fbpx

Жанболат Мамай: «Загадка, на что власти потратили 13,5 миллиарда долларов?»

Азаттык: Гос­по­дин Мамай, как ини­ци­а­тив­ная груп­па по созда­нию Демо­кра­ти­че­ской пар­тии рас­це­ни­ва­ет дей­ствия вла­стей в пери­од объ­яв­лен­но­го чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния и каран­ти­на в Казах­стане?

Жан­бо­лат Мамай: С само­го нача­ла каран­ти­на мы под­вер­га­ем кри­ти­ке как про­ти­во­эпи­де­ми­че­ские меры пра­ви­тель­ства, так и соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские про­грам­мы. К при­ме­ру, предо­став­ле­ние насе­ле­нию 42 500 тен­ге сопро­вож­да­лось боль­шим скан­да­лом и шумом. Ска­за­ли, что эти день­ги выда­дут одним, но не выда­дут дру­гим. В недав­нем интер­вью [пре­зи­дент Казах­ста­на] Касым-Жомарт Тока­ев ска­зал, что «на борь­бу с коро­на­ви­ру­сом выде­ли­ли шесть трил­ли­о­нов тен­ге». Это око­ло 15 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров США по теку­ще­му обмен­но­му кур­су. (В интер­вью ТАСС Тока­ев заявил, что эти меры обо­шлись госу­дар­ству в три­на­дцать мил­ли­ар­дов дол­ла­ров — Ред.) 4,2 мил­ли­о­на чело­век полу­чи­ли по 42,5 тыся­чи тен­ге, выпла­ти­ли над­бав­ку вра­чам, в трех горо­дах постро­и­ли боль­ни­цы – и, по под­сче­там, на борь­бу с коро­на­ви­ру­сом израс­хо­до­ва­ли око­ло 1,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Так куда же ушли остав­ши­е­ся 13,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров?

На какую сфе­ру их потра­ти­ли? Кому эти день­ги дают­ся? Сно­ва раз­да­дут сре­ди оли­гар­хов и част­ных бан­ков? Это самая насущ­ная про­бле­ма. Мы не видим про­зрач­но­сти со сто­ро­ны вла­стей. Есть мно­гое, что вызы­ва­ет кри­ти­ку. К при­ме­ру, в Соеди­нен­ных Шта­тах откры­то пишут о каж­дом дол­ла­ре, кото­рый выда­ет­ся на под­дер­жа­ние эко­но­ми­ки. У нас же неиз­вест­но, куда потра­ти­ли 13,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров.

Азаттык: Вы тре­бу­е­те, что­бы пра­ви­тель­ство выде­ли­ло по 200 тысяч тен­ге каж­дой семье в стране и объ­яви­ло кре­дит­ную амни­стию. У вас есть кон­крет­но раз­ра­бо­тан­ный про­ект или про­грам­ма по реа­ли­за­ции это­го пред­ло­же­ния?

Жан­бо­лат Мамай: Без­услов­но. Мы опи­ра­лись на опыт США, Япо­нии и Южной Кореи после вспыш­ки коро­на­ви­ру­са. Гово­рим, что каж­дой семье в Казах­стане необ­хо­ди­мо предо­ста­вить помощь в раз­ме­ре 200 тысяч тен­ге. Пото­му что люди сидят дома. Они долж­ны поку­пать еду, лекар­ства и дру­гие вещи. Поэто­му мы потре­бо­ва­ли, что­бы эту сум­му выпла­чи­ва­ли еже­ме­сяч­но. Так­же мы гово­рим о необ­хо­ди­мо­сти осво­бож­де­ния всех граж­дан Казах­ста­на, мало­го и сред­не­го биз­не­са от нало­гов в сле­ду­ю­щие три-шесть меся­цев.

По оцен­кам экс­пер­тов, как мини­мум два-три мил­ли­о­на чело­век поте­ря­ют рабо­ту после каран­ти­на.

Самая боль­шая про­грам­ма каса­ет­ся объ­яв­ле­ния кре­дит­ной амни­стии для всех жите­лей стра­ны. По оцен­кам экс­пер­тов, как мини­мум два-три мил­ли­о­на чело­век поте­ря­ют рабо­ту после каран­ти­на. То есть, впе­ре­ди нас ожи­да­ют труд­но­сти. На дан­ном эта­пе, мы счи­та­ем, что необ­хо­ди­мо объ­явить кре­дит­ную амни­стию для все­го насе­ле­ния. Как сохра­нить бла­го­по­лу­чие рядо­вых граж­дан? Они не долж­ны испы­ты­вать мате­ри­аль­ных про­блем, не долж­ны остать­ся без еды.

Это пока­зы­ва­ет, что ситу­а­ция в стране неваж­ная. Восемь мил­ли­о­нов чело­век обра­ти­лись за соци­аль­ной помо­щью в раз­ме­ре 42 500 тен­ге. Допу­стим, один мил­ли­он чело­век пода­ли заяв­ки несмот­ря на нали­чие у них денег. Полу­ча­ет­ся, что не менее семи мил­ли­о­нов чело­век недо­воль­ны сво­им финан­со­вым поло­же­ни­ем.

Азаттык: Вы изло­жи­ли свои пред­ло­же­ния в виде доку­мен­тов и раз­ра­бо­та­ли про­ект?

Жан­бо­лат Мамай: Да. Мы раз­ме­сти­ли это в соци­аль­ных сетях. И откры­то гово­рим об этом в пря­мом эфи­ре.

Азаттык: Ваше пред­ло­же­ние о спи­са­нии кре­ди­тов зву­чит очень силь­но. Одна­ко в про­шлом году, когда по ука­зу Тока­е­ва мало­обес­пе­чен­ным и мно­го­дет­ным семьям про­сти­ли кре­ди­ты на сум­му 300 тысяч тен­ге, мно­гие высту­пи­ли про­тив. «Я пла­чу нало­ги, пога­шаю свои кре­ди­ты, и я про­тив того, что­бы за счет моих нало­гов пога­ша­ли чужие кре­ди­ты», выска­зы­ва­лись жите­ли стра­ны. Не дума­е­те ли вы, что ваше пред­ло­же­ние вызо­вет такое же недо­воль­ство?

Жан­бо­лат Мамай: Наобо­рот, в Казах­стане нет людей без кре­ди­тов. Сколь­ко людей берет кре­ди­ты, что­бы пога­сить свои еже­днев­ные дол­ги, а не купить доро­гой авто­мо­биль или ненуж­ные вещи? В насто­я­щее вре­мя сред­няя зар­пла­та по стране состав­ля­ет 200 тысяч тен­ге. Более 50 про­цен­тов из этой сум­мы люди тра­тят на покуп­ку про­дук­тов. В таком слу­чае они не могут поз­во­лить себе поку­пать одеж­ду, быто­вую тех­ни­ку и дру­гие необ­хо­ди­мые вещи. Вынуж­де­ны брать кре­ди­ты. Ини­ци­а­ти­ва под­дер­жи­ва­ет­ся все­ми. Я не встре­чал людей, кото­рые бы выска­зы­ва­ли воз­ра­же­ния. При­бли­жен­ные к вла­сти экс­пер­ты, воз­мож­но, ска­жут, что это непра­виль­но.

Во-вто­рых, с 2008 года казах­стан­ским бан­кам вто­ро­го уров­ня было выде­ле­но око­ло пяти трил­ли­о­нов тен­ге. Меж­ду тем сей­час в Казах­стане дол­ги по потре­би­тель­ским кре­ди­там состав­ля­ют сум­му в раз­ме­ре 4,4 трил­ли­о­на тен­ге. Полу­ча­ет­ся, что пять трил­ли­о­нов это невоз­врат­ные день­ги. Ни один тен­ге не был воз­вра­щен в каз­ну и госу­дар­ствен­ный бюд­жет. Тако­во наше пред­ло­же­ние.

Поче­му мы долж­ны ока­зы­вать помощь част­ным бан­кам?

Вме­сто того, что­бы ока­зы­вать неиз­ме­ри­мую помощь част­ным бан­кам, пусть вла­сти попы­та­ют­ся пога­сить кре­ди­ты рядо­вых жите­лей. Осо­бен­но во вре­мя эко­но­ми­че­ско­го кри­зи­са. Сей­час люди всё рав­но не смо­гут пога­сить свои кре­ди­ты. Все их кре­ди­ты ста­нут про­блем­ны­ми. Вче­ра в интер­вью Тока­ев заявил, что не будет ока­зы­вать бес­плат­ную помощь бан­кам. То есть они хотят ока­зать еще раз помощь. Это сей­час про­ти­во­ре­чит само­му зако­ну капи­та­лиз­ма. Поче­му мы долж­ны ока­зы­вать помощь част­ным бан­кам? Поче­му мы долж­ны помо­гать таким оли­гар­хам, как Нур­лан Сма­гу­лов? Люди, осво­бож­ден­ные от кре­ди­тов, потра­тят свои день­ги на дру­гие вещи. Возь­мут еще кре­ди­ты. Это при­ве­дет к эко­но­ми­че­ско­му ожив­ле­нию.

Люди стоят перед зданием почты в Кызылорде, чтобы получить социальную помощь в размере 42 500 тенге.
Люди сто­ят перед зда­ни­ем почты в Кызы­лор­де, что­бы полу­чить соци­аль­ную помощь в раз­ме­ре 42 500 тен­ге.

Азаттык: В стране уве­ли­чи­лось чис­ло без­ра­бот­ных. По офи­ци­аль­ным дан­ным, выпла­ты в раз­ме­ре 42 500 тен­ге полу­чи­ли 4,2 мил­ли­о­на чело­век. Как выхо­дить из кри­зи­са после каран­ти­на? В ходе одной из пря­мых транс­ля­ций в Интер­не­те вы ска­за­ли, что при­сту­пи­те к рабо­те после отме­ны каран­ти­на. Чем вы наме­ре­ны занять­ся?

Жан­бо­лат Мамай: Если нас не услы­шат в соци­аль­ных сетях, не обра­тят вни­ма­ния на нашу пети­цию, кото­рую под­пи­са­ли 50 тысяч чело­век, если не захо­тят услы­шать о ситу­а­ции в стране, у нас нет дру­го­го выбо­ра, кро­ме как пой­ти на мир­ный митинг. Преж­де все­го, кре­дит­ная амни­стия и улуч­ше­ние соци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го поло­же­ния насе­ле­ния. После отме­ны каран­ти­на каж­дой семье в Казах­стане долж­ны предо­ста­вить по 200 тысяч тен­ге, осво­бо­дить всех от нало­гов. Мы пла­ни­ру­ем под­нять эти вопро­сы и про­ве­сти боль­шой мир­ный митинг. Мы не видим средств ком­му­ни­ка­ции, кото­рые бы дове­ли наши поже­ла­ния.

Азаттык: Во вре­мя чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния и каран­ти­на пар­ла­мент Казах­ста­на спе­шит при­нять несколь­ко зако­но­про­ек­тов. Зако­но­про­ект о мир­ных собра­ни­ях направ­лен на под­пись пре­зи­ден­ту. Вно­сят­ся поправ­ки в зако­ны о выбо­рах, поли­ти­че­ских пар­ти­ях, рас­смат­ри­ва­ет­ся зако­но­про­ект о пар­ла­мент­ской оппо­зи­ции. Что вы дума­е­те об этом?

Жан­бо­лат Мамай: Вла­сти в пол­ной мере вос­поль­зо­ва­лись чрез­вы­чай­ным поло­же­ни­ем для при­ня­тия анти­де­мо­кра­ти­че­ских зако­нов. Ведь закон о мир­ных собра­ни­ях пря­мо про­ти­во­ре­чит демо­кра­ти­че­ским прин­ци­пам. К при­ме­ру, одно из поло­же­ний зако­на гла­сит, что митин­ги могут про­во­дить­ся толь­ко в спе­ци­аль­но отве­ден­ных местах. Коми­тет ООН сде­лал заяв­ле­ние в свя­зи с ини­ци­а­ти­вой пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са.

Закон о поли­ти­че­ских пар­ти­ях не при­ве­дет к либе­ра­ли­за­ции и демо­кра­ти­за­ции. Как ини­ци­а­тив­ная груп­па по созда­нию поли­ти­че­ской пар­тии, мы пере­жи­ли это. Сокра­ще­ние с 40 до 20 тысяч [гово­рит о сбо­ре необ­хо­ди­мо­го коли­че­ства под­пи­сей для созда­ния пар­тии. — Ред.] в прин­ци­пе ниче­го не меня­ет.

Нам нужен новый закон о поли­ти­че­ских пар­ти­ях. Мы так­же рас­смат­ри­ва­ем закон о пар­ла­мент­ской оппо­зи­ции. Этим зако­ном так­же не созда­ют­ся усло­вия для того, что­бы оппо­зи­ци­он­ные силы мог­ли вой­ти в пар­ла­мент и затем объ­еди­нить­ся в оппо­зи­ци­он­ные фрак­ции в пар­ла­мен­те. Гово­рят, что мож­но будет фор­маль­но высту­пать на сов­мест­ных засе­да­ни­ях и вно­сить пред­ло­же­ния. Без пра­виль­но­го зако­на о выбо­рах и поли­ти­че­ских пар­ти­ях не будет пар­ла­мент­ской оппо­зи­ции.

Я не могу ска­зать, что пар­тия «Ак жол» Аза­та Перу­а­ше­ва или Ком­му­ни­сти­че­ская народ­ная пар­тия Вла­ди­сла­ва Коса­ре­ва явля­ют­ся пар­ла­мент­ской оппо­зи­ци­ей. Это очень забав­ная ситу­а­ция. Поэто­му пред­при­ни­ма­ют­ся уси­лия для укреп­ле­ния этой авто­ри­тар­ной систе­мы. Мы пред­ло­жи­ли, что­бы во вре­мя чрез­вы­чай­но­го поло­же­ния не обсуж­да­ли зако­ны, затра­ги­ва­ю­щие обще­ствен­ные инте­ре­сы. Преж­де все­го пар­ла­мент дол­жен обсуж­дать соци­аль­но-эко­но­ми­че­скую ситу­а­цию в стране. Вра­чи мас­со­во зара­жа­ют­ся коро­на­ви­рус­ной инфек­ци­ей, в мини­стер­стве здра­во­охра­не­ния раз­го­ра­ет­ся скан­дал. Депу­та­ты долж­ны были это обсуж­дать. Глав­ной забо­той пар­ла­мен­тов дру­гих стран явля­ет­ся эко­но­ми­ка, соци­аль­ное поло­же­ние насе­ле­ния, предот­вра­ще­ние рас­про­стра­не­ния коро­на­ви­ру­са. Они обсуж­да­ют такие акту­аль­ные вопро­сы. Меж­ду тем никто из наших депу­та­тов не гово­рил о соци­аль­ном поло­же­нии насе­ле­ния, спо­рах вокруг 42 500 тен­ге, кре­ди­тах, под­держ­ке биз­не­са. Они долж­ны обсуж­дать вопро­сы, свя­зан­ные с повсе­днев­ной жиз­нью людей. К сожа­ле­нию, это­го не про­изо­шло. Мерт­вый пар­ла­мент. Они утвер­жда­ют всё, что посту­па­ет к ним. Он стал сво­е­го рода нота­ри­усом испол­ни­тель­ной вла­сти.

Азаттык: В Казах­стане тра­ди­ци­он­но груп­пы или отдель­ные лица, назы­ва­ю­щие себя оппо­зи­ци­ей, обви­ня­ют друг дру­га. К при­ме­ру, вас тоже назы­ва­ют про­ек­том вла­стей. Что вы на это ска­же­те?

Если бы оппо­зи­ци­он­ная пар­тия слу­жи­ла бы это­му режи­му, она бы не кри­ти­ко­ва­ла напря­мую Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва.

Жан­бо­лат Мамай: Я про­дол­жаю давать исчер­пы­ва­ю­щие отве­ты на это. Если бы оппо­зи­ци­он­ная пар­тия слу­жи­ла бы это­му режи­му, она бы не кри­ти­ко­ва­ла напря­мую Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Она не ста­ла бы кри­ти­ко­вать нынеш­ний режим Назар­ба­е­ва и под­ни­мать вопро­сы об инте­ре­сах стра­ны. К при­ме­ру, про­ек­том пра­ви­тель­ства я бы назвал нахо­дя­щи­е­ся в пар­ла­мен­те пар­тии «Ак Жол» и Ком­му­ни­сти­че­скую народ­ную пар­тию. Мы сво­и­ми дела­ми заяв­ля­ем о себе. Отме­на наше­го съез­да, назна­чен­но­го на 22 фев­ра­ля, так­же пока­зы­ва­ет, что вла­сти рабо­та­ют про­тив нас. Вче­ра ста­ло извест­но, что про­тив пяти наших акти­ви­стов в Жана­о­зене воз­буж­де­но уго­лов­ное дело по обви­не­нию в «раз­жи­га­нии роз­ни» (ста­тья 174).

Мы поли­ти­че­ская сила, кото­рая нахо­дит­ся под все­сто­рон­ним дав­ле­ни­ем вла­стей. В буду­щем мы будем орга­ни­зо­вы­вать боль­шие собра­ния в инте­ре­сах наро­да и стра­ны. Будем зани­мать­ся, гото­вить­ся толь­ко дела­ми, счи­таю, что дру­го­го пути нет.

Азаттык: Спа­си­бо за интер­вью.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»