-10 C
Астана
2 февраля, 2023
Image default

За кем идти?

Про­бле­ма лидер­ства в поли­ти­ке вос­хо­дит к одно­му из гло­баль­ных вопро­сов фило­со­фии – роли лич­но­сти в исто­рии. Про­еци­руя эту тему на нашу дей­стви­тель­ность, мож­но задать­ся вопро­сом о роли лич­но­сти в нашей оппо­зи­ции. Имен­но про­бле­ма лидер­ства в деле про­ти­во­сто­я­ния режи­му Назар­ба­е­ва, на мой взгляд, сего­дня явля­ет­ся одной из важнейших.

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

Понят­но, что на пер­вом месте про­бле­ма недо­воль­ства этим режи­мом со сто­ро­ны обще­ства. Это осно­ва. Одна­ко вто­рой по важ­но­сти в наших усло­ви­ях явля­ет­ся имен­но про­бле­ма лидер­ства. Для мен­таль­но­сти наше­го насе­ле­ния, кол­лек­ти­вист­ско­го по сво­ей пси­хо­ло­гии без лиде­ра не про­сто  нель­зя, но и опасно.

Лидер — импульс и в то же вре­мя барьер

Лидер в наших усло­ви­ях — это не толь­ко тот, кто спо­со­бен объ­еди­нить, вооду­ше­вить, и напра­вить, но и что осо­бо важ­но — удер­жать. От без­от­вет­ствен­ных реше­ний, от непро­ду­ман­ных дей­ствий, предот­вра­тить угро­зу сти­хий­но­сти масс. Так что лидер, с одной сто­ро­ны, — это импульс, спо­соб­ный увлечь людей, а с дру­гой — барьер, не даю­щий им пре­вра­тить­ся в толпу.

Есть рас­хо­жая сен­тен­ция: «Лидер не тот, кто ведет, а тот за кем идут». В этом смыс­ле даже Назар­ба­ев ника­кой не лидер нации. Он началь­ник нации, сам себя назна­чил и ведет туда, куда хочет. Нации про­сто девать­ся неку­да — идет, куда ведут.  Лидер начи­на­ет­ся с того момен­та, когда  в отсут­ствие при­нуж­да­ю­щих фак­то­ров, ска­жем, таких как доб­ро­воль­но-при­ну­ди­тель­ное голо­со­ва­ние на выбо­рах,  тоталь­ное идео­ло­ги­че­ское зом­би­ро­ва­ние, люди все рав­но идут  и выби­ра­ют его, пото­му что счи­та­ют его лиде­ром. В нашей ситу­а­ции выклю­чи адмре­сурс, пусти на ТВ аль­тер­на­тив­ное мне­ние — и от лиде­ра нации оста­нет­ся обыч­ный началь­ник с портфелем.

Иная ситу­а­ция с лидер­ством в оппо­зи­ции. Здесь у тех, кто устал от наших «началь­ни­ков» во вла­сти, воз­ни­ка­ет внут­рен­няя потреб­ность в лиде­ре, спо­соб­ном пред­ло­жить аль­тер­на­тив­ное мне­ние и глав­ное — про­грам­му дей­ствий по изме­не­нию ситу­а­ции. В прин­ци­пе такие люди в оппо­зи­ции есть, но явля­ют­ся ли они лиде­ра­ми? И если явля­ют­ся, то озна­ча­ет ли это, что они лиде­ры толь­ко тех, кто сего­дня, сле­дуя их при­зы­вам, выхо­дит на митин­ги протеста?

Но в этом слу­чае мы вынуж­де­ны будем при­знать, что они лиде­ры той дежур­ной тыся­чи чело­век, кото­рые из раза в раз соби­ра­ют­ся под их зна­ме­на­ми. Тут явно какое-то несо­от­вет­ствие: несо­глас­ных в стране с поли­ти­кой вла­стей из тех же социо­ло­ги­че­ских опро­сов от 15 до 30 про­цен­тов, а про­те­сто­вать выхо­дят сотые доли процента.

Есть два вари­ан­та объ­яс­не­ний это­му фено­ме­ну. Пер­вый — люди инерт­ны и тру­со­ва­ты, а точ­нее не созре­ли до нуж­но­го уров­ня граж­дан­ствен­но­сти. Вто­рой — те, кто при­гла­ша­ет на митин­ги, не их лиде­ры. Не будем  гадать какой из этих вари­ан­тов более пра­виль­ный, ско­рее все­го, рабо­та­ют оба. Но нас здесь инте­ре­су­ет второй.

«А чего они хотят?»

Зада­дим­ся вопро­сом, как слу­ча­ет­ся, что люди доб­ро­воль­но и порой само­от­вер­жен­но идут за каким-то лиде­ром, гото­вые рис­ко­вать здо­ро­вьем и жиз­нью?  Что нуж­но для этого?

 Во-пер­вых, нуж­но, что­бы жела­ния людей сов­па­ли с тем, что про­воз­гла­ша­ет лидер. Во-вто­рых, люди долж­ны верить тому, кого они воз­но­сят на алтарь лидер­ства.  И, в‑третьих,  люди долж­ны видеть, что этот чело­век  а) зна­ет, чего он хочет (видит и внят­но арти­ку­ли­ру­ет цель), б) зна­ет, как это­го достичь (пред­ла­га­ет адек­ват­ные пути дости­же­ния цели) и в) не боит­ся делать это сам (пред­при­ни­ма­ет кон­крет­ные шаги по дости­же­нию постав­лен­ной цели). 

Если про­ска­ни­ро­вать наших оппо­зи­ци­он­ных лиде­ров с точ­ки зре­ния этой три­еди­ной фор­му­лы лидер­ства ока­жет­ся, что в оппо­зи­ции нет лидеров.

Уточ­ним, что в плане сов­па­де­ния поли­ти­че­ских и идео­ло­ги­че­ских ори­ен­та­ций боль­ших про­блем нет. Этот кри­те­рий на соот­вет­ствие убеж­де­ний неким стан­дар­там труд­но про­ве­рить.  Здесь поли­ти­кам доста­точ­но про­воз­гла­сить идеи, кото­рые уже овла­де­ли мас­са­ми, и они попа­да­ют в раз­ряд своих.

 Одна­ко глав­ные пре­пят­ствия на пути к лидер­ству в дру­гом — это низ­кий уро­вень дове­рия к лиде­рам и отсут­ствие внят­ных лозун­гов, отве­ча­ю­щих на про­стой обы­ва­тель­ский вопрос: «а чего они хотят»? Спро­си­те людей, и подав­ля­ю­щее боль­шин­ство вам не ска­жет, а чего соб­ствен­но пред­ла­га­ет оппо­зи­ция. Это при­том, что на самом деле оппо­зи­ция пред­ла­га­ет мно­го чего дей­стви­тель­но нуж­но­го и  цен­но­го.   Но никто тол­ком не ска­жет вам глав­ное, что тако­го хочет оппо­зи­ция сде­лать, что прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ет­ся от того, что дела­ет власть.

Все те умные про­грам­мы, кото­рые есть у оппо­зи­ции, — это не то. Их, во-пер­вых, никто не чита­ет, а, во-вто­рых, в том виде, в каком они суще­ству­ют — это мате­ри­ал, инте­рес­ный толь­ко раз­ве что поли­то­ло­гам. Нуж­ны чет­кие, абсо­лют­но понят­ные вещи. Не для политологов,не для про­дви­ну­тых экс­пер­тов,  а ДЛЯ ЛЮДЕЙ.

Либо кон­крет­но-лич­ност­но, как в свое вре­мя у Жири­нов­ско­го: «Каж­до­му мужи­ку по бабе, каж­дой бабе  — по мужи­ку». Либо как у ран­не­го Каже­гель­ди­на: «Казах­стан без Назар­ба­е­ва».  Либо как сего­дня у Наваль­но­го в Рос­сии: «Еди­ная Рос­сия» — это пар­тия воров и кор­руп­ци­о­не­ров». Все­го один лозунг и всем пре­дель­но ясно, чего доби­ва­ет­ся чело­век. Ну-ка, кто из наших лиде­ров оппо­зи­ции име­ет что-то подоб­ное, внят­но арти­ку­ли­ру­ю­щее его поли­ти­че­скую пози­цию? Никто!

В худ­шем слу­чае пол­ная идео­ло­ги­че­ская раз­мы­тость плат­фор­мы,  в луч­шем — тра­ди­ци­он­ное оби­лие пра­виль­ных сен­тен­ций, в кото­ром тонет смысл ска­зан­но­го. Что­бы понять чего имен­но доби­ва­ет­ся тот или иной лидер, нуж­но уметь читать меж­ду строк.   Отсут­ствие кон­кре­ти­ки, ходь­ба вокруг да око­ло, наме­ки  вос­при­ни­ма­ют­ся людь­ми как про­яв­ле­ние неуве­рен­но­сти и даже трусости.

Но если поли­тик боит­ся назы­вать вещи сво­и­ми име­на­ми, если он при­зы­ва­ет бороть­ся с режи­мом, но при этом избе­га­ет про­из­но­сить  вслух имя Назар­ба­е­ва, то какой он, на хрен, лидер?!  Кто за таким пой­дет? Кто тако­му поверит?

С чего начи­на­ет­ся лидерство

Лидер­ство начи­на­ет­ся с твер­дой, чест­ной и прин­ци­пи­аль­ной пози­ции, выска­зы­ва­е­мой откры­то, без эки­во­ков, недо­мол­вок и про­ги­бов в спине.  Пер­вый шаг к лидер­ству — люди долж­ны убе­дить­ся, что этот чело­век НЕ БОИТСЯ откры­то выра­жать свою пози­цию. Понят­но, что ска­зать прав­ду в лицо опас­но, мож­но и непри­ят­но­сти поиметь вплоть до тюрем­но­го сро­ка, но нуж­но выби­рать: либо рис­ко­вать и на что-то реаль­но пре­тен­до­вать,  либо без осо­бо­го рис­ка оста­вать­ся в веч­ных аутсайдерах.

   Сле­ду­ю­щий шаг —  люди долж­ны верить, что тот, за кем они идут, пой­дет до кон­ца, не соско­чит в самый непод­хо­дя­щий момент, не пере­мет­нет­ся в дру­гой лагерь, не пре­даст.  Любой не сожжен­ный мост меж­ду лиде­ром и его оппо­нен­та­ми во вла­сти, любые ниточ­ки меж­лич­ност­ных отно­ше­ний  тяну­щи­е­ся из власт­ных кори­до­ров —  это мощ­ней­ший удар тако­му дове­рию.  Любая попыт­ка заиг­ры­вать с тем, кто оли­це­тво­ря­ет этот режим, — это серьез­ный нрав­ствен­ный про­иг­рыш в гла­зах сорат­ни­ков и последователей.

Доста­точ­но под­пи­сать пись­мо начи­на­ю­ще­е­ся сло­ва­ми: «Ува­жа­е­мый, Нур­сул­тан Аби­ше­вич», что­бы поте­рять дове­рие мно­гих сотен и тысяч людей. Началь­ни­ку про­ща­ет­ся мно­гое — он став­лен­ник дру­гих. С лиде­ра спрос осо­бый — его люди выбра­ли сами и впра­ве (внут­ри себя) предъ­яв­лять свои осо­бые требования.

А теперь посмот­рим, кто в нашей оппо­зи­ции соот­вет­ству­ет всем обо­зна­чен­ным тре­бо­ва­ни­ям. Уточ­ним, что ниже при­ве­ден­ные оцен­ки нуж­но рас­смат­ри­вать, как попыт­ку взгля­нуть на нынеш­них оппо­зи­ци­он­ных поли­ти­ков гла­за­ми про­тестной части обще­ства. То есть гла­за­ми тех, лиде­ра­ми кото­рых они мог­ли бы стать.

Абдиль­дин — опыт­ней­ший поли­тик, поль­зу­ю­щий­ся ува­же­ни­ем в чело­ве­че­ском плане, но  и обре­чен­ный в силу арха­ич­но­сти ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии и воз­рас­та на роль «сва­деб­но­го гене­ра­ла» оппозиции. 

 Аби­лов — очень общи­тель­ный, пози­тив­но настро­ен­ный чело­век,  хоро­ший мене­джер, отлич­ный ора­тор, не зама­ран кор­руп­ци­он­ным про­шлым, в послед­нее вре­мя очень серьез­но порас­те­рял дове­рие, аморф­ная поли­ти­че­ская плат­фор­ма, нет пони­ма­ния, чего он хочет от власти.

Абля­зов — один из  основ­ных спон­со­ров и вдох­но­ви­те­лей ради­каль­но­го кры­ла оппо­зи­ции, при всей лич­ной вклю­чен­но­сти в про­цесс про­ти­во­сто­я­ния с режи­мом, при всей мас­штаб­но­сти про­во­ди­мой им рабо­ты пре­бы­ва­ет  в ста­ту­се «серо­го кар­ди­на­ла» оппо­зи­ции с тра­ди­ци­он­но низ­ким уров­нем доверия. 

Ата­ба­ев —  оли­це­тво­ря­ет граж­дан­ское обще­ство, изна­чаль­но поль­зу­ю­щий­ся дове­ри­ем и ува­же­ни­ем, и это ува­же­ние воз­рас­та­ет по мере пре­сле­до­ва­ний его со сто­ро­ны вла­стей. Одна­ко отсут­ству­ет внят­ная поли­ти­че­ская плат­фор­ма, он хоро­шо зна­ет, чего не долж­но быть в стране, но пока не име­ет чет­ко­го виде­ния того, что нуж­но делать, что­бы это изменить.

Жаки­я­нов — прин­ци­пи­аль­ный про­тив­ник режи­ма, имев­ший высо­кий рей­тинг дове­рия и внят­ную пози­цию в отно­ше­нии режи­ма, в силу опре­де­лен­ных обсто­я­тельств уйдя из поли­ти­ки в насто­я­щий момент, успеш­но пре­да­ет­ся забвению.

Каже­гель­дин — при всех  заслу­гах в деле про­ти­во­сто­я­ния режи­му Назар­ба­е­ва и отно­си­тель­но высо­ким уров­нем дове­рия  в про­шлом (осо­бая стра­ни­ца в исто­рии казах­стан­ской оппо­зи­ции) сего­дня вос­при­ни­ма­ет­ся как экс-лидер оппозиции.

Коса­нов —  опыт­ный пуб­лич­ный дея­тель, отлич­ный ора­тор, не зама­ран кор­руп­ци­он­ным про­шлым, одна­ко в поли­ти­ке не вос­при­ни­ма­ет­ся, как абсо­лют­но само­сто­я­тель­ная фигу­ра, отче­го уро­вень дове­рия к нему остав­ля­ет желать лучшего. 

Коз­лов —  пре­дель­но дистан­ци­ро­ван от вла­сти, в лич­ност­ном плане все боль­ше вызы­ва­ет дове­рие, замет­но вырос в послед­нее вре­мя как поли­тик, одна­ко то, что за ним посто­ян­но мая­чит фигу­ра Абля­зо­ва, меша­ет ему вос­при­ни­мать­ся само­сто­я­тель­ной поли­ти­че­ской фигурой.

Туяк­бай — суще­ству­ет устой­чи­вое мне­ние, что этот чело­век ока­зал­ся в оппо­зи­ции неслу­чай­но, име­ет нега­тив­ный шлейф про­шло­го, вли­я­ю­щий на уро­вень дове­рия. Как и у осталь­ных оппо­зи­ци­о­не­ров, есть невнят­ность поли­ти­че­ской ори­ен­та­ции и отсут­ствие опре­де­лен­но­сти в отно­ше­нии  Назарбаева. 

Этот крат­кий абрис оппо­зи­ци­он­ных поли­ти­ков, пре­тен­ду­ю­щих на лидер­ство, пока­зы­ва­ет, что сего­дня в казах­стан­ской оппо­зи­ции есть люди, гото­вые вести людей за собой, но нет тех, за кем бы  люди гото­вы пой­ти сами. Хотя бы как в Москве, где имен­но лиде­ры граж­дан­ско­го обще­ства, исполь­зуя интер­нет, выве­ли на ули­цы десят­ки тысяч моск­ви­чей.  В Казах­стане ситу­а­ция дру­гая: есть недо­воль­ные режи­мом, есть даже про­яв­ле­ния про­те­ста, но нет лиде­ров, спо­соб­ных офор­мить это недо­воль­ство, эту про­тестность в поли­ти­че­скую силу.

При этом есть ощу­ще­ние, что под­спуд­но обще­ство, по край­ней мере, в Алма­ты  созре­ло для сво­ей «Болот­ной пло­ща­ди». Про­бле­ма, повто­ряю, имен­но в лиде­рах, в тех, за кем люди мог­ли бы пой­ти. Сего­дня те, кто  пре­тен­ду­ет на роль лиде­ров, до это­го ста­ту­са явно не дотя­ги­ва­ют. На них не идет даже про­тестно-настро­ен­ная часть общества. 

 

Ау, лиде­ры, где вы? Стра­на ждет.

 

Taken from:
За кем идти?

архивные статьи по теме

«Открывшие ящик Пандоры» казахи из Китая и нерешительность властей

Editor

Бенефициаром арестованного в Лондоне имущества названа Дарига Назарбаева

Editor

Доктор Монти – для евро последний шанс