29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

Жанаозена в ВКО не будет

Есть ли веро­ят­ность того, что в круп­ней­шем про­мыш­лен­ном цен­тре стра­ны – Восточ­ном Казах­стане, повто­рит­ся тра­ге­дия Жана­о­зе­на? Кто дал «доб­ро» на захо­ро­не­ние содер­жа­щих мышьяк отхо­дов от про­из­вод­ства «Каз­цин­ка» в Зыря­нов­ском рай­оне, несмот­ря на мас­со­вые жало­бы его жите­лей? Могут ли жите­ли Усть-Каме­но­гор­ска наде­ять­ся на улуч­ше­ние эко­ло­ги­че­ской ситу­а­ции? На эти и дру­гие важ­ные для жите­лей ВКО вопро­сы согла­сил­ся отве­тить «Рес­пуб­ли­ке» гла­ва реги­о­на Бер­ды­бек Сапарбаев.

 

Автор: Бер­ды­бек САПАРБАЕВ

 

Восточ­но­ка­зах­стан­цы в кулу­а­рах обсуж­да­ют, что г‑н Сапар­ба­ев обос­но­вал на «восто­ке» клан «южан» и тянет сюда «сво­их» людей — чинов­ни­ков и пред­при­ни­ма­те­лей. Вслед за ним, мол, в ВКО при­шли мно­гие чинов­ни­ки раз­ных уров­ней из Шым­кен­та, вклю­чая быв­ше­го и нынеш­не­го мэров Усть-Каме­но­гор­ска Исла­ма Аби­ше­ва и Сери­ка Тау­ке­ба­е­ва. Одна­ко  гла­ва реги­о­на заве­рил нас, что не делит людей на «сво­их» и «приш­лых», и обо­зна­чил так свое кре­до — «нахо­дить кон­так­ты со все­ми,  неза­ви­си­мо от того, оппо­зи­ция это или нет, пото­му что все, по боль­шо­му сче­ту, рабо­та­ют на то, что­бы в Казах­стане жилось луч­ше все­му насе­ле­нию». Гово­рил ли в нем хит­рый поли­тик  или аким был искре­нен, пусть чита­тель решит сам.

Жана­о­зе­ней боль­ше не будет?

- Бер­ды­бек Маш­бе­ко­вич, в декаб­ре 2011 года про­изо­шли извест­ные собы­тия в Жана­о­зене. Как Вы дума­е­те, вино­ва­та ли в них мест­ная адми­ни­стра­ция? А пре­зи­дент Назарбаев?

- Пре­зи­дент там был, дал свою оцен­ку. Он встре­тил­ся с рабо­чи­ми, кото­рые недо­воль­ны, дал пору­че­ние, что­бы каж­дый без­ра­бот­ный был тру­до­устро­ен. И что­бы зар­пла­та у него была не ниже, чем они до это­го полу­ча­ли. А насчет того, кто вино­ват, пусть реша­ет суд.

- Не бои­тесь, что в ВКО могут повто­рить­ся ана­ло­гич­ные события? 

- Сей­час в ВКО, на мой взгляд, нет для это­го пред­по­сы­лок. Если мест­ная власть рабо­та­ет со все­ми — поли­ти­че­ски­ми пар­ти­я­ми, обще­ствен­ни­ка­ми, наци­о­наль­но-куль­тур­ны­ми цен­тра­ми, часто встре­ча­ет­ся с насе­ле­ни­ем, выслу­ши­ва­ет  про­бле­мы, а потом отчи­ты­ва­ет­ся, что сде­ла­но, а что нет — тако­го боль­ше нигде не произойдет.

Глав­ное, на мой взгляд, обес­пе­чить людей рабо­той и достой­ной зар­пла­той. В ВКО есть боль­шая рабо­чая груп­па, кото­рая раз­би­ра­ет­ся со все­ми, кто не пла­тит зар­пла­ту. Два года назад дол­ги по зар­пла­те у хозяй­ству­ю­щих субъ­ек­тов состав­ля­ли 1 мил­ли­ард 200 мил­ли­о­нов тен­ге, мы смог­ли его сни­зить до 83 мил­ли­о­нов тен­ге. Это дол­ги тех пред­при­я­тий, руко­во­ди­те­ли кото­рых скры­ва­ют­ся. Поэто­му, даст Бог, то, что было в Жана­о­зене, у нас не повторится.

Когда я езжу по горо­дам, рай­о­нам, я обя­за­тель­но встре­ча­юсь с пред­ста­ви­те­ля­ми всех пар­тий и дви­же­ний. При­гла­шаю «Алгу», «Азат», ком­пар­тии. Посто­ян­но про­во­дим отчет­ные встре­чи с насе­ле­ни­ем в двух горо­дах — Семее и Усть-Каме­но­гор­ске. Они откры­ты, и свои вопро­сы может задать каж­дый. Чем боль­ше встре­ча­ешь­ся со все­ми, тем мень­ше проблем.

- Тем не менее боль­шин­ство реги­о­наль­ных жур­на­ли­стов зада­ет­ся вопро­сом, поче­му Вы не про­во­ди­те пресс-кон­фе­рен­ции? Ваши пред­ше­ствен­ни­ки на посту аки­ма ВКО регу­ляр­но встре­ча­лись со СМИ. 

- Когда они встре­ча­лись, не было интер­нет-сай­тов и бло­гов. Из них жур­на­ли­сты чер­па­ют доста­точ­но инфор­ма­ции. На все свои встре­чи и сове­ща­ния я все­гда при­гла­шаю пред­ста­ви­те­лей абсо­лют­но всех СМИ. И в кон­це сове­ща­ний спра­ши­ваю, у кого какие есть вопро­сы. Когда езжу по рай­о­нам и горо­дам, так­же зову всех жур­на­ли­стов. Мои замы и началь­ни­ки управ­ле­ний посто­ян­но про­во­дят пресс-конференции.

Стро­и­те­ли сами во всем виноваты?!

- Стро­и­тель­ные орга­ни­за­ции ВКО уже три года жалу­ют­ся на то, что самые круп­ные под­ря­ды ухо­дят в руки строй­ком­па­ний из дру­гих обла­стей. Стро­и­те­ли уве­ря­ют, что неко­то­рые из этих фирм де-факто при­над­ле­жат реги­о­наль­ным чинов­ни­кам, поэто­му те и выиг­ры­ва­ют тендеры. 

- Есть поря­док и закон о про­ве­де­нии гос­за­ку­па: если какая-то фир­ма из любой обла­сти захо­чет участ­во­вать в тен­де­рах, мы ей это­го запре­тить не можем. Но я лич­но делал ана­лиз: в этом году из 59 фирм, выиг­рав­ших кон­кур­сы на стро­и­тель­ные рабо­ты, 57 заре­ги­стри­ро­ва­ны в ВКО. Нам важ­но, что­бы они пла­ти­ли день­ги в бюд­жет Восточ­но­го Казах­ста­на. Дру­гой вопрос — если нет соот­вет­ству­ю­щих спе­ци­а­ли­стов, тогда нуж­но при­вле­кать их со сто­ро­ны. У нас одна такая ком­па­ния из Алма­ты стро­ит драм­те­атр в Усть-Каме­но­гор­ске, дру­гая, из Акмо­лин­ской обла­сти, воз­во­дит шко­лу в Улан­ском рай­оне. А из Шым­кен­та, Кызы­лор­ды или Тара­за у нас нет ни одной фир­мы! И я не согла­сен, что все фирмы-«любимчики» при­над­ле­жат реги­о­наль­ным чинов­ни­кам. Если есть, то это надо доказать!

- У Вас лич­но нет такой стройкомпании?

- Нет. Когда по «Дорож­ной кар­те» в Усть-Каме­но­гор­ске нача­ли менять бор­дю­ры, мно­гие обо мне писа­ли: мол, Сапар­ба­ев име­ет свой завод на юге по выпус­ку этих бор­дю­ров. Повто­ряю,  у меня нет тако­го заво­да. Тогда еще писа­ли, что завод запи­сан на имя мое­го сына. А мой сын еще сту­дент… В отно­ше­нии стро­и­те­лей у меня самое глав­ное тре­бо­ва­ние: долж­ны соблю­дать­ся все дого­вор­ные усло­вия в отно­ше­нии сро­ков, каче­ства работ. Мно­гие мест­ные ком­па­нии это­го не соблюдают.

- Они сами назы­ва­ют дра­ко­нов­ски­ми усло­вия тен­де­ров, но согла­ша­ют­ся на них, пото­му что нуж­на работа…

- Для нача­ла такой при­мер. Я был на днях в Кур­чум­ском рай­оне. Там в селе Акжай­ляу наша ком­па­ния «Про­фи­Строй» стро­ит шко­лу на 80 мест. По дого­во­ру нача­ло стро­и­тель­ства — ноябрь 2011 года, окон­ча­ние — март 2012 года. А они в сере­дине мая сде­ла­ли толь­ко 30% рабо­ты. Кра­на у них нет, тех­ни­ки нет, рабо­та­ют ребя­та — уча­щи­е­ся ПТУ, а оста­лось все­го три меся­ца до нача­ла учеб­но­го года.

- Строй­ком­па­нии жалу­ют­ся, что кон­кур­сы  опре­де­ля­ют  мини­маль­ные сро­ки сда­чи объ­ек­та, а дого­во­ры на строй­ку заклю­ча­ют­ся в кон­це года, но зимой  рабо­тать невоз­мож­но. Есть ли воз­мож­ность изме­нить такую ситуацию?

- Кон­кур­сы про­во­дят­ся тогда, когда утвер­жден бюд­жет. Мы начи­на­ем их в фев­ра­ле, а в мае завер­ша­ем. Заказ­чик строй­ки — област­ное управ­ле­ние стро­и­тель­ства — опре­де­ля­ет сро­ки. Зачем строй­ор­га­ни­за­ци­ям,  заклю­чив­шим дого­вор в нояб­ре и  зна­ю­щим, что ноябрь, декабрь, фев­раль они не будут рабо­тать,   под­пи­сы­вать дого­вор, что они закон­чат строй­ку в мар­те? Напи­ши: «июнь, июль». Стро­и­те­ли долж­ны ска­зать управ­ле­нию стро­и­тель­ства, что завер­шить стро­и­тель­ство смо­гут толь­ко в июле.

Дру­гой вопрос: если ты выиг­рал кон­курс в фев­ра­ле, то будь добр, заку­пи все нуж­ные строй­ма­те­ри­а­лы. А мне в Акжай­ляу стро­и­те­ли ска­за­ли, что у них кир­пи­ча оста­лось все­го 20 тысяч штук. Это­го явно мало. Я спра­ши­ваю: «Поче­му зимой не заку­па­ли пли­ты, кир­пич, а сиде­ли?» Поче­му дру­гие строй­фир­мы заку­па­ют и в срок вво­дят объ­ек­ты? Нашим пред­при­я­ти­ям по про­из­вод­ству кир­пи­ча и  плит тоже нуж­на рабо­та зимой, а им зака­зы не дают…

- Стро­и­тель­ную сфе­ру посто­ян­но сотря­са­ют скан­да­лы. Сей­час рас­сле­ду­ют­ся уго­лов­ные дела про­тив учре­ди­те­лей  фирм,  воз­во­див­ших  посе­лок для орал­ма­нов Шыгыс по про­грам­ме «Нур­лы кош» и интел­лек­ту­аль­ную шко­лу име­ни пер­во­го пре­зи­ден­та в Усть-Каме­но­гор­ске. Была реак­ция на то, что пре­зи­дент­скую шко­лу постро­и­ли с нару­ше­ни­я­ми стан­дар­тов, похи­тив при этом более 100 мил­ли­о­нов тенге?

- Что каса­ет­ся пре­зи­дент­ской шко­лы — я три года зани­ма­юсь этой алма­тин­ской ком­па­ни­ей «Каз­дор­строй 2005». Мы сами обра­ти­лись в фин­по­ли­цию, а та — в судеб­ные орга­ны. Есть реше­ние суда взыс­кать с фир­мы око­ло 30 мил­ли­о­нов тен­ге за нека­че­ствен­ное стро­и­тель­ство и срыв работ. Но взыс­кать день­ги невоз­мож­но, пото­му что руко­во­ди­те­лей фир­мы не могут найти.

То же самое у нас было по отно­ше­нию стро­и­тель­ства Цен­тра кро­ви (дого­вор на его воз­ве­де­ние был под­пи­сан с алма­тин­ской фир­мой «Пеле­строй» в 2008 году в быт­ность аки­мом ВКО Ады­л­га­зы Бер­ге­не­ва — авт.). «Пеле­строй» похи­ти­ла огром­ные сум­мы. Мы сами пере­да­ли это дело в фин­пол, а он  — в суд. Есть реше­ние суда взыс­кать с них эти день­ги, но глав­но­го учре­ди­те­ля най­ти не могут. На 60 мил­ли­о­нов тен­ге с них взыс­ка­ли тех­ни­ку, строй­ма­те­ри­а­лы, а даль­ше рабо­та­ют пра­во­охра­ни­тель­ные органы.

По моим дан­ным, уго­лов­ных дел по «Нур­лы кош» нет. Как мне ска­за­ли, там есть вопрос опла­ты работ меж­ду под­ряд­чи­ком и суб­под­ряд­чи­ка­ми. А так, что нуж­но было постро­ить в про­шлом-поза­про­шлом году,  там постро­е­но, сей­час идет стро­и­тель­ство 100 инди­ви­ду­аль­ных жилых домов по про­грам­ме «Заня­тость».

- В Усть-Каме­но­гор­ске опять гото­вит­ся про­ект по стро­и­тель­ству новой пре­зи­дент­ской шко­лы, пото­му что преж­няя не отве­ча­ет стан­дар­там и постро­е­на нека­че­ствен­но. Что буде­те делать, что­бы новую шко­лу постро­и­ли без хищений? 

- Пре­зи­дент­ские шко­лы стро­ят по про­грам­ме рес­пуб­ли­ки. Заказ­чик — АО «Оркен», кото­рая сей­час назы­ва­ет­ся «Авто­ном­ная орга­ни­за­ция обра­зо­ва­ния «Назар­ба­ев интел­лек­ту­аль­ные шко­лы». Они про­во­дят кон­кур­сы на стро­и­тель­ство, а день­ги выде­ля­ют­ся из рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та… Что­бы не допу­стить боль­ше тако­го, будем кон­тро­ли­ро­вать, при­вле­кать сюда все наши госор­га­ны: ГАСК, технадзор…

При­ва­ти­за­ции не будет, аким сло­во дал

- Что Вы дела­е­те для того, что­бы лик­ви­ди­ро­вать такие «болез­ни» меди­ци­ны, как нехват­ка кад­ров, доро­го­виз­на услуг, низ­кое каче­ство мед­по­мо­щи в пер­вич­ных звеньях?

- За послед­ние три года мы сни­зи­ли нехват­ку кад­ров в меди­цине вдвое. Если рань­ше по Восточ­но­му Казах­ста­ну не доста­ва­ло свы­ше 500 спе­ци­а­ли­стов, то сей­час — 220. Все наши рай­о­ны и горо­да, где име­ют­ся мед­учре­жде­ния, заклю­ча­ют дого­во­ры с Ака­де­ми­ей меди­ци­ны Семея. У аки­ма­та ВКО есть свой заказ, для кото­ро­го мы выде­ля­ем день­ги из област­но­го бюд­же­та. Что каса­ет­ся так назы­ва­е­мых подъ­ем­ных денег, то в зави­си­мо­сти от рай­о­нов моло­дые спе­ци­а­ли­сты — меди­ки и учи­те­ля — полу­ча­ют на пер­вое вре­мя от 100 тысяч до 200 тысяч тенге.

Вопро­са­ми сто­и­мо­сти плат­ных услуг зани­ма­ет­ся Мин­здрав. Но мы рабо­та­ем над тем, что­бы здесь сре­ди мед­учре­жде­ний созда­ва­лась кон­ку­рен­ция, что­бы было боль­ше мед­учре­жде­ний, хоро­шей диа­гно­сти­че­ской аппа­ра­ту­ры, хоро­ших спе­ци­а­ли­стов. Тогда раз­мер плат­ных услуг будет сни­жать­ся. Сей­час мы созда­ли 3 фили­а­ла диа­гно­сти­че­ских цен­тров Семея и Усть-Каме­но­гор­ска — в Зай­сане, Зыря­нов­ске, Аяго­зе, что­бы люди не езди­ли на обсле­до­ва­ние дале­ко. Фили­а­лы рабо­та­ют, у них есть поме­ще­ния, обо­ру­до­ва­ние. Про­дол­жа­ет­ся стро­и­тель­ство мед­учре­жде­ний в районах.

- Не так дав­но был скан­дал с уволь­не­ни­ем  глав­вра­ча област­ной боль­ни­цы, в состав кото­рой вхо­дит Диа­гно­сти­че­ский центр Усть-Каме­но­гор­ска. Недав­но суд вос­ста­но­вил Юрия При­ходь­ко  в долж­но­сти. Тем не менее, сами вра­чи гово­рят, что эту кашу зава­ри­ли те, кто решил при­ва­ти­зи­ро­вать Диа­гно­сти­че­ский центр. Вы смо­же­те сохра­нить центр как госучреждение? 

- Вопрос о при­ва­ти­за­ции Диа­гно­сти­че­ско­го цен­тра не сто­ит в прин­ци­пе. Это­го не будет. Мы и так пожи­на­ем пло­ды той при­ва­ти­за­ции мед­учре­жде­ний, кото­рая здесь была (в 90‑е годы про­шло­го века — авт.). Очень мно­го мед­учре­жде­ний, осо­бен­но поли­кли­ни­ки, жен­ские кон­суль­та­ции, род­до­мы были при­ва­ти­зи­ро­ва­ны, а теперь в этих зда­ни­ях рабо­та­ют ресто­ра­ны и тому подоб­ные заведения.

Мы сей­час рабо­та­ем, что­бы их вер­нуть в гос­соб­ствен­ность, пото­му что нам не хва­та­ет кой­ко-мест, мно­го оче­ре­дей в поли­кли­ни­ках. А в Диа­гно­сти­че­ский центр мы сей­час заку­па­ем необ­хо­ди­мое меди­цин­ское обо­ру­до­ва­ние.   До про­шло­го года в Усть-Каме­но­гор­ске не было даже маг­нит­но-резо­нанс­но­го томо­гра­фа, и люди еха­ли в Бар­на­ул, Семей, Алма­ты на обследование.

Авто­за­прав­ки страш­нее «Каз­цин­ка»?

- Министр эко­ло­гии Нур­лан Кап­па­ров заявил, что опыт Усть-Каме­но­гор­ска по созда­нию Цен­тра эко­ло­ги­че­ской без­опас­но­сти сто­ит исполь­зо­вать по всей стране. Но систе­ма не про­шла атте­ста­цию, а ее дан­ные по загряз­ни­те­лям не име­ют юри­ди­че­ской силы. Сколь­ко денег еще надо, что­бы она отве­ча­ла всем тре­бо­ва­ни­ям, а люди смог­ли бы полу­чать дан­ные в режи­ме онлайн?

- Спа­си­бо «Каза­хмысу» и дру­гим пред­при­я­ти­ям, кото­рые выде­ли­ли день­ги на созда­ние цен­тра — это око­ло 150 мил­ли­о­нов тен­ге. Сей­час уста­но­ви­ли 18 дат­чи­ков на круп­ных пред­при­я­ти­ях, они в онлайн-режи­ме посто­ян­но сле­дят за состо­я­ни­ем атмо­сфе­ры. Но это толь­ко нача­ло. Мы откры­ли центр в авгу­сте про­шло­го года. Дат­чи­ки все сер­ти­фи­ци­ро­ва­ны, про­шли реги­стра­цию. Теперь нуж­но вре­мя, что­бы эти при­бо­ры пока­за­ли себя в рабо­те. Если резуль­та­ты будут поло­жи­тель­ны­ми, то в даль­ней­шем дат­чи­ки прой­дут сер­ти­фи­ка­цию. Для того что­бы систе­ма зара­бо­та­ла на пол­ную мощ­ность и насе­ле­ние смог­ло бы наблю­дать за состо­я­ни­ем атмо­сфер­но­го воз­ду­ха онлайн, нуж­но еще 600 мил­ли­о­нов тенге.

- В Усть-Каме­но­гор­ске Совет обще­ствен­но­сти при аки­ме ВКО объ­явил вой­ну авто­за­прав­кам и про­сит пере­не­сти их из цен­тра горо­да на окра­и­ны. Одна­ко подав­ля­ю­щее боль­шин­ство горо­жан уве­ре­ны, что основ­ные загряз­ни­те­ли воз­ду­ха ‑ТОО «Каз­цинк», Тита­но-маг­ни­е­вый ком­би­нат, дру­гие круп­ные про­мыш­лен­ные пред­при­я­тия. На Ваш взгляд, авто­за­прав­ки страшней?

- По пово­ду АЗС рабо­та­ют обще­ствен­ни­ки, при­ро­до­охран­ная про­ку­ра­ту­ра, Иртыш­ский депар­та­мент эко­ло­гии, кото­рый под­чи­ня­ет­ся Мини­стер­ству окру­жа­ю­щей сре­ды. АЗС и авто­транс­порт страш­ней пред­при­я­тий метал­лур­гии по утрам. У нас не вез­де каче­ствен­ные ГСМ. Посмот­ри­те, как коп­тят город­ские авто­бу­сы: у них из труб выле­та­ет  чер­ный дым, кото­рый хуже выбро­сов заводов.

- Но на послед­ней отчет­ной встре­че перед насе­ле­ни­ем ВКО Вы ска­за­ли, что у аки­ма­та нет реаль­ных меха­низ­мов кон­тро­ля над про­мыш­лен­ны­ми предприятиями…

- Вот когда мы повсю­ду уста­но­вим дат­чи­ки кон­тро­ля, что­бы уви­деть реаль­ную кар­ти­ну, смо­жем кон­тро­ли­ро­вать их в режи­ме реаль­но­го времени.

- Несколь­ко меся­цев назад жите­ли Зыря­нов­ско­го рай­о­на соби­ра­ли под­пи­си под пись­мом пре­зи­ден­ту, что­бы не допу­стить захо­ро­не­ний содер­жа­щих мышьяк веществ на ста­ром хво­сто­хра­ни­ли­ще Зыря­нов­ска.   Какой нашли компромисс?

- По захо­ро­не­нию содер­жа­щих мышьяк веществ в Зыря­нов­ске рабо­та­ла боль­шая комис­сия, и там были пред­ста­ви­те­ли не толь­ко от «Каз­цин­ка» — в нее вошли эко­ло­ги, обще­ствен­ни­ки, уче­ные, сотруд­ни­ки наше­го аки­ма­та. Было при­ня­то реше­ние закла­ды­вать эти веще­ства в пустые шах­ты Мале­ев­ско­го руд­ни­ка. Есть заклю­че­ние эко­ло­ги­че­ской экс­пер­ти­зы, что на сего­дняш­нем эта­пе захо­ро­не­ние в шах­тах Мале­ев­ки — это не вред­но и соот­вет­ству­ет всем пара­мет­рам эко­ло­гии. Сей­час «Каз­цинк» рас­смат­ри­ва­ет вари­ант стро­и­тель­ства ново­го хвостохранилища.

О пер­спек­ти­вах моногородов

- В Зыря­нов­ске жите­ли ава­рий­ных домов, постра­дав­шие от негра­мот­но затоп­лен­но­го руд­ни­ка, жалу­ют­ся, что вза­мен им пред­ла­га­ют нерав­но­цен­ное жилье. У мно­гих людей были доб­рот­ные дома, хозяй­ство, а теперь они будут ютить­ся в квар­ти­рах, кото­рые им дадут из рас­че­та 15—18 квад­рат­ных мет­ров на чело­ве­ка. Для этих людей нет ника­кой новой обна­де­жи­ва­ю­щей информации?

- Нель­зя ска­зать, что в зону ЧС попа­ли все доб­рот­ные дома. Я лич­но посе­щал эти дома. Есть хоро­шие, но мно­гие  построй­ки — 40—50‑х годов. В неко­то­рых живут люди, кото­рые нигде не рабо­та­ют, ведут анти­со­ци­аль­ный образ жиз­ни. Там ни один дом не был застра­хо­ван, как это поло­же­но по зако­ну, тогда им бы выпла­ти­ли весь ущерб, кото­рый был при­чи­нен при ЧС. Мы созда­ли комис­сию, кото­рая обсле­до­ва­ла почти каж­дый дом.

За два года мы людям дали 120 квар­тир. Там оста­лось еще око­ло 100 домов, кото­рые комис­сия долж­на обсле­до­вать и вне­сти свои пред­ло­же­ния. В бюд­же­те преду­смот­ре­ны день­ги, на кото­рые будем поку­пать людям жилье со вто­рич­но­го рын­ка. Тем, кто не хочет  селить­ся в мно­го­этаж­ном доме, кото­рый достра­и­ва­ет­ся, мы  гово­рим: «Вот вам 200 тысяч тен­ге, сами строй­те себе дом». А 18 квад­рат­ных мет­ров на чело­ве­ка — это нор­ма. Если у них там был дом в 200 квад­рат­ных мет­ров, а про­пи­са­ны все­го трое, по зако­ну они не могут полу­чить квар­ти­ру той же площади.

- В гос­про­грам­му раз­ви­тия моно­го­ро­дов  вошли четы­ре горо­да из ВКО: Рид­дер, Зыря­новск, Кур­ча­тов и Сереб­рянск. Ана­ли­ти­ки отме­ча­ют, что сама про­грам­ма непло­хая, но удаст­ся ли ее вопло­тить в жизнь? 

- Самое глав­ное — она обес­пе­че­на финан­со­во. Мы от ВКО пода­ли заяв­ку, что­бы в про­грам­му вклю­чи­ли еще горо­да Зай­сан, Аягоз, Шар, Шемо­наи­ха, где ост­ро сто­ят про­бле­мы ЖКХ и вопро­сы тру­до­устрой­ства, раз­ви­тия бизнеса.

В этих горо­дах  эко­но­ми­ка ори­ен­ти­ро­ва­на на одно-два пред­при­я­тия. Возь­мем Сереб­рянск, там есть завод неор­га­ни­че­ских про­дук­тов, кото­рый дела­ет про­ти­во­га­зы, респи­ра­то­ры. Если оста­но­вит­ся пред­при­я­тие, 500 семей оста­нут­ся без рабо­ты. Поэто­му надо, что­бы там раз­ви­вал­ся биз­нес,   откры­ва­лись новые про­из­вод­ства. Сей­час нам на пер­вом эта­пе выде­ле­ны день­ги, кото­рые мы напра­вим на реше­ние про­блем жилищ­но-ком­му­наль­ной сфе­ры, осо­бен­но это — обес­пе­че­ние водо­снаб­же­ни­ем, теплом.

Мы по каж­до­му моно­го­ро­ду соста­ви­ли свой план, свою про­грам­му и свои пред­ло­же­ния уже внес­ли в пра­ви­тель­ство. Что­бы про­грам­ма рабо­та­ла, ее надо посто­ян­но ана­ли­зи­ро­вать, кон­тро­ли­ро­вать и вно­сить кор­рек­ти­вы. Уже сей­час по про­грам­ме заня­то­сти будем зани­мать­ся пере­се­ле­ни­ем жите­лей непер­спек­тив­ных насе­лен­ных пунк­тов в Усть-Каме­но­горск, Зыря­новск, Семей. 271 семья гото­ва переехать.

Для откры­тия новых про­из­водств, в том чис­ле, и моно­го­ро­дах, нуж­ны кад­ры. Наша область ста­ла пилот­ной по про­ек­ту под­го­тов­ки про­фес­си­о­наль­но-тех­ни­че­ских кад­ров. С это­го учеб­но­го года будем менять пере­чень спе­ци­аль­но­стей с уче­том рын­ка спроса.

- Все при­гра­нич­ные рай­о­ны с Рос­си­ей боль­ны т.н. упо­ря­до­чен­ной эми­гра­ци­ей: люди рабо­та­ют на рос­сий­ских пред­при­я­ти­ях, отправ­ля­ют детей учить­ся в РФ, поку­па­ют им там жилье, потом сами туда пере­би­ра­ют­ся. Что нуж­но делать, что­бы люди не уезжали? 

- ВКО гра­ни­чит с Рос­си­ей, с кото­рой у нас дав­ние свя­зи. У кого-то дети-роди­те­ли-дру­зья живут там. Мы же не можем людям ска­зать: «Не пере­ез­жай­те!» Это их пра­во. Но есть момен­ты, когда ухо­дят хоро­шие спе­ци­а­ли­сты… Вот кому здесь нуж­но созда­вать соот­вет­ству­ю­щие усло­вия, что­бы им в Казах­стане жилось луч­ше, чем в России.

Испол­ни­тель­ные вла­сти ВКО мно­го рабо­та­ют над тем, что­бы созда­ва­лись новые рабо­чие места и не было необос­но­ван­но­го роста цен, тари­фов. Вот недав­но езди­ли в Бар­на­ул, с кото­рым у нас мно­го сов­мест­ных пред­при­я­тий, свя­зей меж­ду работ­ни­ка­ми соци­аль­ной, куль­тур­ной сфе­ры. Посмот­ре­ли — сто­и­мость ком­му­наль­ных услуг и про­дук­тов пита­ния у нас намно­го ниже, чем у них, зато зар­пла­та выше. Но у нас в рес­пуб­ли­ке есть хоро­шие про­грам­мы, выпол­нив кото­рые, мы смо­жем оста­вить здесь хоро­ших специалистов.

- Одна из про­блем ВКО, по мне­нию наших экс­пер­тов, заклю­ча­ет­ся в частой сме­ня­е­мо­сти глав реги­о­на и област­но­го цен­тра — Усть-Каме­но­гор­ска. Вы в долж­но­сти аки­ма уже три года, но, ходят слу­хи, ско­ро тоже поки­не­те этот пост. На самом деле уйдете?

- Оль­га, думаю, что эти слу­хи рас­пус­ка­ют те люди, кото­рые хотят, чтоб я отсю­да уехал. Если бы я знал, кто это, я бы с ним пере­го­во­рил. Все­гда на всех сове­ща­ни­ях гово­рю: «Если вам что-то не нра­вит­ся, ска­жи­те мне, какие недо­стат­ки, как мне улуч­шить свою рабо­ту? Ска­жи­те мне, а не пиши­те вся­кие анонимки».

Насчет аки­мов Усть-Каме­но­гор­ска я делал ана­лиз. Доль­ше всех, три года, про­ра­бо­тал в этой долж­но­сти Ислам Аби­шев. Недав­но его пере­ве­ли на более высо­кую долж­ность — пред­се­да­те­лем рес­пуб­ли­кан­ско­го Коми­те­та по вод­ным ресурсам.

Оста­нусь я или нет в долж­но­сти аки­ма, зави­сит от пре­зи­ден­та, пото­му что меня назна­чил гла­ва госу­дар­ства. Захо­чет он меня снять или пере­ве­сти на дру­гую рабо­ту — это  кон­сти­ту­ци­он­ное пра­во президента.

Интер­вью запи­са­ла Оль­га УШАКОВА

Read this article:
Жана­о­зе­на в ВКО не будет

архивные статьи по теме

Восток не выдаст – Евросоюз не съест

Домашний вечерок с Батырханом Шукеновым

Рахат Алиев ответил на обвинения