­вать такую комис­сию, надо кон­цеп­ту­аль­но решить, чем она будет зани­мать­ся, на какие сред­ства будет суще­ство­вать, опре­де­лить ее конеч­ную цель. Пото­му что если ее рабо­та будет без­ре­зуль­тат­ной, мы похо­ро­ним вто­рой раз память о тех жерт­вах, кото­рые были при­не­се­ны в Жана­о­зене. Мы еще раз дока­жем всей стране, что наши оппо­зи­ци­он­ные силы не в состо­я­нии решить даже такие зада­чи, кото­рые не тре­бу­ют управ­ле­ния госу­дар­ствен­но­го мас­шта­ба. А посколь­ку не было ясно, что будет про­ис­хо­дить с добы­ты­ми мате­ри­а­ла­ми, со сде­лан­ны­ми комис­си­ей выво­да­ми, я попро­сил опре­де­лить­ся с ними, а потом мы вер­нем­ся к это­му вопро­су. Отве­тов я не полу­чил. Мяч сей­час на их поле…

- Боль­ше к Вам не обращались?

- Было пред­ло­же­ние участ­во­вать в курул­тае, кото­рый сей­час орга­ни­зо­вы­ва­ют. Но рань­ше тоже были раз­лич­ные народ­ные пар­ла­мен­ты… На мой взгляд, на такие вещи, в кото­рых не вид­но не то что пер­спек­ти­вы, но и хотя бы какие будут резуль­та­ты, не сто­ит тра­тить свой поли­ти­че­ский капитал.

- Но если у Вас есть такое чет­кое пони­ма­ние про­цес­са орга­ни­за­ции, может, Вам само­му что-нибудь организовать?

- У меня нет финан­сов. Если были бы сред­ства! У меня мно­го идей, кото­рые, в моем пони­ма­нии, дали бы очень хоро­шие резуль­та­ты, пере­вер­ну­ли общество.

- Вы не про­бо­ва­ли пред­ло­жить ваши идеи тому же Туякбаю?

- Самая страш­ная болезнь — амби­ци­оз­ность у неко­то­рых наших товарищей…

- На пер­вом «круг­лом сто­ле» по орга­ни­за­ции курул­тая гла­ва ОСДП выдви­нул идею выра­бо­тать изме­не­ния в Кон­сти­ту­цию и пред­ло­жить их вла­сти. Но воз­мо­жен ли в наших усло­ви­ях диа­лог вла­сти и оппозиции?

- Я думаю, сего­дня власть не гото­ва, не может, не хочет и не будет идти на диа­лог с оппозицией.

На мой взгляд, здесь есть три основ­ных фак­то­ра. Во-пер­вых, оппо­зи­ци­он­ное дви­же­ние не име­ет все­на­род­но­го мас­шта­ба. Руко­во­ди­те­ли раз­ных дви­же­ний раз­об­ще­ны. На послед­них и пре­зи­дент­ских, и пар­ла­мент­ских выбо­рах оппо­зи­ция не смог­ла пой­ти еди­ным фрон­том: то бой­ко­ти­ру­ет выбо­ры, то при­ни­ма­ет реше­ние участвовать…

Нет еди­но­го кан­ди­да­та, еди­ной чет­ко выстро­ен­ной про­грам­мы. То есть у вла­сти при жела­нии не было бы поня­тия, с кем реаль­но раз­го­ва­ри­вать. Есть ОСДП «Азат», есть Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия, есть неза­ре­ги­стри­ро­ван­ная пар­тия «Алга» — одна из самых мощ­ных пар­тий, есть раз­лич­ные объ­еди­не­ния: Жан­бо­ла­та Мамая («Рух пен тiл»), Мух­та­ра Шаха­но­ва — наци­о­наль­но-пат­ри­о­ти­че­ски настро­ен­ная часть насе­ле­ния. Но нет еди­но­го пред­ста­ви­те­ля, кото­рый мог бы гово­рить от име­ни объ­еди­нен­ных оппо­зи­ци­он­ных сил.

Вто­рой фак­тор — это если власть вдруг решит­ся пой­ти на диа­лог, то в пони­ма­нии оппо­зи­ции это было бы про­яв­ле­ни­ем сла­бо­сти. В моем пони­ма­нии это было бы про­яв­ле­ни­ем силы и мудрости.

И тре­тий, самый глав­ный фак­тор: власть пони­ма­ет, что идти на какой-либо диа­лог зна­чит — на какие-либо уступ­ки. Сего­дня ни на какие уступ­ки она не соглас­на. Там сидит зако­сте­не­лая груп­пи­ров­ка, кото­рая уве­ре­на, что все в стране при­над­ле­жит ей. Любое пося­га­тель­ство на эту власть — это пося­га­тель­ство на их лич­ное богатство.

Эти три фак­то­ра не поз­во­ля­ют сего­дня состо­ять­ся диа­ло­гу меж­ду вла­стью и оппо­зи­ци­ей. Это будет воз­мож­но, когда оппо­зи­ци­он­ная сила выну­дит власть к диа­ло­гу. А выну­дить мож­но толь­ко в одном слу­чае: когда будет пред­ре­во­лю­ци­он­ная ситуация.

- Петр Сво­ик ска­зал на этом «круг­лом сто­ле», что надо пере­стра­и­вать власть без потрясений.Это — не путь?

- Это путь, по кото­ро­му не при­дешь к цели. Власть дер­жит­ся на чем? Во-пер­вых, исклю­чи­тель­но авто­ри­тет пре­зи­ден­та — он самый глав­ный экви­либ­рист меж­ду раз­лич­ны­ми сила­ми. Они пони­ма­ют, что в отсут­ствие пре­зи­ден­та про­изой­дет дис­ба­ланс во власт­ных струк­ту­рах. Вто­рое — мощ­ный мате­ри­аль­ный ресурс. То есть они могут все­гда, вла­дея «заво­да­ми, газе­та­ми, паро­хо­да­ми», управ­лять сво­и­ми тру­до­вы­ми кол­лек­ти­ва­ми в нуж­ном направ­ле­нии, запу­ги­вая уволь­не­ни­я­ми и сокра­ще­ни­ем зара­бот­ной пла­ты и т. п. И тре­тье — они обла­да­ют реаль­ной вла­стью на местах, в мини­стер­ствах и ведом­ствах, сило­вых в том чис­ле. Поэто­му я думаю, что сей­час идти с ними на диа­лог и менять их миро­воз­зре­ние — это при­зрач­ные перспективы.

- Чем тогда оппо­зи­ции заняться?

- Нуж­но вести диа­лог с обще­ством, вскры­вать недо­стат­ки вла­сти, пока­зы­вать ее несо­сто­я­тель­ность, ее бес­пер­спек­тив­ность. Людям открыть гла­за. А когда у людей откро­ют­ся гла­за, вы пони­ма­е­те, к чему это может привести.

- Но оппо­зи­ция же пыта­ет­ся это делать, на митин­ги выхо­дят… Вот два митин­га уже было…

- Ну вот… (груст­но) целых два митин­га уже было…

- А если бы митин­ги были в Астане, Вы бы пришли?

- Если бы в Астане, я был бы готов их воз­гла­вить! (сме­ет­ся)

- Что же Вам поме­ша­ло в Алма­ты приехать?

Я не хочу быть бель­мом на гла­зу у неко­то­рых наших лиде­ров оппо­зи­ции. Ска­за­ли бы, что пыта­юсь примазаться.

- А в Астане вооб­ще воз­мож­ны митинги?

- Ско­рее все­го, нет. Недо­воль­ство здесь носит латент­ный харак­тер, люди воз­му­ща­ют­ся боль­ше на кух­нях. Хотя я знаю мно­гих, в том чис­ле работ­ни­ков гос­струк­тур, аки­ма­тов, кото­рые гово­рят: если бы вышли все, я бы тоже вышел.

- Про­шед­шие митин­ги носи­ли чисто поли­ти­че­ский харак­тер. Какие лозун­ги долж­ны быть выдви­ну­ты, что­бы мас­сы вышли на пло­ща­ди? Сей­час вот соби­ра­ют­ся запре­тить реги­стра­цию пра­во­руль­ных автомобилей…

- Да, люди лег­че выхо­дят на непо­ли­ти­че­ские митин­ги. Они пони­ма­ют, что это не про­тив пре­зи­ден­та, не про­тив вла­сти или, ска­жем, аки­ма. Люди наив­но пола­га­ют, что у нас в Казах­стане суще­ству­ет боль­шая раз­ни­ца меж­ду эко­но­ми­че­ски­ми и поли­ти­че­ски­ми лозун­га­ми. Кста­ти, эта наив­ность при­ве­ла к кро­во­про­ли­тию в Жана­о­зене. Помни­те, они гово­ри­ли: «Алга» при­е­ха­ла? Нет-нет». Потом Аби­лов при­е­хал: «Нет-нет, у нас свои тре­бо­ва­ния, мы в поли­ти­ку не вме­ши­ва­ем­ся». Люди глу­бо­ко оши­ба­лись и жесто­ко за это поплатились.

Ска­зы­ва­ет­ся недо­ста­точ­ность мате­ри­аль­ных ресур­сов у оппо­зи­ции. А тот ресурс, кото­рый есть, он неэф­фек­тив­но исполь­зу­ет­ся. Нашим лиде­рам нуж­но при­вле­кать к рабо­те людей, кото­рые пони­ма­ют пси­хо­ло­гию масс. Это долж­ны быть и уче­ные, и писа­те­ли, и сати­ри­ки, и кинорежиссеры.

- Но заметь­те, Ната­лью Соко­ло­ву (юри­ста, помо­гав­шую басту­ю­щим неф­тя­ни­кам — ред.) все же выпустили!

- Я слы­шал интер­вью Коса­но­ва на кана­ле «К‑плюс», что осво­бож­де­ние Соко­ло­вой — это заис­ки­ва­ние перед Запа­дом. Хотя еще меся­ца три назад у меня был раз­го­вор с судьей Вер­хов­но­го суда, кото­рый зани­мал­ся делом Соко­ло­вой. И он уже тогда выска­зал мне­ние, что «нам при­дет­ся ее выпу­стить или по край­ней мере сме­нить нака­за­ние на гораз­до более мяг­кое». То есть здесь идет поли­ти­че­ское манев­ри­ро­ва­ние. Все это было разыг­ра­но, един­ствен­но, суд про­сто сохра­нил свое лицо. Если кому-то хочет­ся соби­рать с это­го поли­ти­че­ские диви­ден­ды — пусть соби­ра­ет. Но я знаю, как это было.

Так же, как знаю, как было с пар­ти­ей «Руха­ни­ят». Гово­рят, что ее сня­ли с реги­стра­ции из-за Шаха­но­ва или Мам­бе­та­ли­на. Но реаль­но было так, как гово­ри­ла Джа­га­но­ва (Алтын­шаш Джа­га­но­ва, гла­ва пар­тии «Руха­ни­ят», заяви­ла, что не пере­да­ва­ла реги­стра­ци­он­ные доку­мен­ты пар­тии Сери­к­жа­ну Мам­бе­та­ли­ну, так он не выпол­нил сво­их обя­за­тельств — ред.). Я был в теме и поэто­му отка­зал­ся от уча­стия в «Руха­ни­я­те».

Если уж Казах­стан хотел уго­дить Запа­ду, тогда Коз­ло­ва (лидер пар­тии «Алга» — ред.) отпу­сти­ли бы — согла­си­тесь, у них с Соко­ло­вой весо­вые кате­го­рии разные.

- Полу­ча­ет­ся, про­во­дить собра­ния вро­де курул­та­ев бесполезно?

- Нуж­но про­во­дить такие сове­ща­ния, что­бы потом выдать какую-то еди­ную идео­ло­гию. Сего­дня же ни вла­сти, ни одна оппо­зи­ци­он­ная сила не спо­соб­ны пред­ло­жить обще­ству какую-то идео­ло­гию. Поэто­му люди у нас не зна­ют, во имя чего, про­тив кого и как вести борь­бу. Спро­си­те, как бороть­ся с Назар­ба­е­вым? Не зна­ют. Хоро­шо, убе­рем Назар­ба­е­ва, при­дет дру­гой, а что даль­ше вы нам пред­ла­га­е­те? Как будет стро­ить­ся управ­ле­ние госу­дар­ством? В чем будут лич­но для меня пре­фе­рен­ции как граж­да­ни­на, как человека?

- Оппо­зи­ция все­гда пред­ла­га­ет одно и то же: демо­кра­ти­за­ция, уча­стие наро­да в управ­ле­нии госу­дар­ством, спра­вед­ли­вое рас­пре­де­ле­ние ресурсов…

- Народ не вос­при­ни­ма­ет эти лозун­ги, пото­му что это не идео­ло­гия. Допу­стим, рели­гия — это идео­ло­гия, ком­му­низм — это идео­ло­гия, наци­о­наль­ная идея — это тоже идео­ло­гия. Но сего­дня у оппо­нен­тов вла­сти нет ни рели­гии, ни идео­ло­гии, ни наци­о­наль­ной идеи. И у вла­сти то же самое.

- У Вас есть что пред­ло­жить, что про­ник­нет, так ска­зать, в тол­щу общества?

- Есть, конеч­но. Это в одном раз­го­во­ре не ска­жешь. Это мож­но сде­лать в фор­ме ста­тьи. Выра­зить наци­о­наль­ную идею в двух сло­вах мож­но, но полу­чит­ся слиш­ком упро­щен­но. У меня есть виде­ние, как ее пре­под­не­сти. Если товар пре­под­не­сти в товар­ном виде, он ста­но­вит­ся цен­ным и жела­е­мым. А есть уни­каль­ные вещи, но без «оберт­ки» они неин­те­рес­ны. Мы долж­ны знать пси­хо­ло­гию масс.

- Объ­еди­ня­ю­щая обще­ство идея, бес­спор­но, нуж­на. Но нужен ли объ­еди­ня­ю­щий оппо­зи­цию лидер? Не кажет­ся ли Вам, что это очень удоб­но для вла­сти — иметь одно­го про­тив­ни­ка, а не несколь­ких? С одним рас­пра­вить­ся лег­че, никто на сме­ну не придет.

- Если оппо­зи­ция собе­рет­ся, ска­жем, на сле­ду­ю­щем курул­тае и ска­жет: вот это наш чело­век, за кото­ро­го мы аги­ти­ру­ем, за кото­рым мы пой­дем. И тогда все дви­же­ния, и НПО, и пар­тии долж­ны при­знать его авто­ри­тет и ска­зать: на сле­ду­ю­щих выбо­рах мы его под­дер­жи­ва­ем. Этот чело­век дол­жен быть узна­ва­е­мым и иметь хоть мини­маль­ный пакет авто­ри­те­та в обще­стве, дол­жен быть достой­ной фигу­рой, кото­рую мож­но про­ти­во­по­ста­вить нынеш­не­му пре­зи­ден­ту. Пото­му что срав­ни­вать будут толь­ко с Назар­ба­е­вым, с его силь­ны­ми сторонами.

Не будут это­го еди­но­го кан­ди­да­та уби­рать, пото­му что этот чело­век дол­жен фор­ми­ро­вать вокруг себя сра­зу же целую коман­ду — и мини­стров, в том чис­ле сило­вых ведомств, и пре­мье­ров, то есть сфор­ми­ро­вать аль­тер­на­тив­ный каби­нет и аль­тер­на­тив­ный парламент.

- Я пло­хо себе пред­став­ляю, какая идея может объ­еди­нить, ска­жем, неза­ре­ги­стри­ро­ван­ные пар­тии «Алга» (лидер — Вла­ди­мир Коз­лов) и «Халык рухы» (лидер — Мух­тар Шаханов).

- В том-то и дело, что наши дея­те­ли долж­ны все поло­жить на алтарь этой борьбы.

- То есть отка­зать­ся от сво­их убеждений?

- Частич­но — да. Решить: мы идем на выбо­ры ради тех реформ, той Кон­сти­ту­ции, кото­рые он пред­ла­га­ет, а потом, когда мы его при­ве­дем к вла­сти, будем даль­ше раз­ви­вать наше обще­ство в плане демократизации.

- В послед­нее вре­мя про­изо­шли три глав­ных собы­тия: выбо­ры, Жана­о­зен и аре­сты. Как Вы оце­ни­ва­е­те обста­нов­ку в стране после них?

- Нашу ситу­а­цию мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать так: кто-то гото­вит себе поч­ву. Или сов­мест­но с дей­ству­ю­щим пре­зи­ден­том, или в авто­ном­ном режи­ме, но одно­знач­но это идет свер­ху, так как таки­ми дела­ми могут зани­мать­ся толь­ко люди, наде­лен­ные исклю­чи­тель­ной властью.

- То есть Вы счи­та­е­те, что все эти собы­тия — зве­нья одной цепи?

- Это зве­нья кем-то чет­ко выстро­ен­ной про­грам­мы по смене руко­во­ди­те­ля госу­дар­ства. Идет зачист­ка поля для ново­го чело­ве­ка. Если Назар­ба­ев об этом зна­ет — зна­чит, с его ведо­ма, если не зна­ет — то это попыт­ка отстра­не­ния его от вла­сти. Но в любом слу­чае это для того, что­бы новый чело­век, при­шед­ший к вла­сти, имел огром­ное рас­чи­щен­ное поле для рабо­ты. И есте­ствен­но, если идет зачист­ка в оппо­зи­ци­он­ном поле, зна­чит, это зачист­ка для оче­ред­но­го узур­па­то­ра… Мусин это, Тас­ма­гам­бе­тов, или Тажин, или груп­па какая-то — я не знаю. Может, они не име­ют к это­му отно­ше­ния. Но я вижу сце­на­рий имен­но таким. И, по моим ощу­ще­ни­ям, изме­не­ния не за гора­ми: самое позд­нее — это осень.

- Все-таки это нуж­но «пер­во­му» или «вто­ро­му»?

- Я скло­нен к тому, что это нуж­но не Назар­ба­е­ву. Он, как мне кажет­ся, пла­ни­ру­ет еще лет пять пра­вить как мини­мум. Поэто­му схе­му при­ду­ма­ли дру­гие люди. С одной сто­ро­ны, эта схе­ма под­хо­дит и для само­го Назар­ба­е­ва. Ему докла­ды­ва­ют: «Вот там люди бун­ту­ют. Стре­лять, что­бы в сле­ду­ю­щий раз не бун­то­ва­ли?» — «Да, согла­сен». — «Вот там Коз­лов высту­па­ет про­тив вас — надо заткнуть ему рот». — «Ну да, заткни­те». — «Пар­ла­мент нам нужен такой, как нам нужен». — «Ну да, нужен». Кто-то уби­ва­ет одним выстре­лом двух зайцев.

- На Кули­ба­е­ва Вы став­ку не делаете?

- Сам Кули­ба­ев не мастер в поли­ти­че­ских интри­гах, может быть ведо­мым, но сам созда­вать такие схе­мы не может. Думаю, речь идет не о Кулибаеве.

- А о ком?

- Не знаю. Кста­ти, послед­няя новость: Тас­ма­гам­бе­то­ва про­чат на место Ниг­ма­ту­ли­на — зам­пре­дом «Нур Ота­на». С пере­да­чей ему мощ­ных пол­но­мо­чий. И, ско­рее все­го, это будет вне­се­но в зако­но­да­тель­ные акты — он будет вли­ять на рота­цию акимов.

На его место про­чат Асла­на Муси­на — аки­мом Аста­ны. Кари­ма Маси­мо­ва тоже хотят уби­рать куда-то в ЕврАзЭС.

- Отку­да дровишки?

- Это утеч­ка из адми­ни­стра­ции президента.

- Вы по долж­но­сти име­е­те воз­мож­ность полу­чать такие утечки?

- Нет, я чело­век воль­ный. Фри­лан­сер(сме­ет­ся). Зато у меня есть вре­мя изу­чать, смот­реть, ана­ли­зи­ро­вать, делать выво­ды. И я поль­зу­юсь моментом.

Под­го­то­ви­ла Татья­на ПАНЧЕНКО

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №10 (232) от 16 мар­та 2012 года

 

Continue Reading:
Идет зачист­ка поля для преемника

архивные статьи по теме

Сценарии транзита

Editor

Странный плагиат

Editor

Айсултан Назарбаев — внук экс-президента Казахстана — обвинен в нападении на полицейского в Лондоне

Editor