17 C
Астана
14 мая, 2021
Image default

«Зловещая картина» в Tengri Bank’е и новый «период разграбления активов» страны

КОНЕЦ МИНОРИТАРНЫХ БАНКОВ?

На англо­языч­ном сай­те Eurasianet.org ком­мен­ти­ру­ют закры­тие казах­стан­ско­го мино­ри­тар­но­го бан­ка Tengri Bank, кото­рый на 42 про­цен­та кон­тро­ли­ро­вал­ся Punjab National Bank’ом, при­над­ле­жа­щим индий­ско­му пра­ви­тель­ству. Tengri Bank пре­кра­тил дея­тель­ность на этой неде­ле по реше­нию суда.

Опе­ра­ци­он­ной лицен­зии этот финан­со­вый инсти­тут лишил­ся еще в сен­тяб­ре по реше­нию агент­ства по регу­ли­ро­ва­нию и раз­ви­тию финан­со­во­го рын­ка. «Фор­маль­но это про­изо­шло после того, как доля нера­бо­та­ю­щих ссуд бан­ка пре­вы­си­ла 80 про­цен­тов от обще­го кре­дит­но­го порт­фе­ля», — сооб­ща­ет Eurasianet.

Двое суток спу­стя после окон­ча­тель­но­го закры­тия бан­ка появи­лась инфор­ма­ция о задер­жа­нии уже тре­тье­го по сче­ту топ-мене­дже­ра (двое дру­гих были задер­жа­ны в нояб­ре) в рам­ках рас­сле­до­ва­ния пред­по­ла­га­е­мо­го хище­ния в раз­ме­ре более 5,4 мил­ли­ар­да тен­ге (12,6 мил­ли­о­на дол­ла­ров США). На этот раз под стра­жу поме­сти­ли быв­ше­го пред­се­да­те­ля прав­ле­ния бан­ка Ержа­на Шайкенова.

Как сооб­ща­ет Eurasianet, «все бан­ки, рабо­та­ю­щие в стра­нах с неэф­фек­тив­ной эко­но­ми­кой, как сей­час Казах­стан, риску­ют отя­го­тить­ся пло­хи­ми кре­ди­та­ми», но в дан­ном слу­чае про­вер­ки «выяви­ли более зло­ве­щую кар­ти­ну». «Боль­шин­ство про­блем­ных зай­мов [Tengri Bank’а] было выда­но в пери­од с 2015 по 2017 год лицам, свя­зан­ным с казах­стан­ски­ми акци­о­не­ра­ми бан­ка, и на них при­хо­ди­лось 58 про­цен­тов ссуд­но­го порт­фе­ля», — гово­ри­лось в заяв­ле­нии финан­со­во­го регулятора.

Про­бле­мы с лик­вид­но­стью усу­гу­бил отток депо­зи­тов к нача­лу 2020 года. В резуль­та­те банк не смог выпол­нить основ­ные фиду­ци­ар­ные обя­за­тель­ства. В мар­те агент­ство по регу­ли­ро­ва­нию и раз­ви­тию финан­со­во­го рын­ка потре­бо­ва­ло от акци­о­не­ров река­пи­та­ли­за­ции в раз­ме­ре око­ло 23 мил­ли­ар­дов тен­ге (око­ло 53 мил­ли­о­нов дол­ла­ров США), но они не выпол­ни­ли это требование.

Как пола­га­ет Eurasianet, на гра­ни лик­ви­да­ции нахо­дит­ся еще один мино­ри­тар­ный банк. Чуть боль­ше неде­ли назад опе­ра­ци­он­ной лицен­зии лишил­ся AsiaCredit. Агент­ство по регу­ли­ро­ва­нию и раз­ви­тию финан­со­во­го рын­ка заяви­ло, что это реше­ние осно­ва­но на «систем­ной поли­ти­ке игно­ри­ро­ва­ния бан­ком» над­зор­ных мер и тре­бо­ва­ний о допол­ни­тель­ной капитализации.

Кар­ти­на в AisaCredit выгля­дит не менее пла­чев­ной. Объ­ем акти­вов бан­ка «прак­ти­че­ски срав­нял­ся с его ссуд­ным порт­фе­лем в раз­ме­ре око­ло 45 мил­ли­ар­дов тен­ге (107 мил­ли­о­нов дол­ла­ров). Око­ло 70 про­цен­тов кре­ди­тов были отне­се­ны к кате­го­рии нера­бо­та­ю­щих, то есть про­сро­чен­ных более чем на три меся­ца», пишет Eurasianet.

«Дни, когда вла­сти Казах­ста­на сде­ла­ли всё воз­мож­ное, что­бы не дать бан­кам обанк­ро­тить­ся, оста­лись в про­шлом», — пола­га­ет Eurasianet.

«То, что [Tengri Bank и AsiaCredit] поз­во­ля­ют уто­нуть, зна­ме­ну­ет собой изме­не­ние мыш­ле­ния со вре­мен пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, кото­рый в 2018 году жало­вал­ся на то, что пра­ви­тель­ство потра­ти­ло более девя­ти мил­ли­ар­дов дол­ла­ров на вли­ва­ние лик­вид­но­сти в бан­ки, нахо­дя­щи­е­ся в стрес­со­вом состо­я­нии», — пишет Eurasianet.org.

Поло­жи­тель­но о дей­стви­ях в отно­ше­нии Tengri Bank’a и AsiaCredit ото­зва­лось агент­ство Moody’s Investor Services, назвав про­ис­хо­дя­щее хоро­шим при­ме­ром «уси­лий вла­стей по очист­ке бан­ков­ской систе­мы». В Moody’s счи­та­ют, что исчез­но­ве­ние сла­бых бан­ков создаст боль­ше про­стран­ства для кон­ку­рен­ции меж­ду кре­ди­то­ра­ми сред­не­го зве­на и таки­ми гиган­та­ми, как Halyk Bank, на долю кото­ро­го при­хо­дит­ся 32 про­цен­та рын­ка по объ­е­му активов.

Соглас­но заклю­че­нию Moody’s, бан­ков­ский сек­тор Казах­ста­на «кон­со­ли­ди­ро­ван навер­ху и фраг­мен­ти­ро­ван вни­зу». 10 круп­ней­шим игро­кам при­над­ле­жит 86 про­цен­тов доли рын­ка. Осталь­ные 16, такие как AsiaCredit, «доволь­ству­ют­ся крохами».

Eurasianet видит одну про­бле­му в уси­ли­ях финан­со­во­го регу­ля­то­ра по очист­ке систе­мы и повы­ше­нию кон­ку­рен­то­спо­соб­но­сти в бан­ков­ском сек­то­ре — «склон­ность к тене­вым сдел­кам сре­ди мно­гих казах­стан­ских бан­ки­ров». Решить ее, пишет ресурс, может ока­зать­ся куда более слож­ной задачей.

ИСХОД ИНВЕСТОРОВ

На онлайн-ресур­се Diplomat, бази­ру­ю­щем­ся в Вашинг­тоне, пишут об ухо­де из неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра Казах­ста­на ком­па­нии OMV Petrom, кон­троль­ный пакет акций кото­рой при­над­ле­жит австрий­ской OMV Aktiengesellschaft.

OMV Petrom про­да­ла свои акти­вы в Казах­стане в кон­це декаб­ря. Раз­го­во­ры об ухо­де инве­сто­ра, доля в кото­ром так­же при­над­ле­жит румын­ско­му пра­ви­тель­ству и биз­нес-инве­сто­рам из этой стра­ны, цир­ку­ли­ро­ва­ли уже несколь­ко меся­цев, поэто­му заяв­ле­ние о про­да­же «дочек» OMV Petrom — «Ком-Мунай» и «Тас­бу­лат Ойл» — не вызва­ло удивления.

Ком­па­ния сооб­щи­ла, что выво­дит инве­сти­ции для направ­ле­ния их в Чер­но­мор­ский реги­он. Дея­тель­ность в Казах­стане состав­ля­ла око­ло четы­рех про­цен­тов добы­чи OMV Petrom. Ком­па­ния рабо­та­ла в стране с 1998 года на место­рож­де­нии Ком­со­моль­ское в Тас­бу­лат­ской груп­пе место­рож­де­ний и Ком-Мунай­ском место­рож­де­нии в Ман­ги­ста­уской области.

Как напо­ми­на­ет Diplomat, до того, как OMV Petrom при­об­ре­ла «Тас­бу­лат Ойл», эта ком­па­ния «была глав­ным фигу­ран­том в несколь­ких тене­вых сдел­ках с ино­стран­ны­ми ком­па­ни­я­ми и при­ме­не­ни­ем офшор­ных инве­сти­ци­он­ных меха­низ­мов». Она была обра­зо­ва­на в нача­ле 1997 года и заре­ги­стри­ро­ва­на на Бри­тан­ских Вир­гин­ских ост­ро­вах с уча­сти­ем румын­ских инве­сто­ров. В декаб­ре 1997 года инве­сти­ци­он­ная ком­па­ния Kazakhstan Minerals Corporation при­об­ре­ла 40-про­цент­ную долю в ком­па­нии через сов­мест­ное пред­при­я­тие кипр­ско­го «Ген­до­ра» и госу­дар­ствен­но­го «Ман­ги­ста­у­му­най­га­за».

Сере­ди­на 1990‑х годов в неф­тя­ном сек­то­ре Казах­ста­на была пери­о­дом «стре­ми­тель­ной при­ва­ти­за­ции и непро­зрач­ных сде­лок», пишет Diplomat. Ресурс цити­ру­ет авто­ра кни­ги «Нефть и поли­ти­ка в Казах­стане» Вой­це­ха Ост­ров­ско­го, кото­рый в 2010 году так харак­те­ри­зо­вал биз­нес-сек­тор стра­ны: «Сов­мест­ное пред­при­я­тие, кото­рое со сто­ро­ны выгля­де­ло как пред­при­я­тие, объ­еди­ня­ю­щее казах­стан­ских и ино­стран­ных парт­не­ров, на самом деле было казах­стан­ско-казах­стан­ской компанией».

Ана­ли­зи­руя то, как OMV Petrom изба­ви­лась от акти­вов в Казах­стане, Diplomat при­хо­дит к выво­ду, что «сей­час, похо­же, биз­нес-сре­да вер­ну­лась к пери­о­ду раз­граб­ле­ния эли­та­ми акти­вов страны».

Так, лицен­зии OMV Petrom на раз­ра­бот­ку неф­тя­ных место­рож­де­ний в Ман­ги­ста­уской обла­сти при­об­ре­ла некая Magnetic Oil, кото­рая была созда­на в октяб­ре, когда пере­го­во­ры о про­да­же были в разгаре.

По дан­ным ресур­са, взя­тым из откры­тых источ­ни­ков, мало­из­вест­ная Magnetic Oil при­над­ле­жит неким Елене Тюри­ной и Бауы­р­жа­ну Бисем­ба­е­ву, кото­рым так­же при­над­ле­жит ряд дру­гих ком­па­ний в Казах­стане. В этой свя­зи Diplomat отме­ча­ет, что «свя­зи с эли­той по-преж­не­му явля­ют­ся клю­чом к веде­нию биз­не­са в Казахстане».

Сто­и­мо­сти сдел­ки не раз­гла­ша­ет­ся, что, пишет Diplomat, дела­ет ее «еще более непрозрачной».

Всё это про­ис­хо­дит на фоне кри­зи­са в неф­тя­ном сек­то­ре стра­ны, вызван­но­го годом низ­ких цен на нефть. Ком­па­нии пыта­ют­ся навер­стать отста­ва­ния в гра­фи­ке, кото­рые ста­ли резуль­та­том кол­лап­са сто­и­мо­сти неф­ти и пан­де­мии коронавируса.

«Неф­тя­ной сек­тор Казах­ста­на про­дол­жа­ет демон­стри­ро­вать непред­ска­зу­е­мую вола­тиль­ность, кото­рая отра­жа­ет­ся на наци­о­наль­ной эко­но­ми­ке, всё еще слиш­ком зави­ся­щей от угле­во­до­род­ных ресур­сов», — отме­ча­ет Diplomat.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

ЕС заявил о серьезных нарушениях в ходе выборов в Казахстане

Editor

Панамские досье: 3 казахстанских следа в офшорном скандале

Editor

У таджиков будет свой Список Магнитского?

Editor