-17 C
Астана
7 февраля, 2023
Image default

Захват СМИ в цифровую эпоху

Послед­ние два года ока­за­лись для сво­бо­ды сло­ва не луч­шим вре­ме­нем, пишет в сво­ей ста­тье на сай­те Рroject-syndicate Аня Шиф­ф­рин — дирек­тор по тех­но­ло­ги­ям, медиа и ком­му­ни­ка­ци­ям  Шко­лы меж­ду­на­род­ных и обще­ствен­ных дел Колум­бий­ско­го университета.

Пра­ви­тель­ства Поль­ши, Вен­грии и Тур­ции, как и руко­во­ди­те­ли бал­кан­ских стран, а так­же Китая и Рос­сии,  всё актив­ней стре­мят­ся поста­вить под кон­троль дис­кус­сии в обще­стве. В США же пре­зи­дент Дональд Трамп занят непре­рыв­ны­ми попыт­ка­ми дис­кре­ди­та­ции СМИ, а его адми­ни­стра­ция бес­пре­це­дент­но закры­та от прессы.

Ниже пред­ла­га­ем чита­те­лем пере­вод этой ста­тьи на рус­ский язык.

Эпо­ха цен­зо­ров, кото­рые физи­че­ски редак­ти­ро­ва­ли газе­ты (я виде­ла это во Вьет­на­ме и Мьян­ме), по боль­шей части кану­ла в лету. Но, как пока­зы­ва­ют послед­ние собы­тия, сво­бо­да прес­сы по-преж­не­му крайне уяз­ви­ма, посколь­ку пра­ви­тель­ства и «корыст­ные инте­ре­сы, пере­пле­тён­ные с поли­ти­кой» (как выра­зи­лась поли­то­лог Али­на Мун­джиу-Пип­пи­ди), при­сту­пи­ли к уста­нов­ле­нию свое­об­раз­но­го мяг­ко­го кон­тро­ля, кото­рый мож­но назвать «захва­том СМИ» («media capture»).

Эко­но­ми­сты исполь­зо­ва­ли тер­мин «захват» после финан­со­во­го кри­зи­са 2008 года для опи­са­ния ситу­а­ции, когда регу­ля­то­ры ока­за­лись не спо­соб­ны к над­ле­жа­ще­му над­зо­ру за сво­и­ми отрас­ля­ми: зача­стую их сотруд­ни­ки при­хо­ди­ли из отрас­ли, кото­рую они долж­ны были кон­тро­ли­ро­вать, а затем воз­вра­ща­лись в неё. Захват СМИ во мно­гом про­ис­хо­дит так же: поли­ти­че­ские лиде­ры либо напря­мую вла­де­ют сред­ства­ми мас­со­вой инфор­ма­ции (вспом­ни­те Силь­вио Бер­лу­с­ко­ни в Ита­лии), либо доби­ва­ют­ся лояль­но­го отно­ше­ния к себе лиде­ров СМИ с помо­щью кор­рум­пи­ро­ван­ных «дру­зей» или мето­да­ми преследования.

Одним из пер­вых реше­ний поль­ско­го уль­тра­пра­во­го пра­ви­тель­ства, неофи­ци­аль­но воз­глав­ля­е­мо­го Яро­сла­вом Качинь­ским, ста­ло при­ня­тие ново­го зако­на о СМИ, кото­рый поз­во­ля­ет вла­стям нани­мать и уволь­нять руко­во­ди­те­лей сетей обще­ствен­но­го веща­ния. В Тур­ции пра­ви­тель­ство пре­зи­ден­та Редже­па Тайи­па Эрдо­га­на отправ­ля­ет за решёт­ку кри­ти­че­ски настро­ен­ных жур­на­ли­стов, напри­мер, зна­ме­ни­то­го колум­ни­ста Ахме­та Алта­на и его бра­та, про­фес­со­ра Мех­ме­та Алта­на, а так­же закры­ва­ет или уста­нав­ли­ва­ет кон­троль над медиа-ком­па­ни­я­ми, влияя на рабо­ту жур­на­ли­стов путём запугивания.

В менее экс­тре­маль­ной вер­сии под­ход Эрдо­га­на исполь­зу­ет Трамп, тре­ти­руя сво­их кри­ти­ков, напри­мер, CNN и The New York Times, и сти­му­ли­руя дру­гих, напри­мер, Wall Street Journal, писать о себе пози­тив­но. В дру­гих стра­на пре­сле­до­ва­ни­ем СМИ зани­ма­ют­ся «дру­зья» вла­сти: в Южной Афри­ке поли­ти­че­ски вли­я­тель­ная семья Гуп­та выбра­ла сво­ей мише­нью быв­ше­го редак­то­ра изда­ний Business Day и Financial Mail Пите­ра Брю­са, кото­рый кри­ти­ко­вал пре­зи­ден­та Джей­ко­ба Зуму. Вла­сти могут так­же пытать­ся кон­тро­ли­ро­вать СМИ, отка­зы­вая потен­ци­аль­но кри­ти­че­ски настро­ен­ным медиа-орга­ни­за­ци­ям в аккре­ди­та­ции, как это слу­чи­лось в США и (в более агрес­сив­ной фор­ме) в охва­чен­ной кри­зи­сом Вене­су­э­ле, воз­глав­ля­е­мой пре­зи­ден­том Нико­ла­сом Мадуро.

Подоб­ные захва­ты СМИ кри­ти­че­ски важ­ны для вла­сти, пото­му что поз­во­ля­ют ей сохра­нять под­держ­ку обще­ства, осо­бен­но тем пра­ви­тель­ствам, кото­рые при­ни­ма­ют потен­ци­аль­но непо­пу­ляр­ные реше­ния. Кам­па­ния Трам­па про­тив «СМИ, пуб­ли­ку­ю­щих фей­ко­вые ново­сти», помог­ла ему сохра­нить лояль­ность основ­ной части сво­ей изби­ра­тель­ной базы, даже несмот­ря на раз­об­ла­че­ния, кото­рые уже дав­но похо­ро­ни­ли бы любо­го дру­го­го аме­ри­кан­ско­го политика.

Прак­ти­ка захва­та СМИ вли­я­ет не толь­ко вос­при­я­тие собы­тий обще­ством, но и на эко­но­ми­че­ские пока­за­те­ли. Эко­но­мист Мария Пет­ро­ва пола­га­ет, что захват СМИ может спо­соб­ство­вать росту нера­вен­ства, осо­бен­но в тех слу­ча­ях, когда захват про­из­во­дит­ся бога­ча­ми (а не поли­ти­ка­ми, кото­рые могут лишить­ся сво­ей выбор­ной долж­но­сти). Джа­ко­мо Кор­нео из Сво­бод­но­го уни­вер­си­те­та Бер­ли­на счи­та­ет, что рост уров­ня эко­но­ми­че­ской кон­цен­тра­ции повы­ша­ет веро­ят­ность пред­взя­то­сти СМИ.

Захват СМИ не явля­ет­ся новым фено­ме­ном. Ранее пред­по­ла­га­лось, что нас осво­бо­дит от него интер­нет, по край­ней мере, в тех стра­нах, где нет откро­вен­ной онлайн-цен­зу­ры. Счи­та­лось, что, посколь­ку сто­и­мость выхо­да на рынок пада­ет, уве­ли­че­ние коли­че­ства СМИ сде­ла­ет мало­ве­ро­ят­ным их пол­ный захват. Даже если какие-то отдель­ные СМИ ока­жут­ся захва­че­ны, в целом они всё рав­но будут оста­вать­ся эффек­тив­ным инстру­мен­том над­зо­ра за вла­стью, по край­ней мере, пока сохра­ня­ет­ся их доста­точ­ное раз­но­об­ра­зие. Такие ожи­да­ния под­креп­ля­лись мне­ни­ем, что рост кон­ку­рен­ции при­ве­дёт к повы­ше­нию каче­ства новостей.

Но, види­мо, про­изо­шло нечто пря­мо про­ти­во­по­лож­ное. Рас­цвет циф­ро­вых медиа уни­что­жил биз­нес-модель тра­ди­ци­он­ных СМИ. Рекла­мо­да­те­ли мигри­ро­ва­ли в Интер­нет, где сло­ты сто­ят дёше­во, а потре­би­те­ли ста­ли с мень­шей готов­но­стью пла­тить за кон­тент, пото­му что у них появи­лась мас­са бес­плат­ных опций. В резуль­та­те, тра­ди­ци­он­ные СМИ пере­жи­ва­ют рез­кий спад дохо­дов и мас­со­вые сокращения.

Умень­ше­ние ресур­сов нега­тив­но повли­я­ло на каче­ство жур­на­лист­ской рабо­ты, в том чис­ле и пото­му, что (и об этом пишет Жулиа Кажэ из Science Po) мно­гие изда­ния, стра­да­ю­щие от нехват­ки денег, попы­та­лись апел­ли­ро­вать к мак­си­маль­но широ­кой ауди­то­рии. Необ­хо­ди­мость охо­ты за кли­ка­ми на сай­тах, подоб­ных Facebook, Twitter и Google, подо­рва­ла спо­соб­ность вла­дель­цев ста­рых СМИ выпол­нять свою тра­ди­ци­он­ную роль гаран­тов подотчётности.

Сни­же­ние дохо­дов СМИ спо­соб­ство­ва­ло их захва­ту и ещё по одной при­чине: изме­ни­лись сти­му­лы к вла­де­нию СМИ. Если не ожи­да­ет­ся, что газе­та при­не­сёт боль­шую эко­но­ми­че­скую отда­чу, тогда глав­ным сти­му­лом к покуп­ке и управ­ле­нию этой газе­той ста­но­вит­ся вли­я­ние. Напри­мер, вла­де­лец кази­но, аме­ри­кан­ский мил­ли­ар­дер Шел­дон Адель­сон купилThe Las Vegas Review-Journal  в 2015 году и уста­но­вил кон­троль над изра­иль­ской газе­той не ради денег.

Медиа-ланд­шафт ста­но­вит­ся всё более подат­лив для захва­та, поэто­му уро­вень поли­ти­че­ской и кор­по­ра­тив­ной под­от­чёт­ность будет толь­ко падать. Имен­но поэто­му «Центр помо­щи меж­ду­на­род­ным СМИ» толь­ко что опуб­ли­ко­вал новый доклад, кото­рый про­ли­ва­ет свет на дан­ное явле­ние – и при­зы­ва­ет к реше­нию этой проблемы.

Сво­бод­ные и здо­ро­вые СМИ кри­ти­че­ски важ­ны для нор­маль­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния демо­кра­тии. Если мы хотим защи­тить вто­рое, тогда любой ценой мы долж­ны защи­щать и первое.

 

архивные статьи по теме

Аркадий ДУБНОВ: «Задержание Дутбаева может иметь отношение к делу Мухтара Аблязова»

Editor

Айсултан ОЖИДАЕТ приговора

Editor

Бизнес-империя детей и родственников Кайрата Мами. Журналистское расследование.

Editor