-6 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

Журналистка Джоанна Лиллис: «Западной аудитории Казахстан не представляет большого интереса»

Жур­на­лист­ка Джо­ан­на Лил­лис. Алма­ты, 18 фев­ра­ля 2021 года.

Бри­тан­ская жур­на­лист­ка Джо­ан­на Лил­лис – о запад­ных чита­те­лях, кото­рых непро­сто заин­те­ре­со­вать собы­ти­я­ми в Казах­стане, и о том, насколь­ко слож­но рабо­тать в стране, где огра­ни­че­на сво­бо­да слова.

«Диа­ло­ги» – про­ект Азатты­ка, посвя­щен­ный совре­мен­ной жур­на­ли­сти­ке. Это серия интер­вью с жур­на­ли­ста­ми, кото­рые рас­суж­да­ют о тон­ко­стях про­фес­сии, о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях средств мас­со­вой инфор­ма­ции с вла­стью и обще­ством, о слож­но­стях сво­ей рабо­ты и соци­аль­но-поли­ти­че­ских собы­ти­ях, про­ис­хо­дя­щих в стране.

Новый герой про­ек­та — бри­тан­ская жур­на­лист­ка Джо­ан­на Лил­лис. Вме­сте с мужем, тоже жур­на­ли­стом, она более 20 лет живет в Цен­траль­ной Азии, 16 из кото­рых пишет про Казах­стан. Сей­час жур­на­лист­ка сотруд­ни­ча­ет с бри­тан­ски­ми изда­ни­я­ми The Economist, The Guardian, а так­же пишет для интер­нет-сай­та Eurasianet, кото­рый рас­ска­зы­ва­ет о собы­ти­ях в Цен­траль­ной Азии на англий­ском и рус­ском язы­ках. Три года назад Джо­ан­на Лил­лис опуб­ли­ко­ва­ла кни­гу «Тем­ные тени: внут­ри тай­но­го мира Казах­ста­на», в кото­рой рас­ска­зы­ва­ет­ся о клю­че­вых казах­стан­ских собы­ти­ях, вклю­чая узур­па­цию вла­сти Нур­сул­та­ном Назар­ба­е­вым и целый ряд поли­ти­че­ских и соци­аль­ных про­ис­ше­ствий, так или ина­че повли­яв­ших на раз­ви­тие страны.

Азаттык: Сколь­ко лет вы рабо­та­е­те в Казах­стане и как вооб­ще здесь оказались?

Джо­ан­на Лил­лис: Я при­е­ха­ла в Казах­стан в 2005 году. До это­го око­ло пяти лет рабо­та­ла в Узбе­ки­стане, в отде­ле BBC Monitoring, где мы не осве­ща­ли собы­тия напря­мую, но мони­то­ри­ли мест­ные СМИ и сле­ди­ли за собы­ти­я­ми в Цен­траль­ной Азии. Когда у меня закан­чи­вал­ся кон­тракт, я реши­ла пере­ехать в Казах­стан. Мне не хоте­лось воз­вра­щать­ся в Англию – я уже дав­но там не жила.

Азаттык: Поче­му вы реши­ли пере­ехать в Казах­стан, а не остать­ся в Узбе­ки­стане, к примеру?

Джо­ан­на Лил­лис: В Узбе­ки­стане у BBC не было вари­ан­та про­дол­жать сотруд­ни­че­ство со мной в каче­стве фри­лан­се­ра. В то вре­мя у вла­сти нахо­дил­ся Ислам Кари­мов, и Узбе­ки­стан был очень закры­той стра­ной. Конеч­но, была воз­мож­ность пере­ехать в Кыр­гыз­стан, где в то вре­мя про­хо­ди­ли актив­ные поли­ти­че­ские собы­тия. Но я реши­ла, что Казах­стан вооб­ще очень инте­рес­ная и слож­ная стра­на, о кото­рой будет инте­рес­но узнать моим чита­те­лям, тем более, что в запад­ных СМИ о ней гово­ри­лось очень мало.

Азаттык: Отку­да такой инте­рес к Цен­траль­ной Азии?

Джо­ан­на Лил­лис: Я нача­ла изу­чать рус­ский язык в кол­ле­дже, когда еще суще­ство­вал Совет­ский Союз, так что инте­рес к быв­шим стра­нам СССР был у меня с само­го нача­ла. Да и само изу­че­ние рус­ско­го язы­ка было для того вре­ме­ни чем-то необыч­ным. После кол­ле­джа я про­дол­жи­ла изу­чать рус­ский язык в уни­вер­си­те­те. Боль­шой инте­рес вызва­ли собы­тия, кото­рые про­ис­хо­ди­ли в 1980–90‑х годах – гор­ба­чев­ская пере­строй­ка, рас­пад Совет­ско­го Сою­за. А когда ста­ло мож­но поехать в Моск­ву и най­ти там рабо­ту, я сра­зу же это сделала.

Азаттык: Боль­шие гео­по­ли­ти­че­ские собы­тия, конеч­но, при­ко­вы­ва­ют вни­ма­ние все­го мира. А вот насколь­ко инте­ре­сен запад­ным чита­те­лям совре­мен­ный Казахстан?

Джо­ан­на Лил­лис: Если чест­но, для запад­ной ауди­то­рии Казах­стан не пред­став­ля­ет боль­шо­го инте­ре­са. И нуж­но всё вре­мя этот инте­рес под­пи­ты­вать: искать акту­аль­ные темы, о кото­рых захо­тят рас­ска­зать меж­ду­на­род­ные СМИ. К цен­траль­но­ази­ат­ско­му реги­о­ну был боль­шой инте­рес после 2001 года, когда во вре­мя тер­ак­та в Нью-Йор­ке рух­ну­ли баш­ни-близ­не­цы. Потом, конеч­но, была вой­на в Афга­ни­стане, аме­ри­кан­ские базы в Таджи­ки­стане и Кыр­гыз­стане, в общем, доволь­но мно­го горя­чей информации.

А вооб­ще поиск тем для запад­ной ауди­то­рии – посто­ян­ная про­бле­ма для нас, запад­ных жур­на­ли­стов, рабо­та­ю­щих в Казах­стане и Цен­траль­ной Азии. Мно­го инте­ре­са у чита­те­лей к Рос­сии, при этом они могут вооб­ще не пони­мать, что такое Казах­стан. Они будут читать про Казах­стан, если он упо­мя­нут в кон­тек­сте СНГ или Рос­сии, так что нам, жур­на­ли­стам, при­хо­дит­ся всё вре­мя под­ни­мать инте­рес к стране.

Жур­на­лист­ка Джо­ан­на Лил­лис. Алма­ты, 18 фев­ра­ля 2021 года.

Азаттык: И как вы его под­ни­ма­е­те? Какие темы приветствуются?

Джо­ан­на Лил­лис: Вооб­ще я бы ска­за­ла, что это вопрос к редак­ци­ям и к тому, какие темы они гото­вы при­ни­мать. Чита­те­лям очень инте­рес­ны поли­ти­че­ские собы­тия, напри­мер, пре­зи­дент­ские и пар­ла­мент­ские выбо­ры. В сво­их мате­ри­а­лах мы ста­ра­ем­ся не про­сто рас­ска­зать об этих собы­ти­ях, но и пока­зать чита­те­лю, что пред­став­ля­ет собой Казах­стан в эти дни. Про­сто исполь­зу­ем новост­ной повод, что­бы поболь­ше рас­ска­зать о стране.

К сожа­ле­нию, когда мы осве­ща­ем собы­тия, свя­зан­ные с выбо­ра­ми, запад­ные чита­те­ли удив­ля­ют­ся, что выбо­ры в Казах­стане про­хо­дят без оппо­зи­ции. Им инте­рес­ны такие момен­ты. Конеч­но, это не слиш­ком хоро­шо вли­я­ет на имидж Казах­ста­на, но это, повто­рюсь, вызы­ва­ет инте­рес ауди­то­рии. Я, конеч­но, ста­ра­юсь писать и про соци­аль­ные вопро­сы: напри­мер, про язык в Казах­стане. Англо­языч­ным чита­те­лям инте­рес­но узнать, как и поче­му в стране широ­ко исполь­зу­ют­ся сра­зу два язы­ка – казах­ский и рус­ский. Ста­ра­юсь осве­щать и куль­тур­ные темы по мере воз­мож­но­сти, но, конеч­но, в этом слу­чае надо най­ти какой-нибудь инте­рес­ный инфо­по­вод. Напри­мер, несколь­ко лет назад я писа­ла про фильм о Казах­ском хан­стве – это было очень инте­рес­но чита­те­лям. Куль­ту­ра, исто­рия и поли­ти­ка – вот, что их интересует.

Азаттык: Тяже­ло ли вам, как жур­на­ли­сту, рабо­тать в стране, где огра­ни­че­на сво­бо­да сло­ва? Слож­но ли полу­чать информацию?

Джо­ан­на Лил­лис: Конеч­но, есть такие момен­ты. Но вооб­ще я бы ска­за­ла, что если со сто­ро­ны пра­ви­тель­ства есть дав­ле­ние на мест­ные СМИ, то зару­беж­ным жур­на­ли­стам, пред­став­ля­ю­щим круп­ные инфор­ма­ци­он­ные агент­ства, куда сво­бод­ней рабо­тать. Но всё-таки я заме­чаю, что даже про­стые люди в Казах­стане неохот­но идут на кон­такт и обща­ют­ся с жур­на­ли­ста­ми. И я имею в виду не толь­ко темы, свя­зан­ные с поли­ти­кой. Про­сто с их сто­ро­ны есть какая-то подо­зри­тель­ность, люди не хотят нажить себе лиш­них про­блем. Ну и, конеч­но, закры­тость чинов­ни­ков. В Вели­ко­бри­та­нии чинов­ни­ки и пра­ви­тель­ство более откры­ты и сво­бод­но отве­ча­ют на вопро­сы. В Казах­стане, конеч­но, тоже отве­ча­ют, но надо отправ­лять запрос, потом дол­го ждать пись­мен­ных ответов.

Аза­зт­тык: Были ли попыт­ки дав­ле­ния на вас со сто­ро­ны казах­стан­ских спецслужб?

Джо­ан­на Лил­лис: Насколь­ко я знаю, таких попы­ток не было. Но когда осве­ща­ла неко­то­рые собы­тия в реги­о­нах, мне пока­за­лось, что я вызы­ваю у них опре­де­лен­ный интерес.

Азаттык: Как имен­но вам пока­за­лось? Вы заме­ча­ли, что за вами сле­дят или пыта­лись вый­ти на разговор?

Джо­ан­на Лил­лис: Нет, про­сто потом эти люди рас­спра­ши­ва­ли моих собе­сед­ни­ков, хоте­ли узнать, о чем мы с ними говорили.

Азаттык: Несколь­ко лет назад вы напи­са­ли о Казах­стане кни­гу. В первую оче­редь она каса­лась казах­стан­ской поли­ти­ки, доволь­но непри­гляд­ных ее сто­рон. Как при­ня­ли эту кни­гу на Западе?

Казах­стан. Жур­на­лист­ка Джо­ан­на Лил­лис со сво­ей кни­гой. Фото из архи­ва Джоанны.

Джо­ан­на Лил­лис: Очень хоро­шо при­ня­ли. Мы уди­ви­лись, что появил­ся такой инте­рес к этой кни­ге. Конеч­но, это был не масс-мар­кет, а нише­вая тема. Это кни­ги про Рос­сию могут лег­ко про­да­вать­ся. Но вооб­ще пер­вое изда­ние рас­ку­пи­ли быст­рее, чем мы ожи­да­ли, и нам при­шлось допе­ча­ты­вать допол­ни­тель­ный тираж.

Азаттык: Тираж был большой?

Джо­ан­на Лил­лис: Две тыся­чи экзем­пля­ров. Но для такой спе­ци­фи­че­ской кни­ги это нор­маль­ный тираж на Западе.

Азаттык: Поче­му Казах­стан не так инте­ре­сен запад­но­му читателю?

Джо­ан­на Лил­лис: Я думаю, люди про­сто не зна­ют, что такое Казах­стан, где он нахо­дит­ся. Из-за это­го незна­ния воз­ни­ка­ет такая про­бле­ма – поче­му люди долж­ны читать про Казах­стан, если не име­ют о нём ника­ко­го пред­став­ле­ния? Это надо пре­одо­ле­вать, конеч­но. К тому же у Казах­ста­на боль­шие сосе­ди – Рос­сия и Китай, о кото­рых СМИ пишут посто­ян­но. Еще у запад­ных СМИ, да и не толь­ко у запад­ных, есть такая при­выч­ка – пре­под­но­сить инфор­ма­цию толь­ко в поли­ти­че­ском кон­тек­сте. А я не все­гда хочу так делать. Я хочу, что­бы люди зна­ли и чита­ли про Казах­стан и Цен­траль­ную Азию не толь­ко как о сосе­дях Китая и Рос­сии, а как о неза­ви­си­мых стра­нах, в кото­рых про­ис­хо­дит мно­го интересного.

Азаттык: Ваш супруг, Пол Барт­летт, тоже жур­на­лист. Как вы познакомились?

Джо­ан­на Лил­лис: Мы позна­ко­ми­лись с мужем в Москве, в 90‑х годах, он англи­ча­нин. Мы вме­сте уеха­ли из Моск­вы в Узбе­ки­стан, так что он тоже раз­де­ля­ет мой инте­рес к Цен­траль­ной Азии – к нему, как это гово­рят, инте­рес при­шел во вре­мя еды. Ему нра­вит­ся писать про спорт или куль­ту­ру. Боль­шая поли­ти­ка ему не интересна.

Жур­на­лист­ка Джо­ан­на Лил­лис вме­сте с мужем Полом Барт­лет­том. Алма­ты, 18 фев­ра­ля 2021 года

Азаттык: Что вам боль­ше все­го нра­вит­ся в Казах­стане? И что не нравится?

Джо­ан­на Лил­лис: Боль­ше все­го нра­вят­ся люди. В основ­ном люди очень госте­при­им­ные, у меня появи­лись здесь хоро­шие дру­зья. Мне кажет­ся, каза­хи и казах­стан­цы очень откры­тые и пря­мые. Теперь что не нра­вит­ся, да? В первую оче­редь, это алма­тин­ский смог и проб­ки – авто­мо­би­ли тоже загряз­ня­ют наш воз­дух. И не нра­вит­ся, что пра­ви­тель­ство с этим никак не борет­ся, это ведь угро­за здо­ро­вью для мил­ли­о­нов людей. Конеч­но, я пред­по­чи­та­ла бы мень­ше писать о том, что пра­ви­тель­ство Казах­ста­на ущем­ля­ет пра­ва сво­их граж­дан. Я бы хоте­ла видеть в Казах­стане сво­бо­ду выбо­ра, поли­ти­че­скую сво­бо­ду и боль­ше ува­же­ния к пра­вам человека.

Азаттык: Какой вы види­те казах­стан­скую жур­на­ли­сти­ку через десять лет?

Джо­ан­на Лил­лис: Это будет зави­сеть от того, как будет раз­ви­вать­ся ситу­а­ция с поли­ти­кой в Казах­стане, кто будет во вла­сти, какой будет пра­ви­тель. Конеч­но, всё это будет свя­за­но с ухо­дом Назар­ба­е­ва, а мы не зна­ем, когда и как это про­изой­дет. Если в Казах­стане не будут ува­жать сво­бо­ду сло­ва, сво­бо­ду СМИ, то и через десять лет про­бле­ма с пра­вом на сво­бо­ду выра­же­ния нику­да не денет­ся. Но всё-таки я вижу повод для опти­миз­ма: здесь есть класс­ные жур­на­ли­сты, кото­рые най­дут воз­мож­ность и про­стран­ство рабо­тать и делать очень важ­ное дело, даже несмот­ря на все эти про­бле­мы. Думаю, всё будет хоро­шо, если жур­на­ли­сты, кото­рые ста­ра­ют­ся писать прав­ду, про­дол­жат это делать.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Как нам попасть в светлое будущее?

Editor

История поставила на нас и положила на них!

Ранние похороны президента