10 C
Астана
28 мая, 2024
Image default

Железные колышки кладбища детей и узниц Карлага

Вне­сти не пол­но­стью сохра­нив­ше­е­ся «Мамоч­ки­но клад­би­ще», где захо­ро­не­ны умер­шие в 1930–1940‑х годах дети и их мате­ри – узни­цы Кар­ла­га, одно­го из круп­ней­ших испра­ви­тель­но-тру­до­вых лаге­рей ГУЛА­Га, в еди­ный мемо­ри­аль­ный ком­плекс зна­ко­вых мест в Кара­ган­дин­ской обла­сти пред­ло­жил депу­тат пар­ла­мен­та Нур­лан Дулат­бе­ков. Эту идею сотруд­ни­ки музея памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий назы­ва­ют нуж­ной, счи­тая, что удаст­ся таким обра­зом при­влечь еще боль­шее вни­ма­ние к сохра­не­нию исто­ри­че­ско­го кладбища.

СПИЛЕННЫЕ КРЕСТЫ

Часть «Мамоч­ки­но­го клад­би­ща» близ посел­ка Долин­ка в Кара­ган­дин­ской обла­сти была раз­мы­та, когда мест­ная река меня­ла свое рус­ло. Нема­ло захо­ро­не­ний утоп­та­но и раз­ру­ше­но при стро­и­тель­стве домов в сов­хо­зе «Кара­ган­дин­ский», кото­рый сего­дня име­ну­ет­ся посел­ком Жар­тас. Кор­рек­ти­вы внес­ло и мародерство.

В послед­ний раз репор­тер Азатты­ка была здесь года два назад. С тех пор тут почти ниче­го не изме­ни­лось. Раз­ве что появи­лись цве­ты на неко­то­рых могил­ках, сви­де­тель­ству­ю­щие о том, что недав­но кто-то посе­щал это клад­би­ще, – воз­мож­но, на Роди­тель­ский день. На вхо­де при­креп­ле­на новая таб­лич­ка, ука­зы­ва­ю­щая на то, что это «Мамоч­ки­но клад­би­ще». Нель­зя ска­зать, что его тер­ри­то­рия в запу­щен­ном состо­я­нии, но всё же тре­бу­ет благоустройства.

Недав­но в Интер­не­те была инфор­ма­ция о том, что клад­би­ще раз­во­ро­вы­ва­ют. Эту инфор­ма­цию экс­кур­со­вод, сотруд­ник музея памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий в посел­ке Долин­ка Иван Кон­дра­шов счи­та­ет уста­рев­шей. Гово­рит, что в послед­нее вре­мя слу­ча­ев маро­дер­ства не было. Оно про­цве­та­ло в 1990‑х годах: тогда сре­за­ли оград­ки, спи­ли­ва­ли дет­ские кре­сты. Теперь на мно­гих местах из зем­ли про­сто тор­чат желез­ные колыш­ки, отда­лен­но напо­ми­ная кресты.

БОЛЬШЕ ВНИМАНИЯ

Ста­тус мемо­ри­аль­но­го «Мамоч­ки­но клад­би­ще» полу­чи­ло 14 лет назад, 31 мая, когда в Казах­стане отме­ча­ют День памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий. Митин­ги, посвя­щен­ные этой дате, рань­ше про­во­ди­лись и здесь. Сей­час такие меро­при­я­тия про­хо­дят на тер­ри­то­рии музея, кото­рый был открыт ров­но шесть лет назад – в зда­нии быв­ше­го глав­но­го управ­ле­ния Кар­ла­га в посел­ке Долинка.

Обра­тив­шись с запро­сом к мини­стру куль­ту­ры и спор­та Казах­ста­на Ары­стан­бе­ку Муха­ме­ди­у­лы, депу­тат Нур­лан Дулат­бе­ков заявил, что с созда­ни­ем на тер­ри­то­рии «Мамоч­ки­но­го клад­би­ща» мемо­ри­аль­но­го ком­плек­са по ана­ло­гии со Спас­ском (село в Абай­ском рай­оне Кара­ган­дин­ской обла­сти, где нахо­ди­лось отде­ле­ние Кар­ла­га) появят­ся усло­вия для более глу­бо­ко­го озна­ком­ле­ния с исто­ри­ей страны.

Пред­ла­га­ет­ся на тер­ри­то­рии раз­ме­стить мону­мен­таль­ные архи­тек­тур­ные соору­же­ния. В дан­ном слу­чае речь идет о памят­ни­ках детям, рож­ден­ным и умер­шим в Кар­ла­ге, их мате­рям – узни­цам лаге­ря, а так­же о бла­го­устрой­стве дан­но­го клад­би­ща. Вклю­че­ние в еди­ный мемо­ри­аль­ный ком­плекс так­же под­ра­зу­ме­ва­ет, что «Мамоч­ки­но клад­би­ще» ста­нет одним из глав­ных и важ­ных мест посе­ще­ния с той целью, что­бы отдать дань памя­ти, воз­ло­жить цве­ты, про­честь молитву.

Сотруд­ни­ки музея памя­ти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий рас­счи­ты­ва­ют, что вопло­ще­ние этой идеи при­вле­чет боль­ше вни­ма­ния к это­му памят­но­му месту.

– Будут при­ез­жать мно­го ино­стран­ных деле­га­ций, что­бы почтить память погиб­ших. Сей­час же боль­ше деле­га­ций едут в Спасск, на мемо­ри­аль­ный ком­плекс, где захо­ро­не­ны пред­ста­ви­те­ли свы­ше 30 наци­о­наль­но­стей, там им сто­ят памят­ни­ки. Думаю, и здесь мож­но что-то подоб­ное сде­лать. Ранее на «Мамоч­ки­ном клад­би­ще» фун­да­мент зало­жи­ли, хоте­ли вро­де часо­вен­ку постро­ить, что­бы дань памя­ти отдать, про­чи­тать молит­ву. Но этот фун­да­мент сто­ит уже три года. Нуж­но обя­за­тель­но доде­лать и для мусуль­ман воз­ве­сти, что­бы они мог­ли читать здесь моле­бен. И нуж­но заме­нить хотя бы таб­лич­ки на кре­стах там, где они есть, – гово­рит экс­кур­со­вод Иван Кондрашов.

Наи­боль­ший инте­рес это ста­рое клад­би­ще вызы­ва­ет у ино­стран­ных тури­стов и потом­ков репрес­си­ро­ван­ных. Но не все жите­ли посел­ка Долин­ка быва­ли на «Мамоч­ки­ном клад­би­ще». Хотя рас­сто­я­ние меж­ду ними состав­ля­ет око­ло четы­рех километров.

– Сколь­ко живу в Долин­ке – ни разу поче­му-то не была на «Мамоч­ки­ном клад­би­ще». Надо бы добрать­ся туда, посмот­реть, а то все гово­рят про него, а я даже не знаю, как оно выгля­дит. За таки­ми места­ми надо сле­дить, беречь, все-таки это исто­ри­че­ская память, – гово­рит Азатты­ку пен­си­о­нер­ка Надеж­да Сидя­ки­на, житель­ни­ца посел­ка Долинка.

ЗАСЕКРЕЧЕННАЯ ИСТОРИЯ

В сте­нах лаге­ря гиб­ло очень мно­го мла­ден­цев. Сре­ди них мно­го ново­рож­ден­ных, умер­ших в день сво­е­го рож­де­ния. Об этом сви­де­тель­ству­ют не толь­ко сохра­нив­ши­е­ся в музее доку­мен­ты, но и таб­лич­ки на неко­то­рых сохра­нив­ших­ся кре­стах на «Мамоч­ки­ном клад­би­ще». Здесь хоро­ни­ли и рожениц.

Сотруд­ник музея Иван Кон­дра­шов рас­ска­зал о неко­ем сохра­нив­шем­ся доку­мен­те, под­твер­жда­ю­щем высо­кую смерт­ность детей в Кар­ла­ге. В пись­ме началь­ни­ку полит­от­де­ла Кар­ла­га от началь­ни­ка полит­от­де­ла ГУЛА­Га пишет­ся, что по Кар­ла­гу из 530 детей, имев­ших­ся в лаге­ре толь­ко на тот момент, за сен­тябрь и октябрь 1945 года умер­ло 98 мла­ден­цев. О том, сколь­ко детей роди­лось за 28 лет суще­ство­ва­ния Кар­ла­га на тер­ри­то­рии лаге­ря и сколь­ко умер­ло, точ­ных дан­ных нет.

– Смерт­ность детей в Кар­ла­ге была очень высо­ка, осо­бен­но груд­ных детей. Мате­рям было доз­во­ле­но их кор­мить мак­си­мум четы­ре раза в сут­ки. Каж­дый раз кор­мить води­ли под кон­во­ем, ну если еще было чем детей кор­мить, пото­му что лагер­ные усло­вия при­во­ди­ли к тому, что у жен­щин про­па­да­ло груд­ное моло­ко, у детей не было пита­ния, соот­вет­ствен­но дети были исто­ще­ны. Один из таких печаль­ных домов мла­ден­че­ства нахо­дил­ся на тер­ри­то­рии нынеш­не­го села Жар­тас. Кро­ме того, в бара­ках, где порой жили малень­кие дети, цари­ли холод, сырость, грязь, анти­са­ни­та­рия. Это всё при­во­ди­ло к их высо­кой смерт­но­сти, – гово­рит экс­кур­со­вод Иван Кондрашов.

Кар­лаг про­су­ще­ство­вал с 1930 по 1959 год. Счи­та­ет­ся, что за эти годы в лаге­ре сиде­ло око­ло мил­ли­о­на чело­век. Но посколь­ку архи­вы Кар­ла­га всё еще засек­ре­че­ны, невоз­мож­но назвать даже при­бли­зи­тель­ное чис­ло его узни­ков. На «Мамоч­ки­ном клад­би­ще» мно­го кре­стов оста­ют­ся безымянными.

На объ­ек­тах Кар­ла­га про­дол­жа­ют жить. Фото­га­ле­рея Азаттыка:

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Один в поле воин

Приватизация и не прекращалась, а только видоизменялась

Зиц–президент?

Editor