-20 C
Астана
8 декабря, 2022
Image default

Елбасы не тухнет

Глав­но­му дру­гу Рос­сии Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву 80 лет. Его карье­ра — при­мер обну­ле­ния, кото­рое закан­чи­ва­ет­ся боль­шим поли­ти­че­ским кризисом

Казах­стан­ские вла­сти не любят, когда в отно­ше­нии стра­ны (а они себя пол­но­стью оли­це­тво­ря­ют с рес­пуб­ли­кой) хоть кто-нибудь пыта­ет­ся шутить. 2 июля на сай­те шуточ­ных и нена­сто­я­щих ново­стей «Пано­ра­ма» вышла замет­ка о том, что из кро­ви пер­во­го пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, успеш­но пере­нес­ше­го коро­на­ви­рус, будут гото­вить вак­ци­ну для лече­ния COVID-19. Обще­ство посме­я­лось, а вла­сти мень­ше чем через сут­ки забло­ки­ро­ва­ли «Пано­ра­му» на тер­ри­то­рии Казахстана.

Несмот­ря на отно­си­тель­но рафи­ни­ро­ван­ный юмор, эта шут­ка даже хлест­че, чем фильм «Борат», из-за кото­ро­го был скан­дал в 2006‑м: тут посяг­ну­ли не про­сто на стра­ну, а на ее отца-основателя.

Шут­ка «Пано­ра­мы» ото­зва­лась таким зудом во власт­ной руке с бло­ки­ра­то­ром сай­тов еще и пото­му, что она появи­лась нака­нуне юби­лея Елба­сы. 6 июля Назар­ба­е­ву испол­ня­ет­ся 80 лет, и к это­му момен­ту обще­ствен­ное мне­ние мак­си­маль­но настра­и­ва­ет­ся на то, что нику­да, мол, Лидер нации не дел­ся, он стал еще бод­рее, и весь мир жела­ет ему здо­ро­вья, а Вла­ди­мир Путин вооб­ще поздра­вил с днем рож­де­ния за три дня до само­го юби­лея. Прав­да, эпи­де­мия коро­на­ви­ру­са очень силь­но сма­за­ла все празд­нич­ное настро­е­ние: в стране безум­ный рост забо­ле­ва­е­мо­сти (боль­ше полу­то­ра тысяч в сут­ки плюс сопо­ста­ви­мое чис­ло пневмоний),

А ста­ти­сти­ку смерт­но­сти из еже­днев­ной сде­ла­ли еже­не­дель­ной — види­мо, что­бы лиш­ний раз не нер­ви­ро­вать народ.

Несмот­ря на это, до анон­си­ро­ван­но­го на 5 июля ново­го каран­ти­на в горо­дах широ­ко гото­ви­лись к тор­же­ствен­но­му собы­тию, репе­ти­руя мас­штаб­ные улич­ные кон­цер­ты. После еще одной мрач­ной непуб­лич­ной шут­ки о том, что это похо­же на Древ­ний Еги­пет, когда фара­он забе­рет с собой в пира­ми­ду всех слуг, кон­цер­ты пере­ве­ли в режим онлайн.

Из подар­ков огра­ни­чи­лись пока очень стран­ным на вид памят­ни­ком (там Назар­ба­ев похож на Вла­ди­ми­ра Меньшова).

Назы­вать в честь елба­сы еще что-то уже слож­но — мест почти не оста­лось. Вер­ши­на кре­а­ти­ва была достиг­ну­та во вре­мя дру­го­го празд­ни­ка Назар­ба­е­ва — Дня пер­во­го пре­зи­ден­та — в декаб­ре 2015 года:

тогда рабо­чие алю­ми­ни­е­во­го заво­да выло­жи­ли 15-мет­ро­вое сло­во «Елба­сы» из тяже­лых чушек.

Фото: erg.kz

Сей­час это все выгля­дит комич­но, а еще 5–7 лет назад пози­ции Назар­ба­е­ва внут­ри стра­ны были таки­ми, что пуб­лич­но оце­ни­вать уро­вень «подар­ков» (напри­мер, пре­мия Муз-ТВ, вру­чен­ная Назар­ба­е­ву орга­ни­за­то­ра­ми) не реко­мен­до­ва­лось. Тако­го эффек­та елба­сы смог добить­ся, удач­но замик­со­вав в свою поли­ти­че­скую кар­ти­ну два обра­за — про­грес­сив­но­го лиде­ра, уме­ю­ще­го соби­рать коман­ду, и авто­кра­та, заду­шив­ше­го все свободы.

Костюм демо­кра­та Назар­ба­ев при­ме­рил на себя в нача­ле 90‑х, когда в 93‑м году при­нял (пусть и нехо­тя) первую Кон­сти­ту­цию Казах­ста­на — в ней рес­пуб­ли­ка еще не была «пре­зи­дент­ской». Спу­стя год он, прав­да, рас­пу­стил Вер­хов­ный совет и при­нял новую Кон­сти­ту­цию, кото­рая рез­ко уве­ли­чи­ла его пол­но­мо­чия. Тем не менее во внут­рен­ней поли­ти­ке до поры до вре­ме­ни Назар­ба­ев оста­вал­ся лояль­ным к дру­гим мнениям.

Когда в 97‑м году в про­грам­ме «Час Пик» на рос­сий­ском теле­ви­де­нии появил­ся тогдаш­ний пре­мьер-министр Казах­ста­на Аке­жан Каже­гель­дин, все ахну­ли, насколь­ко про­грес­сив­ным может выгля­деть круп­ное долж­ност­ное лицо при пре­зи­ден­те, став­шем им еще в совет­ское время.

Даль­ше нача­лось плав­ное спол­за­ние в авто­ри­та­ризм. Сна­ча­ла Назар­ба­ев лишил абсо­лют­но все кана­лы их теле­ви­зи­он­ных частот и на тен­де­ре пере­рас­пре­де­лил сре­ди сво­их сто­рон­ни­ков. Через несколь­ко лет он начал посте­пен­но закры­вать или пере­ку­пать все оппо­зи­ци­он­ные газе­ты (этот про­цесс рас­тя­нул­ся на пер­вое деся­ти­ле­тие XXI века). Парал­лель­но «про­грес­сив­ный пре­мьер» Каже­гель­дин полу­чил тюрем­ный срок, но вовре­мя успел уехать. Глав­ные кон­тро­ли­ру­ю­щие посты в нало­го­вых орга­нах занял зять Назар­ба­е­ва Рахат Али­ев, и биз­не­сме­ны вспо­ми­на­ют то вре­мя с содроганием:

Али­ев вел себя как оприч­ник, поль­зу­ясь бли­зо­стью к семье, и откро­вен­но «отжи­мал» любой попа­да­ю­щий­ся под руку бизнес.

На этом фоне власть Назар­ба­е­ва еще не была устой­чи­вой, и в 1999 году он мог про­иг­рать досроч­ные выбо­ры, если бы, конеч­но, не мас­штаб­ные фаль­си­фи­ка­ции, о кото­рых откры­то гово­ри­ли сопер­ни­ки Назар­ба­е­ва — в первую оче­редь Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия (в отмест­ку Назар­ба­ев через несколь­ко лет с помо­щью под­став­ных людей в КПК раз­гро­мит ее, рас­ко­лов на два движения).

Пони­мая, что его авто­ри­тет теря­ет­ся — а в 1999 году про­изо­шла еще и деваль­ва­ция тен­ге, — Назар­ба­ев поспе­шил в 2000 году «обну­лить­ся». Сде­лал он это, не спра­ши­вая мне­ния наро­да, — что не стиль ази­ат­ских режи­мов. Про­сто уль­тра­ло­яль­ный пред­се­да­тель Коми­те­та по зако­но­да­тель­ству и судеб­но-пра­во­вой рефор­ме мажи­ли­са пар­ла­мен­та Казах­ста­на (кто сей­час вспом­нит ее фами­лию?!) обра­ти­лась в Кон­сти­ту­ци­он­ный совет, и тот решил, что, раз Назар­ба­ев встал во гла­ве стра­ны еще в совет­ское вре­мя, то его тогдаш­ний срок — он вро­де как не считается.

Так что сей­час у него толь­ко пер­вый срок, а не второй.

Поз­же, что­бы не раз­во­дить голов­ную боль, Назар­ба­ев про­сто впи­сал в Кон­сти­ту­цию, что пер­вый пре­зи­дент может изби­рать­ся столь­ко, сколь­ко захо­чет. К это­му момен­ту Назар­ба­ев уже полу­чил свой титул елба­сы — вве­дя его в ту же Кон­сти­ту­цию (и после это­го рос­си­яне еще будут жало­вать­ся на поправ­ки?) через руч­ных депу­та­тов, заод­но вме­сте с нор­мой об уго­лов­ном пре­сле­до­ва­нии за любое пося­га­тель­ство на жизнь, иму­ще­ство или репу­та­цию себя и сво­ей семьи.


Назар­ба­ев и Путин в 2007 году. Фото: Вла­ди­мир Роди­о­нов / ИТАР-ТАСС

Было это в 2007 году, и к это­му момен­ту власть Назар­ба­е­ва в стране была уже абсо­лют­ной. При­мер­но тогда же нача­ли про­яв­лять­ся пер­вые при­зна­ки куль­та лич­но­сти: то шко­лу назо­вут в честь пре­зи­ден­та, то уни­вер­си­тет. Потом — аэро­порт, потом — сто­ли­цу, а еще в честь мате­ри Назар­ба­е­ва назва­ли посе­лок в Жам­был­ской обла­сти. И мало кто смел воз­ра­жать, пото­му что поли­ти­че­ских оппо­нен­тов елба­сы «зачи­стил», отпра­вив в эми­гра­цию или поса­див в тюрьмы.

По-насто­я­ще­му режим тря­ха­ну­ло три­жды. Сна­ча­ла в 2006 году, когда в Казах­стане был убит глав­ный поли­ти­че­ский оппо­нент Алтын­бек Сар­сен­ба­ев — сле­ды убий­ства при­ве­ли в Коми­тет наци­о­наль­ной без­опас­но­сти, но тогда несколь­ко людей полу­чи­ли боль­шие сро­ки, и нака­за­ние было пуб­лич­ным: Акор­да (казах­стан­ский Кремль.Ред. ) таким обра­зом мак­си­маль­но дистан­ци­ро­ва­лась от любых наме­ков на связь с убий­ством. В 2007 году гря­нул скан­дал с зятем Раха­том Али­е­вым, кото­ро­го обви­ни­ли в жесто­ком убий­стве двух топ-мене­дже­ров Нурбанка.

Почти сра­зу зять «уво­лил­ся две неде­ли назад» (то есть пере­стал быть зятем), а до кучи его обви­ни­ли еще и в попыт­ке госу­дар­ствен­но­го переворота.

Таким обра­зом режим пере­вел себя в поло­же­ние жертвы.

Тре­тий удар про­изо­шел в 2011 году, когда неф­тя­ни­ки Жана­о­зе­на, дол­гие меся­цы сто­яв­шие в про­те­стах, были рас­стре­ля­ны поли­цей­ски­ми (офи­ци­аль­но погиб­ло 17 чело­век, неофи­ци­аль­но — не менее сот­ни ). При­каз отда­вал гла­ва МВД Кал­му­хан­бет Касы­мов, но вино­ва­тым обще­ство назва­ло Назар­ба­е­ва: это ведь его зять — дру­гой — вла­де­ет той ком­па­ни­ей, кото­рая дол­го не пла­ти­ла поло­жен­ные деньги.


Жана­о­зен, 2011 г. Фото: РИА Новости

Жана­о­зен Назар­ба­е­ву уже не про­сти­ли, и, чув­ствуя это, Акор­да нача­ла мак­си­маль­но силь­но закру­чи­вать гай­ки. Окон­ча­тель­но были уни­что­же­ны оппо­зи­ци­он­ные пар­тии (вме­сто них оста­лись лишь блед­ные тени), уве­ли­чи­лось коли­че­ство поли­ти­че­ских дел, плюс доба­ви­лись рели­ги­оз­ные суды — по вре­ме­ни это сов­па­ло с тер­ро­ри­сти­че­ски­ми ата­ка­ми на горо­да Казах­ста­на в 2011 и 2016 годах.

Посте­пен­но ситу­а­цию уда­лось при­ве­сти к поло­же­нию «ста­биль­но­сти», «мно­го­на­ци­о­наль­но­сти» и «мно­го­век­тор­но­сти», кото­ры­ми так гор­дит­ся Назар­ба­ев. Но это во мно­гом была уже иллю­зор­ная кар­тин­ка: в стране уве­ли­чи­лось коли­че­ство меж­на­ци­о­наль­ных кон­флик­тов (офи­ци­аль­но это все­гда были про­сто раз­бор­ки «на кри­ми­наль­но-быто­вой поч­ве»), рез­ко уве­ли­чи­лась сино­фо­бия, а ста­биль­ность все вре­мя едва выдер­жи­ва­ла оче­ред­ные деваль­ва­ции (с 2014 года дол­лар подо­ро­жал со 150 до 420 тенге).

Это, впро­чем, не поме­ша­ло Назар­ба­е­ву в 2015 году при­выч­но набрать 97,75% голо­сов на оче­ред­ных вне­оче­ред­ных выбо­рах пре­зи­ден­та. И все было бы с точ­ки зре­ния Назар­ба­е­ва хоро­шо, но отсут­ствие пер­спек­тив в стране, кумов­ство, огром­ная кор­руп­ция и еди­но­вла­стие при­ве­ли к двум раз­но­на­прав­лен­ным век­то­рам. Рез­ко уве­ли­чил­ся поток эми­гра­ции (этот про­цесс оста­но­вить было невоз­мож­но), а те, кто остал­ся, нача­ли гром­ко возмущаться.

В 2016 году по стране про­ка­ти­лись «земель­ные митин­ги» про­тив гипо­те­ти­че­ской сда­чи сель­хоз­зе­мель в арен­ду Китаю на 49 лет. А все­го через два года после это­го в стране начал­ся силь­ней­ший бунт про­тив пре­зи­дент­ской пар­тии и само­го Назар­ба­е­ва, когда на фоне обед­не­ния насе­ле­ния в бытов­ке в Астане сго­ре­ло пять малень­ких девочек:

их роди­те­ли были вынуж­де­ны уйти из дома ночью на рабо­ту, оста­вив детей при вклю­чен­ной печке.

По стране про­ка­ти­лась огром­ная вол­на недо­воль­ства, и в мар­те 2019 года Назар­ба­ев пред­по­чел уйти со сво­е­го поста в пря­мом эфи­ре. Оче­вид­но, он решил, что будет и даль­ше дер­жать власть в сво­их руках, одна­ко новый пре­зи­дент Касым-Жомарт Тока­ев, при­шед­ший во вре­мя раз­рас­та­ю­ще­го­ся кри­зи­са, толь­ко внешне рас­сы­пал­ся в реве­ран­сах — пере­име­но­вал сто­ли­цу, напи­сал несколь­ко хва­леб­ных ста­тей (одна из них назы­ва­ет­ся «Три­умф воли» ) и про­воз­гла­сил курс на «пре­ем­ствен­ность».

Касым-Жомарт Тока­ев. Фото: РИА Новости

На деле с нача­лом коро­на­ви­ру­са Тока­ев мгно­вен­но сосре­до­то­чил всю власть в сво­их руках: он ввел режим ЧП, заста­вил пар­ла­мент послуш­но при­нять закон о сосре­до­то­че­нии в сво­их руках вооб­ще всех пол­но­мо­чий в кри­зис­ные момен­ты (то есть посто­ян­но) и изгнал с поста гла­вы Сена­та стар­шую дочь пре­зи­ден­та Дари­гу Назарбаеву.

На фоне того, что Назар­ба­ев мак­си­маль­но само­изо­ли­ро­вал­ся (но все рав­но заболел),

чело­век номер один в стране теперь окон­ча­тель­но другой.

Это, прав­да, совсем не зна­чит, что Назар­ба­ев окон­ча­тель­но сошел с поли­ти­че­ской сце­ны. Даже наобо­рот: его почти 30-лет­ний стиль прав­ле­ния пол­но­стью был под­дер­жан и раз­вит новым пре­зи­ден­том. Это при­ве­ло к еще боль­ше­му кри­зи­су (а так­же к силь­ней­ше­му раз­рас­та­нию эпи­де­мии: в стране пере­бои с лекар­ства­ми, а людей про­сто не берут в боль­ни­цы, посколь­ку они пере­пол­не­ны), но власть дела­ет вид, что вино­ва­ты все, кро­ме нее.

Это очень в духе преды­ду­ще­го режи­ма, так что сам Назар­ба­ев, может, и в тени — но дело его живет.

Мож­но ска­зать, в новый режим про­сто пере­ли­ли ста­рую кровь. Так что забло­ки­ро­ван­ный сайт «Пано­ра­ма» — воз­мож­но, сам того не желая, — попал в какой-то очень чув­стви­тель­ный нерв со сво­ей шуткой.

«Он не людо­ед, по нынеш­ним вре­ме­нам это — редкость»

— Насколь­ко сей­час Назар­ба­ев оста­ет­ся цен­траль­ной фигу­рой в Казах­стане? Уда­лось ли в ито­ге к 6 июля 2020 года ему стать отцом-осно­ва­те­лем стра­ны, эта­ким Ли Куан Ю в Казах­стане, как он хотел?

— Осно­ва­те­лем, без­услов­но, стал. Что же каса­ет­ся того, оста­нет­ся ли он в исто­рии «отцом», — то, боюсь, толь­ко сво­их доче­рей, и в первую оче­редь — стар­шей, Дари­ги. Это, вооб­ще, про­бле­ма «отцов и детей» власт­ных Семей, детям обыч­но ред­ко уда­ет­ся удер­жать­ся на уровне отцов на власт­ном олим­пе. Если они его дости­га­ют, то, как пра­ви­ло, ста­но­вят­ся их блед­ны­ми копи­я­ми или жал­ки­ми эпи­го­на­ми. Хотя чаще, пыта­ясь взо­брать­ся на олимп, ста­но­вят­ся при­чи­ной низ­вер­же­ния сво­их отцов.

На этом подо­рва­лось мно­же­ство лиде­ров в наших пост­со­вет­ских кра­ях — Ака­ев и Баки­ев в Кыр­гыз­стане, на пути к это­му Рах­мон в Таджи­ки­стане, Бер­ды­му­ха­ме­дов в Турк­ме­ни­стане. Не стал и Иль­хам Али­ев в Азер­бай­джане такой же мощ­ной фигу­рой, как его отец Гей­дар Алиев.

Если кому-то Назар­ба­ев кажет­ся ныне цен­траль­ной фигу­рой в Казах­стане, то, пола­гаю, по при­чине инер­ции чело­ве­че­ско­го мышления

— в изряд­ной сте­пе­ни кли­ши­ро­ван­но­го. Вспо­ми­наю Афга­ни­стан на рубе­же 1990–2000 годов, где не раз обна­ру­жи­вал: афган­цы не зна­ли, что Совет­ско­го Сою­за боль­ше нет, это невоз­мож­но им было вооб­ра­зить. Думаю, что в самом Казах­стане «цен­траль­ность» фигу­ры Назар­ба­е­ва уже не кажет­ся оче­вид­ной, как бы ни труд­но это было пред­ста­вить. Осо­бен­но после отбра­сы­ва­ния от вла­сти пре­ем­ни­ком Назар­ба­е­ва его доче­ри Дариги.

— Какое глав­ное дости­же­ние и какую глав­ную ошиб­ку Назар­ба­ев совер­шил за все вре­мя сво­е­го правления?

— В чис­ле глав­ных дости­же­ний елба­сы я бы отме­тил уме­ние выде­лить глав­ное сре­ди сто­я­щих перед стра­ной про­блем и сосре­до­то­чить­ся на их реше­нии, осо­бен­но в пер­вые годы неза­ви­си­мо­сти, в 1990‑е. Имен­но тогда он риск­нул сде­лать став­ку на про­фес­си­о­на­лов и про­сто умных людей, при­вле­кая их в свою коман­ду, неза­ви­си­мо от их лич­ной ему пре­дан­но­сти. Так воз­ник­ло пра­ви­тель­ство во гла­ве с Аке­жа­ном Каже­гель­ди­ным, кото­ро­му уда­лось про­ве­сти ряд важ­ней­ших струк­тур­ных реформ, кото­рые на сего­дня даже в Рос­сии пол­но­стью не осуществлены.

Глав­ная ошиб­ка — утра­та с воз­рас­том рефлек­сии. Для умно­го чело­ве­ка во вла­сти — это вещь трагикомическая.

Готов­ность Назар­ба­е­ва быст­ро, еще при жиз­ни «заброн­зо­веть» в сово­куп­но­сти с про­яв­ле­ни­ем вполне чело­ве­че­ских стра­стей, пло­хо вос­при­ни­ма­е­мых в тра­ди­ци­он­ном обще­стве, ста­ла при­чи­ной мно­гих казу­сов и про­ва­лов, при­вед­ших к дис­кре­ди­та­ции ими­джа само­го елба­сы и его страны.

— Есть ли что-то в поли­ти­че­ской карье­ре Назар­ба­е­ва, что в каче­стве роле­вой моде­ли взял себе на воору­же­ние Вла­ди­мир Путин?

— Не думаю, что Путин что-то в состо­я­нии взять из поли­ти­че­ско­го опы­та Назар­ба­е­ва. Дело в том, что Назар­ба­ев, в отли­чие от Пути­на, гораз­до более реаль­ный поли­тик, что вид­но из его карье­ры: он насто­я­щее «поли­ти­че­ское живот­ное» с чрез­вы­чай­но выра­жен­ным инстинк­том вла­сти. Путин же нико­гда не хотел и не умел рабо­тать в кон­ку­рент­ном поле, что при­хо­ди­лось делать Назар­ба­е­ву, пусть и в харак­тер­ном для Казах­ста­на тра­ди­ци­он­но «ази­ат­ском» стиле.

Назар­ба­ев умел рис­ко­вать. Путин избе­га­ет риска.

Забав­но, но это послед­нее он пока­зал, объ­яс­няя, зачем нуж­но ему обну­ле­ние пре­зи­дент­ских сро­ков: надо убе­дить народ и эли­ту, что он может бал­ло­ти­ро­вать­ся в пре­зи­ден­ты в 2024‑м, дабы избе­жать рис­ка «рыс­ка­ния» в поис­ках пре­ем­ни­ка; Пути­ну неком­форт­но пред­ста­вить себя «хро­мой уткой», что есте­ствен­но в кон­ку­рент­ной поли­ти­че­ской среде.

— Сколь­ко про­жи­вет назар­ба­ев­ская систе­ма после его окон­ча­тель­но­го ухо­да? Кто ее сло­ма­ет — свои сто­рон­ни­ки или оппо­нен­ты? Как это произойдет?

— Назар­ба­ев­скую систе­му сло­мать труд­но, как труд­но видо­из­ме­нить тра­ди­ци­он­ное обще­ство с его кла­на­ми, отя­го­щен­ное высо­ким диф­фе­рен­ци­а­лом в соци­аль­ной и эко­но­ми­ко-гео­гра­фи­че­ской гра­да­ции. Будучи сто­рон­ним наблю­да­те­лем, могу заме­тить, что не так важ­но, кто будет изме­нять эту систе­му, сто­рон­ни­ки или оппо­нен­ты, — зав­тра они могут поме­нять­ся места­ми, пер­вые ста­нут вто­ры­ми и наобо­рот. Глав­ное — что систе­ма при­дет в дви­же­ние. Посмот­ри­те, что про­ис­хо­дит в сосед­нем Узбе­ки­стане. Так что кто зна­ет, не насту­пит ли день, когда про­зву­чит тре­бо­ва­ние сно­ва пере­име­но­вать сто­ли­цу Казахстана.

— Назар­ба­ев — поло­жи­тель­ный или отри­ца­тель­ный пер­со­наж для совре­мен­ной миро­вой истории?

— Нур­сул­тан Назар­ба­ев — поло­жи­тель­ный пер­со­наж в совре­мен­ной исто­рии. Он был сози­да­те­лем. Он не был людо­едом — по нынеш­ним вре­ме­нам это ред­кость. Кро­ме того, он сохра­нил изряд­ное чув­ство юмо­ра. Я готов за это мно­гое про­стить. Про­шу и меня за это простить.

Источ­ник: https://novayagazeta.ru/

архивные статьи по теме

У соседей бузина, у нас – дядька

Eni, Shell и исчезнувший миллиард

Editor

Генпрокуратура вступилась за «своего»