-24 C
Астана
22 января, 2021
Image default

Если у Алиева есть прослушки – пусть предъявит!

Неуто­ми­мый ньюсмей­кер Каз­не­та и не толь­ко, Рахат Али­ев бук­валь­но взо­рвал в нача­ле неде­ли казах­стан­ский кон­тент «Фейс­бу­ка». Быв­ший стар­ший зять елба­сы опуб­ли­ко­вал на сво­ей стра­нич­ке «слив» в адрес наци­о­нал-пат­ри­о­тов: Мух­та­ра Тай­жа­на и Айдо­са Сары­ма, назвав их «оче­ред­ным про­ек­том вла­сти», а точ­нее гос­сек­ре­та­ря Мара­та Тажи­на и Адми­ни­стра­ции президента.

«Тай­жан и К — под­став­ные пат­ри­о­ты, или как Назар­ба­ев водит за нос Пути­на в Сочи» — текст с таким заго­лов­ком на стра­нич­ке Али­е­ва вызвал бур­ное обсуж­де­ние сре­ди поль­зо­ва­те­лей «Фейс­бу­ка». Что же тако­го он написал?

Яко­бы руко­во­ди­тель адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та и гос­сек­ре­тарь пред­ло­жи­ли Назар­ба­е­ву в пред­две­рие под­пи­са­ния дого­во­ра о Евразий­ском Сою­зе вес­ной 2014 года поиг­рать на нер­вах Вла­ди­ми­ра Пути­на и попы­тать­ся пред­ста­вить, что это толь­ко эко­но­ми­че­ский союз. С этой целью Мара­ту Тажи­ну и КНБ было дано зада­ние сроч­но выса­дить наци­о­нал-пат­ри­о­ти­че­скую рас­са­ду. Марат Тажин пред­ло­жил на роль мари­о­не­ток Мух­та­ра Тай­жа­на и Айдо­са Сары­ма. Для этой цели яко­бы пере­дал им пер­вый транш в 500 тысяч дол­ла­ров и план дей­ствий, начи­ная с пике­тов воз­ле рос­сий­ско­го посольства.

Этот текст вызвал в сети бур­ную дис­кус­сию, но сами герои «сли­ва» отнес­лись к нему доволь­но спо­кой­но, хотя и с недо­уме­ни­ем. Мы попро­си­ли пре­зи­ден­та фон­да им. Б. Тай­жа­на Мух­та­ра Тай­жа­на про­ком­мен­ти­ро­вать обви­не­ния, выдви­ну­тые про­тив него Раха­том Алиевым.

Пра­виль­ные шаги вла­сти надо поощрять

- Мух­тар, как Вы може­те про­ком­мен­ти­ро­вать обви­не­ния Раха­та Али­е­ва, кото­рый назвал вас «оче­ред­ным про­ек­том вла­сти». Какие у вас есть контраргументы?

- А раз­ве я дол­жен при­во­дить аргу­мен­ты и что-то дока­зы­вать? Чело­век, кото­рый выдви­га­ет обви­не­ния, дол­жен их сам и дока­зать. Мы тут у всех на виду, и оправ­ды­вать­ся я не соби­ра­юсь. Если у Раха­та Али­е­ва есть про­слуш­ки, доку­мен­ты и дру­гие дока­за­тель­ства — пусть предъ­яв­ля­ет. Он же напи­сал, что я яко­бы 500 тысяч дол­ла­ров полу­чил. Это же не игол­ка в сто­ге сена. Долж­ны же какие-то сле­ды от них остать­ся: про­вод­ки, пла­теж­ки, мои рас­хо­ды какие-то, не знаю… Пусть предъ­яв­ля­ет — тогда и будем раз­го­ва­ри­вать предметно.

- То есть, по Вашим сло­вам, это не более чем «слив». Но поче­му он появил­ся имен­но сей­час и какую цель пре­сле­до­вал, по-ваше­му, Алиев?

- Для меня это была пол­ная неожи­дан­ность. С Раха­том Али­е­вым мы нико­гда не пере­се­ка­лись, не зна­ко­мы лич­но. У нас вооб­ще не было точек пере­се­че­ния, что­бы я ему где-то насо­лил или что-то еще.

Я бы еще по-дру­го­му к это­му отнес­ся, если бы это сде­лал чело­век, кото­рый нико­гда не врал, был все­гда честен и поря­до­чен. Насколь­ко Рахат Али­ев име­ет репу­та­цию чест­ней­ше­го чело­ве­ка, судить обще­ству. Нас в Казах­стане не так мно­го, и все про всех зна­ют. Пусть каж­дый сам фор­му­ли­ру­ет свое мне­ние. Вы же виде­ли реак­цию людей на «Фейс­бу­ке» — нас зна­ют и под­дер­жи­ва­ют, поэто­му я спокоен.

Чест­но гово­ря, мне смеш­но ино­гда, чьим я толь­ко про­ек­том не был. Вот вес­ной был про­ек­том Тас­ма­гам­бе­то­ва, теперь Тажи­на. Повто­рюсь, нас так мало каза­хов, что все про друг дру­га все зна­ют. Тем более в век новых тех­но­ло­гий: дав­но бы узна­ли, если бы это было так на самом деле.

Хочу еще раз заявить: ничьим про­ек­том ни во вла­сти, ни вне вла­сти я не был, не явля­юсь и не соби­ра­юсь быть.

- А может Вас исполь­зу­ют, а Вы и не догадываетесь?

- Я дей­ствую, исхо­дя из сво­их лич­ных побуж­де­ний. Воз­мож­но, мои дей­ствия и дей­ствия моих еди­но­мыш­ле­ни­ков кто-то и исполь­зу­ет в соб­ствен­ных инте­ре­сах. Но это как в игре: когда вы игра­е­те в фут­бол, вы же наблю­да­е­те, что дела­ют дру­гие игро­ки, и в свя­зи с этим меня­е­те свою тактику.

Наше пове­де­ние зави­сит от дру­гих участ­ни­ков про­цес­са. И я делаю то, что счи­таю нуж­ным, а уж как этим поль­зу­ют­ся дру­гие, это нуж­но ана­ли­зи­ро­вать: кто-то может исполь­зо­вать, кто-то под­стра­и­вать­ся, кто-то менять свое пове­де­ние. Это, я счи­таю, есте­ествен­но, все друг на дру­га ока­зы­ва­ют вли­я­ние, так или ина­че, это нормально.

Вот мы про­ве­ли 31‑го мая акцию: нам никто ниче­го не под­ска­зы­вал, не дик­то­вал свер­ху. Мы само­сто­я­тель­но под­ня­ли тему поли­го­нов, о кото­рой до сих пор в обще­стве мало что зна­ют. Я бы это назвал необъ­яв­лен­ной вой­ной, гено­ци­дом, как иссле­до­ва­тель я об этом знаю, но широ­кой обще­ствен­но­сти, мало, что извест­но. Люди до сих пор удив­ля­ют­ся, что поли­го­ны есть.

Мы нача­ли эту тему под­ни­мать, я съез­дил в Капу­стин Яр, потом Про­тон упал, и в тот же день мы устро­и­ли акцию у росий­ско­го посоль­ства. Были еще акции наших еди­но­мыш­лен­ни­ков в Ураль­ске, Астане. Мы съез­ди­ли так­же на Бай­ко­нур, а потом была созда­на комис­сия. Я при­вет­ствую это, но со мной по это­му пово­ду никто из пра­ви­тель­ства не разговаривал.

Вы зна­е­те, сей­час «Фейс­бук» чита­ют все, и в Астане, види­мо согла­си­лись с наши­ми аргу­мен­та­ми. Ведь геп­тил — это убий­ство цело­го наро­да, сред­ство мас­со­во­го пора­же­ния. Если вла­сти вос­поль­зо­ва­лись наши­ми дей­стви­я­ми и созда­ли комис­сию, вот нало­жи­ли запрет на запуск Про­то­на, это надо при­вет­ство­вать, пото­му, что это полез­но для наро­да. Ни у одной оппо­зи­ци­он­ной силы нет в руках вла­сти. Никто из нас или вас не может нало­жить запрет на запус­ки с геп­ти­лом. Это может сде­лать толь­ко власть. Это надо чет­ко пони­мать. И пра­виль­ные шаги вла­сти надо отме­чать и поощрять.

Быть наци­о­на­ли­стом и не быть в оппо­зи­ции — невозможно

- Кста­ти, поче­му вы чаще все­го апел­ли­ру­е­те к Пути­ну или Рос­сии, а не к нашей власти?

- Вы не пра­вы, когда гоов­ри­те, что я апел­ли­рую толь­ко к Пути­ну. Вот, к при­ме­ру, бук­валь­но, поза­вче­ра я обра­щал­ся имен­но к наше­му пре­зи­ден­ту Назар­ба­е­ву, когда они вме­сте с Пути­ным были на тур­ни­ре сам­бо в Сочи. Я напи­сал пост на сво­ей стра­нич­ке в Фейс­бу­ке: «… Неуже­ли Назар­ба­ев, ПРЕЗИДЕНТ И ЛИДЕР НАЦИИ!!!!!!, не может чет­ко и ясно, реб­ром поста­вить вопрос перед Пути­ным — ЗАКРЫТЬ ПОЛИГОНЫ в стране, запре­тить геп­тил, уби­ва­ю­щие ЕГО НАРОД!!!!!!».

Когда мы езди­ли в Капу­стин Яр, на Бай­ко­нур, мы обра­ща­лись, конеч­но, к нашим вла­стям. И им же адре­со­ва­ны были наши сло­ва, когда мы гово­ри­ли, что жите­лям Казах­ста­на в Бай­ко­ну­ре выгод­нее быть граж­да­на­ми Рос­сии, пото­му что у нас нет таких усло­вий, кото­рые предо­став­ля­ет рос­сий­ская сторона.

Про­сто неко­то­рые наши заслу­жен­ные поли­ти­ки с утра до вече­ра поли­ва­ют гря­зью Назар­ба­е­ва и счи­та­ют, что это самая боль­шая поль­за, кото­рую они при­но­сят наро­ду. Но все про­ве­ря­ет­ся на прак­ти­ке. Что они доби­лись таки­ми реча­ми? К сожа­ле­нию, резуль­та­ты плачевны…

- Резуль­та­ты дей­стви­тель­но пла­чев­ные. Кто-то в тюрь­мах, а кто-то уже на том свете…

- А наро­ду от это­го какая поль­за, ска­жи­те пожа­луй­ста?! Что это дало? Изви­ня­юсь, конеч­но, я ува­жи­тель­но отно­шусь к этим поли­ти­кам, но это недаль­но­вид­но: с утра до вече­ра «поли­вать» Назар­ба­е­ва и счи­тать это герой­ством. Это все рав­но, что кри­чать в закры­той ком­на­те. Раз­ве от это­го уве­ли­чи­лось чис­ло их сто­рон­ни­ков, моло­дежь пошла за ними? При­слу­ши­ва­ют­ся ли власть к ним, меня­ет ли свое пове­де­ние из-за это­го? Нет!

Но если это оши­боч­ная так­ти­ка и она при­во­дит толь­ко к пла­чев­ным резуль­та­там, то надо что-то менять, а не бить­ся как муха об стек­ло, раз­го­нять­ся и опять бить­ся, раз­ма­зы­вая кровь, пока­зы­вать окро­вав­лен­ный лоб и гово­рить: «Види­те, какой я герой!». Я при­зы­ваю к здра­во­му смыс­лу, ведь про­тив тан­ка ты с голы­ми рука­ми не пой­дешь?!. А у нас еще за собой зовут, а если не идут, то их обви­ня­ют в трусости.

В любой поли­ти­ке один кри­те­рий — это резуль­тат. У нас сей­час в руках ниче­го нет, кро­ме как силы убеж­де­ния. Поста­рать­ся повли­ять на людей, кото­рые нахо­дят­ся рядом с теми, кто при­ни­ма­ет реше­ния или вли­я­ет на эти реше­ния. А если мы будем поли­вать гря­зью тех людей, кото­рых хотим убе­дить, то раз­ве мы смо­жем что-то сделать?

- Если верить Раха­ту Али­е­ву, Вы как новый про­ект Тажи­на как раз долж­ны отвлечь вни­ма­ние от темы Аблязова…

- Да, я вижу, что для неко­то­рых людей дру­гих тем, кро­ме судь­бы Абля­зо­ва, нет. Я не зна­ком с Абля­зо­вым, может, он хоро­ший чело­век, я про­сто его не знаю. Когда его жену и доч­ку аре­сто­ва­ли, я высту­пил. Но сей­час вопрос сто­ит так: Казах­стан будет суще­ство­вать в бли­жай­шее вре­мя или нет? Наш народ выжи­вет или нет?

Мы катим­ся в про­пасть — тех­но­ген­ную, эко­ло­ги­че­скую, эко­но­ми­че­скую. Дело уже не в том, кто будет при вла­сти, Назар­ба­ев или Абля­зов, Х или У. А вооб­ще, стра­на такая будет, Казах­стан? Неуже­ли это непо­нят­но? Вы счи­та­е­те, что для выжи­ва­ния наро­да в XXI веке — закры­тие поли­го­нов важ­нее или судь­ба чело­ве­ка по фами­лии Аблязов?

Понят­но, что меж­ду Назар­ба­е­вым и Абля­зо­вым лич­ная вой­на. Боль­шие день­ги поте­ря­ны. Они, как гово­рит­ся, рубят­ся, как могут. Конеч­но, у Назар­ба­е­ва сил боль­ше, у него в руках ресур­сы цело­го госу­дар­ства, поэто­му Абля­зо­ву сил не хва­ти­ло, он про­иг­ры­ва­ет сей­час. И что нам теперь всем забыть о дру­гих про­бле­мах и всем бежать защи­щать Абля­зо­ва? У Абля­зо­ва есть сорат­ни­ки, одно­пар­тий­цы, они его защи­ща­ют очень актив­но. Но кто-то дол­жен гово­рить о об обще­на­род­ных проблемах.

Кто-то счи­та­ет, что про­бле­ма Абля­зо­ва — это про­бле­ма номер один для каза­хов. Я так не счи­таю. Да, это судь­ба, воз­мож­но и хоро­ше­го, но толь­ко одно­го чело­ве­ка. Для каза­хов важ­нее будет ли запре­щен геп­тил и закры­ты все дру­гие поли­го­ны. Это важ­но для выживания.

- Но, воз­вра­ща­ясь к «сли­ву» от Раха­та Али­е­ва, Вы счи­та­е­те Ерла­на Кари­на и Айдо­са Сары­ма сво­и­ми еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми? Ведь имен­но с ними яко­бы Вы созда­е­те что-то типа извест­но­го в свое вре­мя анти­ядер­но­го дви­же­ния «Нева­да-Семей».

- Ерла­на Кари­на, Бери­ка Уали, Бери­ка Абды­га­ли­е­ва я дей­стви­тель­но счи­таю сво­и­ми идей­ны­ми еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми. В глав­ном мы еди­ны. И я наде­юсь, что таких людей во вла­сти нема­ло. Да, сего­дня в нашей стране наци­о­нал-пат­ри­от не может не быть оппо­зи­ци­о­не­ром, пото­му что поли­ти­ка сего­дняш­ней вла­сти во мно­гом идет враз­рез с наци­о­наль­ны­ми казах­ски­ми инте­ре­са­ми. Но чем боль­ше во вла­сти будет таких людей, тем боль­ше эта власть будет ста­но­вить­ся наци­о­нал-пат­ри­о­ти­че­ской, и это хорошо.

Быть пат­ри­о­том и не быть в оппо­зи­ции к про­во­ди­мой сего­дня поли­ти­ке слож­но. Но быть оппо­зи­ци­о­не­ром и не быть при этом казах­ским наци­о­на­ли­стом, — это про­сто нон­сенс. Ведь имен­но каза­хи сего­дня состав­ля­ют подав­ля­ю­щую часть насе­ле­ния и ее наи­бо­лее ущем­лен­ную в эко­но­ми­че­ском и эко­ло­ги­че­ском смыс­ле сло­ва часть. Но у нас поли­ти­че­ская сце­на кри­вая, напри­мер, оппо­зи­ция, как и власть, недо­ста­точ­но гово­рит на язы­ке боль­шин­ства насе­ле­ния, но при этом назы­ва­ет себя демократами.

Мы можем поте­рять страну 

- Ваши пла­ны на бли­жай­шее будущее?

- Вот 6 сен­тяб­ря пла­ни­ру­ем в Астане орга­ни­зо­вать боль­шую кон­фе­рен­цию по закры­тию поли­го­нов и по геп­ти­лу. Мы не будем участ­ни­кам опла­чи­вать про­езд, про­сто нет воз­мож­но­сти, поэто­му мы гово­рим: на обще­на­ци­о­наль­ное меро­при­я­тие надо при­ез­жать за свой лич­ный счет.

- Вы все­рьез дума­е­те, что люди при­едут на это меро­при­я­тие за свой счет?

- Но это же обще­на­ци­о­наль­ная про­бле­ма, это же судь­ба нашей стра­ны! Раз­ве нель­зя на это меро­при­я­тие потра­тить свои день­ги, не каж­дый день же про­во­дят­ся они?! Оппо­зи­ция наша в этом плане немно­го раз­вра­ти­ла людей, опла­чи­вая им про­езд, гости­ни­цы… Соли­дар­ность, боль за судь­бу нации, зем­ли долж­на быть насто­я­щей, а не купленой.

Собе­ри сосе­дей, дру­зей, род­ствен­ни­ков, пусть ски­нут­ся, собе­рут тебе день­ги, купят билет на поезд ради тако­го свя­то­го дела, это же обще­на­ци­о­наль­ные инте­ре­сы. Мы спе­ци­аль­но в Астане про­во­дим круг­лый стол, что­бы удоб­нее, бли­же было со мно­гих реги­о­нов при­е­хать. И наши две­ри всем откры­ты — от «Нур Ота­на» до «Алги». И мини­страм, и оппо­зи­ци­о­не­рам. Поли­го­ны — это общая проблема.

- Из Ваших слов сле­ду­ет, что Вами дви­жет исклю­чи­тель­но любовь к Родине. В наше цинич­ное вре­мя в это верит­ся с боль­шим трудом.

- Если бы я хотел непра­вед­ных денег, постов, я бы дру­гим путем пошел и сей­час в дру­гом месте сидел. Я вижу, в какую про­пасть мы катим­ся. И я хочу оста­но­вить этот про­цесс. Мы нахо­дим­ся на гра­ни тех­но­ген­ной ката­стро­фы, по про­гно­зам ООН, к 2050 году насе­ле­ние Казах­ста­на может соста­вить все­го 13 мил­ли­о­нов. Вот о чем долж­на была гово­рить оппо­зи­ция в первую оче­редь все эти годы.

После круг­ло­го сто­ла в Астане в нача­ле сен­тяб­ря мы будем ждать реак­ции со сто­ро­ны вла­сти. Воз­мож­но, сле­ду­ю­щий шаг — орга­ни­за­ция митин­га по закры­тию поли­го­нов и запре­ту на геп­тил в Казах­стане. XIX век был тяже­лым для нас, в ХХ веке мы еле выжи­ли, а XXI век может стать послед­ним для казахов.

Мы все долж­ны это осо­знать и не допу­стить этого.

Бесе­до­ва­ла Нази­ра ДАРИМБЕТ.

Источ­ник: Газе­та «Ассан­ди-Таймс» от 23 авгу­ста 2013 года

Читать ори­ги­нал статьи:

«Если у Али­е­ва есть про­слуш­ки – пусть предъявит!»

архивные статьи по теме

Мустафа Джемилев не встретился с елбасы

Австрийский адвокат рассказала подробности ареста Рахата Алиева

Война Аблязова — его личное дело?