fbpx

Игра на чувствах

Борьба Астаны с «неправильной» религией набирает обороты

На минув­шей неде­ле рос­сий­ские инфор­ма­гент­ства опуб­ли­ко­ва­ли новость о том, что в Казах­стане соби­ра­ют­ся штра­фо­вать тех, кто будет оскорб­лять чув­ства ате­и­стов сво­и­ми рели­ги­оз­ны­ми обря­да­ми или риту­а­ла­ми. Физи­че­ские лица запла­тят за такое нару­ше­ние 100 МРП (226 тысяч тен­ге, око­ло 40 тысяч руб­лей), юри­ди­че­ские – в три раза боль­ше. На фоне рос­сий­ско­го зако­на о защи­те чувств веру­ю­щих казах­стан­ская нор­ма выгля­дит если не свя­то­тат­ством, то реши­тель­ным циви­ли­за­ци­он­ным про­ры­вом. 

Но не все так про­сто, как кажет­ся на пер­вый взгляд. Нор­ма про защи­ту ате­из­ма, конеч­но, выгля­дит инте­рес­но, но это лишь часть боль­шой мас­си­ро­ван­ной кам­па­нии офи­ци­аль­ной Аста­ны по иско­ре­не­нию в стране экс­тре­миз­ма, тер­ро­риз­ма, а заод­но – любой «непра­виль­ной» с точ­ки зре­ния госу­дар­ства рели­гии. «Новая» в несколь­ких вопро­сах и отве­тах объ­яс­ня­ет, что сто­ит за буду­щи­ми рели­ги­оз­ны­ми ново­вве­де­ни­я­ми в Казах­стане на самом деле.

Что слу­чи­лось?

В Казах­стане соби­ра­ют­ся при­нять изме­не­ния и допол­не­ния к зако­ну о рели­ги­оз­ной дея­тель­но­сти и рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ни­ях. Закон о рели­гии дей­ству­ет в стране с 2011 года, но борь­ба за кон­троль над рели­ги­ей нача­лась еще рань­ше. С кон­ца 90‑х годов в Казах­стане доста­точ­но жест­ко пре­се­ка­ли все попыт­ки отой­ти от офи­ци­аль­но уста­нов­лен­ных рели­ги­оз­ных норм – в первую оче­редь, ислам­ских. Казах­стан­ский ислам – это сун­низм по хана­фит­ско­му маз­ха­бу, и все, что не впи­сы­ва­ет­ся в такие рам­ки, жест­ко нака­зы­ва­ет­ся. Лите­ра­ту­ра по «нетра­ди­ци­он­но­му» исла­му при­зна­ва­лась запре­щен­ной, а ее обла­да­те­лей суди­ли по «экс­тре­мист­ским» ста­тьям. Это есте­ствен­ным путем при­ве­ло к ради­ка­ли­за­ции мно­гих мусуль­ман, что выли­лось в тер­ро­ри­сти­че­ские ата­ки в нача­ле это­го деся­ти­ле­тия. После тер­ак­тов вес­ны – лета 2011 года в Казах­стане вве­ли закон о рели­гии, а Духов­ное управ­ле­ние мусуль­ман Казах­ста­на пре­вра­ти­лось в охра­ни­те­лей «тра­ди­ци­он­но­го исла­ма» еще силь­нее.

Новый виток раз­го­во­ров о необ­хо­ди­мо­сти уже­сто­че­ния кон­тро­ля над рели­ги­ей в стране слу­чил­ся в 2016 году, когда в Казах­стане сно­ва про­изо­шла серия тер­ро­ри­сти­че­ских атак – в Акто­бе и Алма-Ате. По офи­ци­аль­ной вер­сии, напа­дав­шие были при­вер­жен­ца­ми сала­физ­ма (неко­то­рые тео­ло­ги назы­ва­ют его самой ради­каль­ной вет­вью вах­ха­биз­ма), об этом на Сове­те без­опас­но­сти после тер­ак­тов ска­зал сам пре­зи­дент Назар­ба­ев. После это­го актив­но нача­ли гово­рить о запре­те сала­физ­ма в стране в прин­ци­пе, но в ито­ге все све­лось к созда­нию отдель­но­го мини­стер­ства по делам рели­гий и граж­дан­ско­го согла­сия в сен­тяб­ре 2016 года. Нынеш­ний зако­но­про­ект – пер­вое его серьез­ное заяв­ле­ние о себе.

 

Новый зако­но­про­ект жест­че преды­ду­ще­го дав­ле­ния?

Жест­че, но мог­ло быть и хуже. Зако­но­про­ект – ответ на сло­ва все того же Назар­ба­е­ва о необ­хо­ди­мо­сти запре­та атри­бу­ти­ки и одеж­ды ради­каль­но­го исла­ма. В апре­ле он при­звал запре­тить на зако­но­да­тель­ном уровне корот­кие (под­ре­зан­ные или под­вер­ну­тые) шта­ны, хиджаб и чер­ные оде­я­ния, посколь­ку они «не соот­вет­ству­ют ни нашим тра­ди­ци­ям, ни наше­му наро­ду». В ито­ге в новом зако­но­про­ек­те появил­ся пункт о вве­де­нии в 156 ста­тью Адми­ни­стра­тив­но­го кодек­са штра­фа за «исполь­зо­ва­ние, ноше­ние и рас­про­стра­не­ние в обще­ствен­ных местах внеш­них атри­бу­тов, пред­ме­тов одеж­ды, демон­стри­ру­ю­щих при­над­леж­ность к деструк­тив­ным идео­ло­ги­че­ским тече­ни­ям» (те же 40 тысяч руб­лей). При этом нор­мы, какая одеж­да будет счи­тать­ся «деструк­тив­ной», еще даже не про­ра­бо­та­ны, хотя мало кто сомне­ва­ет­ся, что они будут сде­ла­ны с уче­том поже­ла­ния пре­зи­ден­та. «Этот про­цесс дол­жен прой­ти согла­со­ва­ние в госор­га­нах, дол­жен быть обсуж­ден в Пар­ла­мен­те. В кон­це кон­цов, реше­ние при­ни­ма­ет Пре­зи­дент. Поэто­му пред­сто­ит боль­шая ста­дия рабо­ты. А то, что каса­ет­ся сан­ти­мет­ров, мил­ли­мет­ров, – иро­ни­зи­ро­вать не сто­ит», – цити­ру­ет сайт tengrinews.kz вице-мини­стра по делам рели­гий Абза­ла Нуке­но­ва.

Отдель­ный запрет каса­ет­ся ноше­ния голов­ных убо­ров, пре­пят­ству­ю­щих «рас­по­зна­ва­нию лица», – за это теперь тоже будут штра­фо­вать на 40 тысяч руб­лей, если вы не врач и не спец­на­зо­вец. Оче­вид­на ата­ка на хиджаб, но он как раз лицо не закры­ва­ет, закры­ва­ет его никаб. Хотя нор­мы «сан­ти­мет­ров» и «мил­ли­мет­ров», необ­хо­ди­мых для рас­по­зна­ва­ния лица, так­же пока не про­пи­са­ны.

Не исклю­че­но, что дав­ле­ние на сво­бо­ду веро­ис­по­ве­да­ния уси­лит­ся и даль­ше. Во-пер­вых, пер­во­на­чаль­но хоте­ли запре­тить еще и боро­ды, как в Таджи­ки­стане, но потом спи­са­ли это на тех­ни­че­скую ошиб­ку при пере­во­де слов пре­зи­ден­та. Во-вто­рых, мини­стер­ство по делам рели­гий наме­ре­но пой­ти даль­ше и вве­сти со сле­ду­ю­ще­го года в Казах­стане школь­ный курс о рели­ги­ях. В‑третьих, рас­смат­ри­ва­ет­ся вопрос о вве­де­нии пра­вил внеш­не­го вида в стране (а в при­мер при­во­дят­ся стра­ны Ближ­не­го Восто­ка).

 

Так, а что с ате­и­ста­ми?

За оскорб­ле­ние ате­и­сти­че­ских убеж­де­ний дей­стви­тель­но хотят штра­фо­вать, но в той же ста­тье 490 Адми­ни­стра­тив­но­го кодек­са есть добав­ка и про «про­яв­ле­ние рели­ги­оз­но­го ради­ка­лиз­ма», и имен­но в этой смыч­ке надо рас­смат­ри­вать новые нор­мы. То есть в первую оче­редь будут нака­зы­вать тех, кто оскор­бил ате­и­стов (и всех, кто себя ими назвал), явля­ясь при этом пред­ста­ви­те­лем «непра­виль­ной» идео­ло­гии и рели­гии. Если ате­и­ста оскор­бит пере­ре­за­ние гор­ла бара­ну на празд­ни­ке Кур­бан-Бай­рам, очень мало­ве­ро­ят­но, что это при­зна­ют нару­ше­ни­ем. Ины­ми сло­ва­ми, это лишь допол­ни­тель­ная улов­ка для при­вле­че­ния к ответ­ствен­но­сти всех, кто не впи­сы­ва­ет­ся в офи­ци­аль­ные рели­ги­оз­ные рам­ки.

 

Это все запре­ты?

Не все. На самом деле новый зако­но­про­ект состо­ит из запре­тов почти пол­но­стью – и направ­лен не толь­ко на ислам. Так, вво­дит­ся нака­за­ние за отказ от вак­ци­на­ции ребен­ка и ответ­ствен­ность за попыт­ку при­сво­е­ния рели­ги­оз­ным объ­еди­не­ни­ем недви­жи­мо­сти при­хо­жа­ни­на (боль­шой при­вет Сви­де­те­лям Иего­вы). Запре­ща­ет­ся полу­чать духов­ное обра­зо­ва­ние за рубе­жом, если до это­го оно не было полу­че­но в Казах­стане. Рели­ги­оз­ным объ­еди­не­ни­ям запре­ще­но зани­мать­ся поли­ти­кой, а любые рели­ги­оз­ные цен­тры, в том чис­ле ино­стран­ные, долж­ны управ­лять­ся чело­ве­ком, кан­ди­да­ту­ра кото­ро­го согла­со­ва­на с мини­стер­ством по делам рели­гий. Нако­нец, вне­пла­но­вые про­вер­ки рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний теперь воз­мож­ны по резуль­та­там мони­то­рин­га соц­се­тей (то есть фак­ти­че­ски по любо­му ком­мен­та­рию в сети), а за сва­дьбы по рели­ги­оз­ным обря­дам без офи­ци­аль­ной реги­стра­ции теперь тоже будут штра­фо­вать. На те же 40 тысяч руб­лей.


ком­мен­та­рий


Евге­ний Жовтис, дирек­тор Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти:

– Я ска­жу пара­док­саль­ную вещь. Из это­го зако­но­про­ек­та выте­ка­ет, что власть поня­тия не име­ет, что делать с экс­тре­миз­мом. А когда тако­го пони­ма­ния (как с ним бороть­ся) нет, появ­ля­ют­ся раз­но­го рода «заве­сы», кото­ры­ми мож­но при­кры­вать­ся для оправ­да­ния сво­ей дея­тель­но­сти. Но к реаль­ной борь­бе с экс­тре­миз­мом это отно­ше­ния не име­ет. Это оче­ред­ное дав­ле­ние на сво­бо­ду сло­ва, выра­же­ния мне­ния, рели­гии и убеж­де­ний: появи­лись допол­ни­тель­ные меры для кон­тро­ля этих пара­мет­ров, кото­рые поз­во­ля­ют при­ме­нять так назы­ва­е­мый селек­тив­ный под­ход, когда мож­но «вклю­чать» опре­де­лен­ный пункт зако­но­про­ек­та в нуж­ный момент. Новая попыт­ка всех запу­гать – не толь­ко тех, кто при­дер­жи­ва­ет­ся так назы­ва­е­мо­го «нетра­ди­ци­он­но­го» исла­ма, но и про­сто тех, кто актив­но сидит в соц­се­тях, выска­зы­ва­ет свою пози­цию и убеж­де­ния. Цели борь­бы с тем же про­зе­ли­тиз­мом здесь нет, есть попыт­ка уси­лить в людях уро­вень само­цен­зу­ры. Клас­си­че­ский под­ход авто­ри­тар­но­го режи­ма – ска­зать: не высо­вы­вай­ся, не пиши, не раз­го­ва­ри­вай, сиди тихо.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан