fbpx

Задержание активиста Билаша: влияние КНР в Казахстане?

Меж­ду­на­род­ные орга­ни­за­ции отре­а­ги­ро­ва­ли на меры, при­ня­тые вла­стя­ми Казах­ста­на в отно­ше­нии акти­ви­ста дви­же­ния “Ата­журт” Сери­к­жа­на Била­ша, извест­но­го рез­кой кри­ти­кой поли­ти­ки Китая в отно­ше­нии этни­че­ских мень­шинств, про­жи­ва­ю­щих в китай­ском Синьц­зян-Уйгур­ском авто­ном­ном рай­оне (СУАР).

14 мар­та СМИ опуб­ли­ко­ва­ли сов­мест­ное заяв­ле­ние Нор­веж­ско­го Хель­синк­ско­го коми­те­та и Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти, где Астане пред­ла­га­ет­ся “вме­сто нака­за­ния, сопро­вож­да­е­мо­го про­из­во­лом”, при­вет­ство­вать уси­лия акти­ви­ста, кото­рый “про­де­лал огром­ную рабо­ту, … раз­об­ла­чая круп­но­мас­штаб­ные нару­ше­ния прав чело­ве­ка”.

Акти­вист был задер­жан 10 мар­та в Алма-Ате по обви­не­нию в раз­жи­га­нии меж­на­ци­о­наль­ной роз­ни, и в тот же день достав­лен в Аста­ну, в изо­ля­тор вре­мен­но­го содер­жа­ния.

Арест активиста - результат давления Пекина на Астану?

“Новая газе­та — Казах­стан” обра­ти­ла вни­ма­ние на то, что выхо­дец из Китая, полу­чив­ший граж­дан­ство Казах­ста­на, Сери­к­жан Билаш, стал изве­стен бла­го­да­ря кри­ти­ке “суще­ству­ю­щей в Синьц­зяне прак­ти­ки при­ну­ди­тель­но­го пере­ме­ще­ния этни­че­ских мень­шинств в лаге­ря пере­вос­пи­та­ния”.

Серикжан Билаш (в середине)

Сери­к­жан Билаш (в сере­дине)

Казах­стан­ские СМИ при­во­дят в этом кон­тек­сте ком­мен­та­рий пра­во­за­щит­ни­ка Андрея Гри­ши­на изда­нию Foreign Policy, где тот выска­зы­ва­ет пред­по­ло­же­ние, что пре­це­дент с Била­шом — это демон­стра­ция Аста­ной лояль­но­сти Пеки­ну или даже резуль­тат дав­ле­ния Китая. А “Новая газе­та — Казах­стан” ссы­ла­ет­ся на интер­вью пред­ста­ви­те­ля МИД КНР агент­ству Reuters, где тот ука­зал на неза­кон­ность въез­да Била­ша в Казах­стан вви­ду нали­чия неких дол­го­вых про­блем в КНР.

Впро­чем, казах­стан­ский поли­то­лог Петр Сво­ик пред­ла­га­ет отне­стись к это­му пре­це­ден­ту “ана­ли­ти­че­ски”. “Групп, кото­рые в Казах­стане под­ни­ма­ют казах­ста­но-китай­скую про­бле­ма­ти­ку, не один деся­ток. Билаш появил­ся недав­но, но выде­лил­ся сре­ди них актив­но­стью и боль­шей рез­ко­стью выска­зы­ва­ний. Сре­ди них есть пас­са­жи, кото­рые дей­стви­тель­но весь­ма спор­ны с точ­ки зре­ния казах­стан­ско­го зако­но­да­тель­ства. И я не думаю, что тут вла­сти в Астане испол­ня­ют чужой заказ. По-мое­му, тут есть эле­мент разо­гре­ва ситу­а­ции вокруг аре­ста”, — гово­рит экс­перт в интер­вью DW.

Петр Своик

Петр Сво­ик

Дру­гое дело, про­дол­жа­ет он, что Казах­стан ока­зы­ва­ет­ся во все боль­шей зави­си­мо­сти от Китая. “КНР, в отли­чие от Рос­сии, или от Гер­ма­нии, явля­ет­ся реаль­ным инве­сто­ром для Казах­ста­на. Рос­сий­ские инве­сти­ции в Казах­стан по срав­не­нию с китай­ски­ми — это мизер. А Китай реаль­но захо­дит сюда со сво­и­ми про­из­вод­ства­ми, помо­га­ет раз­ви­вать мест­ные про­из­вод­ства. В рам­ках этих реа­лий без вся­кой кон­спи­ро­ло­гии, есть есте­ствен­ная опас­ность зави­си­мо­сти. И суще­ство­ва­ние орга­ни­за­ций, кото­рые этой про­бле­мой оза­бо­че­ны, тоже есте­ствен­но”, — рас­суж­да­ет Петр Сво­ик.

Угроза китайской спасительной соломинки и “лагеря перевоспитания” в Синьцзяне

Оппо­зи­ци­он­ный поли­тик Амир­жан Коса­нов отме­ча­ет, что вопрос о ситу­а­ции с этни­че­ски­ми каза­ха­ми в Китае, вклю­чая и про­бле­му “лаге­рей пере­вос­пи­та­ния”, сверх­чув­стви­те­лен для казах­стан­цев. “Люди не верят офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции из Пеки­на и Аста­ны. Эта тема очень актив­но обсуж­да­ет­ся в обще­стве. У каза­хов есть живая связь с сооте­че­ствен­ни­ка­ми в Китае и зача­стую их дан­ные никак не сов­па­да­ют с офи­ци­аль­ны­ми дан­ны­ми. Такая несты­ков­ка явля­ет­ся допол­ни­тель­ной при­чи­ной роста недо­воль­ства. Мы, казах­стан­ская оппо­зи­ция, гово­ри­ли об этом во вре­мя сво­их поез­док в Брюс­сель и Вашинг­тон. И про­си­ли, что­бы запад­ные стра­ны и меж­ду­на­род­ные демо­кра­ти­че­ские инсти­ту­ты ока­за­ли свое вли­я­ние на Пекин в реше­нии это­го вопро­са”, — ука­зы­ва­ет он.

Амиржан Косанов

Амир­жан Коса­нов

Объ­ек­тив­но вопрос отно­ше­ний с Кита­ем в совре­мен­ном Казах­стане актуа­лен по несколь­ким при­чи­нам. “Во-пер­вых, Китай стал спа­си­тель­ной соло­мин­кой для тону­щей, обес­кров­лен­ной одно­бо­ко­стью и кор­руп­ци­ей казах­стан­ской эко­но­ми­ки. Но чрез­мер­ная закре­ди­то­ван­ность китай­ски­ми день­га­ми име­ет крат­ко­сроч­ный эффект, зато вле­чет дол­го­сроч­ные про­бле­мы, свя­зан­ные со скры­ты­ми для обще­ствен­но­сти усло­ви­я­ми этих кон­трак­тов. Во-вто­рых, чрез­мер­но инте­гри­ро­ван­ный с Рос­си­ей и ЕАЭС Казах­стан стал залож­ни­ком анти­рос­сий­ских санк­ций Запа­да. У Аста­ны слиш­ком огра­ни­чен­ное поле в деле при­вле­че­ния живых денег в эко­но­ми­ку. И Китай этим уме­ло поль­зу­ет­ся”, — пояс­ня­ет поли­тик. Он исхо­дит из того, что в целом вопрос о вли­я­нии Китая име­ет зна­чи­тель­ный взрыв­ной потен­ци­ал в казах­стан­ском обще­стве, и этот потен­ци­ал не сни­зил­ся за три года, про­шед­шие с “земель­ных про­те­стов” вес­ны 2016 года.

Взрывной потенциал после земельных протестов и казахские оралманы

“Есте­ствен­ное опа­се­ние за свое буду­щее рядом с сосе­дом, кото­рый чис­лен­но в сто раз боль­ше и явля­ет­ся миро­вой дер­жа­вой, при­сут­ство­ва­ло все­гда, и исто­ри­че­ская память каза­хов акту­а­ли­зи­ро­ва­ла этот вопрос в раз­ные пери­о­ды. Взрыв­ной потен­ци­ал это­го вопро­са сего­дня свя­зан с тем, что, несмот­ря на офи­ци­аль­но заяв­лен­ную мно­го­век­тор­ность, Аста­на посте­пен­но “ложит­ся под Пекин”. И люди при­хо­дят к пони­ма­нию того, что это свя­за­но не толь­ко с объ­ек­тив­ной ситу­а­ци­ей, но и с субъ­ек­тив­ным выбо­ром дей­ству­ю­щей вла­сти. А при ожи­да­е­мом тран­зи­те вла­сти в Казах­стане, и при том, что стра­нам Запа­да, похо­же, сей­час не до Казах­ста­на, рас­ту­щая зави­си­мость от Китая может стать одним из мощ­ных фак­то­ров в опре­де­ле­нии кон­ту­ров вла­сти Казах­ста­на в пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од”, — под­чер­ки­ва­ет собе­сед­ник DW.

“Обще­ство свя­зы­ва­ет такой одно­знач­но тен­ден­ци­оз­ный, и пото­му опас­ный крен, с воз­мож­ной кор­руп­ци­ей на самом выс­шем уровне. Одно дело — рав­но­прав­ные дру­же­ские отно­ше­ния с сосе­дом, а дру­гое дело — рас­ту­щая зави­си­мость пра­вя­щих кру­гов от него”, — про­дол­жа­ет Амир­жан Коса­нов.

Петр Сво­ик одна­ко обра­ща­ет вни­ма­ние на неод­но­род­ное отно­ше­ние к про­бле­ме в раз­ных сег­мен­тах обще­ства. “Госу­дар­ствен­ность в Казах­стане стро­ит­ся с неяв­ным, но оче­вид­ным этни­че­ским казах­ским укло­ном. Соот­вет­ствен­но, нека­зах­ские груп­пы насе­ле­ния к госу­дар­ствен­ной поли­ти­ке отно­сят­ся несколь­ко отстра­нен­но. Этни­че­ские каза­хи, в част­но­сти, в боль­шей сте­пе­ни напря­га­ют­ся в отно­ше­нии Китая. Поэто­му в основ­ном имен­но казах­ские по этни­че­ско­му соста­ву орга­ни­за­ции оза­бо­че­ны “китай­ской угро­зой”. Кро­ме того, наблю­да­ет­ся смесь есте­ствен­ной реак­ции обще­ства на уси­ле­ние роли Китая, и некий искус­ствен­ный подо­грев как внут­ри Казах­ста­на, так и извне. Китай в этом мире оди­нок, никто не счаст­лив, что он нара­щи­ва­ет свое вли­я­ние”, — утвер­жда­ет поли­то­лог.

Он так­же ука­зы­ва­ет на “фак­тор орал­ма­нов”, к чис­лу кото­рых отно­сит­ся и Сери­к­жан Билаш. “В эко­но­ми­че­ских реа­ли­ях, как рабо­чая сила и как обще­ствен­ная груп­па, орал­ма­ны в Казах­стане зна­чи­тель­ной роли не игра­ют. Но эмо­ци­о­наль­но и инфор­ма­ци­он­но — это серьез­ный фак­тор. Орал­ма­ны совсем не рус­ско­языч­ные, и для мно­гих апо­ло­ге­тов каза­хо­языч­ной сре­ды они высту­па­ют носи­те­ля­ми язы­ка, не раз­бав­лен­но­го руси­циз­ма­ми и вооб­ще осо­вре­ме­нен­но­го. Зна­че­ние орал­ма­нов в каза­хо­языч­ной сре­де замет­но. В свою оче­редь анти­ки­тай­ская направ­лен­ность у орал­ма­нов ярко выра­же­на и она ока­зы­ва­ет вли­я­ние на весь казах­стан­ский соци­ум”, — пояс­ня­ет Петр Сво­ик.

“Но пока я не вижу, что недо­воль­ство “китай­ской угро­зой” в целом выхо­дит за нор­маль­ные рам­ки, про­цесс более-менее регу­ли­ру­е­мый, да и реак­ция вла­стей на это недо­воль­ство пока не чрез­мер­на. Не столь­ко вла­сти, сколь­ко обще­ству пока уда­ет­ся удер­жать­ся на линии балан­са”, — пола­га­ет поли­то­лог.

Этот вывод кор­ре­ли­ру­ет со сло­ва­ми казах­стан­ско­го обще­ствен­но­го дея­те­ля Айдо­са Сары­ма, в ком­мен­та­рии казах­стан­ским СМИ ука­зав­ше­го на то, что после дис­кус­сий, про­ве­ден­ных обще­ствен­ни­ка­ми с пред­ста­ви­те­ля­ми вла­сти, и готов­но­сти ряда акти­ви­стов взять Била­ша на пору­ки суд и про­ку­ра­ту­ра “при­ня­ли пра­виль­ное реше­ние”. Речь идет о том, что 11 мар­та суд в Астане осво­бо­дил Бия­ша из ИВС и поста­но­вил пере­ве­сти его под домаш­ний арест на два меся­ца.

______________

Ори­ги­нал ста­тьи: Deutsche Welle: DW.COM Kasachstan