6 C
Астана
25 октября, 2021
Image default

ЕЕ как зеркало авторитаризма

Вся­кий раз, как появ­ля­ет­ся оче­ред­ное интер­вью или ста­тья мое­го «луч­ше­го дру­га» Ерму­ха­ме­та Ерты­с­ба­е­ва, я пыта­юсь заста­вить себя не отве­чать ему ста­тьей. Чаще мне это уда­ет­ся, но ино­гда сры­ва­юсь: цеп­ля­ет так, что не могу усто­ять. Его послед­няя ста­тья в «Казах­стан­ской прав­де» под заго­лов­ком «Демо­кра­тия как фильтр для экс­тре­миз­ма» тоже зацепила. 

 

Автор: Сер­гей ДУВАНОВ

 

Я пони­маю, рабо­та у Ерты­с­ба­е­ва такая — защи­щать Назар­ба­е­ва, а зна­чит напа­дать на его оппо­нен­тов. Но он все­гда отли­чал­ся от дру­гих защит­ни­ков авто­кра­тии тем, что не опус­кал­ся до откро­вен­ной кле­ве­ты. В этот раз, на мой взгляд, он пере­сту­пил некую грань.

Выра­зив свое несо­гла­сие с оцен­кой Human Rights Watch, что реше­ние суда по «делу Коз­ло­ва» — это удар по сво­бо­де выра­же­ния мне­ния, Ерты­с­ба­ев заме­тил, что, дескать, Коз­лов и дру­гие в тече­ние мно­гих лет жест­ко кри­ти­ко­ва­ли пре­зи­ден­та и его курс, но им за это ниче­го не было.

Да, кри­ти­ко­ва­ли, но насчет того, что им это схо­ди­ло с рук, совет­ник явно допу­стил неточ­ность. Уже одно­го того, что «Алгу» так и не заре­ги­стри­ро­ва­ли, доста­точ­но, что­бы ули­чить его в неис­крен­но­сти. Людям, поже­лав­шим иметь свою пар­тию, шесть лет (!) не дают участ­во­вать в леги­тим­ной поли­ти­че­ской борь­бе, а тут нахо­дит­ся умник, кото­рый заяв­ля­ет — нет про­блем. А если вспом­нить о запре­тах митин­гов, аре­стах и раз­лич­ных адми­ни­стра­тив­ных сро­ках нака­за­ния для акти­ви­стов оппо­зи­ции, пре­сле­до­ва­ни­ях СМИ, то впо­ру и вооб­ще засо­мне­вать­ся в сте­пе­ни адек­ват­но­сти сие сказавшего.

Ссыл­ка на ста­тью 20 Кон­сти­ту­ции, гаран­ти­ру­ю­щую сво­бо­ду сло­ва и твор­че­ства, натал­ки­ва­ет на мысль, что г‑н Ерты­с­ба­ев не понял, о чем гово­ри­ли пра­во­за­щит­ни­ки из Human Rights Watch. Пояс­ню: «сво­бо­да выра­же­ния мне­ний» — это не толь­ко сво­бо­да кри­ти­ко­вать власть в газе­тах, но и сво­бо­да выска­зы­вать­ся на митин­гах, а так­же сво­бо­да выра­жать свое отно­ше­ние к заба­стов­кам. Чув­ству­е­те, о чем я?

Необ­хо­ди­мо заме­тить, что когда Ерты­с­ба­ев гово­рит, что в Казах­стане ста­тья 20 Кон­сти­ту­ции реаль­но рабо­та­ет, он гово­рит толь­ко об одной сто­роне прав­ды. Да, дей­стви­тель­но, оппо­зи­ци­он­ные газе­ты могут выхо­дить и рас­про­стра­нять­ся в стране. Да, сего­дня я, как автор, могу писать и пуб­ли­ко­вать в этих газе­тах кри­ти­че­скую инфор­ма­цию. Это факт.

Но у это­го фак­та есть и обо­рот­ная сто­ро­на: моя сво­бо­да серьез­но огра­ни­че­на. Она не рас­про­стра­ня­ет­ся на теле- и радио­эфир, где таким, как я, появ­лять­ся запре­ще­но, хотя теле­ви­де­ние — это основ­ной источ­ник инфор­ма­ции для казах­стан­цев. Это зна­чит, что с уче­том кон­тро­ли­ру­е­мых вла­стью печат­ных СМИ, кото­рые так­же нико­гда не берут моих ста­тей, тех, кто может меня про­чи­тать, от силы 5%. То есть, стро­го гово­ря, у меня есть пра­во реа­ли­зо­вы­вать сво­бо­ду сло­ва толь­ко на 5% ауди­то­рии. На осталь­ные 95% эта сво­бо­да для меня ограничена.

Вот это и есть вто­рая сто­ро­на прав­ды о «казах­стан­ской сво­бо­де сло­ва». И здесь не про­хо­дят сен­тен­ции типа «пиши­те так, что­бы вас захо­те­ли про­чи­тать не толь­ко 5%, но и 25%, и 55% ауди­то­рии». Здесь огра­ни­че­ние непре­одо­ли­мое, обу­слов­лен­ное имен­но запре­том допус­ка оппо­нен­тов режи­ма на теле­ви­де­ние. Дока­за­тель­ство тому — оппо­зи­ци­он­ный теле­ка­нал «К‑плюс», кото­рый как толь­ко появил­ся, тут же стал блокироваться.

Но вер­нем­ся к обви­не­ни­ям Коз­ло­ва. Здесь совсем все гряз­но. Гово­ря об оппо­зи­ции, г‑н Ерты­с­ба­ев заяв­ля­ет: мол, одно дело кри­ти­ко­вать, но дру­гое — «напа­дать на орга­ны госу­дар­ствен­ной вла­сти, сжи­гать зда­ние аки­ма­та, при­зы­вать к мас­со­вым бес­по­ряд­кам, кото­рые в конеч­ном ито­ге при­ве­ли к мно­го­чис­лен­ным жертвам».

В этой фра­зе содер­жит­ся пря­мое утвер­жде­ние, что Коз­лов и дру­гие чле­ны оппо­зи­ции напа­ли на орга­ны вла­сти, сожгли аки­мат и при­зы­ва­ли к мас­со­вым бес­по­ряд­кам. На каком осно­ва­нии это дела­ет совет­ник? Даже в мате­ри­а­лах суда нет тако­го утвер­жде­ния. То есть здесь в обви­ни­тель­ном запа­ле он идет даже даль­ше суда и следствия.

Не напа­да­ли ни Коз­лов, ни его сорат­ни­ки на орга­ны госу­дар­ствен­ной вла­сти! Не под­жи­га­ли они жана­о­зен­ский аки­мат! Не при­зы­ва­ли к бес­по­ряд­кам! Не было это­го. А ведь сло­во не воро­бей, выле­те­ло — и теперь попро­буй поймай!

Кста­ти, кто напа­дал — извест­но. Напа­да­ли неиз­вест­ные люди в чер­ном, о чем, кста­ти, обмол­вил­ся и сам Назар­ба­ев. Но этот факт поче­му-то забы­ли и сле­до­ва­те­ли, и суд. Каза­лось бы, чего про­ще — най­ди пароч­ку таких и пус­кай рас­ска­жут, кто их послал. Но нет, испол­ни­те­ли про­во­ка­ции нико­го не инте­ре­со­ва­ли — суди­ли-то не их, а Козлова.

И насчет при­зы­вов к бес­по­ряд­кам кле­ве­щет г‑н Ерты­с­ба­ев. Имен­но в суде было доку­мен­таль­но под­твер­жде­но, что Коз­лов и его сорат­ни­ки при­зы­ва­ли басту­ю­щих сто­ять до кон­ца в сво­их тре­бо­ва­ни­ях. Раз­ни­цу чув­ству­е­те? Меж­ду тем, что­бы идти и все гро­мить, и тем, что­бы мир­но сто­ять на пло­ща­ди? Если кто еще не понял, пояс­няю: пер­вое пре­сле­ду­ет­ся по зако­ну, вто­рое — преду­смот­ре­но Кон­сти­ту­ци­ей стра­ны. Врать вооб­ще нехо­ро­шо, а совет­ни­ку пре­зи­ден­та это вдвойне непростительно.

Куда более выиг­рыш­но смот­рел­ся бы совет­ник, воз­дер­жись он от пря­мых обви­не­ний Коз­ло­ва в орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков и заве­ди раз­го­вор о том, что под­держ­ка заба­стов­щи­ков со сто­ро­ны оппо­зи­ции ока­за­ла про­во­ци­ру­ю­щее воз­дей­ствие на заба­стов­ку. Мол, если бы не оппо­зи­ция, то про­тест сам собой бы рас­со­сал­ся, а так, почув­ство­вав под­держ­ку со сто­ро­ны «Алги», а через это — и вни­ма­ние евро­пей­ских поли­ти­ков и орга­ни­за­ций, про­тест обрел новую силу. Ну а сила на силу — вот вам и конфликт.

При всей спор­но­сти этой пози­ции в ней есть опре­де­лен­ная логи­ка: мол, 50% вины на оппо­зи­ции, кото­рая влез­ла и усу­гу­би­ла ситу­а­цию. По край­ней мере здесь есть с чем спо­рить. Но сто­я­щий на этой пози­ции не име­ет пра­ва предъ­яв­лять юри­ди­че­ских пре­тен­зий оппо­зи­ции. Пото­му что все ее дей­ствия в части под­держ­ки заба­стов­щи­ков — стро­го в рам­ках пра­во­во­го поля. Ну нет у нас зако­нов, запре­ща­ю­щих оппо­зи­ции под­дер­жи­вать забастовщиков!

Вду­май­тесь вооб­ще в суть про­изо­шед­ше­го — поли­ти­ка нака­за­ли за то, что он под­дер­жал тре­бо­ва­ния заба­стов­щи­ков. Под­дер­жал не ору­жи­ем, не бое­при­па­са­ми, не бое­вы­ми дей­стви­я­ми, а тем, что выра­зил под­держ­ку на сло­вах. Изви­ни­те, но лич­но я из этой ситу­а­ции делаю вывод: поли­ти­че­скую систе­му, пред­по­ла­га­ю­щую такие суды и такие при­го­во­ры, надо сроч­но менять. СРОЧНО!!! Ина­че зав­тра мы все ока­жем­ся за решет­кой. Вся стра­на — за одной боль­шой решеткой.

Как? Это вопрос тех­ни­че­ский. На самом деле глав­ный вопрос в дру­гом: как сде­лать так, что­бы боль­шин­ство граж­дан, читая Ерты­с­ба­е­ва, научи­лись чув­ство­вать ложь офи­ци­аль­ной про­па­ган­ды, что­бы их нача­ло тош­нить от циниз­ма и бес­со­вест­но­сти поступ­ков нынеш­ней вла­сти, от ее бес­кон­троль­но­сти и без­на­ка­зан­но­сти? Вот глав­ный вопрос теку­ще­го момента.

Ответ на него такой — нуж­но, что­бы люди как мож­но чаще чита­ли Ерты­с­ба­е­ва и ему подоб­ных защит­ни­ков режи­ма. Чем боль­ше, тем быст­рее появит­ся тош­но­та. С нее все и нач­нет­ся. Так что Ерты­с­ба­ев в каче­стве эта­ко­го зер­ка­ла казах­стан­ско­го авто­ри­та­риз­ма очень даже пригодится.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №39 (261) от 19 октяб­ря 2012 года

See more here:
ЕЕ как зер­ка­ло авторитаризма

архивные статьи по теме

Кого обеспокоила «социальная рознь»?

«Они на нас давят, уничтожают морально»

Израиль Шейнкмана не бросил