17 C
Астана
5 октября, 2022
Image default

Засудить Козлова и то нормально не могут!

Вер­хов­ный суд Казах­ста­на отка­зал в воз­буж­де­нии над­зор­но­го про­из­вод­ства по делу поли­ти­ка Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва. Кол­ле­гия не нашла осно­ва­ний для пере­смот­ра его при­го­во­ра. Реше­ние было вполне ожи­да­е­мым – ни супру­га, ни сорат­ни­ки осуж­ден­но­го ника­ких иллю­зий на этот счет не питали.

Засе­да­ние с само­го нача­ла пошло стран­но­ва­то. Изна­чаль­но раз­го­вор шел на казах­ском язы­ке. Судьи моти­ви­ро­ва­ли это тем, что весь про­цесс по жана­о­зен­ско­му делу вел­ся на гося­зы­ке, но тем не менее пообе­ща­ли пере­вод­чи­цу и даже ее предо­ста­ви­ли, прав­да пре­ду­пре­див, что пере­во­дить сле­ду­ет… не все.

Про­бе­жа­лись по верхам

Кста­ти, сам пере­вод и без это­го остав­лял желать луч­ше­го. Пере­вод­чи­ца назы­ва­ла прин­цип состя­за­тель­но­сти сто­рон кон­ку­рен­ци­ей и уточ­ня­ла у адво­ка­та, как пере­во­дит­ся сло­во «листов­ка». Кое-как мож­но было понять, что адво­кат Коз­ло­ва Вене­ра Сар­сен­би­на обра­ти­лась в инте­ре­сах сво­е­го под­за­щит­но­го с жалобой.

- Мы посчи­та­ли, что пра­ва под­су­ди­мо­го Коз­ло­ва были нару­ше­ны, — гово­ри­лось в ней, — поста­нов­ле­ни­я­ми апел­ля­ци­он­ной и кас­са­ци­он­ной кол­ле­гий. Все преды­ду­щие суды рас­смат­ри­ва­ли дело Коз­ло­ва в фор­маль­ном порядке.

Так­же, по мне­нию защи­ты, суд носил обви­ни­тель­ный уклон, вопро­сы адво­ка­та к сви­де­те­лям регу­ляр­но сни­ма­лись, а сами сви­де­те­ли были зави­си­мы от обви­не­ния, поэто­му дава­ли мало­до­сто­вер­ные пока­за­ния, кото­рые не сто­и­ло учитывать.

Дока­за­тель­ства неви­нов­но­сти суд, наобо­рот, пред­по­чел не учи­ты­вать. Так, напри­мер, не полу­чил сво­ей пра­во­вой оцен­ки тот факт, что рас­пе­чат­ка листо­вок про­из­во­ди­лась не в офи­се пар­тии «Алга», а неиз­вест­но где. Что изъ­я­тие запи­си скайп-кон­фе­рен­ции, послу­жив­шей дока­за­тель­ством обви­не­ния, про­из­во­ди­лось с нару­ше­ни­ем про­цес­су­аль­но­го зако­но­да­тель­ства. «Про­сим выне­сти оправ­да­тель­ный при­го­вор под­су­ди­мо­му Коз­ло­ву», — поды­то­жи­ла адво­кат свое выступление.

Обви­не­ние речь защит­ни­ков не про­ком­мен­ти­ро­ва­ло, но отме­ти­ло, что раз еще двое под­су­ди­мых — Акжа­нат Ами­ров и Серик Сапар­га­ли, про­хо­див­шие по тому же делу (и полу­чив­шие по три года услов­но), не пыта­ют­ся опро­те­сто­вать при­го­вор, зна­чит, он справедлив.

Один про Ива­на, дру­гой — про болвана

Когда судьи уда­ли­лись на сове­ща­ние, пра­во­за­щит­ни­ки не ста­ли сдер­жи­вать сво­их эмо­ций по пово­ду про­ис­хо­дя­ще­го. Так, по сло­вам гла­вы ОФ «Фонд раз­ви­тия пар­ла­мен­та­риз­ма в Казах­стане» Зауреш Бат­та­ло­вой, отсут­ствие понят­но­го пере­во­да — это уже гру­бое про­цес­су­аль­ное нарушение!

- Даже засу­дить нор­маль­но не могут чело­ве­ка! — неве­се­ло иро­ни­зи­ро­ва­ла она.

По мне­нию Бат­та­ло­вой, поста­вив язы­ко­вой барьер, под­су­ди­мо­го таким обра­зом лиши­ли воз­мож­но­сти защи­щать себя. Он, конеч­но, вла­де­ет казах­ским язы­ком на раз­го­вор­ном уровне, но не в совер­шен­стве. Дале­ко не все из озву­чен­но­го поня­ла и супру­га поли­ти­ка Алия Турусбекова.

- Навер­ня­ка, из того, что гово­ри­ли Коз­ло­ву на про­цес­се, поло­ви­на не была дослов­но пра­виль­но пере­ве­де­но, — счи­та­ет она. — Так­же поло­ви­на того, что он гово­рил, не было поня­та. Такой про­цесс изна­чаль­но дол­жен быть пол­но­стью под­верг­нут сомнению!

Нынеш­нее засе­да­ние в Вер­хов­ном суде — нагляд­ная тому иллюстрация.

- Что мы сего­дня наблю­да­ем? — акцен­ти­ру­ет вни­ма­ние Зауреш Бат­та­ло­ва. — Начи­на­ет­ся про­цесс, пере­вод­чик, кото­рый был опре­де­лен для про­ве­де­ния всех про­цес­су­аль­ных дей­ствий, с горем попо­лам пере­вел отдель­ные фра­зы из дово­дов адво­ка­та. При этом судья дела­ет заме­ча­ние: «Вы може­те все не пере­во­дить, вы пере­во­ди­те толь­ко то, что счи­та­е­те нуж­ным». На дово­дах пере­вод­чи­ка, на его умо­за­клю­че­ни­ях засу­дить чело­ве­ка — раз­ве это закон­но? Я думаю, что такой выпад Вер­хов­но­го суда про­сто из ряда вон выхо­дя­щий! Это уже дока­за­тель­ство того, что про­цесс не может быть объективным!

Боль­шую часть адво­кат­ско­го выступ­ле­ния пере­вод­чи­ца либо не пере­ве­ла, либо пере­ве­ла неправильно.

- Напри­мер, когда она гово­рит о том, что дан­ные листов­ки не были рас­пе­ча­та­ны на печат­ных ресур­сах офи­са Коз­ло­ва, — отме­ча­ет Бат­та­ло­ва. — На самом деле эти листов­ки были, но кем и когда они изго­тов­ля­лись, в ходе судеб­но­го про­цес­са не уста­нов­ле­но до кон­ца. Так и сей­час нуж­но было это доказывать.

Речь про­ку­ро­ра пра­во­за­щит­ник оце­ни­ла еще круче.

- Один про Ива­на, дру­гой — про бол­ва­на, вот что сей­час про­ис­хо­дит на суде, — кон­ста­ти­ро­ва­ла она. Защи­та гово­рит одни дово­ды, обви­не­ние вста­ет и гово­рит, что Ами­нов и Сапар­га­ли отка­за­лись себя защи­щать. Но, изви­ни­те, это их дело. А у нас рас­смат­ри­ва­ет­ся дело Козлова!

И, что нема­ло­важ­но, все это «вели­ко­ле­пие» видят ино­стран­ные наблю­да­те­ли и пред­ста­ви­те­ли дипло­ма­ти­че­ских мис­сий раз­ных стран мира. О том, что это бьет сер­пом по и без того небез­упреч­но­му ими­джу казах­стан­ско­го суда, гово­рить излишне.

«Это был фарс, и даже неквалифицированный!»

После недол­го­го сове­ща­ния кол­ле­гия при­ня­ла реше­ние — в воз­буж­де­нии над­зор­но­го про­из­вод­ства отказать.

- Вы сами при­сут­ство­ва­ли на суде, вы все это виде­ли, — с горе­чью гово­рит жена Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва Алия Туру­с­бе­ко­ва. — Это был такой даже неква­ли­фи­ци­ро­ван­ный фарс.

Семья осуж­ден­но­го поли­ти­ка, конеч­но, не пита­ла осо­бых иллю­зий по пово­ду спра­вед­ли­во­сти оте­че­ствен­но­го пра­во­су­дия, но надеж­да, как гово­рит­ся, уми­ра­ет последней.

- Мы все рав­но наде­я­лись, что най­дут­ся такие люди в выс­ших эше­ло­нах нашей вла­сти, кото­рые нако­нец-то пой­мут, что для них было бы выгод­нее исполь­зо­вать послед­нюю инстан­цию и все-таки изме­нить при­го­вор, — рас­ска­зы­ва­ет Алия. — Всем понят­но, что это поли­ти­че­ское дело. Его при­зна­ли узни­ком сове­сти, при­зна­ли полит­за­клю­чен­ным. Все обще­ствен­ные меж­ду­на­род­ные пра­во­за­щит­ные орга­ни­за­ции, кото­рые при­сут­ство­ва­ли в судах пер­вой и вто­рой инстан­ции, при­зна­ли, что вина его не дока­за­на и что это поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ный процесс.

Теперь же послед­няя судеб­ная инстан­ция в Казах­стане пройдена.

- В даль­ней­шем мы пла­ни­ру­ем подать жало­бу в Коми­тет по пра­вам чело­ве­ка ООН, — ска­за­ла Алия Турусбекова.

- Сего­дняш­ний про­цесс пока­зал, что суд не явля­ет­ся бес­при­страст­ным, не явля­ет­ся неза­ви­си­мым, и он по сути дела выпол­ня­ет волю Акор­ды, — в свою оче­редь резю­ми­ро­ва­ла пра­во­за­щит­ник Зауреш Бат­та­ло­ва. - Этот суд еще раз пока­зал — в Казах­стане добить­ся пра­во­су­дия нель­зя. И поэто­му экс­тра­ди­ция в Казах­стан людей, кото­рые пре­сле­ду­ют­ся по поли­ти­че­ским моти­вам, про­сто опасна.

ОТ РЕДАКЦИИ: Ита­лия воз­му­ще­на нару­ше­ни­ем прав чело­век в Казах­стане, осо­бен­но поли­ти­че­ско­го заклю­чен­но­го Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва. Это ясно про­сле­жи­ва­ет­ся в видео, раз­ме­щен­ном на сай­те ита­льян­ской газе­ты “Рес­пуб­ли­ка” — смот­ри­те здесь.

Читать ори­ги­нал статьи:

“Засу­дить Коз­ло­ва и то нор­маль­но не могут!”

архивные статьи по теме

Правозащитники Украины заступились за нефтяников Казахстана

Шикуем за госсчет?

Editor

Ждите ответа