-28 C
Астана
26 ноября, 2022
Image default

Жанаозенцы ждут Карима Масимова

Вче­ра жана­о­зен­цы так и не дожда­лись при­ез­да пре­мьер-мини­стра Кари­ма Маси­мо­ва, зато на судеб­ный про­цесс, рас­сле­ду­ю­щий уго­лов­ное дело быв­ше­го аки­ма Жана­о­зе­на Жал­га­са Баба­ха­но­ва, нако­нец пусти­ли журналистов. 

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

«Засе­да­ние суда над экс-аки­мом Жана­о­зе­на Баба­ха­но­вым будет утром, а к обе­ду при­е­дет Маси­мов. Будем ждать его на пло­ща­ди око­ло город­ско­го аки­ма­та», — сооб­щи­ли нам горо­жане нака­нуне нашей поезд­ки в Жанаозен.

 

У зда­ния суда Жана­о­зе­на мы были уже в девять утра. Все зда­ния, где дол­жен гла­вен­ство­вать закон, рас­по­ло­же­ны рядом. Напро­тив зда­ния суда — печаль­но извест­ное ГУВД (рядом с ним сей­час идет стро­и­тель­ство ново­го кор­пу­са управ­ле­ния). С дру­гой сто­ро­ны зда­ние суда под­пи­ра­ет город­ская про­ку­ра­ту­ра. Про­сто уди­ви­тель­но, как после декабрь­ских мас­со­вых аре­стов никто из пред­ста­ви­те­лей сосед­них зда­ний не вме­шал­ся в бес­пре­дел, кото­рый тво­рил­ся в декабрь­ские дни в сте­нах ГУВД…

 

Вме­сте с жур­на­ли­ста­ми про­би­вать­ся на «закры­тый» суд при­е­хал юрист, член Меж­ду­на­род­но­го коми­те­та «Жана­о­зен-2011» Ерлан Кали­ев. Напом­ним, наши кол­ле­ги, кото­рые, пыта­ясь попасть в зда­ние суда и при­сут­ство­вать на засе­да­ни­ях, где рас­сле­ду­ет­ся уго­лов­ное дело быв­ше­го аки­ма Жана­о­зе­на Баба­ха­но­ва, так и не смог­ли ниче­го добить­ся: две­ри суда были для них закрытыми.

Сте­ны суда взя­ли массой

«Это судеб­ное засе­да­ние закры­то», — сра­зу объ­явил и нам охран­ник суда. Вход в зда­ние суда пере­кры­ва­ет метал­ло­ис­ка­тель и два охран­ни­ка. Сни­мать на видео и делать фото­гра­фии запрещено.

 

Мы попро­си­ли позвать пред­ста­ви­те­ля пресс-служ­бы. К нам вышла моло­дая девуш­ка, но и она объ­яви­ла: на эти судеб­ные засе­да­ния жур­на­ли­стов не пус­ка­ют. «Суд же объ­яв­лен откры­тым!» — пытал­ся убе­дить сотруд­ни­цу суда юрист Кали­ев, пока­зы­вая удо­сто­ве­ре­ние меж­ду­на­род­но­го наблюдателя.

Доку­мент и груп­па жур­на­ли­стов види­мо сыг­ра­ли свою роль, и девуш­ка пообе­ща­ла: посо­ве­ту­ет­ся со сво­им руко­вод­ством и вер­нет­ся с ответом.

 

- То, что жур­на­ли­стов не пус­ка­ли на засе­да­ние откры­то­го суда, — это вопи­ю­щий факт. Судья име­ет пра­во запре­тить видео­съем­ку, но не име­ет пра­во запре­тить посе­щать судеб­ные засе­да­ния. Что это за зага­доч­ный суд такой, думаю, сей­час выяс­ним, — заме­тил Ерлан Калиев.

Через минут десять девуш­ка вер­ну­лась: «Засе­да­ние нач­нет­ся в 15.00. Вам раз­ре­ши­ли при­сут­ство­вать, но сни­мать и запи­сы­вать — нельзя».

Добив­шись раз­ре­ше­ния, мы отпра­ви­лись к аки­ма­ту Жана­о­зе­на — там, на пло­ща­ди перед зда­ни­ем, соби­ра­лись люди. Они хоте­ли встре­тить­ся с пре­мьер-мини­стром страны.

То при­е­дет, то не приедет…

- Кто вам это ска­зал: пре­мьер-министр при­е­дет? Маси­мо­ва не ждут, — заве­рял выско­чив­ший из аки­ма­та помощ­ник аки­ма Серик­бая Трумова.

Перед зда­ни­ем собра­лось око­ло деся­ти жен­щин. Тут надо отме­тить: Жана­о­зен пре­бы­ва­ет в ожи­да­нии при­ез­да Кари­ма Маси­мо­ва уже не пер­вый месяц. Слу­хи то о его при­ез­де, то о визи­те Назар­ба­е­ва кур­си­ру­ют по горо­ду с самой вес­ны. Но пре­мьер не посе­тил неф­тя­ной город ни во вре­мя заба­стов­ки, ни после рас­стре­ла мир­ных жите­лей. Как ска­за­ли горо­жане, он вооб­ще тут не был ни разу. Зна­чит, это будет пер­вый при­езд пре­мье­ра стра­ны в Жана­о­зен. Собы­тие, согла­си­тесь, историческое.

 

- Сего­дня и прав­да не при­ле­тит, — узна­ли по сво­им кана­лам жен­щи­ны. — Зав­тра после обе­да будет точно.

Свой пер­вый визит в Жана­о­зен пре­мьер стра­ны, гово­рят, посвя­тит откры­тию отре­мон­ти­ро­ван­но­го после декабрь­ско­го под­жо­га (име­на под­жи­га­те­лей, к сло­ву, так и оста­лись неиз­вест­ны­ми) зда­ния мест­но­го фили­а­ла «Каз­Му­най­Га­за». Новень­кое зда­ние сто­ит рядом с аки­ма­том. Совре­мен­ный дизайн, мно­го стек­ла, око­ло вхо­да ряда­ми выстав­ле­ны кера­ми­че­ские кор­зи­ны с ред­ки­ми деко­ра­тив­ны­ми рас­те­ни­я­ми, они выса­же­ны даже вдоль при­ле­га­ю­щей аллеи. А гово­рят, тут ниче­го не рас­тет! Но ведь могут, когда захотят…

Встре­чи с жите­ля­ми горо­да гра­фи­ком неофи­ци­аль­но­го визи­та пре­мье­ра не преду­смот­ре­ны, рас­ска­за­ли горо­жане (офи­ци­аль­но пред­ста­ви­те­лям неза­ви­си­мых СМИ, понят­но, никто инфор­ма­цию давать не соби­рал­ся). Горо­жан, прав­да, это мало вол­но­ва­ло: они наме­ре­ны заста­вить пре­мье­ра уде­лить вни­ма­ние их про­бле­мам. Неспра­вед­ли­во­му осуж­де­нию неф­тя­ни­ков, кото­рых обви­ни­ли во всех жана­о­зен­ских бедах, в част­но­сти в орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков и под­жо­ге того же зда­ния, кото­рое, как ожи­да­ет­ся, откро­ет пре­мьер. И еще отсут­ствию жилья у мало­иму­щих. Это глав­ные вопро­сы к Масимову.

 

Ровес­ни­ца Назар­ба­е­ва 72-лет­няя Чан­дос Жары­л­га­си­мо­ва, един­ствен­ный сын кото­рой после суда над трид­ца­тью семью неф­тя­ни­ка­ми отправ­лен за решет­ку, так и ходит к аки­ма­ту, в надеж­де досту­чать­ся до чинов­ни­ков любо­го ран­га. Рядом пожи­лая орал­ман­ка, опи­ра­ясь на костыль, уста­ло при­се­ла на бор­дюр. Ее семье нуж­но жилье. «Одни обе­ща­ния», — без­на­деж­но повто­ря­ла она.

- Мы, рабо­чие люди, десять лет сто­им в оче­ре­ди на жилье, но полу­чить его надеж­ды уже нет, — к груп­пе жен­щин подо­шла жен­щи­на, уби­ра­ю­щая тер­ри­то­рию вокруг акимата.

К горо­жа­нам чинов­ни­ки так и не вышли. Сотруд­ни­ки аки­ма­та наблю­да­ли за про­ис­хо­дя­щим из окон. Прав­да, как обыч­но, появил­ся началь­ник ГУВД Аман­гель­ды Доса­ха­нов. «Тут нель­зя соби­рать­ся, и вы ухо­ди­те отсю­да», — заявил он жен­щи­нам и жур­на­ли­стам. Но Доса­ха­но­ва слу­шать не ста­ли, и, посто­яв неко­то­рое вре­мя, поли­цей­ский сам ретировался.

Кто умык­нул видео­ка­ме­ру наблюдателя?

Не обо­шлось в нашей поезд­ке без про­ис­ше­ствий. Когда люди ста­ли рас­хо­дить­ся, член Меж­ду­на­род­но­го коми­те­та «Жана­о­зен-2011» Ерлан Кали­ев решил спря­тать­ся от жары, при­сев на лавоч­ку, сто­яв­шую под дере­вья­ми око­ло ала­на. Рядом поло­жил свою видео­ка­ме­ру — на нее сни­мал интер­вью с постра­дав­ши­ми жана­о­зен­ца­ми. В памя­ти каме­ры были еще и съем­ки семей­ных мероприятий.

Тут раз­дал­ся зво­нок по сото­во­му теле­фо­ну: с ним сроч­но хочет пере­го­во­рить помощ­ник аки­ма горо­да. Полу­чив неожи­дан­ное при­гла­ше­ние (как и кор­ре­спон­ден­тов «Рес­пуб­ли­ки», чле­нов коми­те­та обыч­но даже на порог аки­ма­та не пус­ка­ют), Кали­ев быст­ро встал и напра­вил­ся к акимату.

Помощ­ник Тру­мо­ва вышел на ули­цу. «Мы виде­ли вас из окна, аким сей­час занят, но, когда осво­бо­дит­ся, если захо­ти­те, он с вами встре­тит­ся и отве­тит на все ваши вопро­сы», — моло­дой чело­век про­сто облас­кал г‑на Кали­е­ва сло­ва­ми и вниманием.

Ерлан Кали­ев изви­нил­ся: вре­ме­ни в обрез — через пару часов засе­да­ния суда, затем нуж­но воз­вра­щать­ся в Актау. Вни­ма­ние чинов­ни­ков было цен­но, пото­му что взять у аки­ма­тов­ских чинов­ни­ков ком­мен­та­рии или какие-либо разъ­яс­не­ния здесь ну очень труд­но. Но при­ят­ное впе­чат­ле­ние омра­чи­лось неожи­дан­ной про­па­жей. Остав­лен­ную вто­ро­пях на ска­мей­ке видео­ка­ме­ру как коро­ва язы­ком слизала.

«Нас убеж­да­ют: «Вас исполь­зу­ют!» Но мы не верим»

После встре­чи с горо­жа­на­ми, поез­див по горо­ду и пооб­щав­шись с мест­ны­ми жите­ля­ми, мы заод­но выяс­ни­ли, как в Жана­о­зене рабо­та­ет госу­дар­ствен­ная про­па­ган­да и о чем гово­рят в городе.

Так, мы услы­ша­ли: одно­го из осуж­ден­ных по подо­зре­нию в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни и при­зы­вах к свер­же­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя неф­тя­ни­ка Жака Ами­но­ва, боль­но­го тяже­лой фор­мой диа­бе­та, отпу­стят на сво­бо­ду. Яко­бы он будет осво­бож­ден из СИЗО по 65 ста­тье и уже отка­зал­ся от сво­е­го адво­ка­та. Таким обра­зом, спи­сок отпу­щен­ных на сво­бо­ду подо­зре­ва­е­мых по 65 ста­тье попол­нил­ся, а на ска­мью под­су­ди­мых в про­цес­се, кото­рый нач­нет­ся пред­по­ло­жи­тель­но в авгу­сте, вла­сти поса­дят толь­ко Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва и Сери­ка Сапарагали.

Так­же мы вновь услы­ша­ли о том, что семьи, в кото­рых есть погиб­шие во вре­мя декабрь­ско­го рас­стре­ла, не зане­сен­ные в офи­ци­аль­ные рас­стрель­ные спис­ки, наот­рез отка­зы­ва­ют­ся раз­го­ва­ри­вать с жур­на­ли­ста­ми, пото­му что боят­ся преследований.

Один из жите­лей горо­да заве­рил нас: сво­и­ми гла­за­ми видел рас­пис­ку, кото­рую под­пи­сы­ва­ли род­ствен­ни­ки погиб­ших. В ней гово­рит­ся о воз­мож­ном уго­лов­ном пре­сле­до­ва­нии в слу­чае, если они будут наста­и­вать на рас­сле­до­ва­нии. А объ­яс­ня­ет­ся в бумаж­ке все про­сто: мол, если ваш погиб­ших род­ствен­ник был на алане 16 декаб­ря, зна­чит, имел отно­ше­ние к орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков, и совсем не факт, что и чле­ны его семьи в этом не замешаны.

Вовсю в Жана­о­зене рабо­та­ет и про­па­ган­дист­ская маши­на. Про­па­ган­ди­ру­ют, понят­но, про­тив оппо­зи­ции и неза­ви­си­мых СМИ. Напри­мер, людям объ­яс­ня­ют: помощь, кото­рую ока­зы­ва­ет семьям погиб­ших Меж­ду­на­род­ный коми­тет «Жана­о­зен-2011» или обще­ствен­ные фон­ды — это вовсе не помощь, а… зама­ли­ва­ние гре­хов. Поли­ти­ки же и неза­ви­си­мые СМИ зара­ба­ты­ва­ют себе звез­ды на жана­о­зен­ской тра­ге­дии. Отсю­да страх общать­ся с жур­на­ли­ста­ми и откры­то при­ни­мать денеж­ную помощь.

- Сло­вом, вы нас всех исполь­зу­е­те, так мы долж­ны думать, — рас­ска­зал один из жите­лей горо­да (назы­вать его имя по понят­ным при­чи­нам не будем).

К сча­стью, боль­шин­ство жана­о­зен­цев к этим вер­си­ям отно­сят­ся скеп­ти­че­ски и чаще все-таки бла­го­да­рят СМИ и при­ез­жа­ю­щих наблю­да­те­лей за помощь.

Суд над Баба­ха­но­вым идет к концу

О том, что после пяти засе­да­ний суд перей­дет к огла­ше­нию мате­ри­а­лов уго­лов­но­го дела Баба­ха­но­ва, мы узна­ли во вто­рой поло­вине дня.

Перед засе­да­ни­ем суда у жур­на­ли­стов сня­ли копии доку­мен­тов, на вхо­де забра­ли все: сум­ки, соти­ки, ноут­бу­ки, видео­ка­ме­ры, дик­то­фо­ны… — все было изъ­ято и поме­ще­но в каме­ры хра­не­ния. Зай­ти в зал суда раз­ре­ши­ли толь­ко с блок­но­та­ми и руч­ка­ми. Прав­да, поз­же, после прось­бы жур­на­ли­стов раз­ре­шить исполь­зо­вать дик­то­фон, судья Баур­жан Еле­ме­сов дал согла­сие рабо­тать в зале суда на ноут­бу­ках и в тече­ние пяти минут про­ве­сти фото- и видеосъемку.

 

Суд про­хо­дит в неболь­шом зале, куда с тру­дом вме­ща­лись даже род­ствен­ни­ки экс-аки­ма Жана­о­зе­на. Горо­жан в зале суда не было. В Жана­о­зене все уве­ре­ны: суд над Жал­га­сом Баба­ха­но­вым закрытый.

На пятом засе­да­нии суд завер­шал опрос сви­де­те­лей — работ­ни­ков аки­ма­та и сотруд­ни­ков Обще­ствен­но­го фон­да «Жана­шыр», отку­да, по вер­сии след­ствия, быв­ший аким Жана­о­зе­на умык­нул 127 млн тенге.

 

52-лет­ний Жал­гас Баба­ха­нов в буд­ке для под­су­ди­мых читал мате­ри­а­лы дела. Про­ку­рор зада­вал вопро­сы: «Как рас­хо­до­ва­лись сред­ства фон­да? Кто под­пи­сы­вал доку­мен­ты? Кому рас­пре­де­ля­ли день­ги? Какие отно­ше­ния у сви­де­те­лей были с подсудимым?»

- Без под­твер­жда­ю­щих доку­мен­тов ни один тен­ге не рас­хо­до­вал­ся, к Баба­ха­но­ву отно­сим­ся с ува­же­ни­ем, — заве­ря­ли сви­де­те­ли, а на часть вопро­сов отве­ча­ли: Не пом­ним, пото­му как дав­но уво­ли­лись из фонда.

- Суд пере­хо­дит к огла­ше­нию мате­ри­а­лов уго­лов­но­го дела, — через пол­то­ра часа, завер­шив засе­да­ние, объ­явил судья Елемесов.

- Все ком­мен­та­рии толь­ко после пре­ния сто­рон, — отмах­ну­лись от жур­на­ли­стов адво­ка­ты под­су­ди­мо­го и прокурор.

 

Род­ствен­ни­ки экс-аки­ма тоже смот­ре­ли на жур­на­ли­стов с недоверием.

…Сего­дня суд про­дол­жил свою рабо­ту, а в Жана­о­зене опять (во вто­рой поло­вине дня) жда­ли при­ез­да пре­мье­ра Маси­мо­ва. Но он опять не приехал.

More:
Жана­о­зен­цы ждут Кари­ма Масимова

архивные статьи по теме

Объявили джихад водочному заводу?

«Дело Козлова»: Нет адвоката? И не надо!

Обходят на повороте?