22 C
Астана
22 апреля, 2024
Image default

Жизнь «в независимости» от властей

 

 

Если орал­ма­нов встре­ча­ют в Казах­стане с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми, льго­та­ми и подъ­ем­ны­ми, то мест­ные жите­ли эле­мен­тар­ной помо­щи от госу­дар­ства дождать­ся не могут десятилетиями.

 

 Автор: Айгуль ДАУТОВА

 

Об эко­но­ми­че­ских успе­хах стра­ны гла­ва госу­дар­ства заяв­ля­ет в каж­дом сво­ем выступ­ле­нии, а в посла­ни­ях наро­ду ста­вит новые зада­чи, кото­рые нуж­но реа­ли­зо­вать. Вот толь­ко рядо­вые граж­дане наше­го оте­че­ства не ощу­ща­ют на себе не толь­ко эко­но­ми­че­ских дости­же­ний, но и про­стой забо­ты от вла­стей не видят. Как ока­за­лось, неко­то­рым, что­бы полу­чить эле­мен­тар­ную про­пис­ку, нуж­но обра­щать­ся к елба­сы не еди­но­жды, что уж гово­рить о предо­став­ле­нии жил­пло­ща­ди мало­иму­щей семье, 15 лет про­жи­ва­ю­щей в ужас­ных условиях.

 

Сво­и­ми впе­чат­ле­ни­я­ми об уви­ден­ном на окра­ине Семея делит­ся неза­ви­си­мый жур­на­лист Айгуль Даутова.

 

Дом-при­зрак

 

«На днях я вер­ну­лась из Семея. Те несколь­ко дней, что там про­ве­ла, я спа­са­лась от невы­но­си­мо­го зноя на Ирты­ше. Доро­га к реке про­хо­ди­ла мимо совер­шен­но раз­ру­шен­но­го дома (по адре­су: ул. Ауэ­зо­ва, 81). Како­во же было мое удив­ле­ние, когда я узна­ла, что в нем более 15 лет про­жи­ва­ет жен­щи­на с детьми!

 

Когда-то Мей­рам­гуль Ускем­ба­е­ва рабо­та­ла на Семи­па­ла­тин­ском кам­воль­но-сукон­ном ком­би­на­те — одном из круп­ней­ших пред­при­я­тий реги­о­на — и жила с мужем и детьми в рабо­чем обще­жи­тии. Но «неза­ви­си­мость» Казах­ста­на, годов­щи­ну кото­рой с такой пом­пой отме­ча­ют каж­дый год, для про­стых совет­ских рабо­тяг вышла боком. Ком­би­нат закры­ли. Через пол­го­да за дол­ги жиль­цов обще­жи­тия отклю­чи­ли от всех ком­му­наль­ных благ, а поз­же объ­яви­ли о сно­се зда­ния. Люди ста­ли мас­со­во пере­се­лять­ся — кто к род­ствен­ни­кам, кто на съем­ные квар­ти­ры. Остав­шим­ся несколь­ким семьям в 1997 году пред­ло­жи­ли занять ком­на­ты в обще­жи­тии, неко­гда при­над­ле­жав­шем фаб­ри­ке пер­вич­ной обра­бот­ки шер­сти (ФПОШ).

 

Супруг Мей­рам­гуль Ускем­ба­е­вой вско­ре после это­го окон­ча­тель­но ослеп от неиз­вест­ной болез­ни и уехал в свой аул. Жен­щине с детьми подать­ся было неку­да — в род­ном селе Бака­нас в Чубар­та­ус­ком рай­оне тогда еще Семи­па­ла­тин­ской обла­сти их никто не ждал: отец Мей­рам­гуль умер от рака, когда ей было все­го семь лет. В их вет­хом кро­шеч­ном доми­ке про­жи­ва­ла стар­шая сест­ра с семьей и боль­ной матерью.

 

Обще­жи­тие ФПОШ со вре­ме­нем пре­вра­ти­лось в «дом-при­зрак» — оно уже дав­но не чис­ли­лось ни в каких офи­ци­аль­ных доку­мен­тах, и про­пис­ка в нем была невоз­мож­на. Ско­ро от зда­ния оста­лись руи­ны — «прак­тич­ные люди» успе­ли выдрать из него все, что может при­го­дить­ся в хозяй­стве. Одно из поме­ще­ний Мей­рам­гуль уда­лось отсто­ять. Она воз­ве­ла в цен­тре ком­на­ты печь и оста­лась жить сре­ди этих раз­ва­лин — без све­та, воды и про­чих быто­вых условий.

 

Ни отве­та, ни при­ве­та

 

Зимой семья замер­за­ет. Летом, конеч­но, полег­че. Мож­но даже спать во дво­ре и гото­вить еду на само­дель­ной печ­ке. Но жиз­нью это труд­но назвать.

 

 

В стра­хе за буду­щее детей, у кото­рых не было ни про­пис­ки, ни доку­мен­тов, Мей­рам­гуль без уста­ли рас­сы­ла­ла пись­ма во все инстан­ции — пре­зи­ден­ту Рес­пуб­ли­ки Казах­стан, аки­мам обла­сти и рай­о­на, депу­та­там мас­ли­ха­та. В ито­ге с про­пис­кой ей помог­ли в 2010 году — види­мо, для того что­бы она и двое ее совер­шен­но­лет­них к тому вре­ме­ни детей про­го­ло­со­ва­ли на выбо­рах пре­зи­ден­та РК.

 

За эти дол­гие годы на ее прось­бы о предо­став­ле­нии любо­го жилья отве­ти­ли толь­ко из Акор­ды. В пись­ме сооб­ща­лось, что запрос отправ­лен на рас­смот­ре­ние гла­вам област­ной и мест­ной адми­ни­стра­ций. Это было три года назад. Одна­ко и по сей день ситу­а­ция с кры­шей над голо­вой у семьи оста­ет­ся прежней.

 

Жен­щи­на тоск­ли­во огля­ды­ва­ет свое жили­ще: «Ско­ро опять зима», — мол­вит она… И эта фра­за не тре­бу­ет про­дол­же­ния — горечь в сло­вах и тос­ка в гла­зах жен­щи­ны гово­рят сами за себя. Ведь впе­ре­ди дол­гое холод­ное вре­мя года, когда семья из трех чело­век пыта­ет­ся выжить в нече­ло­ве­че­ских усло­ви­ях. А сей­час, даже в самые зной­ные дни, Мей­рам­гуль ощу­ща­ет тре­вож­ный холод в душе, ведь ни на одно ее пись­мо так и не отве­ти­ли ни в област­ном, ни в город­ском акиматах…

 

Все позна­ет­ся в срав­не­нии

В нашей «высо­ко­раз­ви­той неф­тя­ной» стране таких изго­ев — отвер­жен­ных и поза­бы­тых вла­стя­ми людей, как я уже убе­ди­лась, немало.

 

Выслу­шав рас­сказ без­дом­ной казаш­ки, я неволь­но срав­ни­ла ее поло­же­ние с тем, как в нашей стране отно­сят­ся к орал­ма­нам. В то вре­мя как Мей­рам­гуль 15 лет бед­ству­ет, они все эти годы нахо­дят­ся, мож­но ска­зать, под неусып­ной забо­той госу­дар­ства. К при­ме­ру, в селе Покров­ка — при­го­ро­де Алма­ты, где живут мои род­ные, репа­три­ан­ты — едва ли не самые бога­тые люди. При пере­се­ле­нии сюда им была ока­за­на помощь в при­об­ре­те­нии жилья. Нуж­на про­пис­ка? Вла­сти рады помочь. Есть дети? Вот вам посо­бия на каж­до­го! Теперь они актив­но улуч­ша­ют демо­гра­фи­че­скую ситу­а­цию, стро­ят­ся, откры­ва­ют биз­нес, поль­зу­ясь нало­го­вы­ми льготами.

 

А ведь по сути эти люди — потом­ки тех каза­хов, кото­рые в нача­ле ХХ века, в годы суро­вых испы­та­ний (репрес­сии, голо­до­мор, вой­на), уеха­ли за рубеж, пере­гнав туда свой скот и ота­ры овец. Оста­лись те, кому нече­го было пря­тать от новой вла­сти, а так­же те, кто не мыс­лил себя вне род­ной земли.

 

По логи­ке елба­сы выхо­дит, что репа­три­ан­ты заслу­жи­ли луч­шей доли, чем те каза­хи, чьи пред­ки оста­ва­лись до кон­ца вер­ны сво­ей родине? Ина­че как объ­яс­нить тот факт, что при­быв­шим из-за кор­до­на — все бла­га, а живу­щим здесь и в силу мно­гих обсто­я­тельств лишив­ших­ся все­го необ­хо­ди­мо­го — ничего?

 

Кому исправ­лять исто­рию?

Мей­рам­гуль Ускем­ба­е­ва оста­лась без рабо­ты и жилья в свя­зи с пере­во­дом эко­но­ми­ки стра­ны на так назы­ва­е­мые рыноч­ные рель­сы. «Хап­нуть» ниче­го из госу­дар­ствен­ной соб­ствен­но­сти она не мог­ла — как мно­гие ей подоб­ные рабо­тя­ги, нахо­ди­лась вда­ли от «кор­муш­ки». Вина жен­щи­ны лишь в том, что ока­за­лась непрак­тич­ной, без пред­при­ни­ма­тель­ской жил­ки. Но ведь и орал­ма­ны, при­быв в стра­ну, не зава­ли­ли бан­ки и каз­ну день­га­ми. Ско­рее наоборот.

 

Кста­ти, орал­ма­ны из Тур­ции, обос­но­вав­ши­е­ся в Покров­ке, до сих пор все свои важ­ные собы­тия — сва­дьбы, рож­де­ние детей и про­чие тор­же­ства — празд­ну­ют исклю­чи­тель­но под турец­кую музы­ку. Казах­стан с его труд­ным, но таким доро­гим для нас, совет­ских казах­стан­цев, про­шлым, похо­же, так и не стал для них род­ным. Эти сте­пи были когда-то роди­ной их пред­ков, кото­рых уже нет. Для каза­хов-воз­вра­щен­цев, как мне кажет­ся, наша рес­пуб­ли­ка — все­го лишь стра­на, кото­рая мно­го лет назад «совер­ши­ла ошиб­ку, пошла не тем путем»: имен­но такую оцен­ку дает совет­ско­му про­шло­му новей­шая исто­рия, кото­рую пре­по­да­ют в оте­че­ствен­ных шко­лах и вузах.

 

Мне уда­лось пере­го­во­рить со мно­ги­ми орал­ма­на­ми. Уж очень хоте­лось доко­пать­ся до глу­бин их души — как живут, как отно­сят­ся к госу­дар­ству, в кото­рое мно­гие и не дума­ли воз­вра­щать­ся, да ста­ло очень заман­чи­во — уж чего толь­ко им не было обещано!

 

Выво­ды я сде­ла­ла неуте­ши­тель­ные: мно­гие из них убеж­де­ны, что им пред­сто­ит исправ­лять все огре­хи нашей исто­рии — для того и при­гла­ше­ны. Пото­му и не воз­ни­ка­ет ни у кого сомне­ний в заслу­жен­но­сти всех «покло­нов», льгот и благ, кои­ми осы­па­ет потом­ков «блуд­ных сыно­вей» Рес­пуб­ли­ка Казах­стан — стра­на, пре­зи­дент кото­рой так оза­бо­чен буду­щим «вхож­де­ни­ем в исто­рию», что, похо­же, уте­рял спо­соб­ность видеть настоящее…»

 

Инфор­ма­ция для размышления

В Рес­пуб­ли­ке Казах­стан, лицам, полу­чив­шим ста­тус орал­ма­на, предо­став­ля­ет­ся широ­кий спектр льгот. А именно:

 

- пере­ме­ще­ние иму­ще­ства через гра­ни­цу без взи­ма­ния тамо­жен­ных пла­те­жей и нало­гов; воз­ме­ще­ние рас­хо­дов по про­ез­ду к посто­ян­но­му месту житель­ства и про­во­зу иму­ще­ства (в том чис­ле ско­та); выде­ле­ние средств для при­об­ре­те­ния жилья; выпла­та еди­но­вре­мен­ных посо­бий; ока­за­ние помо­щи  в тру­до­устрой­стве, повы­ше­нии ква­ли­фи­ка­ции и осво­е­нии новой про­фес­сии; созда­ние усло­вий для изу­че­ния госу­дар­ствен­но­го и по жела­нию рус­ско­го язы­ков; предо­став­ле­ние отсроч­ки от служ­бы в рядах Воору­жен­ных сил в поряд­ке, уста­нов­лен­ном зако­но­да­тель­ством РК; выде­ле­ние кво­ты для поступ­ле­ния в орга­ни­за­ции сред­не­го про­фес­си­о­наль­но­го и выс­ше­го про­фес­си­о­наль­но­го обра­зо­ва­ния в коли­че­стве, опре­де­ля­е­мом пра­ви­тель­ством РК; предо­став­ле­ние нуж­да­ю­щим­ся мест в шко­лах, дошколь­ных орга­ни­за­ци­ях, а так­же учре­жде­ни­ях соц­за­щи­ты и прочее.

 

Источ­ник: Дело­вая газе­та “Взгляд” №29 (257) от 15 авгу­ста 2012 года

Visit site:
Жизнь «в неза­ви­си­мо­сти» от властей

архивные статьи по теме

Конец иммигрантского рая

Бесплатных учебников для каждого нет

После согласованного митинга: организатору пригрозили «экстремистской» статьей

Editor