fbpx

За что Айсултан Назарбаев посадил братьев Бримжановых

Ска­жем сра­зу, что Алуа Бай­ко­да­мо­ва – в Казах­стане чело­век извест­ный. Она – дочь ком­по­зи­то­ра Бахыт­жа­на Бай­ка­да­мо­ва и внуч­ка гене­рал-май­о­ра Ива­на Пан­фи­ло­ва. Алуа Бахыт­жа­нов­на – мать чет­вер­тых детей. Двое ее сыно­вей: 33-лет­ний Ержан и 32-лет­ний Аскар почти пол­го­да нахо­дят­ся в след­ствен­ном изо­ля­то­ре. 22 июня они при­го­во­ре­ны Алма­тин­ским рай­он­ным судом №2 Аста­ны к семи годам тюрь­мы. В уго­лов­ном деле про­тив них заме­ша­на гром­кая фами­лия Назар­ба­е­вых.

— Алуа Бахыт­жа­нов­на, рас­ска­жи­те, чем зани­ма­лись ваши сыно­вья и как они ока­за­лись свя­за­ны с Айсул­та­ном Назар­ба­е­вым?

—  Ержан и Аскар – про­фес­си­о­наль­ные фут­бо­ли­сты, оба рабо­та­ли в Астане. Лет десять назад на поч­ве люб­ви к фут­бо­лу позна­ко­ми­лись с Айсул­та­ном. Сна­ча­ла про­сто игра­ли вме­сте, потом нача­ли орга­ни­зо­вы­вать мат­чи.  Айсул­тан позвал стар­ше­го Ержа­на к себе помощ­ни­ком, через пол­то­ра года вто­рой сын пошел рабо­тать к нему.  Аскар возил Али­му и испол­нял обя­зан­но­сти ее помощ­ни­ка. Пре­крас­ные отно­ше­ния были, мы ниче­го не име­ли про­тив. У меня неиз­ба­ло­ван­ные дети, они рабо­та­ли два­дцать четы­ре часа в сут­ки, полу­ча­ли по две тыся­чи дол­ла­ров в месяц. Все шло хоро­шо до ремон­та.

— Что  за ремонт?

— У Айсул­та­на есть квар­ти­ра в Highvill Park. Это блок F1, там выкуп­лен весь 31-этаж, 850 квад­рат­ных мет­ров. В ней шел ремонт и Айсул­тан был недо­во­лен. Попро­сил Аска­ра най­ти кон­суль­тан­та для оцен­ки недо­че­тов, он при­гла­сил сво­е­го зна­ко­мо­го Абд­рах­ма­но­ва . Тот сде­лал заклю­че­ние. В резуль­та­те дого­вор с преды­ду­щей ком­па­ни­ей рас­торг­ли. Про­шло общее собра­ние, на кото­ром было реше­но сме­нить под­ряд­чи­ка.

У нас есть доку­мен­ты, где напи­са­но, что заказ­чик Айсул­тан Назар­ба­ев назна­ча­ет Ержа­на Брим­жа­но­ва дирек­то­ром ХОЗУ АН (ком­па­ния, управ­ля­ю­щая дела­ми вну­ка пре­зи­ден­та, назва­на его ини­ци­а­ла­ми — ред) , хотя он тогда про­дви­гал Айсул­та­на на долж­ность руко­во­ди­тель феде­ра­ции фут­бо­ла Казах­ста­на, думаю, непло­хо про­дви­гал. Аска­ру пору­ча­ет общий кон­троль, а Абд­рах­ма­но­ву – непо­сред­ствен­ный. Такая схе­ма. Был зака­зан  чер­но­вой ремонт под чисто­вую отдел­ку. Аскар сле­дил за орга­ни­за­ци­ей видео­кон­фе­рен­ций с ита­льян­ски­ми дизай­не­ра­ми, при­сут­ство­вал на них, пере­во­дил. Так­же при­во­зил Айсул­та­ну доку­мен­ты, пото­му что он не любит допус­кать к себе лиш­них людей. Вот его роль. Вто­рой сын, посколь­ку он дирек­тор, под­пи­сы­вал дого­во­ра. При этом ему гово­ри­ли: «Ты зани­ма­ешь­ся фут­бо­лом – зани­май­ся».

— А как ваш сын про­дви­гал кан­ди­да­ту­ру вну­ка пре­зи­ден­та?

— Ержан ездил по реги­о­нам, объ­яс­нял про­грам­му, убеж­дал под­дер­жать  кан­ди­да­ту­ру. Два­дцать один чело­век под­пи­сал­ся в под­держ­ку Айсул­та­на, хотя по уста­ву доста­точ­но восем­на­дца­ти.

— Как так полу­чи­лось, что Айсул­тан поса­дил сво­их дове­рен­ных лиц?

— Заяв­ле­ние напи­са­ли его помощ­ни­ки Уркум­ба­ев и Зары­ка­нов. Они пишут, что яко­бы сыно­вья купи­ли фир­му без наме­ре­ния делать ремонт, пере­чис­ли­ли день­ги, не сде­ла­ли ремонт, не поста­ви­ли обо­ру­до­ва­ние, а день­ги укра­ли. Но все эти обви­не­ния мы раз­би­ли в суде в пух и прах. В деле мас­са под­лож­ных доку­мен­тов. След­ствие шло с обви­ни­тель­ным укло­ном. В суде дела­ли все, что­бы убрать из дела фами­лию Назар­ба­ев. В какой-то момент при­влек­ли в дело граж­дан­скую супру­гу Абрах­ма­но­ва, кото­рая толь­ко роди­ла сына и назва­ла его в честь Айсул­та­на. Дави­ли через нее, пока Абрах­ма­нов не начал давать пока­за­ния на моих сыно­вей. Он под­пи­сы­вал бума­ги, обна­ли­чи­вал день­ги, сле­дил за ремон­том, осу­ществ­лял тех­над­зор, ему дали шесть с поло­ви­ной лет. Моим сыно­вьям, кото­рые не были задей­ство­ва­ны, дают по семь лет. Адво­кат потер­пев­ше­го Пак мне ска­зал, что не суд реша­ет, а они, сколь­ко кому дать.

— По каким ста­тьям обви­ни­ли ваших сыно­вей?

— Моим сыно­вьям вме­ни­ли две ста­тьи. У стар­ше­го  Ержа­на была долж­ность и белая зар­пла­та дирек­то­ра, его обви­ни­ли в хище­ни­ях в груп­пе лиц и само­управ­стве, кото­рое заклю­ча­лось в том, что он пере­гнал из Алма­ты в Аста­ну авто­мо­биль, кото­рый при­над­ле­жа­ла это­му ТОО, по зако­ну он имел пра­во делать. И вто­рое, что пла­тил зар­пла­ту вто­ро­му сыну.

Аска­ру,  кото­рый не был оформ­лен, хотя являл­ся помощ­ни­ком  супру­ги Айсул­та­на, вме­ни­ли само­управ­ство. За то, что пере­дал вне­до­рож­ник Аблаю Сад­во­ка­со­ву, кото­рый раз­бил его. Аблая сна­ча­ла при­го­во­ри­ли к пяти годам за угон, а потом дали услов­ный срок. Там в фир­ме было 12 машин,  все они исполь­зо­ва­лись так. Дове­рен­но­стей нико­гда не выпи­сы­ва­лось, все пере­да­ва­ли клю­чи друг дру­гу. За это мое­му сыну вме­ня­ют само­управ­ство, как, если он там офи­ци­аль­но не был оформ­лен, и маши­на за ним не была закреп­ле­на. Вы може­те пред­ста­вить?

— Я‑то могу пред­ста­вить, но поче­му толь­ко сей­час вы это озву­чи­ва­е­те пуб­лич­но?

— Я, может, наив­ная. Вери­ла, в то, что меня услы­шат. Если бы озву­чи­ла это рань­ше, МВД воз­бу­ди­ло дело за ока­за­ние дав­ле­ния на суд, пото­му что трем адво­ка­там под­су­ди­мых судья Уба­ше­ва вынес­ла такие опре­де­ле­ния, что­бы инфор­ма­ция не ушла в прес­су.

— А не пуб­лич­ные обра­ще­ния име­ли место?

— Я бью тре­во­гу с октяб­ря, ходи­ла по высо­ким каби­не­там,  писа­ла Айсул­та­ну Назар­ба­е­ву, Дари­ге Назар­ба­е­вой, в адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та, была на при­е­ме у гене­раль­но­го про­ку­ро­ра. Гово­ри­ла: «Ребя­та, кто-то хочет под­нять шум вокруг этой фами­лии, я не хочу это­го делать». Я не про­шу осво­бо­дить сво­их детей, если они вино­ва­ты – пусть отве­тят. Но по зако­ну, а не по тому, что им вме­ня­ют. Меня никто не услы­шал. Осе­нью мне ска­за­ли, что сыно­вьям дадут семь лет. Сего­дня им дали ров­но семь лет, как я гово­ри­ла октяб­ре.

— То есть  Айсул­тан Назар­ба­ев в кур­се, что его дру­зьях полу­чи­ли по семь лет?

— Сыно­вья до сих пор верят, что нет, гово­рят: «Мама, Айс не зна­ет». Мои дети сбли­зи­лись с Айсул­та­ном, он им дове­рял, неко­то­рым людям это не нра­ви­лось. В нашей семье не при­ня­то под­став­лять и под­си­жи­вать, но это про­изо­шло со сто­ро­ны чело­ве­ка, кото­рый сел на место дирек­то­ра. Айсул­та­ну донес­ли в извра­щен­ной фор­ме, что мои дети про­во­ро­ва­лись. Для него, моло­до­го и горя­че­го чело­ве­ка это —  пре­да­тель­ство. Друг пре­дал. И он вклю­ча­ет всю эту маши­ну. Я напи­са­ла лич­но ему: «Балам, Айсул­тан, открой гла­за, у тебя доб­рое серд­це». Сооб­ще­ние было про­чи­та­но, появи­лись две синие птич­ки.

— То есть вы ему на стра­ни­цу в Facebook напи­са­ли? Есть мне­ние, что за него туда пишут посты дру­гие люди.

— Я даже знаю кто, но он все посты и сооб­ще­ния чита­ет.

— А что отве­ти­ли дру­гие Назар­ба­е­вы?

— Я напи­са­ла Дари­ге Назар­ба­е­вой, как сена­то­ру, дол­го не полу­ча­ла отве­та, а через пол­то­ра меся­ца дозво­ни­лась до сек­ре­та­ря, услы­ша­ла: «Дари­га Нур­сул­та­нов­на ска­за­ла, что ее сын – взрос­лый, пусть раз­би­ра­ет­ся сам». После это­го напи­са­ла Джак­сы­бе­ко­ву (гла­ве адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та – ред), он отнес­ся с пони­ма­ни­ем и пере­слал пись­мо гене­раль­но­му про­ку­ро­ру Аса­но­ву, что­бы тот разо­брал­ся. Когда я лете­ла к про­ку­ро­ру, то дума­ла: «Ну вот, а гово­ри­ли, что у нас нет спра­вед­ли­во­сти». Аса­нов меня при­нял как мать род­ную, чуть ли не обнял, поса­дил раз­го­ва­ри­вать. Успо­ка­и­вал, что все всем раз­бе­рет­ся.  Но все оста­лось на сло­вах. Про­ку­ра­ту­ра ниче­го не истре­бо­ва­ла, про­ку­рор, кото­ро­му это пору­чи­ли, про­сто игно­ри­ро­вал все звон­ки.

— Сколь­ко может сто­ить такая недви­жи­мость, и во сколь­ко обо­шел­ся неокон­чен­ный ремонт?

— Это один из самых доро­гих жилых ком­плек­сов, даже не могу ска­зать. Когда Айсул­тан поку­пал, цены были выше, но и сей­час нема­лень­кие.  Фир­ма, кото­рая дела­ла ремонт до это­го, оце­ни­ла его в 308 мил­ли­о­нов тен­ге, 273 мил­ли­о­нов были пере­ве­де­ны.  А ита­льян­ская фир­ма Molteni 3,5 мил­ли­о­на евро взя­ла, это с мате­ри­а­ла­ми чисто­вая отдел­ка.

В суде мы предо­ста­ви­ли три гене­раль­ные дове­рен­но­сти от Айсул­та­на Назар­ба­е­ва, при­чем одна на покуп­ку квар­ти­ры в элит­ном доме, на сум­му, в разы пре­вы­ша­ю­щую ту, что вме­ня­ют сыно­вьям. Они были дове­рен­ны­ми лица­ми.

— То есть ваша дочь поку­па­ла недви­жи­мость Айсул­та­ну. А сколь­ко у него квар­тир?

— В Алма­ты две, по край­ней мере, в Астане одна точ­но есть.

— А  лич­ный авто­парк боль­шой?

— Об этом писа­ли в соц­се­тях. Он ездит на раз­ных маши­нах, любит мото­цикл, мой сын Али­му возил на RANGE ROVER.

—  Отку­да у вну­ка Назар­ба­е­ва такие день­ги?

— Из тум­боч­ки. Зна­е­те же, анек­дот есть такой. Мы будем писать апел­ля­цию, через пять дней нам обе­ща­ли вру­чить при­го­вор. Я опа­са­юсь за жизнь сво­их детей, в бли­жай­шее вре­мя напи­шу заяв­ле­ние в КУИС, что­бы обес­пе­чи­ли их без­опас­но­сти.

— Вам не кажет­ся, что Айсул­тан ведет себя, как малень­кая копия сво­е­го деда?

— Ско­рее, папы. Но я буду бороть­ся за сво­их детей.

Ори­ги­нал ста­тьи: Бәсе http://base-kz.info/