16 C
Астана
22 мая, 2024
Image default

Жанаозен поменялся, но не в лучшую сторону

Тра­ге­дия Жана­о­зе­на изме­ни­ла жите­лей Ман­ги­стау навсе­гда – теперь они не верят вла­стям и про­ти­во­по­став­ля­ют себя поли­цей­ским. А пре­сло­ву­тую «соци­аль­ную рознь» не надо было и раз­жи­гать – она обос­но­ва­лась в неф­тя­ном крае дав­но и год назад лишь выплес­ну­лась нару­жу. К таким дале­ко иду­щим выво­дам при­шел после поезд­ки в Ман­ги­ста­ускую область алма­ти­нец Аль­берт Мархабаев.

Автор: Нурах­мет КЕНЖЕЕВ

Его путе­вые замет­ки с фото­гра­фи­я­ми под общим заго­лов­ком «Десять дней, про­ве­ден­ных в Ман­ги­стау в нояб­ре-2012», впе­чат­ли­ли поль­зо­ва­те­лей «Фейс­бу­ка». В них он сумел пока­зать жизнь в реги­оне без при­крас. Кар­ти­на полу­чи­лась впе­чат­ля­ю­щая — совсем не такая, какую рису­ют «пра­виль­ные» бло­ге­ры, лета­ю­щие на запад стра­ны на само­ле­те премьер-министра.

Аль­берт Мар­ха­ба­ев — чело­век непред­взя­тый, никак не свя­зан­ный ни с оппо­зи­ци­ей, ни с вла­стя­ми. И общал­ся он в Ман­ги­стау не с поли­ти­ка­ми и чинов­ни­ка­ми, а с про­сты­ми людь­ми. Поэто­му его наблю­де­ния (их мож­но най­ти не толь­ко на «Фейс­бу­ке», но и на пор­та­ле «Рес­пуб­ли­ка») пока­за­лись нам заслу­жи­ва­ю­щи­ми вни­ма­ния. В целях эко­но­мии газет­ной пло­ща­ди мы не можем опуб­ли­ко­вать их в пол­ном объ­е­ме, поэто­му попро­си­ли авто­ра поде­лить­ся впе­чат­ле­ни­я­ми от этой поезд­ки в интервью.

В Ман­ги­стау гово­рят о несправедливости

- Аль­берт, что заста­ви­ло Вас отпра­вить­ся в Мангистау?

- Эта поезд­ка пла­ни­ро­ва­лась имен­но из-за про­изо­шед­ших в про­шлом году собы­тий. Ну а то, что она почти сов­па­ла с годов­щи­ной, так на это вре­мя я полу­чил при­гла­ше­ние на сва­дьбу от пле­мян­ни­ка. Кста­ти, он тоже нефтяник.

- Ваши путе­вые замет­ки о реги­оне вызва­ли боль­шой отклик чита­те­лей. Вас это не удивило?

- Думаю, те, кто с ними озна­ко­мил­ся, люди не рав­но­душ­ные не толь­ко к про­бле­мам Жана­о­зе­на, но и ко все­му, что про­ис­хо­дит в стране. Одна­ко (и к это­му я отно­шусь с пони­ма­ни­ем) жур­на­ли­сты и акти­ви­сты про­тестно­го дви­же­ния дела­ют упор на явле­ни­ях мас­со­во­го харак­те­ра (тру­до­вые спо­ры, заба­стов­ки, поли­цей­ский про­из­вол), я же пытал­ся к этой кар­тине доба­вить толь­ко один штрих — виде­ние ситу­а­ции гла­за­ми отдель­но взя­то­го чело­ве­ка через приз­му его соб­ствен­ной судь­бы. Насколь­ко это уда­лось, судить не берусь. Ясно одно, что такой ана­лиз име­ет пра­во на суще­ство­ва­ние, он все­гда будет как мини­мум поле­зен и интересен.

- В одной из заме­ток Вы напи­са­ли, что соци­аль­ную рознь в этом реги­оне нико­му не было нуж­ды раз­жи­гать — она там, где тле­ет. Как Вы при­шли к тако­му выводу?

- Да, на это я обра­тил вни­ма­ние в пер­вый же день. Все дело в том, что в про­шлом встре­чи в Ман­ги­стау напо­ми­на­ли какой-то празд­ник. Встре­ча­ю­щие все­гда пыта­лись огра­дить гостя от сво­их про­блем, в том чис­ле житей­ских. В этот раз было не так.

Конеч­но, госте­при­им­ство нику­да не исчез­ло, но теперь со мной ведут раз­го­во­ры на такие темы, кото­рые никто три года назад даже и не затра­ги­вал. Это и, само собой, кор­руп­ция, и поли­цей­ский бес­пре­дел, и заси­лье аста­нин­ских назна­чен­цев, и напол­не­ние мест­ной поли­ции чим­кент­ски­ми кадрами.

А так­же вопро­сы, вопро­сы: «Когда же реги­он нач­нет полу­чать хоть какие-то диви­ден­ды от экс­плу­а­та­ции недр? Как слу­чи­лось, что боль­шая часть неф­те­до­бы­чи ока­за­лась за какие-то год-два в китай­ских руках?» И, пожа­луй, самый глав­ный вопрос: «Поче­му в целом все устро­е­но так несправедливо?»

«Пло­хо ты зна­ешь Жанаозен!»

- Вы мно­го обща­лись с жите­ля­ми реги­о­на. Може­те ли сде­лать общий вывод о настро­е­ни­ях людей? Чьи сло­ва осо­бен­но запомнились?

- В памя­ти оста­лись дета­ли мно­гих раз­го­во­ров. Из этих бесед сде­лал один важ­ный для себя вывод: люди пре­крас­но пред­став­ля­ют себе весь клу­бок про­блем в ком­плек­се. И кар­ти­на эта тако­ва. Край богат угле­во­до­ро­да­ми — это пер­вое. Вто­рое: добы­ча неф­ти и газа осу­ществ­ля­ет­ся здесь уже пол­сто­ле­тия. Тре­тье: ниче­го не дает­ся про­сто так, за все при­хо­дит­ся пла­тить, и доволь­но высо­кую цену.

К месту ска­жу: город Жана­о­зен пах­нет. Он пах­нет нефтью. При подъ­ез­де к горо­ду при­ез­жий под­ни­ма­ет вет­ро­вые окна сво­е­го авто и толь­ко со вре­ме­нем при­вы­ка­ет к запа­ху. И всем хоро­шо извест­но, что это очень силь­но отра­жа­ет­ся на здо­ро­вье жите­лей. Есть даже сре­ди стар­ше­го поко­ле­ния такая мрач­ная шут­ка: «Не надо было рус­ским уез­жать в Рос­сию. О мно­гих сво­их дру­зьях слы­шим, что там, на новом месте, при чистом атмо­сфер­ном воз­ду­хе, они уми­ра­ли бук­валь­но в тече­ние года. Вывод — раз уж живешь во вред­ной сре­де, то уж и оста­вай­ся тут навсе­гда». Вот он, образ­чик само­го чер­но­го юмора.

И еще добав­лю: сам знаю неф­тя­ни­ка, отца четы­рех детей, кото­рый рабо­та­ет на про­мыс­лах с сере­ди­ны 80‑х. Так вот, в его семье пер­вые двое детей в поряд­ке, а двое млад­ших боль­ны, при­чем чет­вер­тый силь­но отста­ет в раз­ви­тии. И боль­шая часть зара­бот­ка ухо­дит на лече­ние себя само­го и детей.

- И, нако­нец, сам собой напра­ши­ва­ет­ся вопрос: доко­ле реги­он и его жите­ли будут ощу­щать себя как на задвор­ках цивилизации?

- Вот так при­мер­но рас­суж­да­ет сред­не­ста­ти­сти­че­ский житель Жана­о­зе­на. А ведь три года назад тако­го еди­но­ду­шия не было. Собы­тия 2011 года, декабрь­ский рас­стрел, ЧП, след­ствие и суд при­ве­ли к тому, что сфор­ми­ро­ва­лось какое-то еди­ное мне­ние у жите­лей горо­да на про­ис­хо­дя­щие про­цес­сы. Осо­бен­но ярко это про­яви­лось в вопро­се о пере­име­но­ва­нии горо­да в Бекет-ата.

По-мое­му, ни одно­го чело­ве­ка не было, кото­рый пове­рил бы в искрен­ность вла­стей. Пред­ла­га­ю­щих пере­име­но­ва­ние по все­му горо­ду зовут «акса­ка­лы-под­ха­ли­мы». Как раз в дни мое­го пре­бы­ва­ния там про­шли собра­ния на газо­пе­ре­ра­ба­ты­ва­ю­щем заво­де, в кол­ле­джах. И вез­де ини­ци­а­ти­ва полу­чи­ла жест­кий отпор. В этом вопро­се гос­по­дин Муха­меджа­нов (аким) про­явил себя ну очень «тол­стым» психологом.

При таком почте­нии мест­но­го насе­ле­ния к свя­тым попыт­ка исполь­зо­вать их име­на в столь небла­го­вид­ных целях еще боль­ше усу­гу­би­ла рас­кол меж­ду обще­ством и вла­стя­ми. Вы бы виде­ли в мест­ных теле­но­во­стях тех «акса­ка­лов», их испу­ган­ные лица, слы­ша­ли бы их жал­кие оправ­да­ния («хоте­ли как луч­ше»). И виде­ли бы зри­те­лей, гото­вых пле­вать в их лица на экра­нах теле­ви­зо­ров. В двух сло­вах я бы так ска­зал: «Власть отдель­но, народ отдельно».

Вот тако­вы настро­е­ния в Жана­о­зене в этом году, в отли­чие от тех, кото­рые были там три года назад.

- Сде­лан­ные Вами в Жана­о­зене фото­гра­фии, не скро­ем, уди­ви­ли. Тем, что город выгля­дит на них мерт­вым. Солн­це, голу­бое небо, зда­ния — отнюдь не раз­ва­ли­ны — и тиши­на кру­гом. Это ощу­ще­ние оши­боч­ное или люди дей­стви­тель­но ста­ра­ют­ся лиш­ний раз не высо­вы­вать­ся на улицы?

- Это я несколь­ко удив­лен про­из­ве­ден­ным эффек­том. Наобо­рот, город вполне ожив­лен­ный, но люди ходят хму­рые. Мне часто каза­лось, что я с фото­ап­па­ра­том пред­став­лял­ся им сотруд­ни­ком орга­нов. За послед­ний год люди научи­лись быть недо­вер­чи­вы­ми. Напря­же­ние при­сут­ству­ет, и оно пере­да­ва­лось и мне. К тому же меня не уста­ва­ли пре­ду­пре­ждать: «Если не пове­зет с пат­ру­лем, то могут забрать».

Что каса­ет­ся лубоч­но­го вида зда­ний, то пусть это нико­го не вво­дит в заблуж­де­ние. Они такие толь­ко с одной сто­ро­ны, той, что выгля­ды­ва­ет на про­спект. С трех дру­гих сто­рон каж­дое зда­ние такое же серое и гряз­ное. Им ведь мно­го лет. Фаса­ды покра­ше­ны толь­ко этим летом, а еще пол­го­да назад весь город был серым. И сей­час он такой же изнут­ри дво­ров. Сами дома — «хру­щев­ки», ком­му­ни­ка­ции в них силь­но изно­ше­ны. Из под­ва­лов доно­сит­ся силь­ный запах кана­ли­за­ци­он­ных стоков.

Почув­ствуй­те разницу

- Вам при­хо­ди­лось бывать в Жана­о­зене до тра­ги­че­ских собы­тий в декаб­ре про­шло­го года, зна­чит, есть воз­мож­ность срав­ни­вать его до и после рас­стре­ла басто­вав­ших неф­тя­ни­ков. Ощу­ща­ет­ся разница?

- Раз­ни­ца, конеч­но, есть. До извест­ных собы­тий это был один из мно­гих реги­о­нов, такой же, как все. Теперь ина­че, но я бы несколь­ко рас­ши­рил рам­ки. Рас­стрел — вели­кая тра­ге­дия, но он как бы име­ет свое про­дол­же­ние в после­ду­ю­щих собы­ти­ях: ЧП, след­ствие, суд, стро­и­тель­ство воен­ной части в горо­де, нагне­та­ние атмо­сфе­ры стра­ха. Что­бы было понят­нее, нуж­но так ска­зать: после рас­стре­ла насту­пил шок, но сво­ей после­ду­ю­щей поли­ти­кой власть не дает воз­мож­но­сти людям вый­ти из него.

Вспом­ни­те хро­но­ло­ги­че­скую после­до­ва­тель­ность собы­тий, мною пере­чис­лен­ных, и вы заме­ти­те, что там нет ника­кой пау­зы, нет пере­ры­ва. Жите­лей горо­да про­сто-напро­сто не остав­ля­ют в покое. Им про­сто-напро­сто не дают ниче­го забыть. И хотя любо­му ясно, что такое не забы­ва­ет­ся, дей­ствия адми­ни­стра­ции и поли­ции ина­че, как глу­по­стью, не назовешь.

Пожа­луй­ста, при­мер: на собра­нии акти­ва горо­да гене­рал Жаман­ба­ев, пока­чи­вая паль­чи­ком в сто­ро­ну зала, заявил, что он не допу­стит вто­ро­го Жана­о­зе­на. Участ­ни­ки того собра­ния рас­ска­зы­ва­ют: «Мы опу­сти­ли лица к полу и без­звуч­но рас­сме­я­лись — посмот­рим, пло­хо ты зна­ешь Жана­о­зен». А потом ста­ли рас­хо­дить­ся слу­хи о том, что гене­рал стал заво­зить гаиш­ни­ков из Тара­за вах­то­вым мето­дом. Те, понят­но, едут за «длин­ным» тен­ге, и уже буд­то бы были слу­чаи, когда гаиш­ни­ков-гастар­бай­те­ров жесто­ко изби­ва­ли за вымогательство.

Меня же вол­ну­ет дру­гое: когда-нибудь все это доку­мен­таль­но под­твер­дит­ся. Поне­сет ли област­ной полиц­мей­стер ответ­ствен­ность или смо­ет­ся, не заду­мы­ва­ясь о том, что сво­и­ми дей­стви­я­ми внес рас­кол меж­ду жите­ля­ми двух казах­стан­ских обла­стей? Ну или вся кад­ро­вая поли­ти­ка аки­ма Муха­меджа­но­ва в целом, кото­рый при­вел за собой не толь­ко Жаман­ба­е­ва, но и шефа КНБ Ота­ро­ва, тот тоже тараз­ский. Неужто он не пони­ма­ет, что нега­тив­ное отно­ше­ние людей к его коман­де экс­тра­по­ли­ру­ет­ся на всю Жам­был­скую область?

Мы здесь, у себя в Алма­ты, хоро­шо пом­ним вре­ме­на, когда МВД воз­глав­лял сей гос­по­дин, кста­ти, нико­гда сам не быв­ший ни поли­цей­ским, ни сле­до­ва­те­лем. Раз­ве не в тот тра­ги­че­ский пери­од были уби­ты Нур­ка­ди­лов и Сар­сен­ба­ев? И про­ве­де­но такое, с поз­во­ле­ния ска­зать, «след­ствие»? Раз­ве не при нем про­ис­хо­дил штурм алма­тин­ско­го Шаны­ра­ка? Ой, нехо­ро­шая кар­ма у Баур­жа­на Али­мо­ви­ча. Да и сам он, видать, не сде­лал выво­дов из сво­ей био­гра­фии. И ему еще везет, что об этих стра­ни­цах «геро­и­че­ской» био­гра­фии там, в Ман­ги­стау, осо­бо никто не знает.

Так что я бы вам так ска­зал: то, что было «до», с этим все ясно, а вот «после» — тут еще все про­дол­жа­ет­ся, и настро­е­ние меня­ет­ся не в луч­шую сто­ро­ну. Это «бро­же­ние» в умах про­ис­хо­дит, а «дрож­жи» в этот про­цесс под­бра­сы­ва­ет не кто иной, как сама адми­ни­стра­ция. И дела­ет­ся ли это по недо­ра­зу­ме­нию или наме­ре­но, мне и само­му до кон­ца не понятно.

- Вам дове­лось пооб­щать­ся с теми, кто при­чис­ля­ет себя к неф­тя­ни­кам. О чем они дума­ют или меч­та­ют сегодня?

- На этот счет одно заме­ча­ние — и это не мое наблю­де­ние. Об этом гово­рят сами неф­тя­ни­ки. Пред­по­ла­гаю, что, может, несколь­ко послед­них лет сде­ла­ли их таки­ми. Они ста­ли более тре­бо­ва­тель­ны­ми. Напом­ню о том, какие про­бле­мы ста­ви­лись во вре­мя пер­вых заба­сто­вок три года назад. Тогда со сто­ро­ны руко­вод­ства было без­об­раз­ное отно­ше­ние: бри­га­ды выхо­ди­ли на сме­ну с соб­ствен­ны­ми гаеч­ны­ми клю­ча­ми и в домаш­них три­ко. И тогда впер­вые про­зву­чал вполне зако­но­мер­ный вопрос: «Эта нефть нам нуж­на или вам?»

Не буду пере­чис­лять все эта­пы борь­бы, но сего­дня общий резуль­тат на этом направ­ле­нии таков: тех­ни­ка луч­шая, уни­фор­ма име­ет­ся, пита­ние в нор­ме и т. д. Так что, если не все бла­го­по­луч­но, ясно одно — нет ино­го пути, кро­ме как путь борь­бы за свои права.

Или так: жана­о­зен­ские неф­тя­ни­ки дока­за­ли, что если на сво­их пра­вах не наста­и­вать, то до них нико­му нет дела. И в этом деле они явно в аван­гар­де рабо­че­го дви­же­ния. Хотя сей­час со всех сто­рон, из всех поли­ти­че­ских лаге­рей зву­чат заяв­ле­ния, что кон­фликт был исклю­чи­тель­но тру­до­вым. Но даже если поли­ти­че­ские тре­бо­ва­ния не про­зву­ча­ли, упор­ные слу­хи об име­ю­щих­ся тре­бо­ва­ни­ях осво­бо­дить заклю­чен­ных неф­тя­ни­ков, кото­рые кур­си­ру­ют в горо­де, гово­рят о том, что из эко­но­ми­че­ских они могут пре­вра­тить­ся в политические.

«Уро­ки эти­ки при­шлись бы очень кстати»

- Давай­те попро­бу­ем под­ве­сти ито­ги Ваше­го деся­ти­днев­но­го путе­ше­ствия. Самое силь­ное впечатление?

- Нач­ну с кон­кре­ти­ки. Желез­ная доро­га тянет­ся от Алма­ты на север до само­го Актю­бин­ска и уже отту­да спус­ка­ет­ся на юг до Актау. Пас­са­жи­ры по это­му марш­ру­ту доби­ра­ют­ся чет­ве­ро суток. Из-за такой ото­рван­но­сти в Ман­ги­стау едят иран­скую кар­тош­ку (к сло­ву, отвра­ти­тель­ную на вкус).

Сре­зать крюк мож­но стро­и­тель­ством доро­ги от стан­ции Бей­неу до Араль­ска (все­го 300 км). И сколь­ко ее стро­ят? Совер­шен­но вер­но — два­дцать лет. А в послед­нем посла­нии Назар­ба­ев заявил о нача­ле стро­и­тель­ства доро­ги Бей­неу — Аральск — Жез­каз­ган. Не постро­ив один кусок, нам уже пообе­ща­ли второй.

В горо­де Куль­са­ры в 90‑е годы на авто­стан­ции сто­я­ли авто­бу­сы с ука­за­ни­ем марш­ру­тов «Куль­са­ры — Чер­ки­зов­ский», «Куль­са­ры — Луж­ни­ки» спе­ци­аль­но для чел­ноч­ни­ков. До Моск­вы быст­рее дое­хать, чем до Алма­ты. Кому-то пока­жет­ся, что это объ­ек­тив­ные про­бле­мы — инфра­струк­ту­ра, достав­ша­я­ся в наслед­ство от совет­ско­го пери­о­да. Ну а я бы обра­тил вни­ма­ние на срок — два­дцать лет. И тогда при­хо­дит­ся при­знать, что она не объ­ек­тив­ная, а имен­но субъективная.

Ман­ги­стау име­ет свои спе­ци­фи­че­ские про­бле­мы, обу­слов­лен­ные гео­гра­фи­че­ским поло­же­ни­ем, эко­но­ми­че­ским про­фи­лем, исто­ри­ей. Но раз­ве они не явля­ют­ся про­дол­же­ни­ем обще­го­су­дар­ствен­ных про­блем? Раз­ве про­бле­мы дру­гих реги­о­нов прин­ци­пи­аль­но отли­ча­ют­ся от ман­ги­ста­ус­ких? И все они име­ют объ­ек­тив­ные при­чи­ны, но когда я их себе пред­став­ляю, мне не дает покоя тот срок, кото­рый был отве­ден на реше­ние столь жиз­нен­но важ­ных про­блем, — два­дцать лет. И мне ста­но­вит­ся ясно, что ника­ки­ми объ­ек­тив­ны­ми при­чи­на­ми невоз­мож­но объ­яс­нить два­дца­ти­лет­нее бездействие.

До самой поезд­ки было ясно, что кор­ни про­блем на местах — навер­ху. Это вер­но для вся­ко­го реги­о­на. Все-таки я счи­таю себя доста­точ­но раз­би­ра­ю­щим­ся в обще­ство­вед­че­ских дис­ци­пли­нах, что­бы делать такие утвер­жде­ния. Наде­юсь, вы не буде­те стро­го осуж­дать эту мою нескром­ность. Сама же поезд­ка толь­ко лишь утвер­ди­ла меня в этой убежденности.

Что же до силь­ных впе­чат­ле­ний, то вот одно из них. Это впе­чат­ле­ние — мне­ние, оцен­ка, сло­жив­ша­я­ся после раз­го­во­ра с одним руко­во­ди­те­лем сред­не­го зве­на «Озен­му­най­га­за». Гля­дя пря­мо в гла­за, ска­зал ему, что во всем мире нет ни одно­го госу­дар­ства, в кото­ром все реги­о­ны были бы оди­на­ко­во раз­ви­ты и оди­на­ко­во при­быль­ны. И что все­гда какой-то части стра­ны необ­хо­ди­мо покры­вать рас­хо­ды дру­гой и в этом тоже про­яв­ля­ет­ся един­ство и спло­чен­ность обще­ства. И пере­чис­лил все три: Ман­ги­стау, Аты­рау и Алматы.

Недол­го помол­чав, он при­знал мою право­ту. Зато в более рез­кой фор­ме отве­тил, что льви­ная доля того, что про­из­во­дит­ся в таких местах, как Жана­о­зен, до рядо­вых казах­стан­цев не дохо­дит и, соот­вет­ствен­но, на их бла­го­по­лу­чии не отра­жа­ет­ся. И что такое поло­же­ние, для­ще­е­ся мно­го лет, дис­кре­ди­ти­ру­ет любые при­зы­вы к спло­чен­но­сти и ста­биль­но­сти. И, так­же гля­дя мне в гла­за, потре­бо­вал при­знать его право­ту. И я ее признал.

Ника­ко­го откры­тия мы с ним не сде­ла­ли — это совер­шен­но оче­вид­но. Важ­но, пожа­луй, дру­гое: устрой­ство обще­ства на неспра­вед­ли­вых нача­лах ста­ло понят­но уже прак­ти­че­ски всем. И это так­же очевидно.

- Ну а какие выво­ды Вы вынес­ли для себя как историк?

- Об исто­рии я бы хотел ска­зать несколь­ко отвле­чен­но от сего­дняш­ней темы. Ее порой оце­ни­ва­ют по-раз­но­му. То вос­хи­щен­но: «Исто­рия — это все!» То вуль­гар­но: «Исто­рия — это все­го лишь пересказ».

Чем даль­ше в глубь веков, тем мень­ше эмо­ций про­яв­ля­ет про­фес­си­о­наль­ный исто­рик при опи­са­нии собы­тий и геро­ев этих собы­тий. Без види­мых стра­да­ний опи­сы­ва­ет он кру­ше­ние госу­дарств и импе­рий, исчез­но­ве­ние наро­дов и целых циви­ли­за­ций. Но эта бес­при­страст­ность показ­ная, для соблю­де­ния респек­та­бель­но­сти. Думаю, исто­ри­ки любят сво­их геро­ев и нена­ви­дят анти­ге­ро­ев. Толь­ко они в этом не при­зна­ют­ся. Когда-нибудь и наше вре­мя ста­нет пред­ме­том для исто­ри­че­ско­го иссле­до­ва­ния. И дея­ния наших с вами совре­мен­ни­ков тоже будут либо одоб­рять, либо осуждать.

Для раз­бо­ра акту­аль­ных на сего­дня тем мето­до­ло­ги­че­ская под­го­тов­ка исто­ри­ка (фило­со­фа, социо­ло­га, поли­то­ло­га, жур­на­ли­ста) име­ет ско­рее под­чи­нен­ное при­клад­ное зна­че­ние. Сего­дня во гла­ву угла я бы ста­вил преж­де все­го граж­дан­скую пози­цию и миро­воз­зре­ние чле­на обще­ства. И не толь­ко обще­ство­ве­да, но и физи­ка, хими­ка, инже­не­ра, неф­тя­ни­ка. Любо­го чело­ве­ка с голо­вой на пле­чах и сове­стью в сердце.

Вот так плав­но мы и пере­шли на вопро­сы эти­ки. Здесь я бы вам поре­ко­мен­до­вал для бесе­ды фило­со­фа. Эти­ка — это его епар­хия. А что, уро­ки эти­ки кое-кому при­шлись бы очень кста­ти! Может, еще не все потеряно?

Спа­си­бо чита­те­лям за внимание.

Источ­ник: Газе­та «Азат» №14(314) от 21 декаб­ря 2012 года

архивные статьи по теме

Гендерное равенство по Григорию Марченко

Что ответит Назарбаев лидеру «Алги»?

За разгромом АМТ стоит «Ак орда»